Венгерские события 1956 года

ПЛАН:

Введение
1. Причины венгерских событий.
2. События 1956 года в Венгрии.
3. Конец революции.
Список литературы.

Введение

Венгерские события 1956 г. явились одним их первых проявлений серьезного кризиса сталинской, командно-бюрократической модели социализма и союзнической системы, известной как Организация Варшавского Договора. Корни кризиса крылись в реальных методах и формах насаждения социализма в Венгрии, в недовольстве народа политикой правящей коммунистической партии. На конкретные формы проявления кризиса оказали влияние особенности исторического развития Венгрии, национальные и психологические черты венгерского народа, а также сложная международная обстановка.
Следует отметить, что в истории стран «реального социализма» в Восточной Европе были две драматические попытки обновления, гуманизации тоталитарной системы государственного социализма — в Венгрии и Чехословакии. В условиях противостояния двух военно-политических блоков, «холодной войны» они закончились поражением коммунистов-реформаторов и подавлением народных выступлений при помощи военной силы. Ранее имел место успешный разрыв отношений Югославии с советским блоком в 1948 г., причем Сталин, развернув яростную антиюгославскую кампанию, все-таки не решился на военные меры. Однако его «наследники» использовали войска СССР для подавления восстания в Венгрии в 1956 г. В 1968 г. Л. Брежнев и Политбюро ЦК КПСС организовали против «пражской весны» «интернациональную акцию», когда вместе с советскими действовали и войска еще четырех стран — членов Варшавского Договора. Сценарии этих вторжений имели большое сходство.
Что касается Венгрии, то причины событий 1956 г. связаны с начальным периодом установления народной власти в стране, деформациями в политике правящего режима в 1949 -1953 гг. Восстание октября - ноября 1956 г. оказало большое влияние на весь ход венгерской истории новейшего времени. Новый подход к событиям 1956 г. вызвал поляризацию сил в обществе в 1988—1989 гг., когда складывалась новая расстановка политических сил, определившая затем мирную смену власти в стране, конец правления ВСРП.

1. Причины венгерских событий.

Венгерские события и в нашей стране, и в самой Венгрии долгое время однозначно оценивались как контрреволюция. В 1989 г. в Венгрии произошла кардинальная переоценка этих событий, которые рассматриваются теперь как народно-освободительная революция, народное восстание.
Накопление потенциала народного недовольства, которое в конечном итоге послужило причиной восстания 1956 г. в Венгрии, началось уже в первые годы после освобождения страны от фашизма. Во многом это было связано с великодержавной по своей сути политикой, проводившейся Сталиным, тогдашним партийно-государственным руководством СССР в Венгрии и других восточноевропейских странах. Правительство СССР активно использовало потсдамские договоренности с державами-победительницами во второй мировой войне о разделе сфер влияния в Европе для усиления своих позиций в восточноевропейском регионе, для поддержки просоветских, прокоммунистических сил. При этом зачастую не учитывались национально-исторические особенности, степень готовности общества к социалистическим преобразованиям. При помощи кадров компартий, прошедших школу Коминтерна, активно внедрялась советская модель.
Нельзя забывать, что все это проходило на фоне обострения отношений с США и их союзниками, возникновения НАТО, усиления конфронтации двух блоков.
Хотя за освобождение Венгрии от германского фашизма и его венгерских приспешников погибло 140 тыс. советских солдат, однако на уровне обыденного сознания у венгерского населения нередко складывался стереотип, что «русские» эксплуатируют Венгрию, вмешиваются в ее внутренние дела. Усиливало антисоветские настроения также то, что после войны СССР поддержал требования соседних стран к Венгрии по территориальным проблемам. «Бельмом на глазу» было пребывание советских войск.
В то же время следует отметить тот факт, что в первые послевоенные годы руководители Кремля не ставили перед собой задачи смены политического строя Венгрии. Не без учета первых неудач на выборах коммунисты активизировали внимание к социальной политике, сыграли главную роль в проведении земельной реформы, что укрепило базу социалистических идей в массах. К 1948 г. в Венгрии сложилось объединение левых сил, выступавших за создание государства народной демократии, за построение социализма при сохранении многопартийности, коалиционности и традиций европейского парламентаризма.
Однако после 1949 г. с усилением международной напряженности, а затем наступлением «холодной войны» советское руководство произвело переоценку своей прежней политики в Восточной Европе, форсировало линию на коренные общественно-экономические преобразования. Руководители стран народной демократии в основном послушно следовали этой линии. Осуществляя на практике свое догматическое видение этого курса, руководство ВПТ (так называлась партия после объединения в 1948 г. коммунистов с левыми социал-демократами) перешло к волюнтаристским, недемократичным, насильственным методам строительства социализма в Венгрии. Были ликвидированы партии демократической коалиции. В результате сузился социальный базис политики коммунистов, значительные слои населения лишились возможности творческого участия в ходе процессов социального переустройства.
Для периода 1949 - 1953 гг. были характерны бездумные попытки копирования в стране сталинской модели социализма, что приводило к негативным последствиям. Наблюдалась полная концентрация власти в руках сросшегося партийно-государственного аппарата и прежде всего его верхушки — политбюро, причем внутри этого органа существовал «московский клан» (М. Ракоши, Э. Гере, М. Фаркаш, И, Реваи), определявший политику и нередко ссылавшийся для обоснования своих решений нр указания из Кремля. Слепое следование советскому опыту индустриализации и коллективизации, разрыв с элементарной логикой экономики, взвинчивание военных расходов после начала войны в Корее породили серьезные народнохозяйственные диспропорции, снизили уровень жизни населения.
Внедрение административно-казарменного социализма в Венгрии, так же как и в СССР, сопровождалось волной неоправданных карательных мер против различных слоев населения. 1946 - 1949 гг. ознаменовались рядом сфальсифицированных политических процессов.
Среди жертв оказались политические противники режима - бывший премьер-министр Ф. Надь, покинувший страну, кардинал Миндсенти и др., а затем и видные деятели коммунистического и рабочего движения - Л. Райк, Д. Палффи (оба казнены в 1949 г.), Я. Кадар, А. Сакашич, Д. Марошан и др.
Говоря об уважении суверенитета стран народной демократии, советское руководство на деле допускало прямое вмешательство во все сферы их внутренней и внешней политики, что особенно усилилось после разрыва отношений с Югославией и в период корейской войны, когда Сталин начал требовать от союзников готовиться к третьей мировой войне. Однако основную роль в осуществлении в Венгрии антинародной, антинациональной политики и в проведении репрессивных мер сыграло все-таки руководство ВПТ во главе с М. Ракоши.
Было бы некорректно не отметить, что в указанный период в Венгрии безусловно имели место и серьезные социально-экономические достижения. Однако в целом режим власти в Венгрии был антидемократичным, внедрял тоталитаризм, допускал деформации социалистических принципов, что в конечном счете привело к отчуждению значительных слоев венгерского народа от социалистического строя. Венгерское общество находилось в предкризисном состоянии.
После смерти Сталина партийно-государственное руководство СССР выступило за корректировку отношений со странами народной демократии. Влияние Н. С. Хрущева как реформатора еще было неполным, однако и прежний состав Президиума ЦК КПСС, в котором преобладали сталинисты, не мог не видеть, что в странах народной демократии усиливается брожение, назревают перемены. Было срочно изучено положение в странах, запрошены оценки советских послов, после чего в середине июня 1953 г. и состоялась встреча с венграми в Москве. Их ждал суровый прием.
В Москве считали, что Ракоши грешит «вождизмом», раздувает свой культ личности, сконцентрировал в своих руках чрезмерную власть, игнорирует исторические особенности страны, погряз в нарушениях законности. Резкой критике были подвергнуты и остальные члены установившей монополию на власть венгерской правящей группы - Гере, Фаркаш, Реваи. Советские руководители потребовали изменения приоритетов экономической политики, более полного учета особенностей страны, в том числе национального фактора, реабилитации невинно осужденных, а также перемен в расстановке кадров. Парадокс состоял в том, что главными критиками венгерского «застоя» выступали два таких видных соратника И. Сталина, как Л. Берия и В. Молотов.
От имени Президиума ЦК КПСС Маленков внес предложение о разделении постов генсека партии и главы правительства. Премьер-министром был предложен И. Надь. Первым секретарем ЦК ВПТ остался М. Ракоши. Чувствовалось, что, признавая за собой часть вины за сложную обстановку в Венгрии, за опеку, советское руководство отнюдь не хотело полностью разделять ответственность с руководством ВПТ и огонь критики направило на догматические ошибки и единоличное правление Ракоши и его команды.
Ракоши пытался ссылаться на то, что он, дескать, выполнял кремлевские советы, но Хрущев и Берия быстро поставили его на место. Выло рекомендовано вывести из Политбюро Фаркаша и Реваи и добавить молодых, тридцатилетних - Хидаша, Салаи и Фёльдвари.
И. Надь в то время был заместителем главы правительства. На встрече в Москве он поддерживал советскую критику. Да и раньше Надь предостерегал против перегибов, например насильственного создания сельхозкооперативов.
Некоторые члены советского руководства, особенно Берия, Маленков, неплохо знали Надя по работе в Москве в Коминтерне и по сотрудничеству в послевоенные годы в качестве члена Политбюро ВПТ и министра.
Была еще одна сторона биографии И. Надя, о которой щироко стало известно только в 1989 г. В годы гражданской войны в России он был сотрудником ВЧК в Сибири, а затем после возвращения с нелегальной партработы в Венгрии в 1933 г. стал секретным осведомителем НКВД. Работая в Международном аграрном институте, органе Коминтерна, он не участвовал во фракционной борьбе в компартии Венгрии, но регулярно поставлял информацию на Лубянку. О его доносах ходили глухие слухи среди венгров-эмигрантов. Однако в духе того страшного времени доносили и на него, и в 1938 г. он был арестован Московским управлением госбезопасности, но через четыре дня по требованию другого главка НКГБ СССР, с которым он был постоянно связан, отпущен на свободу. И. Надь считался инициативным агентом. Существует обширный список лиц, на которых он давал сведения. Часть из них погибла, часть была репрессирована.
Почему он это делал? Можно только предполагать, что другой возможности отвертеться от «дружбы» с НКВД в то страшное время у него не было. С началом Великой Отечественной войны И. Надь — в составе интернационального полка, созданного Разведуправлением РККА и НКГБ СССР. Затем М. Ракоши с помощью Г. Димитрова отозвал его для работы на венгерском радио.
Конечно, пособничество органам НКВД является темным пятном в биографии И. Надя, характеризует его как весьма противоречивую личность, однако в истории он оставил след как премьер-министр Венгрии, глава коалиционного правительства во время восстания 1956 г.
По своим политическим взглядам он был политиком-реформатором, «национальным коммунистом». Его курс национальной независимости, демократизации, установления равноправных отношений с СССР, разработанный в 1953 - 1955 гг., пользовался популярностью среди интеллигенции и народных масс Венгрии.
На июньском (1953 г.) Пленуме ЦК ВПТ политика Ракоши и его сторонников была подвергнута резкой критике. И. Надь вроде бы становился действительным лидером. Однако М. Ракоши начал борьбу за восстановление своей власти, развернув интриги против И. Надя.
Изменения в политике носили поверхностный характер. К 1955 г. М. Ракоши убедил Н. С. Хрущева и других советских руководителей, что И. Надь проводит «правооппортунистический курс», потакает националистам. Внутренняя борьба в руководстве ВПТ кончилась смещением И. Надя и его исключением из партии в 1955 г.
Временное усиление позиций М. Ракоши не способствовало оздоровлению обстановки. В Москве видели, что против Ракоши и его приспешников нарастает недовольство. Ведь началась «оттепель» в СССР. Линия XX съезда КПСС вызвала ожидания демократических сил в партии и стране, М. Ракоши пытался торпедировать ее. Общественность требовала наказания виновных за порочную политику, за репрессии, а Ракоши лавировал, тормозил ход реабилитации, искал «козлов отпущения». Начальник управления госбезопасности Г. Петер был арестован еще в 1953 г. В июне политбюро ЦК ВПТ обратилось к советскому руководству за советом и помощью по «делу Фаркаша», бывшего члена политбюро, отвечавшего за армию и госбезопасность.
Разбираться был направлен М. А. Суслов. Прибыв в Будапешт в июне 1956 г., он поддержал в целом меры ЦК по осуждению беззаконий, персонально против Фаркаша, но рекомендовал не доводить дело до крайностей, которые могли причинить вред ВПТ и ее руководству. Он подчеркнул, что смена в руководстве партии, в частности замена Ракоши или раскол в ЦК, явилась бы «таким подарком враждебным силам, лучше которого они не могли ждать». Такая позиция вела в тупик.
Кризис системы власти в Венгрии нарастал. Активную роль в радикализации настроений играл кружок им. Петефи, созданный среди интеллигенции. Посольство СССР докладывало, что недовольство охватывает не только интеллигенцию, но и трудящихся. Положение было на грани взрыва.
13 июля 1956 г. в Венгрию прибыл А. И. Микоян. Ему было поручено решить вопрос о судьбе Ракоши. Ознакомившись с положением, Микоян поначалу пытался напирать на необходимость строгих мер. Однако на вопрос Микояна, почему не предпринимают арестов в отношении враждебных элементов, даже Ракоши ответил, что аресты не помогут, «арестуем одних — появятся другие».
А. И. Микоян пришел к выводу: в стране глубокий кризис, власть уплывает из рук венгерских товарищей, «формируется параллельный центр из враждебных элементов, действующих активно и решительно, самоуверенно». Мнение Москвы о необходимости отстранения М. Ракоши подтверждалось.
Когда на совещании в узком составе Микоян спросил, не лучше ли в интересах партии в создавшихся условиях самому Ракоши подать в отставку, чтобы облегчить положение и нейтрализовать оппозицию, члены венгерского руководства обрадовались. Они ждали инициативы из Москвы.
Микоян лично беседовал с Ракоши по поводу его отставки, участвовал в обсуждении кандидатур на пост лидера партии. Он выступал за молодого премьер-министра А. Хегедюша, однако венгерские руководители сделали выбор в пользу Э. Гере. Именно здесь и скрывалась одна из причин последующего взрывя, так как этот политик мало чем отличался от Ракоши.
Тогда же Я. Кадар, который в 1954 г. был реабилитирован и вновь начал работать в партии, был избран секретарем ЦК, фактически вторым лицом в партийном руководстве.
В беседах с венграми А. Микоян не мог не затронуть вопрос о Наде, популярном в стране политике. В Москве считали ошибкой его исключение из ВПТ, хотя бы потому, что если бы он остался в рядах партии, то обязан был бы подчиниться партийной дисциплине. С Надем беседовали Кадар и Киш, другие члены венгерского руководства, состоялось восстановление его в партии, но на самокритику И. Надь не пошел.
Половинчатость политики партии, запоздалые решения о смене высшего руководства не внесли перемен. Натиск оппозиции усиливался, недовольство росло. 6 октября по требованию оппозиции в присутствии десятков тысяч людей было произведено перезахоронение останков невинно погибших в 1949 г. Л. Райка, Д. Палффи, Т. Сёньи, А. Салаи, ставшее своеобразной репетицией событий 23 октября 1956 г.

2. События 1956 года в Венгрии.

Кризис в стране назревал буквально со дня на день, а в это время высшее венгерское руководство отбыло в Югославию на переговоры о нормализации двусторонних отношений. Детонатором взрыва в Венгрии послужили события в Польше, где произошла полная смена руководства.
23 октября 1956 г. в атмосфере назревавшего общественного взрыва и под влиянием польских событий, где к власти пришел В. Гомулка, в Будапеште состоялась большая студенческая демонстрация, к которой постепенно присоединились представители почти всех слоев населения. Число демонстрантов достигало 200 тысяч. Главным поводом стало недовольство народа политикой правящей партии. Власти были в растерянности, тем более главные лидеры только в тот день вернулись из Югославии. Министр внутренних дел сначала запретил, потом разрешил демонстрацию. Она началась под лозунгами, выдвинутыми студентами: национальная независимость, демократизация, полное исправление ошибок ракошистского руководства, привлечение к ответственности виновных за репрессии. Среди требований фигурировали немедленный созыв партсъезда, назначение И. Надя премьер-министром, вывод советских войск из Венгрии, разрушение памятника И. В. Сталину.
В ходе столкновений с силами охраны правопорядка характер демонстрации изменился, появились антиправительственные требования. Выступление Э. Гере по радио только подлило масла в огонь. Унять страсти на смог и И. Надь, выступивший по требованию демонстрантов на митинге перед парламентом. К вечеру началось восстание. Демонстранты, вооружившись, захватили радио, ряд военных и промышленных объектов.
Той же ночью пленум ЦК ВПТ решил образовать новое правительство во главе с И. Надем. Было объявлено чрезвычайное положение. Еще днем Гере по телефону обратился в Москву с просьбой ввести в Будапешт советские войска, находившиеся в Венгрии по Варшавскому Договору. Президиум ЦК КПСС согласился, но попросил письменного обращения. Получив приказ начальника Генштаба маршала Соколовского, части Особого корпуса в 22.00 23 октября были подняты по тревоге и двинулись на Будапешт. Расчет был на демонстрацию силы, однако появление советских войск вызвало сопротивление. Уже на 19.00 24 октября советские войска понесли следующие потери: было убито 20 офицеров и солдат, ранено 48 человек, сожжено 2 танка и 2 автомобиля, подбито 4 БТР.
И. Надь на заседании ЦК не возражал против приглашения советских войск, однако на другой день на просьбу посла СССР подписать соответствующее письмо ответил отказом. Вместо него это сделал бывший глава правительства А. Хегедюш. Текст обращения гласил: «От имени Совета Министров Венгерской Народной Республики прошу правительство Советского Союза прислать на помощь советские войска в Будапешт для ликвидации возникших в Будапеште беспорядков, для быстрого восстановления порядка и создания условий для мирного созидательного труда». На письме была поставлена дата - 24 октября, в Москву оно поступило 28 октября.
24 октября в Будапешт прибыли А. Микоян и М. Суслов. Обстановка в венгерской столице менялась с часу на час.
Из-за плохой погоды самолет не смог сесть в Будапеште, поэтому А. Микоян и М. Суслов сначала побывали в штабе Особого корпуса в г. Секешфехерваре, оттуда вместе с генералом И. Серовым, председателем КГБ, и генералом М. Малининым, первым заместителем начальника Генштаба, в колонне танков и БТР направились в столицу.
Эмиссары Кремля прибыли с готовым мнением, что венгерские власти, да и наши военные преувеличивают сложность обстановки. Кстати, об этом же заявил в Москве Н. С. Хрущев на совещании представителей соцстран 24 октября. После бесед с Э. Гере, встреч с советскими и венгерскими военными представителями, а также переговоров в ЦК ВПТ, в которых участвовали И. Надь, Я. Кадар и другие руководители, А. Микоян и М. Суслов доложили в Москву, что венгерское руководство преувеличивает силы противоборствующей стороны и недооценивает собственные. Исходя из сообщений военных, они считали, что «все очаги повстанцев подавлены, идет ликвидация самого главного очага на радиостанции, где сосредоточено около 4 тысяч человек».
Отмечалось, что венгерская армия плохо проявила себя. Но перелом все-таки произошел, сообщали «гости» из Москвы, и теперь венгерские войска смелее будут привлекаться к патрулированию улиц. В этой связи говорилось, что венгерские руководители, особенно И. Надь, одобрительно отнеслись к более активному использованию венгерских военнослужащих и полиции с тем, чтобы облегчить бремя советских войск и подчеркнуть роль самих венгров в ликвидации мятежа.
Оптимистически звучали такие фразы из первого донесения московских «гостей»: обстановка способствует сплочению венгерского политбюро. Правда, Э. Гере не скрывал, что многие требуют его отставки. Но в целом венгерские руководители заверили, что владеют обстановкой.
На другой день, 25 октября, все осложнилось, восстание расширялось. По мнению Микояна и Суслова, два события всколыхнули венгерскую столицу: инцидент у парламента, - когда во время митинга с крыш близлежащих домов были обстреляны советские солдаты и сожжен один танк, а советские подразделения ответили огнем, в результате чего было убито 60 венгров, и перестрелка у здания ЦК. Советские танкисты, прикрывавшие здание, ошибочно открыли огонь по подходящей венгерской роте охраны, приняв ее за отряд повстанцев. 10 венгров было убито.
В городе не стихала перестрелка. Одновременно обострилась ситуация в Мишкольце, Сегеде и Пече. Началась всеобщая забастовка. Нарастали требования о выводе советских войск. В ряде городов имелись случаи линчевания военнослужащих госбезопасности. И. Надь попросил увеличить численность советских войск, особенно Пехоты. Такое обещание было ему дано.
Осложнявшаяся ситуация требовала перемен в старом руководстве партии. 25 октября Э. Гере подал в отставку. Первым секретарем партии стал Я. Кадар, был пополнен и состав политбюро, в том числе за счет сторонников И. Надя. Внутри партруководства шла дискуссия: сторонники И. Надя - Ф. Донат и Г. Лошонци требовали идти на согласие с повстанцами и предлагали считать события не мятежом, а справедливым народно-демократическим движением. Военный комитет партии предложил подавить с помощью советских танков и авиации главные очаги сопротивления в Будапеште. Премьер-министр колебался, он отказался принять и первое и второе предложения. И. Надь, очевидно, не хотел связывать свое имя с жестокими мерами подавления, он все еще думал о реформах «сверху» на базе программы 1953 - 1954 гг., хотя обстановка коренным образом менялась. Система власти разваливалась. На передний план выступали требования улицы, различных революционных организаций. Речь шла уже не об «улучшении социализма», а о свободных выборах, коалиционном правительстве.
На совещании в ЦК партии был поднят вопрос о советских войсках. Присутствовавшие А. Микоян и М. Суслов сразу же заявили, что «никак нельзя ставить вопрос о выводе советских войск из Венгрии, потому что это будет означать приход войск американских». Они предложили объявить народу, что после восстановления порядка советские войска вернутся в места своей постоянной дислокации.
На заседании предложение о выводе советских войск было отклонено. Однако, выступая вечером по радио, И. Надь сообщил, что его правительство проявит инициативу проведения переговоров об отношениях ВНР и СССР, в том числе о выводе всех советских войск с венгерской территории. Микоян и Суслов были изумлены подобным заявлением. «Утром будем разговаривать по этому вопросу», - сообщили они в Москву.
В донесениях Суслова и Микояна из Будапешта присутствовали определенные элементы колебаний. Вначале они говорили об одном - отклонить все требования венгерской оппозиции и революционных комитетов, не менять состава правительства, продолжать борьбу, опираясь на Советскую Армию. Но тут же сами утверждали, что в этом случае венгерские власти могут потерять всякое доверие у мирного населения, появятся новые жертвы, а это приведет к краху. Были и другие предложения: ввести в состав правительства видных демократов, представителей бывших мелкобуржуазных партий. Но одновременно подчеркивалось, что это скользкий путь, надо быть осторожным, потому что можно скатиться вниз. Надь считал, что на подобную меру надо идти лишь в силу крайней необходимости, чтобы не выпустить из рук руль управления.
Между тем обстановка осложнялась, успокоения не наступило. Критике радикальных сил стал подвергаться и И. Надь. Перетасовки в составе Политбюро и правительства не давали результата. Партийные органы и местные органы власти рассыпались. Армия была деморализована. Одним из главных был вопрос об оценке происходящего. Участие советских войск в боях способствовало национальному сплочению, усилило антисоветский, антирусский настрой в обществе. Требования демократической оппозиции, повстанческих групп нарастали -роспуск войск и органов госбезопасности (АВХ), новое правительство на основе многопартийности, наказание прежних руководителей, уход русских, нейтралитет страны, выход из Варшавского Договора и т. д. Ситуация становилась критической.
28 октября в выступлении по радио И. Надь назвал события в стране мощным народным демократическим движением, а не контрреволюцией, объявил о роспуске войск и органов госбезопасности, сообщил о прекращении огня, амнистии и начале переговоров с повстанцами. В стране началось формирование новых вооруженных сил на базе армии и отрядов повстанцев.
В венгерской литературе утверждается, что «прозрение» И. Надя произошло под влиянием его реформистских сторонников, а также потока депутаций, которые открыли ему глаза на действительную обстановку и настроение населения, интеллигенции. Уяснив, что путь чрезвычайных мер, репрессий ведет в тупик, что ВПТ стала недееспособной, а сам он теряет популярность, премьер-министр встал на путь соглашения с повстанцами, признания различных революционных организаций и удовлетворения их основных требований, в том числе введения многопартийности, создания коалиционного правительства, провозглашения нейтралитета.
Не исключено, что венгерский премьер пошел на решительные уступки, надеясь таким путем консолидировать ситуацию и спасти народно-демократический строй. Утверждается, что он имел консультации с советской стороной и якобы получил согласие Микояна и Суслова. По-видимому, на деле все было гораздо сложнее. Во-первых, Микоян и Суслов при всех своих полномочиях не могли решать за Москву, во-вторых, и у них, как видно по архивным документам, возникали сомнения.
29 октября Микоян и Суслов передали в Москву, что из бесед в ЦК ВПТ становится ясно: венгерские товарищи не только не овладевают массами, но, более того, антикоммунистические элементы наглеют. Представители ЦК КПСС пытались разработать меры по сохранению кадров, верных режиму. А тем временем партийное руководство вновь было реорганизовано. ВПТ была распущена и вместо нее 31 октября объявлено о создании новой партии — ВСРП. В состав ее исполкома вошли Я. Кадар - первый секретарь, И. Надь, 3. Санто, Г. Лошонци, Ф. Донат, Д. Лукач, Ш. Копачи. Как грибы после дождя, появлялись другие партии и организации, в том числе старые буржуазные.
30 октября Суслов и Микоян сообщили, что политическая обстановка в стране и в Будапеште ухудшается: в руководящих органах партии чувствуется беспомощность, в партийных организациях имеют место процессы распада. Хулиганствующие элементы обнаглели, захватывают районные партийные комитеты, убивают коммунистов. Организация партийных дружин идет медленно. Заводы стоят, Народ сидит по домам. Железные дороги не работают, а распоясавшиеся студенческие и другие повстанческие элементы, изменив тактику, проявляют большую активность.
Два члена Президиума ЦК КПСС сообщили в Москву, что еще не имеют окончательной точки зрения на обстановку, насколько серьезны ухудшения. Обещали доложить свои выводы, но в конце сообщения все-таки следовала рекомендация: необходимо немедленное прибытие в Венгрию маршала И. Конева.
31 октября Микоян и Суслов отбыли в Москву. В действие вступали другие планы. К этому моменту маршал И. Конев уже был назначен командующим операцией «Вихрь» (кодовое название вторжения в Венгрию) и 1 ноября начал перегруппировку войск и переброску подкреплений, окружение венгерских аэродромов и т. д.
Одним из спорных вопросов позиции СССР в истории венгерского восстания 1956 г. является публикация в Москве 30 октября «Декларации об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими государствами». В этом документе, который готовился с середины октября под влиянием польских событий, дана самокритичная оценка послевоенного опыта формирования отношений СССР с этими странами, подвергнуты критике различного рода деформации и была выражена готовность строить равноправные отношения, убрать все препятствия на пути сотрудничества, обсудить трудные вопросы, включая и пребывание советских войск на территории ряда стран.
Декларация вызвала положительные международные отклики. Но через три дня последовало вооруженное вмешательство в Венгрии, представлявшее явное нарушение норм международного права. Как это оценить - вероломство, хитрость или одна рука в советском руководстве не ведала, что делает другая? Дело объясняется молниеносным развитием событий. Пока готовились предложения в расчете на политическое урегулирование, военный вариант возобладал. Устные установки для военных были даны еще раньше - уже с 27 октября Министерство обороны и Генеральный штаб начали готовиться к критическому развитию событий - подтягивать войска, разворачивать системы связи и т. д.
30 октября советские войска вышли из Будапешта и тут же начали занимать позиции вокруг столицы Венгрии. Одновременно под предлогом обеспечения эвакуации советских войск и членов семей военнослужащих начался дополнительный ввод советских частей.
Последовали протесты И. Надя и венгерского МИДа, усматривавших в этом нарушение Варшавского Договора. И. Надь требовал объяснений от Москвы, грозил обратиться за помощью к ООН. 1 ноября он объявил о выходе Венгрии из Варшавского Договора, о нейтралитете страны, попросив защиты у великих держав. Советская сторона тянула время, согласившись на переговоры об условиях вывода войск и выхода Венгрии из ОВД.
В конце октября в Москве было решено подавить восстание в Венгрии, не допустить перехода страны на Запад. Это нарушило бы послевоенный статус-кво, усилило бы позиции НАТО. Падение народно-демократического строя в Венгрии оказало бы тяжелое воздействие на другие страны социализма. Напрашивался вывод - правительство И. Надя следовало менять. Для поддержки нового правительства требовалось массированное и быстрое вторжение войск. Идейная основа была классическая - пролетарская солидарность, идеи интернационализма.
Эмоциональное воздействие на окончательную позицию Кремля оказали, конечно, расправы с коммунистами, работниками госбезопасности, бегство многих представителей парт-госактива в соседние страны, а также разгром 30 октября Будапештского горкома партии и жестокая расправа с его защитниками. Сыграло свою роль и определенное давление со стороны группы бывших венгерских руководителей.
Советское руководство в духе имперской политики, в атмосфере «холодной войны» считало себя вправе пойти на интервенцию в собственной зоне влияния. Военное командование обещало навести порядок в Венгрии за 3 дня. Возникал, конечно, вопрос о возможной реакции США и их союзников. Но в условиях суэцкого кризиса, вспыхнувшего 28 октября, «тройственной агрессии» против Египта Москва могла чувствовать себя сравнительно спокойно. Руки западных держав были скованы ближневосточной ситуацией. Вашингтон оказался вынужденным выступать против своих союзников. Ожидалось, что помимо пропагандистской шумихи и протестов в ООН ничего существенного не последует. Некоторые западные и венгерские авторы считают, что между Москвой и Вашингтоном существовал прямой сговор по этому вопросу. Резкие протесты президента США на имя Н. Булганина последовали после 7 ноября.
На поведение советского руководства повлиял и югославский синдром. Отношения двух стран и партий были восстановлены в 1955 г., но споры вокруг советской модели социализма и особого югославского пути продолжались. Руководство СФРЮ, поддерживавшее И. Надя, тем не менее .испытывало беспокойство по поводу развития ситуации в Венгрии и готово было в случае продолжения кровопролития предпринять самостоятельные шаги, включая и военные действия.
2 - 3 ноября 1956 г. Н. Хрущев и Г. Маленков, находясь инкогнито у, И. Б. Тито на острове Бриони, обсуждали венгерскую ситуацию и достигли быстрого согласия. Трудности с югославами возникли позже. Москва считала, что Белград дирижирует действиями И. Надя. Накануне, 1 ноября, Хрущев, Молотов и Маленков встретились в Бресте с поляками, затем Хрущев и Маленков провели переговоры с руководителями остальных соцстран в Бухаресте. Ранее в Москве делегация ЦК КПК во главе с Лю Шаоци согласилась с соображениями советского руководства о вмешательстве.
На рассвете 4 ноября советские войска' по приказу И. Конева приступили к выполнению поставленной задачи: «Помочь сломить сопротивление мятежников в Будапеште, восстановить законную власть и порядок в стране». Естественно, эти действия оправдывались просьбой правительства Кадара.
Вопрос о кандидатуре Кадара как главе Временного революционного рабоче-крестьянского правительства решился в последний момент. Первоначально в Москве думали о Ф. Мюннихе, но он был менее известен в стране, чем Кадар. Н. С. Хрущев после совета с югославами сделал выбор в пользу Кадара, но нашлись противники.  На июньском  (1957 т.)  пленуме ЦК КПСС, разбиравшем вопрос об «антипартийной группе», А. И. Микоян рассказал следующее: «По венгерскому вопросу в президиуме в общем было единство, но должен еще сказать, что тов. Молотов вел неправильную линию в отношении новых венгерских руководителей.
Вы представляете, что завтра, 4 ноября, наши войска должны начать выступление по всей Венгрии; а сегодня вечером еще неизвестно, кто будет во главе нового правительства Венгрии, по призыву и в поддержку которого наши войска выступают. Почему?.. Мы предлагали Кадара. Молотов настаивал на том, чтобы во главе был Хегедюш - бывший премьер-министр...
Дело затягивалось. Жуков начал давить, операцию нельзя откладывать, войскам отдан приказ выступать. Только после возвращения Хрущева удалось определиться с главой правительства».

3. Конец революции.

Цена «победы» для советской стороны была немалой - в боях погибло 669 советских солдат и офицеров, имелось 1450 раненых, 51 человек пропал без вести. Венгерские потери - 2700 убитых. Таков кровавый итог проводившейся тогда политики.
Начались аресты. Министр обороны П. Малетер вместе с делегацией был схвачен ночью 4 ноября на аэродроме Тёкёль во время переговоров о выводе советских войск. На 15 ноября, как докладывал генерал Серов, советские органы госбезопасности арестовали 1372 человека.
Я. Кадар и члены его правительства из г. Сольнока перебрались в Будапешт 7 ноября и тут же принесли присягу Председателю Президиума ВНР И. Доби. Так вроде бы была решена проблема легитимности. В стране Кадар и его сторонники пользовались минимальной поддержкой. Начался трудный процесс восстановления нормальной жизни.
Ситуация была сложная - законное правительство И. Надя укрылось в югославском посольстве, новое, временное столкнулось с тяжелейшей обстановкой плюс международной изоляцией. Фактически контроль над страной находился в руках советских военных органов.
Одной из жестоких сторон действительности того времени были репрессии, сведение счетов, срыв забастовок, разгоны рабочих советов. По мере укрепления своего положения новые венгерские власти организовывали судебные процессы. Давление оказывали и советские представители. В архиве МИД России хранится документ с обращением Я. Кадара к Аристову и Суслову с просьбой повлиять на Серова—не следует, мол, без разбора хватать людей, особенно в провинции. Надо искать подлинных зачинщиков, а не людей, случайно оступившихся. Однако имели место и советские обращения такого же рода - умерить размах репрессивных акций.
Первоначально не было и речи об организации судебного процесса над группой И. Надя, обманным путем вывезенной в Румынию. Но в условиях обострения международной обстановки и идеологических дискуссий в компартиях, в том числе с югославами, встал вопрос, кто же несет ответственность за трагические события в Венгрии. Вначале И. Надя обвиняли в утрате контроля над обстановкой, позже стали обвинять в заговоре против государственного строя, называли человеком, открывшим путь контрреволюции, совершившим измену родине. Сам Кадар говорил, что не считает Надя контрреволюционером, но логика событий, дескать, привела его к преступлениям.
В конце 1956 г. пленум ЦК ВСРП принял решение о начале уголовного расследования, но одновременно в духе борьбы «на два фронта» обратился в Москву с просьбой подольше держать Ракоши и его сторонников в Советском Союзе. В 1962 г. Ракоши и его ближайшие сподвижники были исключены из партии. ЦК КПСС согласился с просьбой Будапешта, чтобы Ракоши жил в СССР. Его пребывание затянулось до 1971 г. Умер Ракоши в Нижнем Новгороде. Похоронен в Будапеште.
Трагической оказалась судьба И. Надя. В высшем руководстве ВСРП существовало согласие относительно наказания И. Надя. Венгерские власти регулярно советовались с Москвой. В апреле 1957 г. группу И. Надя тайно доставили из Румынии в ВНР. Следствие тянулось до осени 1957 г. В советскую столицу приезжали гонцы с материалами расследований. По просьбе Москвы дату процесса два раза переносили, а Н. Хрущев с учетом возможной реакции международных кругов советовал подходить помягче к приговору.
В декабре 1957 г. на закрытом заседании ЦК ВСРП Я. Кадар и министр внутренних дел Б. Биску доложили о результатах следствия. Материалы этого пленума долгое время держались в строгой тайне, только после смерти Я. Кадара в его сейфе был найден экземпляр. Необходимость строгого уголовного наказания была одобрена. Однако ни этот пленум ЦК ВСРП в конце 1957 г., ни другой - в июне 1958 г., накануне суда, не принимали конкретные решения о мере наказания. Речь шла о том, что «надо обеспечить свободный ход законной процедуры», т. е. не связывать руки суда. Формально решение принял суд. Высшую меру наказания получили И. Надь, П. Малетер, И. Силади и М. Гимеш. Г. Лошонци умер в тюрьме в декабре 1957 г. при невыясненных обстоятельствах.
И. Надь не признал себя виновным. Он отказался от просьбы о помиловании, отметив, что последнее слово скажет история и международное рабочее движение. И. Надь был казнен 16 июня в 5 часов утра. Жестокий приговор по делу И. Надя и его товарищей вызвал широкие протесты в мире.
Обоснованность советских решений о военном подавлении восстания в Венгрии и правомерность действий Я. Кадара и его сторонников долгие годы в нашей стране не вызывали сомнений. Кадар, будучи мыслящим человеком, говорил, что дело ученых давать оценку событиям 1956 г., но в любом случае это была трагедия венгерского народа. В своем последнем, весьма сумбурном выступлении на пленуме ЦК ВСРП 12 апреля 1989 г. он не отказался от своих оценок событий 1956 г. и отверг обвинения в том, что он действовал как агент СССР вопреки национальным интересам. Несомненно, что страна в 1956 г. была расколота, шла жестокая борьба. Исход событий был трудно предсказуемым.
Вал демократических революций в Восточной Европе изменил подходы к оценке многих проблем. События 1956 г. в Венгрии теперь называют народным  восстанием, революцией, освободительным движением. День 23 октября - национальный праздник Венгрии.
Целями венгерского восстания 1956 г. были свобода и независимость, слом сталинской системы и тоталитарного господства. К этим целям примазались различные реакционные, профашистские элементы, но не они определяли характер событий. В позиции СССР преобладал имперский подход, чем перекрывался кислород и для реформ в собственной стране.
26 декабря 1991 г. президент СССР М. С. Горбачев в речи по случаю приема венгерского премьер-министра И. Анталла впервые осудил советское вторжение в 1956 г. Президент РФ заявлял об этом неоднократно раньше.
Официальные оценки новой России были подтверждены во время визита Б. Н. Ельцина в Венгрию в ноябре 1992 г. Тогда же президент возложил венок на могилу И. Надя. Венгерская общественность с удовлетворением восприняла передачу правительству Венгрии архивных материалов о позиции СССР во время событий 1956 г.

Список литературы.

1. История южных и западных славян. Том 2. Новейшее время. / Под ред. Г. Ф. Матвеева. – М.: МГУ, 1998.
2. История Венгрии. Т.2. – М.: Наука, 1993.
3. Краткая история Венгрии. С древнейших времен до наших дней. – М.: Наука, 1991.
4. Кредер А. А. Новейшая история: XX век. – М.: ЦГО, 1995.
5. Новейшая история зарубежных стран. XX век. / Под ред. А. М. Родригеса. – М.: Владос, 1998.
6. Осмысление истории / Под ред. Г. Н. Севостьянова. – М.: Просвещение, 1996.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(24.5 KiB, 89 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!