СССР в 30-е годы - Часть 2

Сужался и круг деятельности профсоюзов, которые были лишены исконного права регулирования трудовых отношений и оплаты труда. С 1934 г. уходит в прошлое традиция заключения коллективных договоров. Председатель ВЦСПС Шверник прокомментировал это следующим образом: «...когда план является решающим началом в развитии нашего народного хозяйства, вопросы зарплаты не могут решаться вне плана, вне связи с ним. Таким образом, коллективный договор как форма регулирования заработной платы изжил себя». В 1937 г. отмирает последний пережиток рабочего контроля, так называемый «треугольник», когда, кроме директора, в принятии решений по производственным делам принимали участие партийные и профсоюзные организации предприятия. По сути, полностью сворачивалась даже видимость участия рабочих в управлении производством.
Советские общественные организации свою главную задачу видели в тесном сотрудничестве с партией и государством. К этому их обязывала политика правящего режима. В государстве рабочих и крестьян, согласно теоретическим представлениям большевиков, должен действовать такой политический механизм, который вбирает в себя все общественные организации трудящихся, так как они по своей социально-классовой природе идентичны собственно государству, являющемуся также одной из форм организации людей труда.
Юридически высшим органом государственной власти в СССР, согласно Конституции 1936 г., являлся Верховный Совет СССР, а высшим органом государственного управления - Совет народных комиссаров. Однако высшая власть концентрировалась в Политбюро ЦК ВКП(б).
Именно Политбюро, которое формально по партийному уставу формировалось ЦК ВКП(б) и было ему подотчетно, определяло не только основные направления внутренней и внешней политики страны, но и рассматривало массу второстепенных проблем, выступало главным арбитром при сглаживании ведомственных противоречий, непосредственно организовывало исполнение многих своих постановлений и старалось контролировать всю пирамиду власти. Как заявил на XVII съезде ВКП(б) Л. Каганович, «наше Политбюро является органом оперативного руководства всеми отраслями социалистического строительства». О широте государственной деятельности Политбюро свидетельствует список его постоянных и временных комиссий. Среди них можно найти комиссию по обороне, по железнодорожному транспорту, реконструкции заводов черной металлургии, по кинопроизводству, валютную комиссию и многие др.
Политбюро требовало от парторганизаций всех уровней активно заниматься хозяйственными делами. Эта установка находила воплощение во многих директивах. Так, в феврале 1941 г. XVIII партконференция записала в своих решениях: «необходимо, чтобы партийные организации систематически влезали в дела промышленных предприятий, железных дорог, пароходств и портов, выясняли их нужды и запросы и помогали хозяйственным организациям в их повседневной работе по руководству промышленностью и транспортом». Конференция обязала парторганизации усилить контроль за работой наркоматов и предприятий, вести учет оборудования, расходов сырья, материалов топлива, следить за продажей оборудования, поддерживать чистоту и порядок на предприятиях и пр. Партийное руководство всячески содействовало врастанию парторганизаций в хозяйственные структуры, рассматривая их как важное звено в механизме реализации пятилетних планов.
Политбюро осуществляло свою власть как через партийные, так через органы государственного правления и общественных организаций. Большинство принципиальных решений, формально исходивших от различных государственных учреждений (Верховного Совета, СНК, СТО, Генштаба, Госплана и др.), рождались на заседаниях Политбюро. Сложилась такая практика, когда обязательному обсуждению и утверждению Политбюро подлежали все сколько-нибудь значительные инициативы государственных, партийных, комсомольских, профсоюзных и других инстанций. Важную роль в механизме управления страной играли Оргбюро, Секретариат и Орготдел ЦК ВКП(б). Без ведома последнего не проходило ни одного назначения на ответственную работу в партийный, советский и государственный аппарат. Как и прежде (еще с 20-х годов), орготдел готовил аналитические сводки для высшего партийного руководства. В этих документах освещались состояние парторганизаций, работоспособность местных комитетов партии, общее экономическое и политическое положение на местах, настроения в трудовых коллективах и др.
В январе 1932 г. было принято постановление ЦИК СССР о перестройке управления промышленностью. Вместо ВСНХ СССР создавалось три отраслевых Наркомата: тяжелой, легкой и лесной промышленности. В их структуре быстро формировались новые управленческие звенья. Так, если в апреле 1932 г. в составе Наркомата тяжелой промышленности было 10 главков и секторов, то к ноябрю 1937 г. действовали уже 33 главка и 19 секторов и отделов. Растет количество наркоматов. К 1939 г. их число выросло с трех до пяти, а к 1940 г. - до двадцати трех. В целях координации деятельности хозяйственных органов в 1937 г. при СНК СССР был учрежден Экономический Совет, который вскоре сам обзавелся многочисленными отделами и подотделами.
В годы «большой чистки» в государственном аппарате произошли серьезные кадровые изменения. В начале 1939 г., к примеру, из 70 наркомов СССР, РСФСР, начальников главков и председателей СНК СССР и РСФСР 29 чел. были выдвинуты в 1937-1938 гг. Из 548 начальников главных управлений и объединений наркоматов СССР и РСФСР - 366 чел. получили назначение в эти годы. Всего из 32 899 хозяйственных руководителей, входивших в номенклатуру ЦК ВКП(б), -15 485 были выдвиженцами 1937-1938 гг. Произошло резкое омоложение руководящих кадров - в абсолютном большинстве (свыше 70 %) это были люди не старше 40 лет. Формировалась новая элита, ставшая на долгие годы надежной опорой политического руководства страны.
Стремление центра к жесткому руководству экономикой с опорой на административные рычаги управления влекло за собой упрочившуюся практику мелочной опеки деятельности предприятий, что сковывало, ограничивало самостоятельность, деловую инициативу, предприимчивость руководителей фабрик и заводов. Жизнь по «указке сверху» усугублял бюрократизм государственных структур, который стал распространенным хроническим заболеванием как сложившейся системы управления народным хозяйством, так и общества в целом. Негативные последствия этих явлений становились все более очевидными, о чем свидетельствуют многочисленные критические статьи центральной и местной прессы тех лет.
С бюрократизмом боролись различными средствами: от «политико-воспитательной» работы со служащими и управленческим персоналом до репрессий. Важная роль отводилась мерам партийного воздействия. В 1939 г. XVIII съезд ВКП(б) принял новый устав партии, который обязывал первичные парторганизации контролировать деятельность администрации. Кроме того, новый устав предоставил ЦК ВКП(б) право назначать парторгов ЦК на особо важные для страны предприятия и стройки. Парторги ЦК наделялись самыми широкими полномочиями и стояли над хозяйственными руководителями. Институт парторгов ЦК восстанавливал практику чрезвычайных органов управления, зародившуюся в годы «военного коммунизма».
Реальная политическая власть концентрировалась в партийных органах. Советы лишь формально, по Конституции, являлись политической основой советского общества. В 1930-е годы их деятельность в основном замыкается на решении хозяйственных и культурно-просветительских задач. Широкое распространение получили различные секции Советов и депутатские группы, нередко работавшие непосредственно на предприятиях и в колхозах. И хотя в середине 1930-х годов количество секций и групп при Советах возросло в 4 раза, а объединяемый ими актив вырос с 2,3 до 3,6 млн. чел., эта огромная армия советских активистов создавала лишь фон «народной власти», не имея отношения к реальным рычагам управления государством.

3. Репрессии против партийных, государственных и военных деятелей.

Возникновение таких явлений как тоталитарное общество и аппарат террора в 30-е гг. в СССР имело свои предпосылки. Общие: переход от традиционного общества к индустриальному, кризис либерально-буржуазной модели развития в западных обществах в 20-30-е гг. Особенные (для стран с промежуточным между европейской и азиатской цивилизациями цивилизационным типом); в экономике - господство традиционного доиндустриального сектора наряду с энергичным развитием индустриализации; в социальной сфере - преобладание маргиналов (промежуточные социальные группы с нестабильным социальным положением и соответствующим массовым сознанием); в политике — слабость демократических традиций. Частные (сложились в Советской России-СССР): кризис нэпа в 1927 - 1928 гг. в экономике (падение производства, снижение товарности сельского хозяйства) ив 1929 г. в политике (поражение группы Бухарина, предложившего альтернативный вариант развития, и проведение курса на коллективизацию); наличие в СССР массовой социальной базы тоталитаризма в лице значительной части рабочих, беднейших крестьян, работников госпартаппарата; складывание в 20-е гг. авторитарной власти, подавление инакомыслия внутри партии, обязательность следования «генеральной линии».
Важнейшая предпосылка становления тоталитарного общества - необходимость перехода от традиционного общества к индустриальному. Традиционное общество характеризуется преобладанием простой техники, ручного труда, простого воспроизводства в экономике; замкнутостью социальных групп (сословия, общины) с малоподвижной иерархией и с высокой степенью зависимости личности в социальной сфере; господством обычаев и религии в идеологии. Для индустриального общества типичны машинная техника и технология, массовое производство, высокая социальная динамика, отсутствие четких юридических и даже экономических социальных границ, формальное равенство, суверенитет личности, В традиционном обществе регулятором общественных отношений выступают обычаи и религия, в индустриальном - право.
При изучении реального механизма перехода от традиционного общества к индустриальному необходимо учитывать два фактора: мировой исторический опыт и цивилизационное воздействие.
В цивилизационном плане Россия занимает промежуточное положение между двумя цивилизациями: европейской (Запад), и азиатской (Восток) и испытывает их постоянное влияние (можно провести аналогию со странами Пиренейского и Балканского полуостровов), что привело к оформлению особого типа общности, появлению евразийской субцивилизации. Поэтому Россия совмещает в себе черты этих цивилизаций.
При отсутствии легальной оппозиции в конце 20-х гг. большевистское руководство не имело представления о возможных политических противниках и потому выдвигало задачу превентивного «слепого» и, следовательно, массового террора против самой возможности сопротивления генеральной линии.
Социальная база тоталитаризма в СССР была представлена достаточно мощными пластами маргинальных слоев. Объективные процессы переходного периода побуждали массы людей менять свой социальный статус, переходить из деревни в город, из крестьян в рабочие. При этом новые условия существования для них были чуждыми, часто вынужденными. По сравнению с потомственным пролетариатом, интеллигенцией, другими слоями их положение было более уязвимо (отсутствие собственного жилья, квалификации и т. д.). Такие люди, вышедшие из старой социальной среды, но не укоренившиеся в новой, и есть маргиналы. В обычных условиях они склонны приспосабливаться к новой среде, но в кризисные периоды они нередко болезненно воспринимают противоречия между своими традиционными ценностями и враждебными внешними условиями, что приводит к их повышенной политической активности. В России же удельный вес маргиналов был особенно высок по целому ряду как исторических, так и конкретно-ситуативных причин.
Таким образом, сталинский режим не был результатом термидора-заговора и узурпации власти; напротив, он пользовался массовой поддержкой на этапе становления, хотя в перспективе оказался враждебен интересам народа и привел к созданию тоталитаризма. В силу того, что тоталитаризм вырастал не вопреки, а благодаря определенным массовым стереотипам мышления и поведения, нужно говорить не о режиме как о чем-то навязанном и ненавистном, а о тоталитарном обществе.
Самоизоляция тоталитарной власти предполагает неуверенность, подозрительность, насилие. При отсутствии гражданского общества действия власти оказываются вне критики и главная цель, которую преследует тотальное насилие - это управляемость общества. Отсюда вытекают важнейшие задачи тоталитарного режима; ликвидация потенциальной экономической, политической, идеологической оппозиции; реализация принципа разделения властей в форме контроля репрессивных органов над партийно-государственным аппаратом; подтверждение эффективности режима (просчёты - козни врагов, которые партийные органы успешно разоблачают); стимулирование труда по принципу «бракодел-вредитель».
В эволюции террора с конца 20-х гг. проходят два этапа, принципиально отличавшиеся объектом репрессий.
1-й этап террора - устранение внешней по отношению к пролетарскому государству потенциальной оппозиции; крестьянства и старой интеллигенции. Руководство страны понимало принципиальную несовместимость «большого скачка» с пребыванием на крупных пестах в экономике компетентных и опытных старых специалистов, многие из которых критиковали сталинскую экономическую политику.
Поэтому в 1921 - 1931гг. были организованы 5 политических процессов над представителями старой технической интеллигенции: Шахтинское дело, о Союзе вызволения Украины, Трудовой крестьянской партии, Промпартии и Союзного бюро меньшевиков. Эти процессы имели ряд общих черт: обвинялись выдающиеся ученые-экономисты и руководители народного хозяйства (Чаянов, Кондратьев, Громан, Рамзин); однотипность обвинительных актов (создание организации для вредительства с целью ослабления Советской власти и реставрации капитализма); в ходе следствия и суда формально соблюдалась законность; все процессы были фальсифицированы.
Организация центральных процессов послужила сигналом для начала гонений на всех старых специалистов (это явление называлось «спецеедство»). При большом дефиците квалифицированных кадров спецы заменялись «выдвиженцами» — коммунистами из рабочих и крестьян, большей частью совершенно неподготовленными для управленческого и интеллектуального труда, что придавало дополнительную остроту кризису 1931 —1932 гг.
Второй этап террора проводился для ликвидации внутренней оппозиции - основной массы людей, пришедших в партийно-государственный аппарат в сер. 20-х гг. Они постепенно превращались в новую государственную аристократию, способную распоряжаться огромной собственностью, массами людей. Потенциально эта группа противостояла узкой политической верхушке.
Сталин опасался того, что по завершению преобразований номенклатура потребует от вождей поделиться с ней властью, а возможно, даже попытается списать на идеологов большого скачка все издержки модернизации и завоевать доверие народа.
Убийство С. М. Кирова 1 декабря 1934 г., организованное Сталиным, стало поводом для развязывания репрессий против партийно-государственной бюрократии. В этом проявилась одна из черт террора — его самодостаточность. Стоило верхам дать санкцию, как процесс пошел неуправляемо, лавинообразно, что было обусловлено желанием органов безопасности оправдать свое существование, доносительством по самым различным поводам, извращенным пропагандой чувством гражданского долга (синдром Павлика Морозова). Только за 1937 г. было репрессировано до 90% руководителей обкомов и исполкомов.
В 1939 г. Сталин объявил о том, что отныне советский народ отличается морально-политическим единством. Тогда же решили прекратить чистки в партии, что означало намерение партийного руководства отказаться от продолжения массовых репрессий.

Список литературы

1. Верт Н. История советского государства. – М., 1991.
2. Ивницкий Н. А. Коллективизация и раскулачивание. – М., 1994.
3. История России. ХХ век / Под ред. А.Н. Сахарова.- М.: АСТ, 1998.
4. Кредер А. А. Новейшая история: XX век. – М.: ЦГО, 1995.
5. Осмысление истории / Под ред. Г. Н. Севостьянова и др. – М., 1996.
6. Пайпс Р. История СССР. – М.,1995.
7. Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. – М., 1995.

(20.0 KiB, 50 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!