Зарубежная литература в школе - Часть 2

ГЛАВА 1. ПРЕПОДАВАНИЕ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ШКОЛЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

1.1. Изучение «классики» зарубежной литературы в школе

Русская литература включается в европейский литературный процесс примерно с середины XVIII в., а уже в XIX в. невозможно представить русскую и европейскую литературы изолированными друг от друга. Стоит отметить, что и сами русские классики это хорошо понимали.
В одном из недавно опубликованных писем К. И. Чуковского В. А. Каверину есть важное наблюдение: «Не забудем, что Достоевский великолепно знал два иностранных языка, Тургенев - три, Герцен - четыре, Толстой - пять, и все литературы на этих языках они проштудировали в подлинниках». И не без основания К. И. Чуковский делает отсюда вывод: «Все они потому и великие писатели, что были приобщены ко всемирной культуре» (14, с. 7).
О творческих контактах русских писателей с западными, о суждениях русских классиков по проблемам мировой литературы, о переводах с разных языков современные учителя, конечно, хорошо знают, но чаще всего не считают нужным упоминать, опять-таки потому, что это им кажется второстепенным.
В связи с вышесказанным следует подчеркнуть некоторые особенности изучения творчества зарубежных писателей в школе.
При скупом отборе имен очень важно концентрированно, насыщенно использовать отведенное программой время и рассматривать в первую очередь такие вопросы, которые не могут быть поставлены на материале только русской литературы. Ведь задача состоит не в том, чтобы школьники получили лишнюю информацию, запомнили ещё пять имен и узнали содержание еще пяти произведений.
Эти имена призваны помочь приобщить учащихся к мировому историко-литературному процессу, заставить почувствовать какие-то широкие закономерности, так, чтобы все узнанное на уроках о русской литературе вписывалось в этот процесс. Изучение зарубежных авторов должно быть поставлено так, чтобы каждому - и учителю и ученику - становилось очевидно, что без этих пяти имен будет обедненное представление школьников о литературе вообще. В итоге этих уроков будет усвоено новое понятие «мировая литература» (14, с. 8), частью которой является русская. Ведь чтобы почувствовать самобытность русской литературы, совершенно недостаточно много раз повторять слова о ее самобытности и своеобразии. Надо еще зримо ощутить, что могут быть не просто другие писатели, пишущие по-иному (что каждому более или менее ясно), а другие литературы, другие художественные критерии и концепции.
Поэтому сама структура урока по творчеству западного писателя должна принципиально отличаться от привычной схемы урока по русской литературе. Урок следует нацеливать на решение той главной задачи, которая сформулирована выше, - приобщение к понятию о мировой литературе.
Поскольку во всех пяти случаях перед нами писатели мирового масштаба и каждый из них представляет целую эпоху в художественном развитии Европы, то урок начинается с характеристики этой эпохи. Да и учитель не имеет времени, чтобы подробно излагать ход исторических событий в каждой стране. Конечно, творчество каждого художника слова вырастает на национальной почве. Но если речь идет о Шекспире, что важнее: детали елизаветинского периода (существовал раньше даже такой термин «елизаветинская драма») или общие черты эпохи Возрождения (в Европе), гениальным представителем которой был автор «Гамлета»? (14, с. 9)
И если нужно показать, что Шекспир не был одинок в свое время, то нет нужды называть имена Сиднея, Спенсера, Нэша, даже Марло - неизмеримо важнее подчеркнуть, что Шекспир был современником Сервантеса, Лопе де Веги, что он из той же плеяды «титанов», к которой (несколько раньше) принадлежали Рафаэль и Леонардо да Винчи. Из реалий английской истории берутся только такие, которые работают на эту общую концепцию эпохи Возрождения.
Кроме того, очень важно при этом подчеркнуть художественный облик эпохи, своеобразие и неповторимость ее искусства. Пусть школьники хорошо разберутся в сложном мире «Гамлета», но задача этих уроков не в том, чтобы они узнали именно это произведение, а в том, чтобы через него постигли, что было такое великое явление в истории мировой культуры, как Возрождение.
Обращение к одному из художественных памятников Возрождения позволяет поставить вопрос, об одном из ранних этапов реализма в мировой литературе. Ведь структура школьного литературного курса такова, что учащиеся получают более или менее полное представление о критическом и социалистическом реализме и никакого - о предшествующих этапах, ренессансном и просветительском (12).
Обращение к Шекспиру и Гете позволит заполнить этот пробел в литературном образовании школьников. Учащиеся получат возможность убедиться в том, что реализм отнюдь не начинается в XIX в. (как это утверждается еще на страницах некоторых учебных пособий), что существовали и более ранние его разновидности, весьма самобытные и имеющие самостоятельное значение.
Существенно важно при этом донести до сознания учащихся, что это был особый тип реализма, во многом непохожий на реализм XIX в. и что (в отличие от развития техники) последующие достижения в искусстве отнюдь не отменяют предшествующих.
«Малооправданным, - писал М. Б. Храпченко, - представляется стремление некоторых исследователей оценивать более ранние этапы реалистического искусства лишь как преддверие, подготовку к последующим периодам его роста, как нечто низшее в сравнении с тем, что возникает позже... В этом случае Сервантес, например, окажется ниже Филдинга и Теккерея, а Гете - художником менее значительным, чем Флобер или Золя».
На правильно построенных уроках по зарубежной литературе школьник сможет получить достаточно яркое представление об этапах развития реализма и других направлений в мировой литературе.
На примере Байрона можно убедительно раскрыть величие романтизма. До конца своего творчества Байрон оставался поэтом-романтиком - отдельные реалистические элементы в последних его произведениях (например, в «Дон Жуане») не означали его перехода к реализму. Европейская слава Байрона связана с романтизмом как искусством бурного протеста во имя свободы. Поэтому его герои волновали, будили мысль, не оставляя равнодушными ни поборников, ни противников освобождения человека и человечества. Значение поэзии Байрона подтверждало необычайную эмоциональную силу романтических образов, которые создавались великим талантом.
Байрон - не просто представитель английского романтизма - он воплощает весь «романтизм как таковой, в полном своем и развернутом виде», по выражению Н. Я. Берковского. Вот почему включение Байрона в школьную программу не только дает возможность приобщить учащихся к творчеству одного из великих поэтов Запада, но и многое дает для уяснения особенностей самого романтического метода.
Наряду с расширением представлений о художественном методе, программные произведения иностранных авторов позволяют углубить знания учащихся и о жанре.
Это касается прежде всего драматургии. В программе по русской литературе трагедия как жанр представлена «Борисом Годуновым» Пушкина, но это произведение текстуально не изучается, «Гроза» Островского не является в полной мере трагедией. Именно раздел зарубежной литературы предлагает жанр трагедии в ее наиболее классической форме («Гамлет»). Другой тип - просветительской трагедии - Гете дает в «Фаусте». Комедия в программе по русской литературе представлена многими и разными образцами. И все же «Мещанин во дворянстве» - иной тип комедии, возникшей именно на почве французского классицизма (14, с. 11).
Произведения зарубежной литературы, и прежде всего «Фауст», позволяют полнее раскрыть понятие условности в искусстве. Школьники, больше всего уделявшие внимание произведениям реалистическим, привыкли высоко оценивать убедительность мотивировки (например, социальными условиями, психологическими ситуациями и т. д.), обычно имели дело с последовательным изображением хода событий, а значит, с более или менее точным изображением хода времени и соотношением исторического времени с событиями в жизни героя. В «Фаусте» они встретятся с условным временем и условным местом действия; иными будут здесь и мотивировки (в сравнении с мотивировками в литературе XIX в.), в известной мере условны здесь характеры и обстоятельства.
Понятие о «вечных образах» также почти невозможно раскрыть на материале  русской  литературы.  Во  всяком   случае  в русской литературе это не будут главные для писателя  произведения   («Каменный   гость»   Пушкина,   «Гамлет   Щигровского уезда» Тургенева). Зарубежный раздел программы ведет нас к истокам «вечных образов» - Гамлету, Фаусту, а если вспомнить пройденное в VI классе, то и к Дон Кихоту.
Таким образом, немногие часы, отведенные на изучение иностранных классиков и современных зарубежных писателей, предоставляют большие возможности для расширения теоретического кругозора школьников, помогают поднять уровень осмысления литературы как искусства и, несомненно, создадут основу для более глубокого понимания родной литературы, которая является составной частью мирового литературного процесса.
1.2. Современная зарубежная литература в школьном изучении

Учителя хорошо знают о живом интересе многих учащихся старших классов к современной зарубежной литературе. Большим спросом пользуются новинки; отдельные школьники читают журнал «Иностранная литература». В школьных кружках нередко обсуждаются романы, публикуемые в этом журнале. Особый интерес вызывают те произведения, где затрагиваются судьбы молодежи. Поэтому учитель должен быть подготовлен к разговору, в который неизбежно вовлекут его учащиеся и темой которого будут явления современной зарубежной литературы.
Отсюда явствует, что вопрос отнюдь не сводится к тому, как использовать три часа, отведенные программой. Очевидно, что для учителя элементарное знакомство с процессами, которые происходят в литературах Запада, необходимо, чтобы направлять чтение школьников, формировать их интересы.
Из каких предпосылок надо исходить?
Прежде всего, даже у самых активных и любознательных учеников сведения о современной зарубежной литературе весьма отрывочные и во многом случайные. Многие читали С. Лема, Р.Толкиена, Р.Желязны, К.Саймака, но могли не слышать о Б. Брехте.
Понятие современной литературы следует понимать широко (12).
Речь должна идти не о текущей литературе, не о книгах или журнальных публикациях последних нескольких лет. Слава новинки может оказаться непрочной. Предметом изучения должны стать явления, которые определяют лицо литературы нашей эпохи, если не XX века в целом, то, по крайней мере, последних десятилетий. Хотя уже на протяжении этих десятилетий произошли сложные процессы в литературах всех континентов, можно выделить главные тенденции развития.
Уровень искусства, открыто пропагандирующего потребительские ценности, как правило, не очень высок. Массовая культура создается отнюдь не первоклассными мастерами. Но и выдающиеся мастера искусства могут участвовать в выполнении того или иного социального заказа. Так появляются, например, откровенно слабые фильмы, созданные большими мастерами («Затойчи» (2003) Такеши Китано).
Но во всех странах мира есть высокоталантливые и честные художники, которые отнюдь не склонны прославлять массовые ценности. Они достаточно проницательны, чтобы видеть зло общества потребления, которое навязывают населению, хотя вместе с тем далеки от индивидуализма и не открывают перед читателем ясной общественной перспективы. Чаще всего их относят к направлению, которое начиная с XIX в. имело своей главной целью обличение буржуазного общества, - к критическому реализму. Однако не следует считать это «обличение» отголоском социализма (3, с. 5).
В современной литературе  Запада   реализм   в  XX  в.   изменил   свой облик. Метод Т. Манна и Э. Хемингуэя весьма отличен от метода реалистов XIX в., хотя мы обозначаем их метод тем же термином. Суть этих перемен, конечно, не просто в индивидуальных завоеваниях названных художников. Само собой разумеется, что каждый большой мастер владеет своим неповторимый почерком. Речь идет о тех сдвигах в художественном сознании, которые произошли в XX в. При сравнении русской литературы с литературами Запада бросается в глаза, что традиции XIX в. у нас гораздо устойчивее, чем в зарубежном искусстве. В западных литературах (опять-таки в разных странах неодинаково) разрыв с эстетикой XIX в. заметнее, острее.
В западноевропейской литературе XX в. довольно значительна роль нереалистических течений и методов.  Школьнику, знакомому с творчеством А. Блока, вероятно, известно и о таком художественном направлении, как символизм. На Западе в начале века получили распространение такие направления, как экспрессионизм, сюрреализм и т. д.. Но если в России с утверждением метода социалистического  реализма   нереалистические  течения были физически уничтожены, задавлены (известную роль они еще играли в 20-е гг.), то на Западе и до сих пор их опыт продолжает оказывать свое воздействие на развитие самого реализма - в XX в. многие крупные художники стремятся к синтезу самых разных художественных открытий.
Необычайно богат, и многообразен художественный  опыт  западноевропейской  и   американской реалистической прозы XX в., представленной именами Хемингуэя, Фолкнера, Т. Манна и Г. Манна, Чапека, Фейхтвангера и другими.
Научный и педагогический подход к изучению многогранной литературы разных стран мира должен йрбявиться в том что она будет подана учащимся как пример творчества, не имеющего полных аналогий в русской литературе.
При самом небольшом количестве информации это поможет учащимся приобщиться к художественному миру других народов, понять, что художественное сознание не стандартно, что существуют разные пути эстетического освоения действительности. С другой стороны, учащиеся должны почувствовать и общие черты всех замечательных произведений мировой литературы: гуманистическую направленность, образность, стремление охватить проблемы своего времени.
Практика показывает, что не следует превращать уроки в беглый обзор всего программного материала. Достаточно отобрать две-три книги, характеризующие западную литературу XX в. Но даже на этих выбранных примерах могут быть расширены знания и теоретический кругозор школьников путем постановки некоторых существенных вопросов не только истории, но и теории литературы.
Уроки могут быть посвящены конкретному анализу двух из названных программой произведений. Выбор их может быть сделан произвольно, например, Хемингуэя, Р.Толкиена или Сент-Экзюпери.
Рассмотрим основы анализа зарубежного произведения на примере повести Э. Хемингуэя «Старик и море». Повесть Хемингуэя «Старик и море» написанная в 1952 г., она в полной мере отражает как специфику всего творчества ее автора, так и особенности зарубежной литературы XX столетия. Именно эти две линии могут быть прослежены при разборе.
Прежде всего следует подчеркнуть, что тема повести «Старик и море» - характерная для всех произведений зрелого Хемингуэя тема человеческого мужества. Мужество, огромная духовная сила - единственное достояние старого рыбака Сантьяго; у него даже глаза «цветом похожи на море, веселые глаза человека, который не сдается». В тяжелом поединке с гигантской рыбой Сантьяго не теряет самообладания, спокойной воли выстоять вопреки старчески слабеющим мускулам и боли многочисленных ран. Изнемогая от непрестанного нападения акул, он говорит себе: «...человек не для того создан, чтобы терпеть поражения... Человека можно уничтожить, но его нельзя победить». Вопрос личного мужества для героя Хемингуэя - важнейший вопрос всей его жизни. Только в борьбе обретает он самосознание и видит в ней единственную форму осмысленного, достойного существования: «Драться, драться, пока не умру».
Следует также обратить внимание на глубокий психологизм, отличающий творчество Хемингуэя в целом. Несложный сюжет повести лишен внешней занимательности. Как обычно в произведениях этого писателя, напряженность повествования создается изображением душевного состояния человека, глубоких, интенсивных переживаний, сменяющих друг друга размышлений. В своем одиноком плавании старик как будто с особой силой почувствовал всю богатую, многокрасочную жизнь, в чем-то щедрую, а в чем-то враждебную к нему, как и ко всем другим. В изображении Хемингуэя самым значительным и всеобъемлющим представлено человеческое ощущение своего единства со вселенной, со всей живой и неживой природой. Единоборство с необыкновенной рыбой, которым увенчалось мастерство рыбака Сантьяго, связало его с ней как с другом, чье упорство дает ему возможность измерить собственную стойкость. Но еще более волнует его сознание того, что оба они принадлежат к одному миру, в котором каждое явление приобретает смысл лишь через другое. Это вызывает у старика долгие раздумья о противоестественности того разрушения, которое сопутствует борьбе за существование: «Как хорошо, что нам не приходится убивать звезды!» «Я многого не понимаю, - подумал он. - Но как хорошо, что нам не приходится убивать солнце, луну и звезды. Достаточно того, что мы вымогаем пищу у моря и убиваем своих собратьев» (14, с. 12).
Важнейшая черта творчества Хемингуэя - проникновенная гуманность. Мысли простого человека о мироздании, об устройстве бытия отражают и знание жизни, и теплое сочувствие к людям. Показывая своего героя одиноким в его тяжелых буднях, писатель тем не менее не делает его индивидуалистом. В море Сантьяго постоянно вспоминает мальчика Манолина - своего верного и надежного помощника. Суровый закон борьбы за существование разлучает их: день за днем не приносил улова, и родители сказали мальчику, что старик теперь уже явно... «самый что ни на есть невезучий», и велели ходить в море на другой лодке, которая действительно привезла три хорошие рыбы в первую же неделю. Но это не мешает трогательной, настоящей дружбе старика и мальчика. Да и со всеми «хорошими людьми» — тружениками рыбацкого поселка — Сантьяго связывает взаимная симпатия и чувство товарищества.
Утверждение человеколюбия и добра в повести замечательного американского писателя сочетается, однако, с грустной, пессимистической тональностью. Пройдя почти до конца свой жизненный путь, старый рыбак не видит возможности реального человеческого счастья. «Хотел бы я купить себе немножко счастья, если его где-нибудь продают... А на что его купишь? - спросил он себя. - Разве его купишь на потерянный гарпун, сломанный нож и покалеченные руки?» Герою Хемингуэя жизнь дана как будто для того, чтобы ощутить ее очарование, всю подспудную красоту мира, вызывающую в человеке мечты, которые никогда не осуществляются и с годами постепенно умирают.
Настроение пессимизма и грусти, на котором построена повесть «Старик и море», характерно для современной реалистической литературы Запада. Отсутствие четкого положительного идеала лишает их героев оптимистической жизненной перспективы.
Особенностью, отличающей в целом современный критический реализм за рубежом, является еще одна черта повести: абстрактный, социально нейтральный образ человека, который рассматривается лишь по общечеловеческим качествам - вне социальных противоречий.
В традиционном для представителей литературы XX в. плане поставлены проблемы в произведении Хемингуэя. Это проблемы общечеловеческие: вопросы человеческого счастья, молодости и старости.

1.3. Факультативные занятия по изучению зарубежной литературы

Само собой разумеется, что знакомство с творчеством нескольких западноевропейских писателей не решает задачи приобщения школьников к сокровищам мировой литературы. Поэтому очень важно, чтобы эти уроки дополнялись целой серией мероприятий, прежде всего по организации внеклассного чтения. Нельзя допускать, чтобы в оформлении школьного кабинета литературы не было никаких намеков на существование многообразной и богатой литературы других стран мира. Должны занять свое место и списки книг иностранных писателей для внеклассного чтения, и портреты западных писателей.
Полезной формой приобщения к мировой литературе является проведение вечеров, связанных с очередными юбилейными датами. Из большого списка юбилейных дат (на следующий год), публикуемых ежегодно в № 6 журнала «Литература в школе», следует выбрать 2 - 3, которые можно отметить в школе, частью в узком кругу (например, на заседании литературного кружка), а если речь идет о писателе особенно значительном (и входящем в круг внеклассного чтения) - на большом школьном вечере. Важной формой является также организация выставок в школьной библиотеке и выпуск небольших, красочно оформленных плакатов к юбилею писателя с указанием основных дат, несколькими броскими цитатами и с рекомендательным списком литературы.
Самой действенной формой приобщения школьников к богатствам мирового литературного движения являются факультативы. К сожалению, факультативные занятия по мировой литературе редко появляются в школьном расписании. Конечно, для того, чтобы интересно провести факультативный курс по зарубежной литературе, кроме желания ответить на требования учащихся, нужны известные усилия, которые современные школьники не склонны применять (14, с. 136).
Следует отметить, что занятия на факультативе желательно начать с классики мировой литературы – античного эпоса и мифологии. Естественно, что что за 4 или 6 часов трудно передать своеобразие этой далекой от нас эпохи. Целесообразно, однако, сосредоточить внимание не на частном, а на общем, главном, прежде всего на мифологии. Как можно интересно, увлекательно рассказать о мифах! Но еще важнее привлечь внимание не просто к приключениям и необычайным событиям и ситуациям, а к мудрому смыслу мифов об Антее, Прометее, о подвигах Геракла, напомнить о человеческих достоинствах Ахилла или Гектора. И слушатели поймут, что мифы - это не простой досужий вымысел или какие-то наивные сказки, - в них, оказывается, отразилась и реальная история, и высокое представление о назначении человека, нравственные нормы, сложившиеся более 2000 лет тому назад и не утратившие значения до нашего времени.
Многие школьники проявляют большой интерес к истории изобразительного искусства и музыки, в том числе, конечно, и к искусству стран Запада. Такие факультативы также предусмотрены, их могут вести или преподаватели рисования и музыки, или специально приглашенные специалисты, или просто энтузиасты-знатоки. Это, конечно, непросто осуществить.
Поэтому весьма заманчивой представляется идея сочетания курса по истории западноевропейских литератур с элементами истории искусств этих же стран. Такое параллельное рассмотрение памятников литературы и искусства в разные эпохи помогло бы полнее и нагляднее представить этапы художественного развития.
Подготовка и проведение специального курса по литературе и искусству Запада не только расширяет кругозор старшеклассников и существенно помогает формированию их мировоззрения, но обогащает самого учителя. Нетрудно догадаться, как выиграют уроки по русской литературе у такого учителя.

Страниц: 1 2 3 4
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!