Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК РФ)

Значительный опыт международно-правового сотрудничества накоплен государствами в области борьбы с таким видом международного терроризма, как преступления против гражданской авиации, на борту воздушных судов, в международных аэропортах. Стремление государств обезопасить полеты гражданской авиации связано с тем, что этот вид транспорта всегда был и остается  самым уязвимым, и совершение в отношении его акта терроризма способно привести к многочисленным жертвам, громадным материальным потерям, осложнению межгосударственных отношений и международного правопорядка.

 И вместе с тем, из года в год в мире  увеличиваются количество летательных аппаратов, возможности одновременного принятия на борт самолета большого числа пассажиров (сейчас одновременно в воздухе находится более 6000 летательных аппаратов с более чем 100 тыс. пассажиров).

Первым многосторонним соглашением в сфере борьбы с «хайджекингом»  –  захватом самолетов (так в 60-е гг. именовались деяния, направленные против гражданской авиации) – явилась Токийская конвенция «О преступлениях и некоторых других действиях, совершаемых на борту воздушного судна» 1963 года. Ее принятие совпало с новым этапом международного терроризма и началом международного сотрудничества в борьбе с ним.

Статьями 1 и 2  конвенции определяется сфера ее применения, то есть устанавливается, что она применяется в отношении: 1) уголовных преступлений; 2) действий, независимо от того, являются ли они преступлениями или нет, которые могут угрожать или угрожают безопасности воздушного судна либо находящимся на его борту лицам или имуществу, либо действий, которые угрожают поддержанию должного порядка и дисциплины на борту.

При попытке определения понятия «незаконный захват воздушного судна» в статье 11 данной конвенции говорится: «Если лицо на борту с помощью силы или угрозы силой незаконно совершает акт вмешательства, захвата или другого незаконного осуществления контроля над воздушным судном в полете или если такой акт готовится к совершению, договаривающиеся государства принимают все надлежащие меры для восстановления контроля законного командира над воздушным судном или для сохранения за ним контроля над воздушным судном».

Положения  Токийской конвенции были дополнены последующими соглашениями Гаагской (1970 г.) и Монреальской (1971 г.) конвенций, уточнившими  определение захвата воздушного судна и круг деяний, которые должны квалифицироваться как общеуголовные преступления международного характера.

В этой же конвенции государствам-участникам соглашения предлагалось принять соответствующие законодательные меры материально-правового и процессуального характера в целях имплементации положений конвенции. Советский Союз был  первым, кто, не ограничиваясь многосторонними договорами по борьбе с воздушным терроризмом, стал заключать и двусторонние соглашения в данной области. Для выполнения  принятых СССР на себя международных обязательств по борьбе с преступлениями против гражданской авиации и на борту воздушного судна  в целях предупреждения террористических актов и наказания лиц, их совершающих, Верховный Совет СССР издал ряд указов: «Об уголовной ответственности за угон воздушного судна» от 3 января 1973 г., «Об усилении ответственности за незаконный провоз воздушным транспортом взрывчатых и легковоспламеняющихся веществ и других опасных грузов и предметов» от 19 сентября 1973 г., «Об ответственности за незаконное ношение, хранение приобретение, изготовление и сбыт огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ» от 11 февраля 1974 г.

Состав статьи 2132 «Угон воздушного судна»  был помещен в главе 10 «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения» и предусматривал ответственность только лишь за угон воздушного судна. Преступные действия в отношении других транспортных средств, в том числе и судов водного транспорта и железнодорожного подвижного состава, были предусмотрены в других статьях УК (ст.ст. 2121 , 213 и 213УК РСФСР).

Действующий Уголовный кодекс также определил, что родовым и непосредственным объектом данного преступления является общественная безопасность, существенно изменил объективную сторону преступления и расширил перечень предметов посягательства, включив в статью кроме воздушного еще и водное судно и железнодорожный подвижной состав.

Общественная опасность таких действий заключается в том, что они дезорганизуют работу различных видов транспорта, нарушают безопасность полетов, движения или железнодорожного транспорта, угрожают, а зачастую и приводят к транспортным авариям, катастрофам, гибели людей, значительному материальному ущербу. Рассматриваемое преступление нередко тесно переплетается с другими преступлениями, например, терроризмом, захватом заложника, бандитизмом, хищениями, государственной изменой, незаконным пересечением государственной границы.

Непосредственным объектом данного преступления является общественная безопасность в сфере эксплуатации воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава. Кроме того, указанное преступление угрожает нарушением и такой сфере общественной безопасности, связанной с созданием условий, при которых отсутствует опасность для жизнедеятельности людей, организаций, органов власти и управления. Дополнительными объектами рассматриваемого преступления могут быть жизнь, здоровье, собственность, экономические интересы хозяйствующих субъектов.

К предметам преступного посягательства в анализируемом деянии относятся:

          – средства воздушного транспорта (самолеты, вертолеты, планеры, мотодельтапланы, дирижабли, воздушные шары и другие летательные устройства);

          – средства водного транспорта (морские и речные, надводные и подводные, самоходные и несамоходные суда, паромы, баржи  разных модификаций, кроме маломерных средств, например, моторных лодок, катеров и т. д.);

          – средства подвижного железнодорожного транспорта, используемые на магистральных путях сообщения (электровозы, локомотивы, моторные и прицепные вагоны, дрезины, мотрисы и т. д.); дрезины и мотрисы, применяемые локально для ремонтных или вспомогательных работ, не могут рассматриваться как предметы данного преступления.

Для рассматриваемого состава преступления не имеет значения ведомственная принадлежность указанных видов транспорта. Хотя далеко не все они могут быть привлекательными для террористов как предметы посягательства, способные вызвать страх. Такой массовый страх вряд ли возможен  при угоне или захвате, например, воздушного шара или дельтаплана. Как правило, преступная деятельность террористов направляется на такие предметы, где сосредоточены большое число людей (пассажирские поезда, самолеты, паромы и т. д.) или материальные ценности (грузовые самолеты, железнодорожные составы, перевозящие грузы,  баржи и т. д.). Однако нельзя исключать, что так называемый предупредительный террор может быть осуществлен и в отношении предметов, не представляющих собой особой ценности в смысле обеспечения их безопасности.

Состав преступления, предусмотренный в ч. 1 ст. 211 УК РФ, образуют активные действия виновных, направленные на угон указанных транспортных средств либо на  их захват в целях угона.

Угон –  это самовольное перемещение в пространстве воздушного или водного судна либо железнодорожного подвижного состава, отклонение от заданного маршрута движения в избранном виновным направлении. Угон воздушного судна, находящегося на земле, является оконченным преступлением с момента его взлета независимо от того, предшествовал ли этому захват судна или нет. Если воздушное судно взлетело, то состав преступления окончен с момента начала движения по заданному виновным маршруту.

В случаях, когда угоняются судно водного транспорта или подвижной железнодорожный состав, находящиеся в статическом состоянии, то момент юридического окончания преступления определяется моментом приведения их в движение под контролем (или управлением) преступников. Если же указанные транспортные средства находятся в движении, преступление окончено с момента изменения заданного маршрута.

Захват воздушного, водного судна или железнодорожного подвижного состава представляет собой установление над ними контроля, позволяющего субъекту распорядиться ими в своих целях. Контроль над указанными видами транспорта может быть установлен как насильственным, так и ненасильственным путем. Захват чаще всего выступает в качестве первого звена в цепи преступной деятельности виновного и поэтому может предшествовать угону. Деяние, образующее захват, при наличии у виновных цели последующего угона может выступать как самостоятель­ный признак объективной стороны преступления. Захват будет признаваться оконченным с момента фактического установления контроля над одним из указанных выше транспортных средств.

Как угон, так и захват могут иметь место как во время нахождения транспортного судна или железнодорожного подвижного состава в статичном состоянии, так и во время их движения.

Субъективная сторона данного преступления выражается в прямом умысле. Виновный сознает, что совершает незаконное перемещение какого-либо из названных  в  уголовном  законе  транспортных средств либо устанавливает за ним свой контроль и желает совершения подобных действий.

Целью захвата названных транспортных средств является их последующий угон, то есть наличие цели угона при захвате является обязательным. Поэтому захват судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава без цели угона, например, с целью терроризма, захвата заложников, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 211 УК РФ. Эти действия должны быть квалифицированы по соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за названные выше деяния.

Квалифицированными видами в ч. 2 ст. 211 УК РФ рассматриваемого преступления являются его совершение:

           1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»);

           2) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в»);

           3) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г»).

В основном, содержание квалифицирующих признаков рассматриваемого преступления соответствует аналогичным признакам захвата заложника. Однако признак применения насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 211 УК РФ), образует случаи умышленного причинения легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью (ст.ст. 111, 112, 115 УК РФ) и ис­тязания (ст. 117 УК РФ).

Угроза применения такого насилия предполагает психическое воздействие на лиц, препятствующих угону или захвату транспортного средства (например, членов экипажа судна, бригады поезда), а также иных лиц (в частности, пассажиров, провожающих). Она может выражаться в угрозе убийством (причем не только в прямом высказывании об этом, но и непосредственно, например, путем угрозы взорвать судно), запугивании причинением различного вреда здоровью[1].

Ч. 3 ст. 211 УК РФ устанавливает ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 анализируемой статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. Иные тяжкие последствия могут образовать случаи крушения или аварии судна или железнодорожного подвижного состава, уничтожения или значительного повреждения транспортируемого груза, имущества пассажиров, причинения тяжкого вреда здоровью нескольких лиц, значительного загрязнения окружающей среды, гибели представителей флоры и фауны и т. д. При этом необходимо устанавливать причинную связь между действиями, образующими угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава,  и  наступившими тяжкими последствиями.

Если виновный в процессе захвата или угона совершает умышленные преступления (убийства, причинение вреда здоровью, умышленное уничтожение имущества), то содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений.

[1] Боровиков В. Б. Преступления против общественной безопасности : лекция.  – М., 1999. –  С. 31.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!