Юридическая психология вариант 7 - Часть 2

2. БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЕ МОТИВЫ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: ПСИХОАНАЛИЗ

1. Роль бессознательного в поведении человека

Сознание не является единственным уровнем, на котором представлены психические процессы, свойства и состояния человека, и далеко не все, что воспринимается и управляет поведением человека, актуально осознается им. Кроме сознания, у человека есть и бессознательное. Это – те явления, процессы, свойства и состояния, которые по своему действию на поведение похожи на осознаваемые психические, но актуально человеком не рефлек-сируются, т.е. не осознаются. Их по традиции, связанной с сознательными процессами, также называют психическими.

Бессознательное начало так или иначе представлено практически во всех психических процессах, свойствах и состояниях человека. Есть бессознательные ощущения, к которым относятся ощущения равновесия, проприоцептивные (мышечные) ощущения. Есть неосознаваемые зрительные и слуховые ощущения, которые вызывают непроизвольные рефлексивные реакции в зрительной и слуховой центральных системах.

Неосознаваемые образы восприятия существуют и проявляются в феноменах, связанных с узнаванием ранее виденного, в чувстве знакомоети, которое иногда возникает у человека при восприятии какого-либо объекта, предмета, ситуации.

Бессознательная память – это та память, которая связана с долговременной и генетической памятью. Это та память, которая управляет мышлением, воображением, вниманием, определяя содержание мыслей человека в данный момент времени, его образы, объекты, на которые направлено внимание. Бессознательное мышление особенно отчетливо выступает в процессе решения человеком творческих задач, а бессознательная речь – это внутренняя речь.

Есть и бессознательная мотивация, влияющая на направленность и характер поступков, многое другое, не осознаваемое человеком в психических процессах, свойствах и состояниях. Но главный интерес для психологии представляют так называемые личностные проявления бессознательного, в которых, помимо желания, сознания и воли человека, он проявляется в своих наиболее глубоких чертах. Большой вклад в разработку проблематики личностного бессознательного внес З.Фрейд [4, c. 95].

Бессознательное в личности человека – это те качества, интересы, потребности и т.п., которые человек не осознает у себя, но которые ему присущи и проявляются в разнообразных непроизвольных реакциях, действиях, психических явлениях. Одна из групп таких явлений – ошибочные действия: оговорки, описки, ошибки при написании или слушании слов. В основе второй группы бессознательных явлений лежит непроизвольное забывание имен, обещаний, намерений, предметов, событий и другого, что прямо или косвенно связано для человек» с неприятными переживаниями. Третья группа бессознательных явлений личностного характера относится к разряду представлений и связана с восприятием, памятью и воображением: сновидения, грезы, мечты.

Оговорки представляют собой бессознательно детерминированные артикуляционные речевые действия, связанные с искажением звуковой основы и смысла произносимых слов. Такие искажения, особенно их смысловой характер, неслучайны. З.Фрейд утверждал, что в них проявляются скрытые от сознания личности мотивы, мысли, переживания. Оговорки возникают из столкновения бессознательных намерений человека, других его побуждений с сознательно поставленной целью поведения, которая находится в противоречии со скрытым мотивом. Когда подсознательное побеждает сознательное, то возникает оговорка. Таков психологический механизм, лежащий в основе всех ошибочных действий: они «возникают благодаря взаимодействию, а лучше сказать, противодействию двух различных намерений».

Забывание имен представляет собой другой пример бессознательного. Оно связано с какими-то неприятными чувствами забывающего по отношению к человеку, который носит забытое имя, или к событиям, ассоциируемым с этим именем. Такое забывание обычно происходит против воли говорящего, и данная ситуация характерна для большинства случаев забывания имен.

Особую категорию бессознательного составляют сновидения. Содержание сновидений, по Фрейду, связано с бессознательными желаниями, чувствами, намерениями человека, его неудовлетворенными или не вполне удовлетворенными важными жизненными потребностями.

Явное, осознаваемое содержание сновидения не всегда, за исключением двух случаев, соответствует скрытым, бессознательным намерениям и целям того человека, кому это сновидение принадлежит. Эти два случая – детские сновидения дошкольников и инфантильные сновидения взрослых людей, возникшие под влиянием непосредственно предшествующих сну эмоциогенных событий прошедшего дня.

В своем сюжетно-тематическом содержании сновидения почти всегда связаны с неудовлетворенными желаниями и являются символическим способом устранения нарушающих нормальный сон импульсов, порождаемых этими желаниями. Во сне неудовлетворенные потребности получают галлюцинаторную реализацию. Если соответствующие мотивы поведения неприемлемы для человека, то их явное проявление даже во сне блокируется усвоенными нормами морали, так называемой цензурой. Действие цензуры искажает, запутывает содержание сновидений, делая их алогичными, непонятными и странными. Благодаря бессознательному смещению акцентов, замене и перегруппировке элементов явное содержание сновидения под действием цензуры становится совершенно непохожим на скрытые мысли сновидения. Для их расшифровки требуется специальная интерпретация, называемая психоанализом [5, c. 69].

Сама цензура является бессознательным психическим механизмом и проявляется в пропусках, модификациях, перегруппировке материала памяти, сновидений, представлений. Подсознательные мысли, по Фрейду, превращаются в сновидениях в зрительные образы, так что в них мы имеем дело с примером бессознательного образного мышления.

2. Влияние осознаваемых и неосознаваемых мотивов в формировании преступного поведения

Формирование мотивов как осознанных побуждений будущего преступного поведения является первым этапом (и, одновременно, элементом) всей причинной цепочки, «запускающей» этот механизм.

Мотивы преступлений весьма разнообразны. Но каковы бы ни были перечень и разновидности их классификаций, определяющую роль в формировании мотивов всегда играют потребности и интересы человека (материальные, духовные, сексуальные и др.), а также, в определенной мере, влечения и эмоции. Правда, не всегда и не все из них служат источником криминальной мотивации. К тому же, чтобы превратиться в мотивы преступного поведения, потребности и интересы должны найти преломление через систему ценностей, исповедуемых конкретными лицами, их социально-позитивную или антисоциальную ориентацию, о чем уже шла речь в предыдущих разделах. Строго говоря, именно это «преломление» определяет в дальнейшем характер мотивов и выбор средств – легальных или противоправных – удовлетворения тех или иных потребностей и интересов, преступный или законопослушный характер поведения конкретных лиц.

Нельзя не упомянуть здесь чрезвычайно важную роль конкретной жизненной ситуации как совокупности внешних для субъекта обстоятельств, непосредственно предшествовавших (или сопутствовавших) преступлению, взаимодействовавших с его личностными, в том числе мотивационными, компонентами, и откладывающими отпечаток на выбор преступного или непреступного вариантов поведения. Виды таких ситуаций различаются по самым разнообразным характеристикам. В частности, они могут быть длительными (многолетний конфликт между соседями по коммунальной квартире) и кратковременными (ссора с наркоманами на лестничной клетке); они могут распространяться на большие территории (межнациональный конфликт) или локализовываться в рамках салона трамвая (ссора с дебоширом); они могут выступать в качестве основной причины (кризисная экономическое положение) и всего лишь повода для совершения преступления (отказ дать закурить) и т.д. и т.п. Важно здесь подчеркнуть, что во многих приведенных (и не упомянутых) вариантах ситуации также могут выступать в качестве мотивообразующего фактора или создавать возможность для удовлетворения сформировавшегося мотива.

Следующим, после формирования мотива, звеном механизма умышленного преступного поведения выступает планирование преступления. Оно заключается в мысленном моделировании обстановки предполагаемого преступления: в определении цели деяния и его объекта, места, времени, способа и средств, вероятных последствий и т.д. Все названные компоненты планирования имеют специфическое содержание в зависимости от вида замышляемого преступления. Во многих случаях стадия планирования и принятия решения носит так называемый «свернутый» характер. Субъект не затрудняет себя обдумыванием, взвешиванием вариантов, оценкой возможных последствий, действует спонтанно, импульсивно. При этом стадии мотивации и планирования (принятия решения) практически совпадают. Не может быть планирования преступлений, совершаемых в состоянии аффекта и при неосторожной форме вины.

Последним звеном механизма преступного поведения является фактическое осуществление преступления. Этот этап может существенно отличаться от контуров задуманного по целому ряду причин, в частности, в силу неожиданного изменения обстановки, более интенсивного, чем предполагалось, сопротивления потерпевшего и т.п. Тем не менее, совершение преступления остается ключевым звеном механизма преступного поведения. Именно в нем находят концентрированное выражение и стадия мотивации, и стадия планирования, и все наиболее устойчивые, типичные антисоциальные характеристики личности.

3. Анализ примеров из практической деятельности сотрудников ОВД в рассмотрении бессознательных мотивов преступного поведения

На практике и в некоторых теоретических изысканиях прочно укоренилась традиция объяснять все непонятные действия хулиганскими побуждениями. Между тем глубинные психологические исследования конкретных преступлений говорят о другом. Мотивы ряда преступлений, в частности убийств, нередко лежат в глубине человеческой психики и не осознаются преступником. Это в первую очередь относится к убийствам на сексуальной почве, хотя внешне отдельные преступления могут выглядеть как совершенные из хулиганских побуждений.

В связи с неустановлением мотивов по многим уголовным делам, особенно по делам об умышленных убийствах и нанесении тяжкого вреда здоровью, ни у следователя, ни у прокурора, ни у суда очень часто нет правильного представления о подлинных мотивах совершенного преступления. Нередко не понимают мотивы собственного поведения и насильственные преступники, лишаясь из-за этого возможности самоанализа и самооценки, а следовательно, и самоконтроля своего поведения. Индивидуальное воздействие в результате бывает направлено на те их личностные факторы, которые не играли никакой роли в преступлении или имели второстепенное значение. Чаще всего обвиняемым и осужденным указывают на вредные последствия пьянства, что им и без того известно.

Утверждение, что мотивы некоторых преступлений могут быть скрыты от сознания субъекта, вовсе не означает, что лица, совершившие преступления по неосознаваемым для них самих мотивам, не подлежат уголовной ответственности. Совершая убийство, например, индивид может не осознавать собственных глубинных побуждений, но всегда осознает, что его действия являются преступными. Таким образом, незнание мотивов собственного поведения не освобождает от уголовной ответственности. Человек несет уголовную ответственность за то, что он преступил уголовный запрет. Если он в силу расстройств психики не понимал этого, его следует признать невменяемым.

Можно выделить следующие группы бессознательных мотивов преступного поведения:

Мотивы защиты от реальных и мнимых опасностей. У многих людей возникает подспудное желание защититься как от вполне реальных опасностей, угрожающих жизни или здоровью (сюда можно отнести, например, угрозу ограбления), так и от менее осязаемых опасностей, угрожающих семейному благополучию или жизненному статусу. У некоторых индивидов чувство этой угрожающей со всех сторон опасности приобретает всеобъемлющий характер. Пытаясь защититься от этого тягостного ощущения, субъект способен совершить не только корыстные, но и агрессивные преступления, поскольку нападение большинству людей представляется лучшим способом защиты.

Мотивы утверждения и самоутверждения. Желание утвердиться в глазах ближайшего окружения, а то и всего мира, нередко играет руководящую, главенствующую роль в канве мотивов. Подобные устремления свойственны, например, некоторым главарям террористов и преступным тоталитарным правителям, которые, естественно, рассчитывают, что их действия, которые цивилизованный мир воспринимает как преступные, их сторонники и единомышленники расценят иначе. Примером могут служить трагические события 11 сентября 2001 г. в Соединенных Штатах Америки. Пока большинство осуждало террористов, в ряде стран люди бурно возмущались мерами, которые предпринимались против них, и оправдывали преступника Бен Ладена.

Совершая преступные действия, человек и самоутверждается, потому что люди склонны принимать себя только в некоем качестве, иначе они чувствуют себя дискомфортно. Причем потребность в самоутверждении имеет широкий диапазон, затрагивая и социальные отношения, как и общественные, так и в малой социальной группе сверстников или соучастников, мнением которых индивид особо дорожит, и отношения с женщинами. Так, отсутствие надлежащих контактов с женщинами, тем более отвергание ими, часто выступает мотивом нападения на них с целью изнасилования. Нападающий таким образом утверждает себя в качестве мужчины, в своей биологической (физиологической) роли, пытаясь вместе с тем отомстить за свои предшествующие неудачи у женщин.

Игровые мотивы. Вне мотива игры трудно понять многие виды преступного поведения. Он присутствует в действиях, скажем, квартирных воров, карманных воров, расхитителей, взяточников. Думается, что преступники, совершающие преступления с помощью высоких технологий, взламывающие компьютерные системы, решая сложную техническую проблему, тоже включаются в игру, и в случае успеха испытывают огромное психологическое удовлетворение от своего участия в ней. Вне этой игры им будет очень плохо, они в ней реализуются. Известны случаи, правда, редкие, когда расхитители вообще ничего из похищенного не потратили, довольствуясь зарплатой, но участие в игре имело в их глазах огромное значение.

Мотивы преодоления тревоги и страхов, которые могут иметь прямое отношение к защите. Подобные страхи способны вызвать социальное неблагополучие, экономические кризисы, а также неудачи в личной жизни. Они могут быть надуманными, носить диффузный, спонтанный характер. Разным категориям преступников тревоги и страхи присущи в разной степени. Самый высокий уровень тревоги и страхов выявлен у людей, совершивших убийства. В гораздо меньшей степени они присущи тем, кто совершил грабежи, разбои и вымогательства, еще меньшей – совершившим кражи и, наконец, в самой незначительной – лицам, которые признаны виновными в хищениях, преступлениях в сфере экономической деятельности и во взяточничестве. У них уровень тревожности и страхов практически такой же, как и у обычного населения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог данной контрольной работе, отметим следующее.

Психика - общее понятие, объединяющее многие субъективные явления, изучаемые психологией как наукой. Есть два различных философских понимания природы и проявления психики: материалистическое и идеалистическое. Согласно первому пониманию психические явления представляют собой свойство высокоорганизованной живой материи самоуправления развитием и самопознания (рефлексия).

Выделяется две стадии элементарной сенсорной психики и перцептивной психики. Первая включает в себя два уровня: низший и высший, а вторая - три уровня: низший, высший и наивысший.

Развитие психики на уровне человека идет в основном за счет памяти, речи, мышления и сознания благодаря усложнению деятельности и совершенствованию орудий труда, выступающих как средства исследования окружающего мира, изобретению и широкому использованию знаковых систем. У человека наряду с низшими уровнями организации психических процессов, которые ему даны от природы, возникают и высшие.

Сознание не является единственным уровнем, на котором представлены психические процессы, свойства и состояния человека, и далеко не все, что воспринимается и управляет поведением человека, актуально осознается им. Кроме сознания, у человека есть и бессознательное.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Адаев А. И. Оценка и прогноз психологической готовности сотрудников ОВД к деятельности в экстремальных ситуациях. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004. 196с.

2. Васильев В. А. Юридическая психология. – СПб.: Питер, 2002. 655с.

3. Лебедев И.Б., Цветков В.Л. Психология в правоохранительной деятельности. – М.: Щит-М, 2003. 310с.

4. Лебедев И.Б., Родин В.Ф., Цветков В.Л. Основы психологии для сотрудников правоохранительных органов. – М.: ЩИТ-М, 2005. 441с.

5. Прикладная юридическая психология / Под ред. А. М. Столяренко. - М.: Юнити, 2004. 639с.

6. Психологический словарь / Под ред. М. Г. Ярошевского. - М.: БРЭ, 1990. 502с.

7. Психологическое обеспечение профессиональной деятельности. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 1991. 152с.

8. Смирнов В.Н. Профессионально-психологическое обеспечение деятельности сотрудников органов внутренних дел в экстремальных условиях. - Домодедово: ВИПК МВД России, 2003. 287с.

9. Современная психология: Справочное руководство. М.: ИНФРА-М, 1998. 688 с.

10. Столяренко Л.Д. Основы психологии / Л.Д. Столяренко. Ростов-на-Дону: Феникс, 2007. 560 с.

11. Чуфаровский Ю.В. Основы юридической психологии. - М.: Дашков и Ко, 2005. 384с.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Контрольная работа по юридической психологии

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(24.7 KiB, 46 downloads)

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!