Тейлоризм и его критики

Среди продолжателей и соратников идей Тейлора и тейлоризма (направления в менеджменте) оказались физиологи, психологи, психиатры, социологи и просто профессиональные администраторы. Говоря о тейлоризме, мы не ставили целью дать полный анализ этого учения. Это было сделано многократно и приемниками, последователями Тейлора, и идеологическими противниками – современниками, так и им самим[1].

Например, французский социолог Ж. Фридман в книге "Машины и гуманизм" так оценил вклад Тейлора: научная система рационализации труда и управления производством не сумела создать тот климат взаимного доверия между рабочими и капиталистическими предпринимателями, который проповедовал Тейлор и в котором он видел одно из условий рационализации. "Да и как мог он надеяться, что ему удастся когда-либо снискать то "сердечное и интимное" и притом "добровольное" сотрудничество рабочих, к которому он так неуклюже и напрасно стремился, если он заранее исключал всякое дружеское и человеческое понимание с их стороны"?[2]

Ж. Фридман считает, что рабочие не хотят думать для предпринимателей. "К торможению физического усилия добавляется торможение усилий интеллектуальных и профессиональных. В результате, работник не отдает всей своей личности предприятиям, управляемым системой частного интереса"[3]. Иначе говоря, секрет в том, что эти предприятия для него чужие. "Но если бы вдруг, в какой-то степени совершилась интеграция (включение) рабочего в предприятие, если бы личность перестала быть чем-то отчужденным и сопротивляющимся то в этом случае торможение было бы устранено и выявилось внезапное высвобождение сил, которые до этого оставались неиспользованными и скрытыми". Пока этого нет именно вследствие  отчуждения рабочего от предприятия, порождаемого частной собственностью.

"Нечего надеяться, что американское хозяйство будет здоровым организмом, – писал А. Хирон в 1948 г., профессор Стэнфордского университета (он же вице-президент и директор по трудовым отношениям фирмы "Краун Целлербах"), – если мы по прежнему сохраним деление на две совершенно отдельные группы – "исполнителей" и "мыслителей". Нечего надеяться на развитие чувства сознательной общности у 90 % личного состава, если мы будем упираться на том, что их дело выполнять работу, а не мыслить"[4].

 Генри Гант (1861–1919) – ближайший помощник Тейлора, подчеркивал особое значение психологии в отношениях с рабочими, понимал значение группы. Это способствовало будущим изысканиям проблем групповой динамики и наук о поведении.

Лилиан Гилбрет и Френк Гилбрет – изобрели прибор и назвали микрохронометром. Они использовали его в сочетании с кинокамерой для того, чтобы точно определить, какие движения выполняются при определенных операциях и сколько времени занимает каждое из них. С помощью микрохронометра они записывали интервалы продолжительностью до 1/2000 секунды. Эти стоп-кадры помогли выявить и описать 17 основных движений кисти рук. Они назвали эти движения терблигами (это название произошло от фамилии Гилбрет, если ее прочитать наоборот). Основываясь на полученной информации, они изменяли рабочие операции, чтобы устранить лишние, непродуктивные движения и, используя стандартные процедуры и оборудование, стремились повысить эффективность работы. Френк Гилбрет, так же, как и Тейлор, начинал свою карьеру простым рабочим, что, несомненно, повлияло на его представление об управлении организацией. Лилиан Гилбрет опубликовала по результатам исследований книгу "Психология управления".

Р. Вулф отбросил премиальную систему и заменил ее на своем предприятии повременной оплатой, а также ввел ряд неденежных стимулов, с привлечением рабочих к решению некоторых вопросов управления.

Труды Мэри Фоллет проложили мост между научным управлением Тейлора и его собратьев – инженеров и новой социальной психологией 20-х годов, поставившей проблему улучшения отношения управляющих с людьми.

Позднее тейлористы, поправляя своего учителя, стали признавать профсоюзы и даже добиваться привлечения профсоюзного актива к "научному управлению". При этом тейлористы адресовались к тем же просвещенным управляющим и инженерам.

В адрес системы Тейлора поступала масса критики как от противников, так и сторонников.

1. Многие буржуазные ученые-физиологи и психологи упрекали Тейлора в том, что он не считался с возможностями человеческого организма. Некоторые из них сомневались, имеет ли право считаться наукой система, разрушающая основную производительную силу общества – человека.

2. Великого психологического поворота в сознании предпринимателей, к которому призывал социолог Тейлор не произошло. Их природа не изменилась. Демагогия насчет тождества экономических интересов труда и капитала, насчет счастливых рабочих, которые будут полюбовно делить прибыли с хозяевами, разговоры об истинной демократии (Тейлор претендовал и на это) остались лишь словами. Выгоды от системы Тейлора при капитализме были узурпированы и монополизированы магнатами капитала. Для рабочих прогресс в научной системе организации труда оказался бедствием.

3. Система Тейлора отнимает у рабочего человеческую особенность труда, его творчество. Духовная сторона производства – монополия босса. Установлено, что многие рабочие на крупных предприятиях не имеют понятия о том, что именно они делают, для чего служат те или иные части, изготовляемые на обслуживаемой ими технике. Социологи называют это "деспиритуализацией труда". Американский социолог Эрих Фром, критикуя эту сторону системы Тейлора, писал: "По мере того, как плановик, хронометристы, ученые экономисты все больше лишают рабочих права свободно мыслить и действовать, труд становится все более однообразным и бездумным. Рабочему отказывают в самой жизни: всякая попытка анализа, творчества, всякое проявление любознательности, всякая независимая мысль тщательно изгоняются – и вот неизбежно рабочему остается либо бегство, либо борьба, его удел – безразличие или жажда разрушения, психическая деградация"[5].

4. Тейлора критикуют больше за "энергетический" подход к процессу производства[6].

5. Преемники упрекают Тейлора в том, что он был "чересчур инженер и слишком мало психолог и социолог". Фактически он пренебрег  физиологическими свойствами человеческого организма.

6. Его обвиняют в том, что его ограниченный техницизм в конечном счете вел к недоиспользованию "всего человека". Иными словами, дополнительный аспект технологии – социальная организация в процессе производства остались вне поля деятельности Тейлора.

7. Как показали многие наблюдения, далеко не всегда срабатывает формула достаточности денежного стимула, а рабочий ради "неосязаемых благ порой готов поступиться благами материальными". Об этом свидетельствовало и ограничение выработки в ущерб прямому денежному интересу (не говоря уже о жертвах, на которые рабочие идут во имя классовой солидарности). Профессор экономики Иейльского  университета в 1958 году описывает подобные ситуации: "Можно понять замешательство предпринимателей, когда рабочий, имеющий возможность много заработать, при сдельщине отвечает на это приспособлением своей выработки к норме, установленной группой, вместо того чтобы "заработать вдвое". Они недоумевают, когда рабочий предпочитает остаться у станка, вместо того, чтобы воспользоваться шансом и стать мастером. Они считают дураком рабочего, который продолжает бастовать и теряет заработки, которых он не сумеет, быть может, возместить годами из той десяти процентной прибавки, ради которой он бастует." Один из известных последних примеров произошел во Франции в 1995 году: ткачихи парижской ткацкой фабрики поделились своей зарплатой с работницами своей фабрики, которых хотели уволить из-за сокращения кадров и этим сохранили их рабочие места и уберегли от безработицы[7].

8. Большинство американских индустриальных социологов считают, что "стимулы заработной платы не стимулируют всего человека – сделал вывод в своей книге  американский социолог К. Девис, – чтобы высвободить полный потенциал каждого работника, нужны другие экономические, социальные и психологические стимулы". Системы заработной платы нужно рассматривать как часть целого комплекса  всевозможных мероприятий, направленных на повышение интенсивности труда[8].

9. Вопреки мнению Тейлора насчет глупости рабочего, – пишет Дж. Нокс в своей книге "многие современные предприниматели исходят из того, что рабочие достаточно интеллигентны, чтобы иметь идеи, ценные для компании. Такая концепция является базой для систем сбора рационализаторских предложений, которые с успехом осуществляются многими промышленными компаниями"[9]. Тейлор совершил ошибку, ограничивая рабочих лишь простым исполнением их функций, отталкивая их от активного участия в рационализации, не используя всего, что они могли бы дать. До сих пор предприниматели ограничивались тем, что использовали лишь "поверхностное внимание" рабочего, и при этом пропадал весь остаток его искусства и сообразительности[10].

Социологи подчеркивают опасность – техническую, психологическую и моральную – доктрины отделения процесса мышления от исполнения работы.

10. Ограниченный кругозором до конвейерного производства (первый конвейер появился в 1914 году на заводах Форда), Тейлор адресовался только к рабочему одиночке, к тому же работавшему в ручную. Он "полностью пренебрегал социальным аспектом труда; он забыл, что рабочий – часть коллектива"[11].

11. Автоматизация (она стала все чаще внедряться в промышленность США начиная с середины 50-х годов) в особенности противоречит функциональным принципам Тейлора. Здесь работа не может быть разложена на частичные операции. Она требует нового мышления со стороны рабочих, устраняет некоторые из различий между умственным и физическим трудом, требует квалификации и нервов. А тейлоризм ведет к вытеснению квалифицированного труда на производстве, к замене его трудом низкой квалификации.

12. Многие предприниматели пришли к выводу, считают У. Уайт и Ф. Миллер, что сдельщина только обостряет отношения администрации с рабочими, между союзом рабочих и администрацией. "Временами конфликты оказывались настолько серьезными, что можно усомниться, окупается ли сдельная система с узко-экономической точки зрения"[12]. Одной из причин отказа предпринимателей от сдельщины было установление собственных групповых норм самими рабочими. Как показали опросы, подавляющее большинство рабочих предпочитает почасовую оплату сдельной. Некоторые крупные профсоюзы добиваются даже твердой годовой ставки.

13. Практически кругозор Тейлора был ограничен цехом, точнее даже рабочим местом. Он игнорировал внешние социальные факторы поведения рабочих, особенно за пределами предприятия.

Отобразить всю критику идей и действий Тейлора сложно по многим соображениям, да и такая задача не стоит. Важно было показать высокую противоречивость "научного управления". Может быть, венцом этой критики стала жалоба самого Тейлора на склоне лет: "Жизнь страшна, когда не можешь взглянуть в лицо ни одному рабочему, чтобы не увидеть в нем ненависти, и когда чувствуешь, что каждый из них фактически твой враг"[13].

[1] См: Тейлор Ф. У. Тейлор о тейлоризме. Л.-М., 1931.

[2] Там же.

[3] Томсон Б. Научная организация производства: система Тейлора. М., 1925.

[4] Там же.

[5] Вильховченко Э. Д. Критика современной буржуазной теории "человеческих отношений" в промышленности. М.: Наука, 1971.

[6]Там же.

[7]K. Devis. Human Relations in Business. N.Y. 1957.

[8]Там же.

[9]J. Knox. The Sociology of Industrial Relations. N.Y., 1935.

[10]Там же.

[11]См. J. McGuire. Business and Society. N.Y., 1963. С. 67.

[12]Лэнд П. Э. Менеджмент – искусство управлять. М.: ИНФРА-М, 1995.

[13] Тейлор Ф. У. Тейлор о тейлоризме. Л.-М., 1931.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!