Веймарское государство

Содержание

Введение ……………………………………………………….. 2-4
I. Веймарская конституция: условия принятия и её задачи..5-11
II. Боннская конституция и решаемые её задачи……………. 12-18
III. Веймарская и Боннская конституции: общее и различное..18-22
Заключение……………………………………………………….23-24
Список использованной литературы…………………………….. 25

Введение

 Проявляемый ныне в нашей стране живой интерес к проблемам демократии понятен и не нуждается в обосновании. И всё же. В настоящее время в нашей стране ведётся поиск такой модели федеративных отношений, которая смогла бы обеспечить последовательное преодоление ещё сохраняющихся противоречий между федеральным и региональным законодательством, признание приоритета социальный сферы как важнейшего фактора развития РФ. Такая конструкция призвана не допустить проявления унитаризма.
Осуществляемый научной и политической элитой РФ творческий поиск предполагает изучение богатого опыта западных стран, в том числе специально Германии, где, как известно, между двумя демократиями XX века пролегла мрачная полоса жестокой национал социалистической диктатуры.
В центре внимания историков и политологов находятся, по крайней мере, два комплекса вопросов: во-первых, становление Веймарской республики, связанное с революцией 1918 - 1919 годов в Германии и причины её крушения, позволившие прийти к власти фашистам во главе с Гитлером; во-вторых, как, разгромленная и поверженная, разделённая на два противоположных государства, находясь под юрисдикцией оккупационных властей, Западная Германия смогла восстановить демократию, ставшей основой для экономического возрождения государства, а затем и его воссоединения. Сегодня к этим вопросам, не менее важный, присоединяется вопрос становление федеративного государственного обустройства Германии.
Крушение коммунистической системы и идеологии побудило современную российскую историческую науку осуществить серьёзный критический пересмотр многих привычных догм и стереотипов. Сегодня ещё можно наблюдать в отечественной исторической науке или отрицание всего, что преподносилось советской историографией, или некоторый консерватизм исторического мышления. Осень много журналистов пытаются перекрасить белое в чёрное и наоборот.
Особенно актуальным стал этот комплекс вопросов после первой всероссийской научно-практической конференции «Проблемы и перспективы развития российского федерализма», которая была созвана по инициативе Совета Федераций Федерального Собрания в Москве 19 0 20 января 1998г.
В 1999 году в России Независимый институт социологических и научных проблем провёл опрос общественного мнения на тему «Что думают россияне о Германии и немцах?», а германский Алленбахский институт демоскопии попытался выяснить какой представляется Россия глазами немцев. В России было опрошено 1750 человек разных возрастных групп, социального положения (4,с.30).
Германия по степени симпатии к ней россиян находится на пятом месте (на первом Франция), при этом отрицательные чувства она вызывает у 11,5%.
35,8 % россиян считают приоритетными для России внешнеполитические связи с Западной Европой. Любопытную картину дали ответы на вопрос: экономический опыт каких стран важнее для России. Первое место – Германии (29,5 %), второе – Японии (25,2 %) и США на третьем (23,5 %). Из этого следует вывод, что предпочтение россияне отдали тем странам, в которых прогресс был обеспечен на основе демократического варианта развития рыночной экономики (причём во всех возрастных группах). «Народ созревает для демократии в процессе собственной политической активности. Поэтому предпосылкой демократии являются понимание народом необходимости его широкого участия в политической жизни и его действительное участие в ней, также доверие к народу – не такому, каков он есть, а к такому, каким он может стать» (13, с.59)
Примечательно, что и в современной Федеративной республике Германия историки проявляют интерес к проблемам становления демократических режимов (2, с.8).
Задача нашего исследования. Изучив теоретический материал по вопросам Веймарской и Боннской конституций –дать обоснование их общих и различный положений.

I. Веймарская конституция: условия принятия и её задачи

Германия относительно поздно оформилась в единое государство. Это, несомненно, повлияло на менталитет немцев конца XIX – начала XX века, обострив в нем национализм. А история Германии давала много поводов для этого: немцы считали свою страну физической родиной европейской цивилизации (именно германские племена, похоронив империю, создали на её руинах королевства, из которых в конце концов выросли современные государства); германской истории принадлежит и восстановление Империи (Карла Великого, Священной Римской империи).
Поражение в первой мировой войне, Ноябрьская революция 1918 года привели Германию в состояние хаоса и всеобщего пессимизма. Возникла опасность развала создавшейся под эгидой Пруссии империи. Планы тех, кто пришёл к власти в Мюнхене после разгрома в 1919г. советской республики в Баварии, предполагали создание отдельных государств. В таких сложных условиях Национальное собрание Германии 31 июля 1919г. приняло Веймарскую конституцию.
Содержание Конституции было обусловлено не только столкновениями интересов и соглашениями различных социально-политических сил в Национальном собрании, но и теми кардинальными социальными и политическим изменениями, которые произошли в Германии в переломный период её истории – с ноября 1918года по июнь 1919 года. Первый важный шаг на пути политического компромисса был сделан ещё 15 декабря 1918 года, когда Гуго Прейс, профессор публичного права в Берлинской торговой школе, известный ещё кайзеровской Германии как «левейший государствовед» и видный деятель Национально-либеральной партии, получил назначение на пост Государственного секретаря Министерства внутренних дел вместе с предложением составить проект новой конституции. Проект конституции был составлен в течение нескольких дней на основе разработанного им ранее по собственной инициативе проекта и после доработки, в которой участвовал в качестве представителя правительства М. Вебер (один из наиболее крупных социологов конца XIX – начала XX в.), был направлен в Совет Народных Уполномоченных (совет, взявший на себя функции временного «политического кабинета» с ноября 1918 г.). В нем конструировалась модель парламентской республики с двумя взаимодействующими и сдерживающими друг друга центрами государственной власти: рейхстагом и президентом (5, с.306). Конституция вступила в силу 14 августа 1919г. после её подписания президентом.
Принципиально новые правовые концепции, по сравнению с Конституцией 1871г., нашли отражение в её преамбуле. Это – принцип «народного единства» и «народного суверенитета» («суверенитета единого германского народа»), а также принципы «свободы» и «социальной справедливости». Провозглашением «народного суверенитета» разрушалась династийная традиция государственной власти, так как её носителями становились выборные на основе всеобщего избирательного права рейхстаг и президент (5, с.307).
Германская империя провозглашалась республикой с федеративной формой государственного устройства, которая имела весьма специфический характер. Конституция отвергла формулу старой Конституции 1871г. о «союзе династий», способствовавшую раздробленности, засилью юнкерства на местах, обнаруживая явную склонность к унитаризму.
Рейхстагу, как органу народного представительства, избираемом всеобщим голосованием, отводилось в Конституции первое место. Но это было формально. Особое место в конституционном механизме отводилось президенту, избираемому на 7 лет, обладающим правом досрочно распускать рейхстаг (парламент), назначать рейхсканцлера, вводить чрезвычайное положение, а также обычными правами главы государства. Демократизм оказался ущербным, что нашло отражение в 48 статье Конституции, названной впоследствии статьей о «президентской диктатуре» (5, 311).
Второй раздел Конституции (ст.109, 111 – 113, 115, 117 – 119, 123 –124, 130, 135, 137 -138) посвящены правам, свободам и обязанностям личности и обустройству общественной жизни. В ст. 155 Конституции предусматривался особый контроль государства за распределением и пользованием земель с целью предупреждения злоупотреблений и обеспечения «каждого немца здоровым жилищем, а всех германских семей, особенно многодетных, домашним очагом и правом работы» (5, с.315).
Идея взаимной социальной зависимости и социальной ответственности отражены в ст. 116: «применение умственных и физических сил на благо общества» относится к «нравственной обязанности» каждого немца. Особо подчёркивается обязанность государства оказывать особое покровительство «рабочей силе» в форме предоставления рабочим права на свободное объединение в союзы, в целях «сохранения и улучшения условий труда без всяких ограничений»/ст. 159/, на коллективный договор /ст. 165, п.1/, на социальное страхование «для сохранения здоровья, работоспособности, охраны материнства», а также в случае «старости, недугов и различных жизненных случайностей» /ст. 165, п.1/ (5, с. 315 – 316).
Обсуждение главы «Религия и религиозные общества» вызвало бурные дискуссии в Национальном собрании, закончившиеся достижением компромисса. Закрепляя свободу совести /ст. 135/, Конституция запрещала государственную церковь /ст. 137, п.1/ и государственную поддержку церкви /ст. 138, п.1/, но сохраняла за церковью статус публично-правовой корпорации, что давало ей право на денежные поступления «соответственно постановлениями земельного законодательства» /ст.137, п.4/ (5, с. 314).
Особо хочется отметить внимание к проблемам образования и науки. «Веймарским школьным компромиссом» определялось содержание 4 главы -«Просвещение и школа», в котором закреплялась обязательность «всеобщего школьного обучения», по общему правилу, в «народной школе». К единой «народной» системе образования относилась и высшая школа. При этом «руководящим началом … для приема ребёнка в определённую школу» должно было служить его призвание, дарование и склонность, а не «имущественное и общественное положение … его родителей» /ст.145, п.1/. Для обучения детей с малообеспеченных семей в средних и высших школах предусматривалось выделение специальных общественных пособий /ст. 146, п.3/ (5, с.314). К сожалению, для их осуществления в Веймарской Германии не было соответствующих условий, необходимой экономической базы, должного уровня общественного сознания, а главное, политической стабильности.
На всём протяжении Веймарской республики основную опасность для демократии создавала поляризация массовых политических движений и непримиримость. Основной лозунг правых был реванш: война проиграна потому, что социалисты, евреи и гнилая интеллигенция нанесли удар в спину непобедимой германской армии. Следовательно, условия Версаля должны быть отменены. Успеху правых и крайне правых способствовали экономические трудности, как на раннем этапе существования республики, так и на заключительном, когда весь мир оказался во власти жесточайшего кризиса. Немцы жили с ощущением, что выигравшие войну союзники диктатом «позорного мира» хотят унизить их национальное чувство, к тому же жёстко требуя выплаты репараций в деньгах и товарах.
Роковой ошибкой республики было то, что она не лишила власти реакционную военщину, не реорганизовала бюрократический аппарат. Её не принял сохранившийся кадровый состав рейхсвера, для солдат которого кайзер оставался символом силы и мощи Германии. Армия, подчиняющаяся по Конституции, только рейхсканцлеру, фактически была бесконтрольной. Она превратилась в самостоятельную политическую силу (подтверждением вышесказанного служат события путча Каппа – Лютвица в мае 1920 года) (5, с319).
Причины нестабильности Веймарской демократии были связаны с тяжёлым экономическим положением, отсутствием полноценной демократической традиции, сознанием военного поражения в Первой мировой войне, воспринимаемого как национальный позор, с борьбой против демократии и её институтов с двух сторон: слева и справа. Конечно, главный враг был справ – это бесспорно. Но и левые сыграли свою роль в расшатывании и ослаблении хрупких демократических структур.
Опыт Веймара показывает, что главной опасностью для демократии является не столько сама экономическая разруха, сколько формы политического и психологического реагирования на неё.
Если правые атаковали республику как «не немецкую», «импортированную» систему, навязанную Западом, и приведшую страну к хаосу, крича о «распродаже отечества» и выставляя демократов и либералов как «плохих немцев» («хорошими немцами» они, естественно, считали себя), то и левые, относились к Веймарскому государству, по сути, высокомерно, а то и цинично глумливо. Если для первых она была предательством национальных интересов, то для вторых – выражением рухнувшей надежды на принципиально новое жизненное устройство, гарантирующее всеобщее равенство (10, с. 43).
«Демократический режим, который новые немецкие политики с помощью военщины извлекли из купели неполноценной революции, никак не смог смыть с себя позорное пятно проигранной войны и навязанного Западом Зимпортного продукта. Выработанная в Веймаре … имперская конституция воспринималась многими как выражение чисто западных и потому чуждых немцам негерманских идей» (3, с128).
Частые и необоснованные, особенно в последние годы Веймарской республики, роспуски парламента, внушаемые прессой представления о его полном бессилии всё настойчивее склоняли массовое сознание к поиску «сильной руки» фюрера. Например, в 1932 году Президент Гинденбург издал 66 чрезвычайных указов, в то время как рейхстаг, занятый в основном второстепенными дебатами, издал только пять законов (5, с.321). Всё это вело Веймарское государство к полному разрушению, гибели, что и произошло в результате установления фашистской диктатуры (Гитлер вошёл в рейхстаг по закону) в Германии в 1933г.
Веймарская республика была сокрушена, так как демократическим силам не удалось сделать её стабильной в экономическом и политическом отношении. Лишь годы спустя после второй мировой войны было создано государство, о котором социал-демократы, по словам Вилли Брандта, смогли с чистой совестью сказать – это их государство, которое они принимают без всяких оговорок (2, с.16)

II. Боннская конституция и решаемые её задачи

 После безоговорочной капитуляции и полной оккупации союзники по четырёхстороннему соглашению от 5 июля 1945г. приняли декларацию о поражении Германии, которая стала юридической основой их законодательной и административной деятельности и создания военно-контрольного управления оккупированными территориями. Переговоры союзников о будущем страны были посвящены принципиальной проблеме: какой путь должен быть избран – унитаризация или федерализация. В дебатах значительное место отводилось Пруссии. В начальной послевоенной политике державы-победительницы были едины в том, что государственной устройство побеждённой Германии должно предотвратить концентрацию власти, создающую возможность злоупотребления ею.
Важнейшие соглашения по «германскому вопросу» были приняты на трёхсторонней конференции СССР, США, Англии, проходившей в Потсдаме в июле – августе 1946 года. Здесь была впервые обнародована программа полного уничтожения германского милитаризма и нацизма. Демилитаризация, декартелизация, денацификация и демократизация были признаны в качестве основных принципов политики союзников по отношению к Германии, закреплённых в документе: «Политические и экономические принципы, которыми необходимо руководствоваться при общении с Германией в начале контрольного периода». Немецкие исследователи Х. Лауфер и У. Мюнх усматривают связь предложенных союзниками проектов переустройства Германии с внутриполитическим устройством этих стран: централистская Франция, будучи ближайшим соседом Германии, выступала за радикальный вариант децентрализации государственного устройства, СССР – за централистское унитарное государство; в то время как Англия готовила проекты своей модели унитарного государства, США рекомендовали близкую американскому опыту федеративную систему государственного строительства (1, с43).
Идеологические разногласия в подходах к государственно-политическому устройству Германии достигли апогея на конференции Совета министров иностранных дел четырёх великих держав в Москве в 1947 году. Раскол среди держав-победительниц привёл к созыву весной 1948 года в Лондоне международной конференции с участием Англии, США, Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга. Здесь было принято решение о создании №западногерманского государства на основе умеренной федералистской концепции». Это означало: должна быть принята такая конституция, которая позволит немцам внести свой вклад в преодоление существующего раскола Германии (1, с.43).
Оккупационные власти часто вмешивались в процесс становления государственности в послевоенной Германии, что не мешало возрождению экономической и социальной жизни страны. С началом «холодной войны» в 1946 – 1947гг. в западных зонах стала всё активнее проводиться политика оздоровления германской экономики во имя обеспечения «безопасности вместе с немцами» (5, с340).Самим немцам предстояло, и восстановить экономику и определить стратегическое направление её будущего развития. Были спланированы и осуществлялись денежная реформа, налоговая.
По мере успехов экономического развития всё настойчивее стали звучать требования о создании объединенного западногерманского государства и о дальнейшем чётком определении его социально-экономических и политических ориентиров. В июле 1948г. с такими рекомендациями, без учёта мнения СССР, выступили США, Англия, Франция, Бельгия, Голландия.
Две недели – с 10 по 28 августа 1948г. – на удивительно живописном озере Херренхимзее в Баварии заседал «конституционный конвент» – совет экспертов, корпевший над немецкой конституцией. В итоге появился проект, представленный на суд Парламентского совета. Ещё через 10 дней 65 членов совета – депутаты, избранные от земельных парламентов, и пять представителей Западного Берлина с правом совещательного голоса – приступили к изучению проекта.
Депутаты в Парламентском совете сгруппировались по принципу партийной, а не земельной принадлежности. Это превратило Парламентский совет в прообраз и предтечу настоящего парламентаризма.
В целом же дискуссии в Парламентском совете были нацелены на поиск оптимального распределения прав и обязанностей федерации и земель, иными словами – определении «границ» центра и объема полномочий земель.
Именно этот, во многом определяющий всю философию немецкой конституции, вопрос оказался в центре дискуссии. Немцы на собственном горьком опыте познали, что означало превращение национал-социалистами централизованного государства в тоталитарное, что свежи в памяти были трагические слабости Веймарской республики, позволившие прийти к власти нацистам. При всем уважении к заслугам отцов-основателей Веймарской республики и создателям её конституции повторять их ошибки не хотел никто.
Весной 1949 года Парламентский совет завершил работу. 8 мая, ровно год спустя после разгрома «третьего рейха», он подавляющим большинством голосов одобрил текст Основного закона Германии, который вступил в силу 24 мая того же года. Осенью прошли выборы в бундестаг.
Ни одна из немецких партий не настаивала на включение в Конституцию указаний на конкретный путь экономического развития в надежде на победу на предстоящих выборах в рейхстаг. Ведущая политическая сила – партия Христианско-демократический союз во главе с её лидером К. Аденауэром, будущим бессменным (в течение 14 лет) канцлером ФРГ, заявляла об опоре на «христианскую традицию, демократию и социальное рыночное хозяйство» (5, с.343).
На выборах 14 августа 1949 года немцы проголосовали за ХДС/ХСС, которые вместе с малыми буржуазными партиями получили большинство в рейхстаге. Они тем самым проголосовали и за создание «социального рыночного хозяйства», «социального государства» Германии (Там же). Первым президентом стал Теодор Хейс, а канцлером – Конрад Аденауэр.
Во избежании нестабильности, присущей правительствам Веймарской республики, в новый Основной закон ФРГ было включено понятие «конструктивного вотума недоверия» и тем самым указан стабилизирующий элемент немецкой демократии: канцлер, а вместе с ним правительство могут быть смещены лишь при условии , если бундестаг одновременно большинством в две трети голосов изберет нового главу кабинета.
Создатели нового Основного закона ФРГ лишили главу – президента – практически всех властных полномочий, сохранив за ним лишь представительские функции (11, с.44). Президентская диктатура, таким образом, в Германии была исключена, а образование правительства зависит от бундестага. Если же возникает ситуация, когда бундестаг оказывается недееспособным, необходимые законы издаёт правительство совместно с бундесратом – палатой земель.
Парламентский совет выработал такую формулу: «демократия способна себя защитить». Основной закон запрещает существование партий, которые выступают против демократических принципов устройства немецкого государства, будь-то партии левые или правые.
Наконец, одним из основных завоеваний считается отсутствие в конституции плебисцитарных форм демократии в виде различных референдумов, всенародных голосований и прямых выборов президента. Федеративная Республика является репрезентативной демократией европейского образца (11, с.44).
Свой первый раздел Конституция 1949г. посвящает правам человека. Этот раздел более чем другие несёт на себе нагрузку отрицания порядков «Третьего рейха», провозглашая «ненарушимость человеческого достоинства», «неприкосновенность» и «неотчуждаемость» прав человека /ст.1/, среди которых – право на жизнь и личную неприкосновенность, равенство всех перед законом.
Защита социальных прав не получила в Основном законе значительного места, более полно она закреплена в конституциях отдельных земель. Социальные права закрепляются и самим фактом провозглашения ФРГ социальным государством /ст.15/.
Наряду с демократическими правами и свободами к основополагающим конституционным принципам Основной закон относит «народный суверенитет» и «разделение властей», или осуществление власти народа через посредство «специальных органов законодательной, исполнительной власти и правосудия» /ст. 20 (2)/.
Демократический характер государства ФРГ рассматривается Основным законом в единстве с социальным и правовым содержанием. Социальное государство понимается при этом как государство, осуществляющее политику социальной справедливости, ослабления социального неравенства, защищающее социально-экономические права граждан в том смысле, как они звучат по Всемирной декларации прав человека: «Каждый человек имеет прав на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилье, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого, его семьи, и право на обеспечение по случаю безработицы, болезни, инвалидности и т.д. …» (5, с.346).
«Единообразие жизненных условий» /ст.72 (2)/ лежит в основе новой формы германского федерализма, получившего название «кооперативного». Новая модель кооперативного федерализма – продукт своего времени, когда в послевоенных условиях резко возросла взаимозависимость федерации и земель в решении экономических и социальных проблем, а под влиянием усилившейся мобильности населения, потоков беженцев, деятельности оккупационных властей были подорваны корни исторически сложившегося своеобразия германских земель и пр.
Право на отмену конституции Германии принадлежит народу.

III. Веймарская и Боннская конституции: общее и различное

 Сравнение двух германских конституций – Веймарской 1919г. и Основного закона ФРГ 1949г. – можно провести по нескольким направлениям: условия разработки данных конституций, их основные положения, а также практика применения. Нас интересуют первые два.
Наиболее общим условием, в котором создавались обе конституции, можно считать состояние национального кризиса, обусловленного поражением Германии во второй мировой войне, и поиск политическими силами пути дальнейшего развития страны. Общим было также значительное влияние держав-победительниц на послевоенное устройство Германии как в 1919 году, так и в 1949. В первом случае оно выразилось, в частности, в запрещении аншлюса Германии и Австрии, во втором – в императивных указаниях западных держав относительно создания федерации (2, с.119).
Всё же необходимо отметить, что глубина влияния этих условий на становление новой германской государственности в каждом из этих двух случаев была весьма различна. Кризис общества, наступивший в конце 1918 года, не привел к коренным преобразованиям партийной системы страны: старые политические течения лишь несколько изменили свои названия, организационно перестроились и подкорректировали программы в духе времени. В стране продолжала сохраняться значительная поляризация политических сил, среди которых были партии, не скрывавшие своей ориентации на прошлое (консерваторы), и партии, выступавшие за более или менее последовательные демократические преобразования (веймарская коалиция). Вследствие этого компромиссы между полярными партиями были затруднены и если достигались, то в них могло вкладываться разное содержание: так, если левоцентристскими силами президент мыслился гарантом прочности демократических основ государственности, то правые силы видели в нём некий эрзац кайзера, с помощью которого возможен подрыв этих демократических основ.
Влияние военного положения Германии в 1945 году было более глубоким и выразилось, в частности, почти в полном исчезновении как правого, так и левого радикализма, что благоприятствовало поиску компромисса между оставшимися политическими течениями, которые оказались вынужденными в своей деятельности учитывать уроки политического развития Веймарской республики. В западногерманском обществе в целом сложился некоторый антифашистско-демократический консенсус.
Весьма существенно различались и процедуры подготовки обоих документов. Веймарскую Конституцию вырабатывало легитимное Национальное собрание, в течение пяти чтений (трёх на пленумах и двух в конституционной комиссии) шлифовавшее её основные положения.
Боннская конституция разрабатывалась Парламентским советом, состоявшим из депутатов, избранных ландтагами, что придавало этому органу значение Учредительного собрания, однако без полномочий от избирателей. Существует необходимость отметить, что широкое демократическое обсуждение проблем государственного устройства в 1919 году ещё не гарантировали его прочности.
Содержание конституций характеризуется наличием общих и отличительных черт. Оба документа гарантировали соблюдение основных прав и свобод граждан. Положение Веймарской конституции о религии и церкви были полностью перенесены в Основной закон ФРГ. Устанавливалась возможность отчуждения собственности в целях общего блага. Но, имея в виду Веймарскую республику, Основной закон ФРГ предусматривает возможность ограничений основных прав и свобод в тех случаях, если противники демократии попытаются их ликвидировать средствами самой демократии. Это проявляется, в частности, в положении о запрете деятельности антиконституционных партий. Таким образом, стало возможным деятельность политических сил в стране держать как бы в определённых границах, а демократия воспринимается как воинствующая, умеющая защищаться не на словах, а на деле. Небольшое число запретов на деятельность политических партий не свидетельствует о ненужности этих положений конституции: они самим фактом своего существования удерживают радикальные силы от антидемократических действий.
В вопросе о территориальном устройстве обе конституции исходили из федеративного принципа, хотя характер федерации различен. Веймарская конституция сравнительно слабо изменила федерацию по сравнению с предшествующим периодом, сохранив в ней в прежнем виде Пруссию. Основной закон ФРГ создал федерацию другого типа, не связанную с историческим прошлым. Земли ФРГ, являющиеся новообразованиями, стали равноправными. Они существенно ограничены в возможностях самостоятельного оформления политических решений, но приобрели влияние на государство в целом.
Весьма существенно различаются способы решения вопроса о границах власти основных государственных органов и должностных лиц. Серьёзными пробелами Веймарской конституции, сыгравшими немалую роль в её судьбе, были несбалансированность власти президента и рейхстага и нескоординированность работы рейхстага и правительства.
В Основном законе ФРГ полномочия президента урезаны в пользу канцлера, избираемого бундестагом, формирующего правительство и определяющего основные направления внешней и внутренней политики. Некоторые исследователи называют такое положение «канцлерской демократией (2, с120) в ФГР. Тогда форму государственного устройства Германии по веймарской конституции можно характеризовать как промежуточную между парламентской и президентской, а по боннской – как парламентскую с очень сильным канцлером.
Извлекая уроки из опыта Веймара, молодая республика старалась отвести угрозу своей демократии и складывалась, как обороноспособная демократия базирующаяся на постепенном введении рыночного хозяйства.

 Заключение

 Периодм социальных переломов присущи как поиски обществом своего идентичного места в истории, так и крайняя трудность определения перспективы общественно-политического развития и наполнения её конкретным содержанием. Ибо надо решить сразу две фундаментальные задачи: во-первых, преодолеть прошлое и, во-вторых, создать позитивный образ будущего.
Социальная политика ФРГ, её федерализм, гарантированные права земель, концепция производственной демократии, соучастия рабочих и другое вызывают восхищение. До начала 90-х годов опыт Германии часто рассматривался государствами – членами Европейского союза как руководство к действию.
Чему же учит нас история? Во времена Веймарской республики могла бы сложиться сильная власть. Но правящие элиты, делая ставку на формирование авторитарной власти, сами были ущербными. Они были из прошлого и не могли соответствовать наступающему времени. Ко времени Основного закона ФРГ произошла глубокая трансформация правящей элиты: произошла перестройка как её структуры, так и её сознания. Режим Аденауэра, который левые силы называли «христианско-демократическим самодержавием» (2, с 150), был сильной авторитарной властью со всеми атрибутами парламентской демократии, которая была нацелена не на разжигание конфликтов, а на согласование интересов.
Теперь, в наши дни, мы можем с полным основанием констатировать, что наибольших успехов в удовлетворении своих жизненных потребностей рабочие, равно как и крестьянство (не говоря уже об интеллигенции), добились для себя не путём социальной революции и диктатуры пролетариата. Это происходит именно так, как писал Э. Бернштейн (12, с420): через демократические выборы, через парламент, свободу слова и печати и, конечно, через профсоюзы, шаг за шагом достигая новых успехов, в том числе с помощью коллективных договоров между рабочими и предпринимателями.
Правовое и социальное государство нашло себе признание в ряде ведущих индустриальных держав мира –Соединённых Штатах, Англии, Франции, Германии, Швейцарии, Испании, по всей Скандинавии и т.д. Всё это связано с избирательным правом, с парламентской деятельностью, с демократическими принципами.

Список использованной литературы
1. Васильев В.И. История германского федерализма //Новая и новейшая история. –1998, № 3.
2. Веймар – Бон. Опыт двух германских демократий и современная России: Серия: Россия – Германия - Европа. Выпуск 4. –М., 1998.
3. Зонтхаймер К. Федеративная Республика Германия сегодня. Основные черты политической системы. –М., 1996.
4. Иванов А. Фрюхтэ гут, нам хорошо //Новое время. –1996, № 49.
5. История государства и права зарубежных стран: Учебник. –М., 1998.
6. Конституции зарубежных государств: Учебное пособие. –М., 1997.
7. Леванский С.А. Германия: федерализм в мононациональном государстве //Полис. –1995, № 5.
8. Меерсон Б., Прокудин Д. Веймарская республика в Германии: опасности массовизации //Знание-сила. –1995, № 3.
9. Млечина И. Почему свинство нельзя оправдать? //Новое время. –1992, № 18.
10. Млечина И. Урок немецкого //Новое время. –1995, № 23.
11. Погоржельский Д. «Конституция должна быть краткой и неясной» //Новое время. –1993, № 11.
12. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. –М., 1999.
13. Ясперс К. Ухабы демократии //Новое время. –1993, № 52.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(25.2 KiB, 51 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!