Соотношение цивилизации и культуры

ПЛАН

1.Понятие цивилизации. Цивилизация и культура.

2.Современная цивилизация, ее особенности и противоречия.

Список литературы.

1. Понятие цивилизации. Цивилизация и культура.

Термин «культура» относится к числу наиболее часто употребляемых. Говорят о культуре земледелия, культуре поведения, быта, речи, производственной культуре и культуре художественной, о культуре политической, правовой, физической и т.п. Этот список столь разнородных явлений, объединенных единым словом, указывает на большой содержательный багаж термина и в то же время на трудности общего определения понятия культуры.

Для того чтобы ответить на вопрос, что такое культура, надо определить критерии для отличия культурных явлений от некультурных.

Само слово культура, по одной из версий, происходит от латинского слова cultura, а переводится как возделывание земли, усовершенствование. Такой смысл данное слово имело в античное время. Другие исследователи происхождение слова «культура» усматривают в корне «культ» - почитание, подчеркивая духовную значимость культурных явлений. Под воздействием различных общественных процессов, в том числе и классовых, смысл слова существенно изменился. Понятие «культура» как самостоятельный термин появился в XVIII веке, в эпоху Просвещения. В настоящее время смысл этого понятия выходит за пределы своего первоначального значения.

Понятие «культура» нельзя рассматривать изолированно от других категорий научной социологии (таких, как общественное бытие, общественное сознание, материальное и духовное производство, базис и надстройка и др.). В этой системе социологических категорий понятие «культура» должно иметь свое место и связь с другими категориями. Самым общим стало признание культуры явлением общественным, социальным по своей природе, по своему происхождению.

Культура присуща только человеческому обществу. Она есть результат, продукт деятельности людей. Культура, таким образом, выступает как противоположность натуре, т.е. невозделанной, не затронутой человеком природе.

Оставив за пределами культуры не тронутую человеком природу и не ограничивая культуру явлениями только лишь духовного порядка, спросим себя, а все ли без исключения общественные явления (материальные и духовные) можно включить в общее понятие культуры?

На наш взгляд, к понятию культуры нельзя подходить только с позиций критерия социальности (т.е. все, что сделано обществом в отличие от природы), надо еще применять и критерий прогрессивности.

К культуре, даже в самом широком смысле этого слова, относится далеко не все из того, что связано с любой материальной и духовной деятельностью человека. Следует обратить внимание, на что эта деятельность направлена, каковы ее социальные последствия.

Одно дело - создавать и ставить памятники и обелиски крупным историческим деятелям, другое дело - варварски разрушать их. Одно дело - формировать высоконравственную личность, другое дело - разлагать ее суррогатами псевдокультуры. Или, скажем, все экологические беды (Байкал, Волга, Арал, Ладога и т.д.) вряд ли можно назвать культурными деяниями нашего общества.

Очевидно, общее понятие культуры должно содержать в себе прогрессивно-оценочный критерий. Явления общественной жизни, результаты деятельности людей должны оцениваться по их отношению к прогрессу. Здесь можно увидеть разницу между понятиями «культура» и «цивилизация» (последняя включает в себя не только прогрессивное содержание).

Исходя из этого подхода, общее понятие культуры в «Философской энциклопедии» определяется следующим образом: «Культура есть совокупность положительных достижений общества в его материальном и духовном развитии, используемых обществом, составляющих культурные традиции и служащих дальнейшему прогрессу человечества», то есть культура выступает как совокупность духовных и материальных ценностей.

Однако и этого недостаточно, чтобы полностью раскрыть ее сущность. Определяя существо культуры, нужно исходить еще из того, что любое внешнее выражение культуры есть проявление степени развития самого человека. Сам человек формирует себя в процессе своей деятельности как культурно-историческое существо. Его человеческие качества есть результат усвоения им языка, приобщения к существующим в обществе ценностям, традициям. Поэтому не будет преувеличением сказать, что культура представляет собой меру человеческого в человеке, характеристику развития человека как общественного существа.

Следует также иметь в виду, что оценки достижения культуры редко носят абсолютный характер. Они скорее историчны, должны учитывать особенности эпохи, страны, этапы ее развития. Например, для нашего государства внедрение компьютеров четвертого поколения является уже прогрессом, в то время как предприятия Японии оснащаются ЭВМ уже более высокого класса. Сложнее обстоит дело с искусством, где время создания произведений (I в. или XX в.) не определяет их ценности.

Подводя итог сказанному, можно предложить следующее определение культуры: культура - это созданная человеком система материальных и духовных ценностей, служащих социальному прогрессу и развитию личности.

Исходя из данного понимания культуры, можно определить основные ее стороны или структурные элементы.

1. Совокупность духовных и материальных ценностей (книги, техника, произведения искусства).

2. Исторически сложившиеся технологии их создания (навыки, умения, приемы, мастерство).

3. Развитие способности населения воспринимать, оценивать, использовать созданные ценности.

Современные представления о цивилизации рассматриваются мыслителями как нечто Единое, находящееся вне рамок социальных систем. Это связано с идеей целостности, единства мира. Категория цивилизации охватывает природу и уровень развития материальной и духовной культуры, результаты деятельности человечества по созданию «второй природы», внедрение элементов ноосферного характера в наличное бытие современного человечества.

Цивилизация представляет собой совокупность материальных и духовных достижений общества. Категория «цивилизация» используется в широком спектре наук и поэтому употребляется на различных уровнях абстракции:

1) в общефилософском смысле — как социальная форма движения материи;

2) как общая социально-философская характеристика всемирно-исторического процесса и качественно-определенных стадий его развития;

3) как культурно-исторический тип, характеризующий регионально-традиционные особенности развития общества;

4) как обозначение цивилизованных обществ, сохраняющих в течение длительного времени свою жизненную целостность (майя, шумеры, инки, этруски).

Итак, главная мысль в содержании категории «цивилизация» сводится к многообразию исторического процесса, который проходит путь от локальных, региональных стадий к общепланетарному уровню.

Большое внимание этой проблеме уделил А. Тойнби. У А. Тойнби история человеческого общества описывается не прямой линией прогресса, а предстает в виде ряда цивилизаций, каждая из которых возникает, развивается, а затем деградирует и погибает.

В качестве «кирпичиков», из которых строится здание истории человечества, А. Тойнби рассматривает ЦИВИЛИЗАЦИИ. Под цивилизацией он понимает устойчивую общность людей, объединенных прежде всего духовными традициями, а также географическими рамками. Духовные традиции - это прежде всего религиозные традиции, преобладающие в данном обществе. Всемирная история предстает как совокупность цивилизаций: шумерская, вавилонская, минойская, эллинская и ортодоксальная христианская, индусская, исламская и т. д. Согласно классификации автора, в истории человечества существовало около трех десятков локальных (т. е. не выходящих за определенные пределы) цивилизаций. Теоретическое построение А. Тойнби базируется на двух гипотезах.

1. Не существует единого процесса развития человеческой истории, эволюционируют лишь конкретные локальные цивилизации.

2. Жесткой взаимосвязи между цивилизациями не существует. Жестко связаны между собой лишь компоненты самой цивилизации.

Идеи А. Тойнби о структуре локальной цивилизации органично вписываются в контекст его системы духовных традиций, преобладающих в данном обществе. Религия была той формой человеческого сознания, которая давала возможность человеку и обществу в целом, осмыслить бытие Бога. Система «вызов - ответ» - социальное проявление взаимодействия между божественным и человеческим. У А. Тойнби религиозная традиция помогает объяснить природу и функционирование как вызовов, так и ответов в структуре цивилизаций.

Обсуждая проблему происхождения человеческой истории, английский ученый верен себе, утверждая, что зарождение цивилизации есть первый глобальный ответ человечества на божественный вызов. «Для того чтобы развиваться, цивилизации требуются стимулы от вызова, которые могут быть либо удовлетворены, либо нет. Такие вызовы могут быть социальными или природными: стимулы новых земель, борьбы, угнетения и наказаний», - пишет ученый. При этом, как при возникновении цивилизации, так и в период ее развития вызов должен быть оптимальным. В противном случае слабый вызов не вызовет необходимой мощности ответа, а чрезмерная его сила, напротив, может пресечь развитие общества в самом зародыше.

Попытки уточнить границы понятий культура и цивилизация, разграничить их функции такие, как средства и цель немного способствовали определению возможных значений и свойств взаимодействия «культура-цивилизация». Поэтому представляется необходимым рассмотреть в самом сжатом виде точку зрения А. Вебера, который стремится проникнуть в смысл и основные значения взаимодействия культуры и цивилизации. В своей социологии культуры А. Вебер различает три сегмента, которые проявляются во взаимодействии культуры и цивилизации: социальный процесс, цивилизационный процесс, культурное движение. В их взаимодействии и взаимопроникновении раскрываются и их функции, как через разнообразие исторических событий, так и в конкретном историческом обществе и конкретной культуре. В методологическом обосновании социологии культуры А. Вебер говорит, что такой тип трихотомии позволяет представить длительную картину исторического течения, а в частности представить социологический анализ его феноменологии культуры. Социальный процесс А. Вебер определяет как форму, в которой начинает оформляться тоталитет естественных человеческих сил и воли, но который ограничен определенными естественными условиями (географическими, климатическими и другими). Социальный процесс исторических организмов определяет материальный элемент, который в первую очередь является и областью его природных инстинктов и воли. Духовно-культурный процесс нельзя рассматривать в отношении единства с социальным процессом, но обратно - как дуалитет, который «несет в себе две полностью различных сферы исторического развития человека, которые только по ошибке объединяют в одну». Духовно-культурный процесс в каждом крупном историческом организме как одно особое целое содержит три компонента: развитие сознания населения, растущую духовную доминацию над природой, актуализацию и конкретизацию интеллектуального космоса - знания в «нечто реальное с помощью совершенствующегося аппарата, составленного из орудий, методов, организационных принципов и т.д. - элементов, которые дают жизни конкретным структурам». Этот духовный процесс имеет собственные законы, свои собственные необходимости подъема и стагнации, что по А. Веберу - цивилизационный процесс. Культурное движение и цивилизационный процесс отличаются своей сущностью, что проявляется и в их неодинаковом и даже различном отношении к социальному процессу. «Цивилизационный процесс и духовное движение... различны по своей сущности... они имеют совершенно разные формы и законы развития, но в общем ходе истории они проявляют себя как взаиморазличные феноменологии». Социальный и цивилизационный процесс взаимообусловлены, а культурное движение обладает исторической и феноменологической свободой и самостоятельностью. В феноменологии культурного движения сам тип развития культурной сферы отличается от типа развития цивилизационной сферы. Цивилизация, по А. Веберу, может быть понята как «единый процесс просвещения, который проходит через всю историю человечества и ведет к определенной цели - общему освещению преэкзистентного». В культурном движении необъяснимым образом появляется «ни с чем не сравнимая креация, которая по своей сути не связана никакой фундаментальной необходимостью ни с чем другим». Из сложного анализа А. Вебера можно понять, что культура представляет собой существенный элемент в каждом конкретном оформлении общества и цивилизации. А. Вебер делает вывод, что социальный процесс, цивилизационный процесс и культурное движение всегда находятся во взаимосбалансированном и динамичном корреляционном отношении. При этом следует понимать, что культурное движение зависит от исторического организма, под которым можно подразумевать конкретное общество или конкретную общественно-экономическую формацию. Культурному движению всегда удается вобрать в свое течение и социальный и цивилизационный процесс.

2. Современная цивилизация, ее особенности и противоречия.

Конец XX в. ознаменовался многими событиями: исчезло характерное для середины века противостояние лагеря социализма и капитализма, прокатились волны «бархатных» и не совсем «бархатных» революций, межэтнических конфликтов, обострилось социальное расслоение, человечество вступило в условия существования информационной цивилизации. Негативные стороны современного общества как в западном мире, так и в России весьма похожи. Это рост преступности, неподотчетность власти воле народа, невозможность контролировать военно-техническое развитие, упадок принципов демократии, распространение попкультуры, утрата индивидуальности, «социальные» болезни. Парадоксальная логика конца XX в. уготовила девальвацию ценностей и существование большинства человечества в условиях непредсказуемых социально-исторических последствий. «Наш век - век рационального расчета, обезличенных технологий, промывки мозгов, манипулирования, силовых влияний», - так оценивают современность В.Ильин и А.Панарин, отрицая этим определением разумность и гуманистичность эпохи.

XX в. - это не только век социалистических революций, установления и последующего падения тоталитаризма, век сексуальной и культурной революции. В конце XX в. особую обеспокоенность вызывает такое явление общественной жизни, как терроризм, который буквально захлестнул собой разные страны и континенты. Статус беженца и вынужденного переселенца, заключая в себе всю глубину человеческой трагедии, прочно вошел в арсенал социологической теории, заставляя переписывать ее основы.

Нерв общественного самосознания предельно натянут. Восприятие своего Я колеблется от ощущения бесперспективности личного существования до страстной надежды на достойную жизнь. Все традиционные экзистенциальные категории - любовь, вина, самопожертвование, выбор, спасение - к концу XX в. сменяются чувством либо глубокой апатии и социальной усталости, либо состоянием немотивированной агрессий.

Новые многочисленные проблемы развития современной цивилизации и одновременно ее возможные перспективы в экономическом, социальном, политическом, научном и мировоззренческом планах сплелись в тугой узел противоречий. Ибо основная и магистральная перспектива развития современной цивилизации связана именно со скорейшим конструктивным разрешением или минимизацией многообразия глобальных проблем современности, а также с радикальными гуманистическими изменениями во всех сферах человеческой жизнедеятельности: в системе образования, здравоохранения, индустрии досуга, в сфере нравственности и духовности.

Перспективные изменения социальной сферы. По мнению исследователей, изменения социальной сферы являются решающими для будущего человечества. Во-первых, опираясь на известное положение о том, что семья - это клеточка общества, можно увидеть в тенденциях планирования нового типа семьи, новых видов социального партнерства трансформацию общественных взаимоотношений. Соглашаясь с выводом патриарха социологии Питирима Сорокина об использовании семьи в качестве,«социального теста», именно с семьей необходимо связывать обеспечение продолжения рода человеческого. Семья, если она интеллигентная, озабочена возможностью предоставления достойного воспитания и образования своим детям, достойного образа жизни, что, в свою очередь, отражает собой всю полноту гуманистических перспектив развития общества.

Современное состояние нашего общества требует учета существующих тенденций. Во-первых, это непрочные, распадающиеся, неполные или смешанные семьи. Они во многом деформируют исходный «селективный фундамент», ту присущую семье работу по воспитанию и культивированию внутренних семейных ценностей, внутреннего интеллигентного духа этой ячейки. Во-вторых, это четко проявившаяся тенденция передачи процесса воспитания подрастающего поколения и его первоначального, исходного образования внесемейным структурам. Подрастающий индивид впитывает в себя признаки первичной социализации всех социальных слоев, попадающих в орбиту общения, и может реализовать в своих поведенческих реакциях какой-то новый эклектичный и неузнаваемый тип. В этих условиях не семья, а «социальный лифт» обслуживает систему внесемейного воспитания и образования. Статусная функция семьи становится размытой и неопределенной.

Исследователи утверждают, что характерным для новой цивилизации будет не создание и потребление материальных благ, а создание и потребление информации и знаний. В связи с этим существенные трансформации произойдут и в системе образования. Достаточно часто уровень развития страны определяется ее интеллектуальным потенциалом. В развитых странах вложения в систему образования рассматриваются как самый быстро окупаемый «человеческий капитал». Послевоенное развитие мирового сообщества позволило сделать вывод, что приоритетное положение образования - это не следствие экономического процветания государства, а его причина. Поэтому можно говорить о принципиальной интенсификации образовательного процесса как в нашей стране, так и повсеместно. С этим может быть связана трансформация системы высшего образования в сторону большего разнообразия по типам, учебным программам и срокам обучения, введение многоуровневой системы высшего образования.

С одной стороны, можно зафиксировать прочно утвердившуюся тенденцию развития системы высшего образования в -направлении универсальной компьютеризации, внедрения информационных технологий и разнообразных видов дистантного обучения. С другой стороны, волны коммерциализации образования значительно снижают планку профессионализма и отражаются на качестве предоставляемых образовательных услуг.

Говоря о развитии общества, большинство ученых выделяют аграрные или традиционные общества, индустриальные и постиндустриальные общества (или общества «третьей волны»). Если индустриальные общества перешли на рельсы массового производства и потребления, то общества «третьей волны» планируют перспективное возвращение к индивидуализированному производству на новой технологической основе, к производственным технологиям, стремящимся к максимальному социальному регулированию. В цивилизации нового типа предполагается максимальное использование творческого потенциала производителей и субъектов производственного процесса. Предполагается совмещение принципов рыночной экономики с принципами приоритетного планирования.

Информационные приоритеты состоят в том, чтобы накопление, обобщение, комментирование и опровержение сведений о политических, экономических, социальных, этнических, демографических и прочих параметрах происходило не в режиме жесткого контроля, а в режиме информационной причастности к важнейшим социальным акциям и решениям. Информационная открытость переносит процедуру оценки деятельности правящей элиты как оптимальной или неоптимальной за пределы самой правящей элиты, властных структур, благодаря чему и становится реальным рычагом самокоррекции общественного целого. Информационные приоритеты предполагают прежде всего интеллектуальную честность и те разумные ограничения, которые устанавливаются законом и играют положительную роль, защищая интересы производителей и разработчиков принципиально новых технологий. Сама четвертая власть как основное условие цивилизованного развития общества наполнена духом рационально-критического стиля обсуждения проблем, во имя которого осуществляет свои многообразные инициативные акции. Механизм четвертой власти предполагает, что сбор и распространение информации позволяет формировать надындивидуальные схемы действия и общезначимые цели.

К гуманитарным перспективам развития современной цивилизации относится идея прав и свобод личности, уважение к индивидуальности, суверенитет и свободное общение. Под гуманизмом в большинстве случаев понимается тип мировоззрения и взаимодействия, утверждающий самоценность каждого/индивидуального человеческого бытия и обеспечивающий возможность самореализации человека.

Естественным фоном развития гуманности оказывается демократия. Однако исходный смысл слова «демократия» - власть народа, правление всех - заставляет обратить внимание на то, что во времена Афин и Рима термином «все» не описывалось фактическое множество индивидов. В него не входили, как известно, рабы, которые составляли большинство населения. И только главы семейств - патеры фамилий имели полное юридическое право участвовать в правлении.

Перспективы и приоритеты ментального, вбирающего в себя «умственный, духовный строй народа», связаны с актуальной демонстрацией и откровенным обнаружением дружественного отношение Я к другому Ты, другому народу, этносу, миру в целом. Они предписывают избегать агрессивности при построении систем сотрудничества.

Современная экологическая ситуация настоятельно требует био-сферизировать все виды человеческой деятельности, все области науки. Это находит отражение в этическом императиве, обязывающем ученых с большей ответственностью подходить к результатам своих исследований. Сфера действия этики расширяется. Выдающиеся физики требуют ограничения применений их открытий в военной области. Врачи и биологи выступают за мораторий на использование достижений генетики в антигуманных целях. Первоочередной проблемой становится поиск оптимального соотношения целей научно-технического прогресса и сохранения органичной для человека биосферы его существования.

Новое направление - синергетика также выступает мировоззренческим итогом развития цивилизации XX в., ибо в ней говорится о возможностях нового диалога человека с природой, где самоорганизующееся развитие должно диктовать приоритеты искусственным, спекулятивным и конструкционистским схемам, претендуя на новый синтез знания и разума. Синергетика перестраивает наше мировосприятие и, в частности, нацеливает на отказ от логики покорительства, на принципиальную открытость к принятию закономерностей развития «мира естественного».

Идеи ноосферности, обозначающие пространственно-временной континуум человеческой мысли, обретают свое обоснование в современной релятивистской космологии. В них потенциально содержатся два смысловых подхода: первый опирается на признание уникальности Вселенной, а следовательно, и человеческой мысли. Второй - на понимание ее как одной из многих аналогичных систем, что в мировоззренческом плане сопряжено с необходимостью логического полагания уникальных, диковинных и отличных от имеющихся земных аналогов форм жизни и разума.

Глубинные процессы информатизации и медиатизации, компьютерная революция в глобальных масштабах, стимулируя скачкообразность экономического и научно-технологического развития, чреваты обострением всего комплекса коммуникативно-психологических проблем. Обилие обрушивающейся на человека избыточной информации ведет к синдрому информационной усталости и, как следствие, к раздражительности, напряженности, агрессии, массовому расстройству зрения. Человек живет в постоянной погоне за временем, личное время экспроприировано временем социальных взаимодействий, включено в макровремя социальных обязанностей и институтов. Это обостряет негативизм психологии мировосприятия. Ускорение темпов жизни, изменений в быту чревато обилием стрессовых ситуаций. Любопытно, что этот бешеный ритм жизни американцы окрестили термином «крысиные гонки». Но фактом является и то, что Новый Свет, в отличие от континентальной старушки Европы, смог «увезти к себе» большинство Нобелевских премий, открытий, достичь высшей планки уровня жизни.

Все названные и многие другие итоги развития современной цивилизации еще в смутном и неотчетливой виде воспроизводят представления о грядущем образе мира, который И.Пригожий назвал «третьей культурой», О.Тоффлер - «третьей волной», Ф.Сагаси - «третьей цивилизацией».

Литература

1. Авдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994.

2. Барулин В.С. Социальная философия. - М., 1993.

3. Ерыгин А.Н. Восток - Запад - Россия. Становление цивилизационного подхода в исторических исследованиях. - Ростов-на-Дону, 1993.

4. Ильенков Э.В. Философия и культура. - М., 1991.

5. Князев В. П. Человек и технология. Киев, 1990.

6. Межуев В.М. Культура как проблема философии (Культура, человек и картина мира). - М., 1987.

7. Мир философии: Книга для чтения. М., 1991. Т. 2.

8. Ракитов А. Л. Философия компьютерной революции. М., 1993.

9. Спиркин А.Г. Основы философии: Учебное пособие для вузов. - М., 1988.

10. Философия: Курс лекций: Учеб. Пособие для студентов вузов / Под ред. В.Л. Калашникова. – М., 1997.

11. Фролов С.С. Основы социологии. - М., 1997.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(16.5 KiB, 30 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!