Вашингтон Джордж

Содержание

Введение

Глава I. Первый период общественной деятельности:

1.1. Начало военной карьеры.

1.2. Вашингтон и американская революция.

Глава II. Второй период общественной деятельности: на президентском посту.

2.1. Участие в разработке конституции. Выборы.

2.2. Президентство Джорджа Вашингтона.

Заключение

Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

22 февраля 2002 года США отметят 270 лет со дня рождения Джорджа Вашингтона.

У Джорджа Вашингтона есть основания считаться не просто одним из «отцов-основателей» США, но «отцом-основателем №1». Он был главнокомандующим американскими вооруженными силами в годы войны за независимость (1775 - 1783), председательствовал на Филадельфийском конвенте 1787 года, выработавшем федеральную конституцию, был первым президентом молодого североамериканского государства (1789 – 1797 гг.)

Фактически до самой своей смерти в 1799 году он играл роль лидера американской нации. В сознании многих поколений американцев он был и остается «отцом нации», хотя такая оценка оспаривается в американской исторической науке, особенно биографами других основателей США, в первую очередь в первую очередь А. Гамильтона, Т. Джефферсона.

Пик общественной деятельности Дж. Вашингтона приходится на конец XVIII столетия - эпоху крупных общественных переворотов как в Новом, так и в Старом Свете. Именно в его время разразилась упорная борьба между Англией и североамериканскими колониями, добивавшимися полной политической независимости. Эта борьба, крайне трудная для американцев и потребовавшая от них чрезвычайного напряжения сил, увенчалась полным торжеством колоний над могущественной метрополией и привела к основанию республики - Североамериканских Соединенных Штатов, на долю которых выпала огромная роль в истории человечества. Успехом своим американская революция обязана в значительной мере своему военному вождю - Джорджу Вашингтону, который по окончании борьбы с Англией сделался первым президентом юной заатлантической республики.

Тем не менее общественная и военная деятельность первого президента США получила в исторической науке неоднозначную трактовку. Часть исследователей (В. В. Согрин, А. В. Аникин, М. П. Баскин, И. А. Белявская и др.), указывая на неординарность личности Вашингтона, признавая его неоспоримые заслуги на военном поприще, однако, принижали роль Вашингтона как общественного деятеля.

В противоположность им В. В. Воронов, Б. С. Громаков, А. И. Уткин, А. А. Фурсенко и др., ставили Вашингтона-президента выше Вашингтона-военного. Споры о личности и деятельности первого президента США и до сих пор не разрешены и с периодическими вспышками продолжаются и до настоящего времени.

Важность и актуальность рассматриваемой темы, ее неоднозначна разработанность определили следующую формулировку темы исследования: «Джордж Вашингтон – первый президент США 1789 - 1797».

Цель исследования состоит в характеристике основных особенностей общественной и военной деятельности Джорджа Вашингтона – первого президента США.

В соответствии с поставленной целью и выдвинутыми темой и проблемой исследования, нами определены следующие задачи данной работы:

• кратко охарактеризовать личность и начало военной деятельности первого президента США;

• выявить роль Вашингтона в ходе американской революции;

• проанализировать степень участия Вашингтона в разработке и принятии конституции;

• охарактеризовать деятельность Вашингтона на президентском посту.

Структура исследования. Данная курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

ГЛАВА I. ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ:

 1.1. Начало военной карьеры.

 Немногие американцы могут похвалиться такой родословной, как Джордж Вашингтон, впрочем, родословная эта, по собственному признанию Вашингтона, не имела особенного значения в его глазах. Он происходил от родовитой английской аристократии, появляющейся в истории уже в XII веке. Вашингтоны в Англии были рыцарями-ленниками епископа Дургамского и прославились своими походами против диких скоттов. В XVI столетии род Вашингтонов распался на несколько ветвей. Родоначальником той ветви, от которой происходил вождь американской революции, был Лоренс Вашингтон, мэр города Нортгэмптона, во время реформации усердно помогавший Генриху VIII расхищать монастырские владения. За это ему пожаловано было поместье Сульгрев, и потомки его пользовались благоволением и милостями английских королей (5, с. 14).

После смерти Карла I, когда Кромвель начал беспощадно преследовать приверженцев короля, они один за другим стали переселяться в Северную Америку, главным образом в Виргинию. Туда же, в 1657 году, переселились обедневшие правнуки Лоренса Вашингтона. Один из них, Джон, приобрел себе поместье на реке Бридж-Крик, притоке Потомака, в графстве Вестморленде. Женившись на богатой девушке, он сделался одним из самых крупных плантаторов Виргинии, а впоследствии, участвуя в походе против индейцев, оказал своей новой родине большие услуги. Внук Джона, Августин, отец знаменитого борца за свободу Америки, родился в 1694 году. Он получил высшее образование в Англии, а после возвращения оттуда занялся сельским хозяйством в унаследованных им землях и мало-помалу значительно расширил свои владения. Августин Вашингтон был женат два раза. От первого брака у него было два сына - Лоренс и Августин; от второго - с Мэри Болль - четыре сына и две дочери. Старший из них, Джордж, родившийся 22 февраля 1732 года в отцовском поместье на реке Бридж-Крик, сделал имя Вашингтонов бессмертным.

В семейном поместье - Маунт-Верноне – где прошли все детские годы Вашингтона, пробудились его военные наклонности. Джордж то и дело слышал разговоры на разные военные темы; описания битв, воспоминания о скитаниях по морю, о борьбе с пиратами - все это глубоко действовало на впечатлительного, энергичного мальчика, которого невольно тянуло к такой жизни, полной опасностей и приключений. В 14 лет он заявил о своем желании поступить на морскую службу, но встретил сильное сопротивление со стороны матери, которая в последнюю минуту взяла свое первоначальное вынужденное согласие обратно, не решаясь подвергать своего первенца опасностям, сопряженным с военной жизнью. Делать было нечего: Джорджу пришлось подчиниться матери и вернуться в школу Вильямса. Так как в этой школе Джордж приобрел кое-какие сведения по межеванию земель, и так как труд землемера в Виргинии прекрасно оплачивался, то Джордж решил взяться за эту профессию. Границы виргинских поместий в то время не были еще точно установлены, землемеров же было мало, а потому это был план весьма практический. В течение двух лет Вашингтон серьезно изучал землемерное искусство как теоретически, так и практически, настойчиво доводя до конца все предпринимаемые им работы.

Вскоре после этого Вашингтон назначен был общественным землемером графства Ферфакс и более трех лет исполнял эту обязанность со свойственным ему усердием и добросовестностью, проводя целые месяцы в глубине лесов и основательно знакомясь с характером страны и ее коренных жителей – индейцев сиу.

Деятельность Вашингтона на посту землемера штата Виргиния совпала с началом англо-французского конфликта. Виргиния была первой английской колонией, где пробудился антифранцузский военный дух. Она разделилась на военные округа, во главе которых стояли майоры, заведовавшие набором и обучением солдат. На эту должность был призван, по рекомендации своего брата Лоренса, юный Джордж Вашингтон, уже успевший снискать себе общее доверие и уважение.

Молодой Вашингтон был в восторге от этого назначения и, по своему обыкновению, методично и терпеливо стал готовиться к новому делу. В апреле 1755 года Вашингтон, усердно занимавшийся обучением новобранцев, выступил в поход во главе трех отрядов. Он получил предписание сохранять оборонительное положение, но, узнав, что французы завладели недостроенной английской крепостью на Огайо, назвав ее фортом Дюкен.

Вашингтон решил атаковать неприятеля и в конце концов штурмом взял это укрепление, так возник форт Нецессити, который в начале июля был атакован 1500 французами. Несмотря на все старания Вашингтона и на личное участие его в работах, форт укреплен был плохо, и англичанам пришлось согласиться на предлагаемые французами условия капитуляции. Условия эти заключались в том, что отряду Вашингтона разрешалось отступить, обязавшись в течение года не делать нападений на французов.

Несмотря на неудачный исход экспедиции, виргинское законодательное собрание выразило Вашингтону благодарность за услуги, оказанные отечеству. Вскоре, однако, оскорбленный тем, что губернатор решил уничтожить в виргинской армии чины выше капитана, Вашингтон, дороживший своим чином подполковника, дарованным ему по желанию народа, вышел в отставку и отправился в Маунт-Вернон. Там он с нетерпением ожидал возможности вступить в армию, не теряя своего достоинства. Это его желание скоро исполнилось.

В начале весны 1755 года Англия наконец приняла участие в войне своих колонистов с французами. В Виргинию прислано было два регулярных полка под начальством генерала Брэддока, который решил отнять у французов крепость Дюкен. Брэддок был храбрый воин, хорошо знакомый с военным делом, как оно было поставлено в Европе; но он не знал ни страны, куда явился, ни приемов войны, заимствованных плантаторами у индейцев. Пришлось привлечь к делу офицеров из американцев, лучше посвященных в местные условия, наслышавшись об опытности Вашингтона, Брэддок старался и его привлечь в свое войско. Вашингтон с радостью согласился, рассчитывая быть полезным английскому генералу, и поступил в его штаб в качестве волонтера; вскоре, однако, он назначен был адъютантом Брэддока. Но Брэддок как рутинер никак не мог освоиться с новыми условиями, в которых приходилось сражаться; тем не менее, он не решался следовать советам своего молодого адъютанта и с недоверием относился к планам Вашингтона, казавшимся ему неприложимыми к делу. Несмотря на просьбы и возражения Вашингтона, Брэддок непременно хотел подчинить виргинских стрелков европейской дисциплине; высокомерно относясь к диким индейцам, он не желал заключать союзов с индейскими племенами и пользоваться услугами индейских разведчиков, и вместо того, чтобы, не теряя времени, двигаться вперед и напасть на неприятеля, пока силы его еще были рассеяны, английский генерал хотел совершить поход по всем правилам военного искусства, так что на каждом шагу приходилось останавливаться среди дремучих лесов, лишенных всяких путей сообщения. Но образ действий Брэддока и его солдат только усилил популярность и славу Вашингтона; в нем одном видели спасение его соотечественники после злосчастной битвы на реке Мононгахила. Наиболее почтенные виргинцы в один голос умоляли его стать во главе колониальной милиции, и губернатор, не желая возбуждать разногласий, согласился на все условия, поставленные ему Вашингтоном, и назначил его главнокомандующим Виргинии с чином полковника. Вашингтон сохранил за собою право назначать офицеров. Три года (1755 - 1758) он был главнокомандующим виргинскими войсками; эти три года были для него целым рядом неприятностей и мучений, не дававших ему ни минуты покоя.

Когда во главе английского министерства стал Питт, сумевший сделать политику Англии более энергичной и влиятельной, положение Вашингтона стало несколько лучше. В Америку посланы были три дивизии, под главным начальством генерала Аберкромби, причем две дивизии должны были действовать на севере, а третья, под предводительством бригадира Форбса, отправлена была в Виргинию, получив предписание овладеть фортом Дюкен. Кроме того, Питт понял, что необходимо уравнять в правах и чинах офицеров (до полковника включительно) колониальной и королевской армии, чтобы уничтожить постоянные пререкания, мешавшие единодушию войска, таким образом, осуществлялась мера, которую Вашингтон давно уже считал чрезвычайно важной и которая действительно облегчила положение дел. Форбс знал, что неудача Брэддока в значительной мере объясняется его пренебрежением к советам Вашингтона, и потому постоянно совещался с начальником провинциальной милиции. К регулярным английским войскам и к виргинской армии вскоре примкнули пенсильванцы и некоторые другие колонисты в количестве 4500 человек (5, с. 16).

В начале ноября 1758 года вся английская армия собрана была в один пункт, и решено было двинуться в путь, тем более, что ходили слухи о слабости дюкенского гарнизона. Вашингтон повел авангард, а за ним форсированным маршем последовали остальные. Беспрепятственно подошло английское войско к форту Дюкен, который, как оказалось, был покинут неприятелем. Потеряв надежду получить подкрепление с севера, французы, узнав о приближении англичан, предпочли удалиться и предоставить им завладеть крепостью без сражения. Правда, французы успели взорвать свои магазины и сжечь все здания, так что Вашингтон застал на этом месте одни развалины. Исправив это укрепление, англичане назвали его в честь своего первого министра фортом Питт.

Так окончилось господство французов в области Огайо, на границах которой снова водворились мир и спокойствие. Вашингтон решил оставить военную службу, как только окончится кампания против форта Дюкен. Здоровье его за несколько лет бивуачной жизни сильно расшаталось, вечные тревоги надоели ему, и душа его жаждала покоя. Еще до взятия Дюкена Вашингтон по совету своих друзей согласился выставить свою кандидатуру в депутаты законодательного собрания, куда и был избран большинством голосов в качестве представителя от графства Фредерикс. После взятия Дюкена Вашингтон вышел в отставку и 6 января 1759 года женился на миссис Кэстис Дэвис.

После свадьбы Вашингтон прожил с женой три месяца в ее поместье, носившем название «Белый Дом», и оттуда часто ездил в Вильямсбург для исполнения «политического долга» - для участия в заседаниях законодательного собрания.

Не лишено интереса само вступление Вашингтона в это собрание. Когда Вашингтон впервые появился на заседании, то спикер (председатель) собрания, уже заранее решивший встретить доблестного воина с особенным почтением, в прочувствованных словах благодарил его от имени всех колонистов за услуги, оказанные им родине во время войны. Вашингтон, не ожидавший такой встречи, так растерялся, что не сразу догадался встать, а встав, чтобы ответить на обращенную к нему речь, вдруг замялся, покраснел и в смущении не мог произнести ни слова. «Садитесь, мистер Вашингтон, - с улыбкой заметил спикер,— ваша скромность не меньше ваших заслуг, и смущение ваше красноречивее всяких слов».

1.2. Вашингтон и американская революция.

Пока Вашингтон мирно жил в Маунт-Верноне, на общественном горизонте Америки собиралась гроза. Согласно постановлению английского парламента английские колонии Северной Америки имели право вести торговлю только с Англией, причем запрещался вывоз из Америки некоторых предметов, производившихся в Англии. Конечно, это постановление было крайне невыгодно для колоний; с ним, однако, приходилось мириться, пока колонии нуждались в военной защите метрополии. Но после вытеснения французов положение дел изменилось. Республиканские идеи и демократический дух прежде всего обнаружились в северных колониях, которые стали ревниво следить за действиями Англии.

Война с Францией в Америке ввела Англию в большие расходы, и британское правительство решило привлечь колонии к покрытию этих расходов, наложив пошлины на некоторые предметы потребления, ввозившиеся в Америку из Англии. Между тем, по духу английской конституции, введение прямых и косвенных налогов в колониях было исключительным правом местных законодательных собраний. Но, не смущаясь этим, английский парламент обложил пошлинами патоку и сахар, ввозившиеся в порты Новой Англии, и, главным образом, в Бостон. Вскоре обложены были пошлинами и другие предметы ввоза и установлен был строгий надзор за контрабандной торговлей, которую колонии втихомолку вели с французами и испанцами и на которую Англия раньше смотрела сквозь пальцы. Благодаря этому значительная часть населения разорилась, и недовольство колоний росло не по дням, а по часам. Колонии отправили было петицию королю и парламенту об отмене пошлинных актов и послали в Англию в качестве своего уполномоченного Франклина. Но английское правительство слишком нуждалось в деньгах, чтобы внять голосу колоний, и предпочитало нарушать конституцию. Правда, парламент отменил пошлины на некоторые товары, но зато, как бы в подтверждение прав Англии облагать колонии налогами, издан был знаменитый акт о гербовом сборе, по которому все деловые бумаги в колониях должны были писаться на гербовой бумаге. Но колонии твердо решили воспротивиться этому незаконному акту и не допускать у себя его осуществления. Теперь заговорили не только северные, но и южные колонии, отличавшиеся сравнительно большею преданностью королю, вследствие того, что там находились обширные поместья выселившейся английской аристократии. Население южных колоний все-таки не желало отказываться от своих автономных прав, гарантированных английской конституцией, и добровольно исполнять деспотические притязания Англии. Север и юг оказались объединенными общими интересами. Акт о гербовом сборе должен был вступить в силу 1 ноября 1765 года. Во многих колониях население сожгло склады с гербовой бумагой и взялось за оружие, так что английский парламент вынужден был отменить ненавистный акт. Но взамен этого обложены были пошлинами картон, краска и чай, привозившиеся из Англии. Очевидно, метрополия не обращала никакого внимания на права колоний самим назначать пошлины и налоги. Колонии понимали, что петициями делу не поможешь, и решили не принимать к себе английских товаров, за которые взимались пошлины. Эта мера имела в виду ударить по карману английских купцов и принудить их добиться от своего правительства отмены пошлин. Вашингтон, горячо сочувствовавший этой мере, принял деятельное участие в ее проведении.

Правда, Вашингтон был в молодости искренним монархистом, и симпатии к Англии и ее учреждениям глубоко коренились в его природе; но еще больше он любил свою родину и всею душой стоял за сохранение ее политических вольностей. На первых порах, однако, Вашингтон был против борьбы с оружием в руках, так как надеялся мирным путем уладить отношения между Англией и колониями. Из всех мирных средств борьбы наиболее верным казалось ему воздержание от покупки английских товаров, обложенных пошлинами. Он сам, вместе со своим другом Масоном, выработал систему воздержания и представил свой проект законодательному собранию Виргинии. Проект был принят, и все члены собрания подпиской обязались не покупать обложенных пошлинами товаров, кроме крайне необходимых для жизни. Затем устав общества воздержания был отпечатан и разослан по всем колониям. Таким образом, система воздержания распространилась по всей стране и явилась первым шагом к объединению колоний. Сам Вашингтон строго придерживался этой системы; в доме его нельзя было найти ни одного из запрещенных продуктов, даже чаю (7, с. 49).

В марте 1770 года в Бостоне произошло столкновение между солдатами и народом («бостонская резня»), вызвавшее по всей стране бурю негодования, и во многих местах начали втихомолку готовиться к войне. В то же время английский парламент вынужден был отменить некоторые пошлины и понизить пошлину на чай, так как система воздержания причинила большие убытки английской торговле. Надеясь ввиду этого продать свой чай в Америке, только ост-индская компания отправила из Англии в Бостон несколько кораблей, нагруженных чаем. Но бостонцы и слышать не хотели о покупке чая до тех пор, пока не будут отменены все пошлины без исключения, и требовали удаления кораблей из гавани. Но так как корабли не удалялись, то ночью 18-го декабря 1773 года бостонцы, переодетые индейцами, взобрались на корабли и выбросили весь чай в море. В наказание за этот поступок английский парламент издал акт, закрывавший гавань Бостона с 1 июня 1774 года на неопределенное время. Дело зашло на этот раз слишком далеко, и все колонии почувствовали, что существованию их грозит опасность. В мае 1774 года собралось законодательное собрание Виргинии и протестовало против закрытия гавани Бостона, постановив 1 июня провести в посте и молитве с целью отвратить угрожающую опасность. Несмотря на требование губернатора, чтобы собрание разошлось, оно продолжало свои заседания в другом месте и решило снестись с другими колониями, предлагая как можно скорее созвать конгресс делегатов от всех колоний. Мысль о таком конгрессе впервые высказана была Франклином уже раньше. Но в этот момент конгресс являлся насущной необходимостью. Это прекрасно понимал Вашингтон, ясно видевший, что в отношениях колоний с метрополией наступил кризис и что необходимо действовать энергично. «Я не берусь сказать, - писал в это время Вашингтон одному из своих друзей, который был горячим приверженцем английского режима и врагом оппозиции, - где должна быть проведена пограничная черта между Великобританией и колониями; но я убежден в том, что такая черта должна быть проведена, и наши права должны быть точно определены. Я лично желал бы предоставить решение этого спора потомкам. Но теперь настал критический момент, когда мы должны отстоять наши права или же подчиниться всяким налогам, которыми будут облагать нас до тех пор, пока обычай и привычка не сделают из нас покорных и презренных рабов».

5 сентября конгресс должен был собраться в Филадельфии. В числе пяти делегатов от Виргинии находились Вашингтон и Патрик Генри, один из наиболее выдающихся поборников американской свободы.

Первый Континентальный конгресс был воплощением национального единства колоний, хотя еще довольно слабого. Конгресс первым долгом приступил к обсуждению мер для того, чтобы вывести страну из критического положения. Решено было составить ассоциацию против ввоза и потребления английских товаров и вывоза некоторых американских товаров в Англию и в то же время отправить воззвание к английскому народу и к населению английских колоний в Америке, а королю Англии послать верноподданнический адрес.

Во время прений Вашингтон говорил очень мало и больше держался в тени. Но что он оказывал влияние на все постановления конгресса, видно из следующего эпизода. После конгресса кто-то спросил Патрика Генри, кого из членов конгресса он считает наиболее выдающимся. Генри ответил: «Если вы говорите о красноречии, то мистер Рутледж из Южной Каролины несомненно самый выдающийся оратор. Но если вы говорите о солидных сведениях и здравом суждении, то самым выдающимся следует считать полковника Вашингтона из Виргинии».

Все североамериканские колонии Англии исподволь готовились к войне. В Виргинии сформировалось несколько отрядов под предлогом предстоявшей будто бы войны с индейцами. Офицеры этих отрядов очень часто обращались за советами к Вашингтону, который охотно помогал своими указаниями и лично обучал те или другие отряды. Английское правительство, однако, не давало ответа на резолюцию конгресса. В Массачусетсе ропот был особенно силен ввиду того, что губернатор этой колонии, Гэдж, был уполномочен ввести парламентские акты в действие при помощи военной силы. В виргинском собрании Патрик Генри требовал военной обороны страны: «Призыв к оружию и обращение к Богу воинств—вот все, что нам осталось!»— воскликнул он в конце своей речи. Вашингтон горячо сочувствовал Генри и был выбран в комиссию, которая должна была заняться организацией обороны страны. 10 мая в Филадельфии вторично должен был собраться конгресс, и в числе виргинских делегатов опять находился Вашингтон. Он теперь уже ясно понимал, что придется с оружием в руках отстаивать права своих сограждан. «Я принял твердое решение,— писал он своему брату Августину, — в случае надобности пожертвовать своей жизнью и своим состоянием ради дела, в котором мы так глубоко заинтересованы» (7, с. 55).

Второй конгресс, открывшийся 10 мая 1775 года, понимая, что надо вовремя воспользоваться энтузиазмом населения, тотчас приступил к выработке системы национальной обороны. Вашингтон председательствовал в комиссии, избранной для этой цели. Благодаря опытности и практичности Вашингтона, комиссия скоро справилась со своей задачей. Решено было немедленно набрать 10 полков в разных колониях и присоединить их к милиции Новой Англии, уже стоявшей под Бостоном, который находился в руках англичан. Для покрытия военных расходов решено было выпустить бумажные деньги на сумму 3 млн. долларов. Континентальная армия и ее главнокомандующий, которого еще предстояло выбрать, должны были подчиняться конгрессу как верховному учреждению страны.

Хотя население Новой Англии первое схватилось за оружие, но оно не претендовало, чтобы главнокомандующий был выбран из его среды; делегаты от Новой Англии на конгрессе первые предложили выбрать кандидатом на эту должность Вашингтона, понимая, что выбор главнокомандующего из богатого и влиятельного Юга еще сильнее привяжет южные колонии к общему делу. Кроме того, на этот пост следовало избрать человека, который личными своими достоинствами мог бы заменить недостатки военной организации. Вашингтон был уже человеком опытным и показал во время войны с французами, с какими громадными трудностями он умеет справляться. Не блестящие таланты выдвинули Вашингтона, а глубокий, обстоятельный ум, сильная воля, терпение и высокие нравственные принципы. Это вызвало к нему общее уважение и убеждение, что он может руководить действиями других людей. Конечно, немалую роль играло и богатство Вашингтона, дававшее ему возможность служить без жалованья. Все эти соображения побудили конгресс единогласно избрать Вашингтона главнокомандующим американской армией. Выражая конгрессу благодарность за великую честь, оказанную ему, Вашингтон между прочим сказал: «Так как успех не всегда отвечает ожиданиям, то я объявляю сегодня с величайшей откровенностью и искренностью, что не чувствую себя способным выполнить эту сложную задачу. Что же касается жалованья, то прошу собрание поверить мне, что я не желаю извлекать никаких доходов из своего положения, так как никакие расчеты на выгоду не могли бы побудить меня принять этот тяжелый пост и отказаться от домашнего спокойствия и счастья» (5, с. 18). Официально возведенный в чин генерала и избранный главнокомандующим, Вашингтон отправился в действующую армию, стоявшую под Бостоном.

Назначение Вашингтона в июне 1775 г. главнокомандующим вооруженными силами восставших североамериканских провинций было одновременно и неожиданным, и закономерным. Неожиданным было то, что во главе революционной армии оказался человек, находившийся дотоле в стороне от руководства патриотическим движением. В этом руководстве, в избытке имевшем ярких публицистов и ораторов, не нашлось, однако, никого, кому можно было бы вручить меч революции. Обладавший военным опытом Вашингтон оказался практически единственной приемлемой для Континентального конгресса кандидатурой.

При назначении Дж. Вашингтона делегаты конгресса приняли в расчет его богатство: по понятиям того времени, независимость мышления и политического поведения индивидуума находилась в прямой зависимости от размеров его личного состояния. Кроме того, Вашингтон в глазах патриотов был, безусловно, воплощением сильной личности. Лицо, прочерченное резкими складками и морщинами, тяжелый надменный взгляд, мощная короткая шея и могучее тело, уверенные поведение и манера общения с окружающими — все выдавало в нем силу. Он сохранял дистанцию по отношению к самым высокопоставленным деятелям молодой республики, не допускал фамильярности даже со стороны близких друзей.

Характерен следующий эпизод: известный нью-йоркский банкир и вождь умеренных патриотов Г. Моррис, на спор с друзьями поприветствовав однажды главнокомандующего накоротке: «Доброе утро, Джордж», - получил в ответ такой взгляд, что навсегда утратил охоту к фамильярному общению с главнокомандующим (5, с. 19).

Звание главнокомандующего армией объединенных колоний давало пособникам английских властей повод для нескончаемых издевок над Вашингтоном: вооруженные силы республики существовали фактически лишь на бумаге, и ему пришлось поначалу выполнять малопривлекательную роль «генерала без армии».

Война между тем требовала от Вашингтона незаурядного самообладания и мужества. Официальный Лондон был исполнен желания отомстить американским революционерам и открыто угрожал им виселицей. В разговорах о лидерах войны за независимость английские джентльмены утрачивали изящество манер и языка. Нашелся британский генерал, который пообещал пройти «из одного конца Америки в другой, кастрировав всех мужчин». «Совершенно очевидно, - писал тогда американский просветитель Б. Франклин, - что он принимал нас за разновидность животных, лишь немногим превосходящих диких зверей... На янки смотрели как на мерзкое чудовище, и парламент считал, что петиции подобного рода созданий не подобию принимать и читать в таком собрании мудрецов» Лондон именовал первое правительство США «незаконным сбродом», Вашингтону достался титул «сверхбунтовщика», а через четыре месяца после его назначения главнокомандующим было объявлено о распространении в Северной Америке «преступного заговора» и «открытого мятежа».

В этой драматичной ситуации поведение Вашингтона было исполнено твердости: по получении первого послания от английской стороны, помеченного издевательски «мистеру Вашингтону», главнокомандующий приказал вернуть его обратно за «отсутствием такого адресата в американской армии». Он был непреклонен и при получении второго письма, адресованного на этот раз «Джорджу Вашингтону, эсквайру и пр., и пр., и пр.». В ответ на предложение адъютанта принять на сей раз письмо, поскольку «и пр.», возможно, «включает все», Вашингтон ответил, что именно по этой причине он и отсылает письмо назад.

Вскоре после утверждения Вашингтона в должности главнокомандующего его позиция в отношении перспектив развития революции разошлась с точкой зрения Континетального конгресса.

События второй половины 1775 г. свидетельствовали о неотвратимости разрыва между колониями и Англией. 19 апреля 1775 г. произошли сражения под Конкордом и Ленсингтоном, которыми датируется начало войны за независимость. В июне милицейские соединения провинций прошли успешное испытание «на прочность» при Бенкер-Хилле. В октябре англичане безжалостно сожгли г. Фольмут (Портленд). Военные действия были в полном разгаре, но Континентальный конгресс упорно отводил обвинения в стремлении к независимости и протягивал английскому парламенту одну «оливковую ветвь» за другой. Вашингтона стала все более раздражать нерешительность конгресса. Главнокомандующий ожидал иных решений и аргументов. Он был одним из немногих среди руководителей патриотов, кто в январе 1776 г. горячо откликнулся на памфлет лидера радикалов Томаса Пейна «Здравый смысл», в котором впервые прозвучал страстный призыв к провозглашению независимости и образованию единой североамериканской республики. Он впервые разошелся и с лидером виргинских умеренных К. Бракстоном, назвавшим «Здравый смысл» Т. Пейна «ничтожным маленьким памфлетом», и заявил, что «несколько воспламеняющих доводов, подобных случившемуся с Фольмутом и Норфолком, в дополнение к верной доктрине и неопровержимой логике «Здравого смысла» не оставят у масс сомнений относительно необходимости отделения». Главнокомандующий распорядился зачитать памфлет в соединениях Континентальной армии. Позиция Вашингтона была обусловлена рядом факторов, в том числе и ролью главнокомандующего: в отличие от политиков тот мог снискать лавры лишь на полях сражений.

Провозглашение Континентальным конгрессом 4 июля 1776 г. независимости США послужило важным моральным стимулом для молодой североамериканской армии. Цели ее теперь обрели подлинно исторический смысл. Сама армия к этому моменту представляла собой подобие партизанских соединений, и от Вашингтона требовались титанические усилия для превращения ее в регулярные вооруженные силы.? Если учесть, что протест против создания и содержания регулярных войск значился на одном из первых мест среди заповедей революции и прочно вошел в сознание масс патриотов, можно понять, сколь нелегкая задача выпала на долю главнокомандующего. Кроме того, патриотическое движение исповедовало принцип безусловного верховенства гражданской власти по отношению к военной, что создавало препятствия на пути утверждения единоначалия в армии! Солдатская и офицерская масса предпочитала жесткой дисциплине демократический дух милицейских формирований, в армии царило панибратство (одна из первых сцен, поразившая Вашингтона по прибытии в действующую армию, - офицер, бреющий своего солдата). Типичным было нежелание солдат воевать за пределами родного штата. Солдаты и офицеры были плохо подготовлены: не раз пушки американской армии после первых же выстрелов погребали под собой необученные орудийные расчеты. Взявшись за руководство такой армией, ее главнокомандующий прежде всего должен был проявить недюжинные организаторские и политические способности.

Вашингтон смог соединить разнообразные методы и приемы утверждения дисциплины в армии. Он не погнушался и методами насилия, добившись введения телесных наказаний (подчас он сам, используя недюжинную физическую силу, выступал в роли усмирителя непокорных), но учитывая добровольческий характер армии, больше полагался на материальное вознаграждение. С начала революции он выступал за земельные пожалования армии. «Раздача земель, - писал он в Континентальный конгресс, - окажет большое воздействие на вступление в армию, на ход войны». Конгресс внял аргументам главнокомандующего и издал указ о земельных пожалованиях офицерам и солдатам, дослужившим до конца войны.

Военно-политическая ситуация начального этапа революции привела к тому, что по ряду важных вопросов Вашингтон занял более «левую» позицию, чем большинство представителей буржуазно-плантаторского руководства патриотического движения. Он клеймил спекулянтов, предприимчивых буржуа, стремившихся нажиться на трудностях войны, требовал ограничить на время частнокапиталистическое накопление, настаивал на регламентации рыночных цен, на конфискации собственности лоялистов и реквизиции у имущих патриотов товаров, необходимых для нужд армии. Непримиримое отношение главнокомандующего к политическим и военным противникам, граничившее с жестокостью, внушало уважение, страх и веру во всесилие Вашингтона. В армии и стране распространилось представление о Вашингтоне как о спасителе нации.

Ход и характер военных действий долгое время требовали от Вашингтона особого искусства и изобретательности в организации оборонительных действий. На протяжении шести лет американская армия вынуждена была оставлять один стратегический пункт за другим. В 1775 г. был сдан Бостон, в 1776 г. - Нью-Йорк, а затем пала и первая столица США - Филадельфия. В 1779-1780 гг. театр военных действий переместился из северо-восточных штатов в южные, где англичане продолжали одерживать победы над американцами. Причины успехов англичан были очевидны: регулярная, основывающаяся на многовековых военных традициях армия брала верх над необученными полупартизанскими соединениями вчерашних фермеров и ремесленников. Удивительными были не победы англичан, а то, что им в течение шести лет так и не удалось нанести сокрушительного удара американской армии.

Военные неудачи усугублялись для Вашингтона тем, что ему приходилось постоянно сталкиваться с интригами и заговорами против него в собственном лагере. Главнокомандующий сумел пройти и эти испытания, в то время как Ч. Ли, Б. Арнольд и другие не в меру тщеславные генералы запятнали себя трусостью и малодушием, а то и изменой. В начале 1778 г., когда английские власти, как им казалось, покончили с американской армией, они предложили Континентальному конгрессу перемирие на условиях прощения «бунтовщиков», Вашингтон категорически отверг эту «милость» Лондона. Как и прежде, он был исполнен решимости пройти начатый путь до конца (1, с. 112).

Изменение хода военных действий в пользу США произошло в значительной степени благодаря заключению в 1778 г. договоров о дружбе, торговле и «оборонительном союзе» с Францией. Вслед за Францией к числу европейских союзников США примкнула Испания. То были прагматические союзы буржуазной республики и европейских феодальных монархий, направленные против могущественной Англии. Но они сыграли свою роль в утверждении американской независимости. Решающую победу над англичанами американцы одержали в 1781 г. под Йорктауном в союзе с французскими войсками. Вашингтон, главнокомандующий союзных войск, торжествовал свой самый крупный успех. После этого поражения Англия не видела более возможностей для подавления восставших колоний и прекратила военные действия.

Завершение войны за независимость обнажило острые противоречия внутри самого патриотического лагеря. Его левое, крыло в ходе революции сумело добиться существенной демократизации политической структуры провинций и теперь стремилось провести через легислатуры штатов законы, облегчающие нужды низших и средних слоев. В 7 из 13 штатов в 1783 — 1786 гг. были одобрены законопроекты, ущемляющие экономические интересы верхов. Политические и идейные лидеры умеренных — А. Гамильтон, Дж. Мэдисон, Дж. Джей — требовали ограничения демократических нововведений, в частности пересмотра чересчур радикальных, на их взгляд, конституций штатов и «Статей конфедерации». С этой целью было решено собрать Конституционный конвент в Филадельфии, который должен был выработать высший закон страны.

Некоторые консервативные умы среди высших офицеров и политических деятелей молодой республики вынашивали идею установления в стране монархии, полагая, что такая форма власти лучше всего будет отвечать интересам буржуазно-плантаторского блока в условиях острых экономических неурядиц, социальных потрясений в трудную пору становления независимого государства. Но они не могли рассчитывать на успех без поддержки Джорджа Вашингтона, который с его огромным авторитетом, приобретенным в годы войны, как они считали, только и был способен претендовать на роль американского монарха. Главнокомандующий, однако, использовал свой авторитет в противоположных целях — для осуждения попыток монархических выступлений в США. В ответе на письмо полковника Л. Никола, который одним из первых по сути дела предложил Вашингтону корону, главнокомандующий обнаружил твердость республиканских убеждений: «Со смешанным чувством удивления и возмущения ознакомился с Вашими суждениями - отчитал он Л. Никола. - Будьте уверены, сэр, ни одна из военных неудач не вызывала у меня таких болезненных переживаний, как Ваше сообщение о распространении в армии идей, к которым я испытываю глубокое отвращение. Я теряюсь в догадках, что в моем поведении дало Вам основание обратиться ко мне с предложением, способным принести моей стране величайшее бедствие. Если я не ошибаюсь в себе, то Вам не найти другого человека, для которого подобные планы были бы в большей степени неприемлемы» (1, с. 116).

После признания Англией независимости США Вашингтон сложил с себя полномочия главнокомандующего. В зените славы, как бы подражая знаменитым античным примерам, он удалился в Маунт-Вернон.

 

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!