Заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ)

Рост терроризма в нашей стране породил другое явление, на психологическом уровне тесно переплетенное с терроризмом, вызывающее страх у множества людей, дестабилизирующее обстановку и наносящее материальный вред, связанный в первую очередь с принятием мер предупреждения вредных последствий (остановка предприятий, эвакуация людей и т. д.). Это разного рода сообщения о  готовящихся взрывах, поджогах или иных действиях, создающих опасность наступления последствий, указанных в ч. 1 ст. 205 УК РФ. Ложные сообщения о готовящихся террористических актах нарушают нормальный ритм жизни в  населенном пункте, работы предприятий и учреждений, создавая экстремальную ситуацию, отвлекая нередко значительные силы, прежде всего правоохранительных органов, на проверку сообщения и принятие мер предупредительного характера для спасения людей. В обществе распространяется паника, рождаются ложные слухи, часто причиняется значительный материальный ущерб. Ложное сообщение об акте терроризма травмирует людей, вызывает страх в той же степени, как и правдивое, что и роднит его с терроризмом. По подсчетам МЧС России, проверка одного ложного сообщения о минировании транспортных узлов обходится в среднем 250 тысяч рублей.

Актуальность данной проблемы определяется распространенностью указанного преступления, что наиболее полно проявляется при анализе  статистических данных. Характерно, что лжетерроризм – болезнь мегаполисов. В Санкт-Петербурге в целом регистрируется в пределах 5 %–10 % от общего по России количества преступлений, предусмотренных ст. 207 УК РФ[1]. В 2003 году в органы внутренних дел поступило 7788 ложных сообщений (рост составил 20 %). Особую тревогу вызывает тот факт, что свыше 25 % телефонных террористов являются несовершеннолетними (этот вид преступной деятельности иногда называют «школьным терроризмом» – Г. В. Штадлер). Это вынудило Министерство образования РФ направить письмо № 08-М от 17.02.1995 г. с указанием о проведении во всех учебных заведениях системы Министерства образования России собрания родителей и учащихся, на которых предписывалось ознакомить присутствующих с действующим законодательством, предусматривающим ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

Для наличия состава «заведомо ложное сообщение об акте терроризма» необходимо, чтобы сообщение об акте терроризма не соответствовало фактическим обстоятельствам и виновный осознавал именно ложность сообщаемой им информации. Кроме того, ложное сообщение о готовящемся акте терроризма должно содержать информацию именно о том, что будет произведен взрыв, поджог или иное действие, создающее опасность наступления тех последствий, которые предусмотрены ст. 207 УК РФ. Использование законодателем при конструировании данной нормы слова «готовящихся» позволяет говорить, что ложное сообщение должно содержать информацию о том, что террористические действия  произойдут в будущем через определенное время. Поэтому заведомо ложное сообщение о уже совершающемся или даже совершенном акте терроризма, о котором по какой-то причине не стало известно государственной власти, нельзя квалифицировать по данной статье. Подобные действия тоже представляют определенную общественную опасность и должны быть наказуемы хотя бы в административном порядке.

Сообщения, как и анонимные, но реальные угрозы, квалифицируемые по ст. 205 УК РФ, передаются в разные адреса: непосредственно в учреждение, организацию, на предприятие, в правоохранительные органы и органы власти. Они могут быть переданы по телефону, письмом, через посредника. Как показывает практика, чаще всего звонят в милицию из телефона-автомата.Так, например,  07 апреля 2010 года днем от неизвестного мужчины на служебный телефон сотрудника прокуратуры  г. Сибай Республики Башкортостан поступил звонок. Злоумышленник сообщил, что взрывное устройство заложено в квартире заместителя прокурора, где в это время находились его жена и ребенок. Совместно с оперативными службами органов МВД по РБ, МЧС по РБ  немедленно в целях предотвращения опасности гибели людей, в рамках проведения оперативно-спасательной операции было эвакуировано свыше 50 жильцов дома, в котором якобы мог произойти взрыв. В ходе осмотра места происшествия специалистами взрывное устройство обнаружено не было. По «горячим следам» удалось установить личность звонившего – им оказался 51-летний Равиль Гайсин [2].

Для наступления уголовной ответственности по ст. 207 УК РФ обязательно, чтобы названные в этой статье действия были совершены в целях, указанных в ст. 205 УК РФ, т. е. для нарушения общественной безопасности, оказания воздействия на принятие решений органами власти.

Так, например, И. Н. Шафеев сообщил о готовящемся взрыве, создающем опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба при следующих обстоятельствах: 08 мая 2010 года около 16.40 часов И. Н. Шафеев, находясь у себя дома, заведомо зная о недостоверности передаваемой информации, позвонил со своего мобильного телефона на телефон доверия МВД по Республике Башкортостан и сообщил о готовящемся акте терроризма, создающем опасность гибели людей на автовокзале г. Уфа. В связи с этим был нарушен нормальной ритм работы автовокзала. В ходе обследования здания автовокзала взрывное устройство обнаружено не было. Своими умышленными преступными действиями И. Н. Шафеев  вынужденно приостановил нормальную деятельность автовокзала, отвлек силы правоохранительных органов и служб, которые призваны оказывать помощь в экстремальных ситуациях, от исполнения служебных обязанностей. Оценив доказательства в совокупности, суд квалифицировал действия И. Н. Шафеева по ст. 207 УК РФ как заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, создающем опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба[3].

К заведомо ложному сообщению об акте терроризма примыкает и угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ). В последнем случае угроза носит реальный характер, тогда как при заведомо ложном сообщении об акте терроризма виновный не намеревается привести угрозу в исполнение. Более того, если за выражением угрозы убийством или причинением вреда здоровью следуют какие-то действия по ее реализации, например, виновный берет в руки нож, палку, камень, веревку, то налицо уже другое преступление –  приготовление к убийству или причинению тяжкого вреда здоровью, а в некоторых случаях –  и покушение на их совершение[4]. Ложное же сообщение об акте терроризма полностью исключает приведение угрозы в исполнение.

Различаются указанные преступления еще и тем, что ложное сообщение об акте терроризма совершается анонимно, а угроза убийством –  открытое преступление. Первое направлено на запугивание больших масс людей, второе –  конкретного человека. Различны и мотивы: при заведомо ложном сообщении об акте тер­роризма мотивом являются хулиганские побуждения; при угрозе убийством –  личные: месть, ревность, за­висть и  т. п.

Состав рассматриваемого преступления является формальным и считается оконченным с момента передачи заведомо ложной информации адресату. При этом не имеет значения, предпринял ли адресат какие-либо действия по эвакуации людей, проверке данного сообщения или нет. В случае, когда виновный передает сообщения  через посредников, а последние информируют адресата еще и о ложности  сообщения, то действия виновного следует квалифицировать как покушение на преступление.

Поскольку особенностью субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, является то, что сообщение об акте терроризма является заведомо ложным, то оно, соответственно, может   совершаться только с прямым умыслом. Лицо сознает, что сообщает  ложные сведения об акте терроризма и желает этого. Поэтому по данной статье нельзя квалифицировать действия лиц, которые добросовестно заблуждаются относительно правдивости сообщения, но  в силу различных причин желающих сохранить анонимность сообщения. Например, лицо было обмануто приятелем в том, что последний заложил бомбу в автобус, поезд или самолет, следующий по такому-то маршруту. Будучи уверенным, что эта информация правдивая или, даже допуская такую возможность, лицо передает сообщение правоохранительным органам, желая спасти людей или свести к минимуму возможный вред, не выдавая себя.

Чаще всего рассматриваемое преступление совершается из хулиганских побуждений. В судебной практике хулиганскими побуждениями принято считать внутреннюю потребность, не вызванную внешними обстоятельствами, причинить зло, напакостить, вызвать у людей страх, тревогу, возмущение и т. д. Хулиганские действия, образующие состав ст. 207 УК РФ, совершаются обычно без внешнего повода. Вместе с тем, хулиганский мотив присутствует в тех случаях, когда по ничтожному поводу, например, чтобы прервать учебный процесс, уклониться от работы, навредить руководству, виновные прибегают к заведомо ложному сообщению об акте терроризма.

[1] Стуканов А. П. Борьба с преступлениями террористической направленности // Законность. – 2001. –  № 6. –  С. 4; См. также: Кочин А. А., Харламов В. С. Облик лжетеррориста // Криминология: Вчера, сегодня, завтра. Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. – СПб., 2003. – № 3.

[2] http://www.surb.ru/news/437/.

[3] Орджоникидзевский районный суд г. Уфа Республики Башкортостан. Дело № 1-457-2010 г. // Интернет-портал ГАС «Правосудие» www.sudrf.ru.

[4] Кудаев А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма // Государство и право. – 1998.  –  № 10.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!