Средневековый город 5 - Часть 2

Низшие слои составляли наиболее слабую в хозяйственном отношении часть городского населения, которая в то время пользовалась наименьшим общественным престижем. Эти слои не были четко отграничены: многочисленные «переходные формы» правового и экономического характера, с трудом поддающиеся разграничению, связывали их с выше расположенным на ценностной шкале социальным слоем. Но низшие слои не являлись однородными и внутренне. Они распадались на множество различных групп, отличавшихся определенными специфическими признаками и вместе с тем во многом совпадавших. Это -  самостоятельные, владеющие бюргерским правом, но хозяйственно «слабые» ремесленники; работающие по найму (подмастерья, приказчики, лица, состоящие на городской службе), поденщики; ремесленники, стоящие вне цеха; беднота, нищие. Численность и соотношение между отдельными группами могли варьировать в зависимости от типа городской экономики, от того, что - торговля или ремесла составляли основу хозяйственной жизни города.
И вместе с тем, низшим слоям была свойственна тенденция к интеграции, наиболее выраженная у цеховых подмастерьев, но имевшая место также и у групп социальных низов (братств хромых и слепых во Франкфурте в 1480 г., в Страсбурге в 1411 г, объединения нищих в Цюрихе и Базеле, в Кёльне).
Глубокое общественное расслоение средневекового города было присуще средневековому городу во все времена. Уже в IX веке имеются свидетельства о существовании сотен бедных, о чем в период высокого Средневековья говорят многочисленные мероприятия городских властей по оказанию им помощи. Бедность — социальная константа средневекового города. Ее масштабы были обусловлены конъюнктурными колебаниями. Из-за отсутствия достаточных хозяйственных запасов, нестабильности жизненных условий в целом природные циклы, определяющие урожайность, играли решающую роль в изменении численности городской бедноты. В позднее Средневековье к этим факторам присоединился новый феномен — увеличение бедных слоев населения за счет притока переселенцев. В конце XIV в. в ряде городов появляются специальные предписания, обязывающие нищих в период уборки урожая отправляться в провинцию.
Города были очень разными, разной была и жизнь их обитателей. В XIV — XV веках большими считались центры с двадцатью — тридцатью тысячами человек. Таких в Западной Европе было несколько сотен. Лишь единицы насчитывали по восемьдесят — сто тысяч человек (Париж, Милан, Венеция, Флоренция, Кордова, Севилья). В северных столицах — Копенгагене, Стокгольме — проживало в это время примерно по десять тысяч человек. В среднем городе — три — пять тысяч жителей. В подавляющем же большинстве городов — одна тысяча и менее. Естественно, что если жизнь в крупном городе, тем более королевской резиденции, била ключом, в мелких она была дремотной. Но и в этом городке имелась ратуша, над торговой площадью возвышался собор, вокруг теснились лавки и мастерские, и все это оберегали стены с воротами, а нередко и хранящиеся в сундуке городские привилегии. Города различались также по своему «профилю»: в одних превалировала торговля, другие славились ремеслами, университетом, ярмаркой, особо почитаемым монастырем. Были города шахтерские, выросшие, например, около центров добычи серебра в Саксонии или поваренной соли — у Бискайского залива или у сельдяных ловищ полуострова Сконе. Были города-порты, города-крепости, особенно на границах. Сильно различалось и политическое устройство городов: королевские и частно-сеньориальные, полностью или частично независимые, республики, тирании и другие.
В некоторых исследованиях можно встретить такое мнение, что со временем бюргерство слилось с рыцарством. Однако рыцарство отнюдь не рассматривало патрициат городов как равный себе. Рыцарь — прежде всего воин; своим поведенческим идеалом и мировосприятием, сформированным рыцарско-придворной культурой, он отличался от бюргера, в массе своей цехового ремесленника и торговца. Но между этими крайними полюсами стояли, с одной стороны, сельское мелкое дворянство, а с другой — городской, патрициат. Рыцарь, аристократ — воин, но и бюргер должен быть им, если он хочет утвердить себя в окружающем мире. Аристократ, знатный, не только воин, но еще и господин, владеющий совокупностью сеньориальных прав, а также политик, с точки зрения его положения по отношению к правителю земли и деятельности в системе княжеского управления.
Совокупностью подобных свойств обладал и городской патрициат. С XII в. рыцари составляли массу наемных отрядов или выступали в роли их организаторов и предводителей (кондотьеры), но известны и городские бюргеры, избравшие этот род деятельности. Рыцарские воинские предприятия и бюргерские финансовые операции и сделки с политическими силами были самым надежным источником богатств и концентрации власти.
Бюргеры разных городов обычно соперничали между собой. Но при всей социальной неоднородности горожан, противоречиях в их среде и между городами бюргеры ощущали сословное единство и использовали его.

3. Роль городов в политической и экономической жизни средневекового общества.

Средневековые города играли большую роль в экономической и политической жизни средневекового общества, во многом эта роль определялась (особенно в политическом плане) «напряженностью», существовавшей в свое время между средневековым городским бюргерством и знатью. Понятия «бюргерство» и «феодальный» отражают соперничество между третьим сословием и знатью в эпоху абсолютизма, противоположность между наследственными притязаниями на власть и господством аристократии и рождающимся новым понятием государственного подданства, предполагающего равенство всех перед законом. Показательно, что под ударами революции во Франции, а в ближайшее к ней десятилетие под прямым или косвенным ее влиянием и в других странах пали не только сеньория, феодальное господство над крестьянами, но и корпорации, в том числе коммуны, городские общины, цехи, сеньориальные и общинные союзы всех видов. Их место занимают государственные чиновники и новое коммунальное самоуправление.
Социальный переворот между 1789—1848 годов историки воспринимают обычно как победу «бюргерства» над «феодализмом». Но то, что называют бюргерством, в эту эпоху не может быть без оговорок отождествлено с городским бюргерством Средневековья. Дело в том, что город сам мог осуществлять сеньориальную власть. Значительное число, например, немецких городов владело зависимыми деревнями, господствовало над сельской местностью. Город выступал здесь как поземельный или судебный сеньор, как территориальная власть — это полностью зависело от места города в структуре власти в целом территории или империи. В деревнях многих городов имела место личная зависимость крестьян или стремление к ее учреждению, в то время как в зоне городской округи действовал принцип «Городской воздух делает свободным». Правда, не все города стремились к обретению прав сеньориального господства. Подобные приобретения диктовались в значительной степени соображениями защиты, особенно в тех случаях, когда городской сеньор не был достаточно могущественным. Так обстояло дело во многих имперских городах, в чешско-моравских и венгерских землях в позднее Средневековье, где города создавали защитные пояса из зависимых деревень.
Одним из самых важных результатов городского влияния было участие горожан с XIV века в деятельности парламентов. До этого времени парламенты были совещательными органами при короле, состоявшими из представителей феодальной элиты. С XIV века они превращаются в выборные сословно-представительные учреждения и этим всецело обязаны именно городам. В некоторых странах в парламенты допускалась  и  верхушка крестьянских общин. Но повсюду и практически с самого начала в парламентах заседали депутаты от городов. Там они не только отстаивали свои привилегии, но и участвовали в решении фискальных, в меньшей мере судебных и политических дел своей страны. Депутатами парламентов от городов выступали патриции, чаще всего те же купцы. Но при всех условиях парламентская деятельность горожан укрепляла их союз с королями — союз, общественно необходимый и взаимовыгодный. Короли получали от городов деньги и военную помощь, а города — поддержку от короля в сохранении необходимого им мира и защиту от грубого произвола феодалов.
Что же в результате? А то, что мощные средневековые города и бюргерское сословие стали главной составляющей западного менталитета. В Восточной же Европе такой составляющей были княжески-общинные отношения. Это становится вполне очевидным, если вспомнить некоторые известные моменты эволюции общественной мысли и вообще духовной жизни Западной Европы в средние века и на пороге нового времени. Уже с XII века в числе первых проявлений городского развития обнаружился новый пласт культуры — специфически городской, выработанный в бюргерской среде и, более того, отчетливо антиклерикальный. Город стал центром светского школьного обучения, затем университетов, где изучались логика и математика, медицина, юриспруденция и ораторское искусство, а дискуссии на богословских факультетах все дальше выходили за рамки официального богословия. Новая философия, литература и историописание, естественные и точные науки, многие искусства, в том числе не только архитектура и строительство, музыка, живопись и скульптура, но и театральные действа, а затем подлинный театр, местом рождения и центром всего этого духовного богатства стал город. Именно в бюргерской среде, на основе городской культуры родилась гуманистическая литература и вся культура Ренессанса, а затем реформационные учения. Протестантизм с его демократической церковной организацией и идеей угодного Господу земного успеха освятил частную инициативу, растущее предпринимательство. Город открыл Западной Европе широкие ворота в общество нового времени.
В средневековой России все получилось иначе. Город, торгово-промышленная городская деятельность долго оставались недоразвитыми. Городское сословие и городское гражданство здесь не сложились. В средневековых документах торгово-ремесленное и примыкающее к нему население городов именуется «посадскими людьми». Как и будущие «мещане», это — непривилегированная страта, лишь один из статусов простолюдина.   Бюргерско-патрицианская элита — носитель и выразитель самодостаточности и влияния города — в средневековой России не сложилась или не смогла проявиться. Единственной урбанистической группой, еще в ту эпоху ухитрившейся как-то обезопасить себя некоторыми привилегиями, было купечество. Но и оно с трудом продиралось сквозь ограды засилья и высокомерия дворянства. Общество относилось к городу и его населению как к чему-то маргинальному и даже не вполне нравственному. Главной была деревня.
Заключение

Городской строй сложился впервые в средневековье как особая система, общая для Европейского континента. Именно в средние века урбанистические процессы, жизнь и деятельность городов стали определяющим фактором в социальном развитии общества.
Раньше всего к IX веку города как социально-экономические центры сложились в Италии, где заново развились Генуя и Флоренция, выросли Риальто (будущая Венеция) и многие другие. В Х веке сформировались города Южной Франции — Марсель, Тулуза, Арль, Нарбонн, Монпелье и многие другие. В эти же столетия поднимаются пиренейские города: в  Каталонии — Валенсия, Барселона, в Португалии — Коимбра; города по Днестру и Дунаю, в Северной Франции и Нидерландах, Англии и Германии, в первую очередь рейнские.
С оформлением муниципального строя городов сам город, точнее, сообщество горожан превратилось в особое сословие. В этом смысле средневековый западноевропейский город в отличие от своего античного предшественника города-полиса можно назвать сословным городом. Историки обычно называют горожан средним сословием, а иногда даже средним классом-сословием.
Одним из самых важных результатов городского влияния на средневековое государство и общество было участие горожан с XIV века в деятельности парламентов. До этого времени парламенты были совещательными органами при короле, состоявшими из представителей феодальной элиты. С XIV века они превращаются в выборные сословно-представительные учреждения и этим всецело обязаны именно городам.

Литература

1. Бродель Ф. Материальная цивилизация. – СПб.: Питер, 1998.
2. Васильев А.А. История средних веков. – М.: Республика, 1994.
3. Виппер Р.Ю. История нового времени. – М.: Республика, 1995.
4. Гуревич В.А. Культура и общество средневековой Европы глазами современников. – М.: Просвещение, 1987.
5. Кузищин Н.М. История средних веков. – М.: Просвещение, 1989.
6. Розин В.М. Введение в культурологию. – М.: Форум, 1997.
7. Тихомиров М. Древнерусские города. – М.: ИПЛ, 1956.
8. Удальцова Н.Н., Карпова В.П. История средних веков. – М.: Просвещение, 1993.
9. Хейзинга Н. Осень средневековья. – М.: Теис, 1994.

(16.6 KiB, 55 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!