Теория «революции менеджеров»

Это одна из основополагающих социально-философских концепций американской социологии и менеджмента. Теория "революции менеджеров" исходит из утверждения о том, что определяющую  роль в историческом развитии играет смена общественных элит. Новый класс наемных работников – управляющих – все более вытесняет старую элиту – собственников и играет решающую роль в развитии современного общества. На место главной руководящей силы общества выдвигается фигура "просвещенного менеджера", который должен оттеснить собственника не только в управлении производством, но и у власти. При этом идеология "революции менеджеров" учитывает разделение капитала-собственности и капитала-функции, а также социальные различия между их носителями-акционерами и управляющими.

Идея "революции менеджеров" и термин принадлежат Бернхэму, но во многом  исходит от Гегеля и К. Маркса (их идей о сущности и роли корпораций в капиталистическом обществе). Главный идеолог этого направления утверждает, что в качестве "нового правящего слоя" менеджеры получат в распоряжение государственный аппарат  и контроль над средствами производства. Тем самым под тезис о "революции менеджеров" подводится в перспективе база в виде раздвинутого до национальных масштабов государственного капиталистического сектора в экономике.

Второй этап – в конце XIX – начале XX века в эпоху семейного капитализма связывают с теориями Э. Бернштейна и К. Шмидта: класс капиталистов постепенно вытесняется административной стратой, интересы которого противоположны интересам собственников.

На третьем этапе, в 1953 году П. Сорокин заявил о трансформации капиталистического класса в менеджерский. Т. Парсонс в 1956 году говорил о переходе контроля над производством, принадлежавшим когда-то семьям собственников корпораций, к управленческому и техническому персоналу. В 1958 году Д. Белл ввел термин "молчаливая революция", подчеркнув, что собственность и формальный контроль разделены окончательно, а потому традиционная теория классов потеряла ценность.

Крупнейший идеолог и историк американского менеджеризма профессор Джон Ми утверждает в своей книге "нынешний управляющий, отделенный от собственности даже в перспективе, наделен глубокой социальной ответственностью, он опекает вклады, заботится о рабочих, находит свое духовное удовлетворение в усилиях по созданию лучшей и изобильной жизни для человеческих существ"[1].

 Другие идеологи менеджмента – Р. Мэрис и О. В. Вильямсон  аргументируют внутреннее бескорыстие его представителей определенным риском потерять денежное вознаграждение, который они несут якобы ради пользы предприятия  и держателей, ради обязанностей перед общественностью. Периодические издания Американской ассоциации передового управления 60-х годов усиленно подчеркивают, что в противоположность  ориентации собственника на прибыльность управляющий подчиняет свою деятельность ответственному служению обществу.

Эта неокапиталистическая концепция носит более реалистический характер и более удобна для апологии системы, ибо позволяет связывать идеалы трудящихся с деятельностью более понятной и осязаемой для них фигуры менеджера, нежели анонимный и отдаленный от предприятия собственник. Она облегчает возможность объяснить многие проблемы общества недостаточным развитием   философии и практики просвещенного, зрелого менеджмента, использующего во всех вопросах производственного управления профессиональные знания.

Не случайно европейские специалисты считают, что узким местом для Европы является проблема менеджмента, а не технологии, в то время как в США важнейшим фактором высокой производительности является наличие развитой философии управления. Сторонники революции менеджеров видят в менеджеризации американского общества залог сохранения и развития демократических традиций, противопоставляя их политическим симпатиям слоя собственников, с которыми связываются непонятные, правые тенденции типа маккартизма. Питер Дракер открыто объявляет эту теорию гарантией снижения престижа международного коммунизма.

Идеи революции менеджеров находят различное преломление. В некоторых из них традиционное для данной теории противопоставление управляющего собственнику используется для доказательства тезиса об исчезновении капиталистов и превращении общества в социальную систему различных профессиональных групп, состоящую якобы только из лиц наемного  труда, в которой руководящая роль принадлежит менеджерам. В других – и их большинство – основной идеологический акцент делается на логическом увязывании тезиса о социальной ответственности бизнеса с социальными функциями менеджеров, которые предстают, таким образом, как конкретные носители ответственности промышленного сектора. Особое внимание при этом в обязанностях менеджмента уделено росту функций надзора, стимулирования и координации человеческой деятельности на производстве, происходящему по мере отделения управления от собственности и отделения профессионально-технических функций от административных внутри управления. Ориентацию сегодняшнего и завтрашнего менеджера, как свидетельствует Джон Ми, определяют проблемы рынка квалификаций и способностей наемных лиц, приспособление человеческих усилий к технологическому прогрессу и сбережению труда и влияние различных групп власти (профсоюзы, политические партии,  религиозные, просветительные и другие организации) на отношение рабочих к производительности и прогрессу, т. е. проблемы, связанные с модернизацией функций надзора на производстве.

Упор на противопоставление интересов менеджмента как компетентных руководителей производства интересам собственников, преследующий в данной теории идеологические цели, привлек внимание буржуазных социологов к конкретному исследованию типа классовых отношений на предприятиях.

Так, Дарендорф подчеркивает важность изменений в составе господствующего класса для предупреждения социальных конфликтов на производстве. Поскольку менеджмент в силу определенного промежуточного положения между собственниками и рабочими нуждается в согласии рабочих как в необходимой второй основе власти (помимо власти, передоверенной собственником) и не может, в отличие от полноправного собственника осуществлять свою власть в открытом противоречии с подчиненными, – такое согласие имеет для него не только общеклассовое, но и специфическое для данного слоя значение.

При известной ограниченности и односторонности этих выводов результаты исследований, касающиеся объективных изменений в положении менеджеров в обществе и на производстве, используются и организациями трудящихся, и бизнесменами. Именно менеджеры находят сегодня новые формы взаимодействия с профсоюзами. В их руках сосредоточены результаты социальных исследований, рекомендации психологов, контроль над коммуникациями, позициями и ролями, т. е. те средства, которые делают социальное взаимодействие на производстве, по формулировке Р. Миллса менее материальным и более психологическим. Именно этот слой воспринимает первым и проводит в жизнь новую философию производственного управления.

В 70-е годы менеджмент-бум заканчивается, к концепциям революции менеджеров растет недоверие. Новое поколение западных социологов сегодня проверяет эмпирическую достоверность и теоретическую обоснованность концепции (это сделали М. Цейтлин, М. Аллен, Д. Джеймс, М. Сореф и другие).

[1]См.: Mee J. Management thought in dynamic economy. NewYork, 1963. С. 47.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!