Россия на рубеже XIX — XX веков

ПЛАН

1. Начало индустриализации. Роль С. Ю. Витте.

2. Аграрные реформы. Исторический портрет П.А.Столыпина.

3. Общественная жизнь страны.

Список литературы.

1. Начало индустриализации. Роль С. Ю. Витте.

К началу 80-х годов XIX века в промышленно развитых регионах России завершился промышленный переворот. В основных сферах промышленного производства машинная техника уже вытеснила ручной труд; водяное колесо практически было заменено паровым двигателем. Паровые машины и механические станки заняли господствующее положение в горнодобывающей, металлообрабатывающей и текстильной промышленности.

В первые пореформенные десятилетия русская промышленность производила в основном предметы потребления, однако начиная с 80-х годов XIX века растет удельный вес производства средств производства.

В первые пореформенные десятилетия промышленный облик страны определяла легкая промышленность, ведущую роль в которой играла текстильная, сосредоточенная главным образом в Московском, Петербургском и Прибалтийском промышленных регионах. На эти регионы приходилось 75% ткацких станков, 80% мощности паровых машин и 85% рабочих всей текстильной промышленности страны. С 60-х годов бурное развитие получила текстильная промышленность в польском городе Лодзь.

Другой важнейшей отраслью промышленности была горнодобывающая, которая в первые пореформенные десятилетия сосредоточивалась в основном на Урале.

Наряду с развитием традиционных отраслей промышленности возникали и новые - угольная, нефтедобывающая, химическая, машиностроение. Менялась промышленная география страны. К старым промышленным регионам - Московскому, Петербургскому, Прибалтийскому, Уралу - прибавились новые: южный угольно-металлургический (Донбасс и Южная Украина), Бакинский нефтедобывающий. Возникли крупные промышленные центры — Баку, Харьков, Екатеринослав, Юзовка, Горловка, Нарва, Лодзь.

Наиболее быстро росла горнодобывающая промышленность. С 1860 по 1895 год выплавка чугуна возросла с 21 млн. до 89 млн. пудов, добыча каменного угля с 18 млн. до 556 млн. пудов, нефти с 0,5 млн. до 377 млн. пудов. В производстве чугуна Урал уступил первое место югу России. Сохранявшиеся крепостнические пережитки в уральской горной промышленности были главной причиной медленного роста производства по сравнению с более свободным капиталистическим развитием юга России. Если в 1880 году юг давал всего 5% выплавлявшегося в России чугуна, а Урал - 70%, то к 1900 году на долю юга приходилось уже 52% выплавлявшегося чугуна, а Урала - 27%. В 1900 году одна домна Урала (принимая во внимание суровые климатические условия в регионе) давала в 8 раз меньше чугуна, чем одна домна на юге. Энерговооруженность (по числу лошадиных сил на один завод) промышленности юга в 25 раз была выше Урала; один рабочий на юге производил чугуна в 6 раз больше, нежели один рабочий на Урале.

В 80 - 90-е годы резко возросла роль Донецкого бассейна в добыче каменного угля и Бакинского - в добыче нефти. Если в 60-х годах на долю Донбасса приходилось 33% добываемого в стране угля (основная часть угля в то время добывалась в Польше, в Домбровском бассейне), то к 90-м годам Донбасс давал уже 70% угля. Добыча нефти развернулась лишь в 70-х годах, но уже тогда на долю Бакинского района приходилось 74% добываемой в стране нефти. К 90-м годам доля нефти Бакинского района возросла до 95%. Первоначально в бакинской нефтедобыче ведущее место занимали представители местной национальной буржуазии (Табиевы, Нагиевы, Манташевы). К концу XIX века их сильно потеснил иностранный капитал (главным образом английский, а также шведские промышленники Нобели, причем Нобель инвестировал в производство капиталы, полученные уже в самой России).

Значительные успехи были достигнуты в отечественном машиностроении. Крупными центрами транспортного машиностроения (паровозов, вагонов и пароходов) стали Сормово (близ Нижнего Новгорода), Луганск и Коломна; центрами сельскохозяйственного машиностроения - Харьков, Одесса, Бердянск, Александровск, Елисаветград.

Промышленность развивалась не только в городах, но и в деревне. Особенностью промышленного развития России было то, что в ней не столько «мужик шел на фабрику», сколько «фабрика шла к мужику», то есть промышленность (преимущественно обрабатывающая) «переселялась» в деревню, находя в ней наиболее дешевую рабочую силу. Объясняется эта особенность тем, что крестьянин еще был связан с наделом, прикреплен к общине; к тому же еще в дореформенный период в деревне уже были широко развиты разного рода промыслы, подготовившие квалифицированные кадры для крупной промышленности. Таким образом, в Центральной России возникли сотни фабрично-заводских поселков (типа Орехово-Зуева), которые стягивали к себе избыточное сельское население. В 1890 году в Европейской России насчитывалось 329 фабрично-заводских поселков, в которых в общей сложности насчитывалось 451 тыс. рабочих, то есть 52% их числа в крупной промышленности.

Большую роль в модернизации России на рубеже веков сыграл С.Ю.Витте. Среди реформ С.Ю. Витте, естественно, наибольший интерес вызывает опыт стабилизации российского рубля. Конечно, современный мир и экономика качественно отличаются от образцов конца прошлого века. Но много поучительного в проведении денежной реформы 1895-1897 гг. можно найти и сегодня. Это и анализ ведущих мировых тенденций, и выбор благоприятной ситуации для ее проведения, и привлечение к ее разработке и обоснованию ведущих ученых и практиков России.

Денежная реформа в России готовилась достаточно долго и заняла в целом примерно 15 - 17 лет. Значительный вклад в ее проведение внесли три предшествующих министра финансов - М. Рейтерн, Н. Бунге и И. Вышнеградский. С.Ю. Витте продолжил и завершил их дело. Причем "действовать новому министру финансов пришлось в более благоприятной обстановке: на крутом подъеме была промышленность; продолжался бурный процесс железнодорожного строительства; ряд позитивных сдвигов наблюдался в сельском хозяйстве; торговый баланс имел устойчивое положительное сальдо. Немаловажное значение приобрел и тот факт, что золотой запас государства к началу денежной реформы увеличился до 645,7 млн. руб. (при И. Вышнеградском - на 309 млн. руб.). Витте умело реализовал эти преимущества. Его главная цель состояла в том, чтобы укрепить денежную систему России - несущую конструкцию быстро формирующегося единого национального рынка.

Денежная реформа сыграла огромную роль в экономическом росте России, ускорила развитие национальных производительных сил. В своих воспоминаниях С.Ю. Витте высоко оценил ее результаты и технику осуществления. «Одной из самых крупнейших реформ, - писал он, -которую мне пришлось сделать..., была денежная реформа, окончательно упрочившая кредит России и поставившая Россию в финансовом отношении наряду с другими великими европейскими державами».

В результате подготовительных мер денежная реформа проводилась по фактически сложившемуся на рынке до ее начала соотношению между казначейскими билетами и их золотым содержанием. Поэтому она была осуществлена без замены денежных знаков, без пересчета цен и обязательств. Происходивший при этом процесс перераспределения доходов между классами был не одномоментным, а длительным процессом, что позволило Витте написать: "Я совершил реформу так, что население России совсем и не заметило ее, как будто бы ничего, собственно, не изменилось". Подобный механизм осуществления денежной реформы получил высокую оценку в России и за рубежом.

При Витте Россия хотя и увеличила свой долг, но уменьшила стоимость заимствования. Задолженность государства возросла с 4905 млн. до 6679 млн. руб. (на 1 января 1904 г.), то есть на 36%. Причем этому соответствовало увеличение государственного имущества (приобретение золотого фонда, железные дороги). Оплата же государственного долга потребовала в 1903 г. 292 млн. руб. против 261 млн. руб., то есть возросла всего на 12%. Средний процент по государственным долгам снизился с 4,35 в 1892 г. до 3,96 в 1902 г. Процент по билетам государственного казначейства был понижен до 3. Путем конверсии, выкупа, обмена за десятилетие (1892-1901 гг.) было достигнуто при увеличении годовой задолженности на 125 млн. руб. ежегодное сбережение на платеже процентов около 13,5 млн. руб. и на платеже капитала - более 18 млн. руб.

Успех денежной реформы Витте во многом связан с его политикой стабилизации бюджетной системы России. С.Ю. Витте, исходя из основ своих экономических воззрений, поднялся над примитивной и вульгарной (хорошо знакомой и нам) трактовкой экономии бюджетных расходов как панацеи от всех бед. "Сдержанность имеет свои пределы, за которыми отклонение предъявляемых требований о расширении расходов может оказать серьезными затруднениями нормальному развитию гражданской и экономической жизни страны". Бюрократической бережливости он противопоставлял финансовую политику, направленную на всемерное "содействие экономическим успехам и развитию производительных сил страны. Такая политика может дать наилучшие результаты и в отношении финансового хозяйства, возвышаясь вместе с народным благосостоянием, платежной силой населения и умножая источники государственных доходов".

Особое внимание Витте уделял развитию, как принято говорить, тяжелой промышленности, заслужив репутацию "русского Кольбера". О результатах своей деятельности он мог доложить уже в 1897 г., представляя данные, собранные департаментом торговли и мануфактуры. По этим данным, обороты фабрик и заводов европейской России быстро росли: в 1877 г. - 541 млн. руб., в 1887 г. - 802, в 1892 г. - 1100, соответственно прирост производства составлял: для 1878-1888 гг. 26%, для 1888-1892 гг. - 42% и для 1893-1896 гг. - 162%. В целом за годы деятельности Витте и до начала первой мировой войны Россия пережила стадию бурного промышленного роста, хотя и прерываемого кризисами.

Большие усилия Витте прилагал к развитию железнодорожного транспорта. При нем были сооружены Великий Сибирский путь и среднеазиатская железная дорога. Железнодорожное строительство осуществлялось как казной, взявшей на себя преимущественно проведение линий стратегической важности (например, железная дорога Бологое-Седлецкая), так и частными компаниями. За 11 лет работы Витте протяженность железнодорожных магистралей возросла почти вдвое - с 29,4 тыс. до 54,2 тыс. верст. "Железнодорожное хозяйство в приданной ему Витте форме явилось могучим орудием экономического подъема России. Оно значительно усилило подвижность населения, что, конечно, облегчало обрабатывающей промышленности приобретение дешевых рабочих рук, содействовало росту городов за счет деревни".

К достижениям Витте нужно отнести упорядочение тарифного дела, в котором он сам был выдающимся специалистом. Проводимая им политика устойчивости тарифных ставок свидетельствовала о том, что их определение производилось правильно. Его разработки высоко оценивались учеными, в частности, А. Чупровым. Снижение пассажирских тарифов, особенно на значительные расстояния, способствовало развитию пассажирского транспорта, снизив его убыточность. При этом сообщение для пассажиров четвертого класса продолжало быть доходным при убыточности сообщения первым классом. Таким образом, было показано, что казенные предприятия (если не брать во внимание социальную сферу) по своей экономической природе не должны быть нерентабельными.

К числу условий, призванных создать прочную финансовую базу для подъема общественных производительных сил, относится и введенная Витте система казенной (государственной) продажи спиртных напитков. Эта часть его программы подвергалась резкой критике за якобы легализацию торговли водкой и создание "пьяного бюджета".

Нарастание противоречий в стране вело к переосмыслению роли аграрных преобразований в подъеме общественных производительных сил России. Витте не раз обращался к этой проблеме, но всякий раз встречал резкое сопротивление со стороны наиболее консервативных слоев дворянства. Не все получилось у великого российского реформатора. Но с именем Сергея Юльевича Витте неразрывно связаны те огромные перемены, которые способствовали подъему российской экономики на рубеже XIX и XX веков.

2. Аграрные реформы. Исторический портрет П.А.Столыпина.

Среди государственных деятелей дореволюционной России Петр Аркадьевич Столыпин - личность безусловно неординарная. В тогдашней публицистике, в русской дореволюционной, советской и зарубежной исторической литературе можно встретить самые разноречивые суждения о Столыпине - от неумеренных похвал до крайне резкой критики. В последнее время в нашей прессе вновь замелькало это имя. Вокруг него возникло немало спекуляций, односторонних, восторженных отзывов о реформаторской деятельности Столыпина.

П. А. Столыпин родился 5 апреля 1862 г. в старинной и состоятельной дворянской семье. Детство и юность Столыпина прошли в Литве, где в небольшом и живописном имении Колноберже (близ Ковно), обычно жили его родители.

Окончив в 1884 г. университет, П. А. Столыпин поступил на службу в Хозяйственный департамент Министерства внутренних дел, а спустя два года перешел в Министерство государственных имуществ. С 1889 г. Столыпин снова на службе в Министерстве внутренних дел. Вскоре он избирается предводителем дворянства Ковенского уезда, в 1889 г. становится ковенским губернским предводителем дворянства, а также мировым судьей Ковенского судебного округа. Служба в этих должностях позволила глубже ознакомиться с жизнью местного дворянства, завести в его среде обширные связи и приобрести богатый административный опыт. В 1902 г. по рекомендации министра внутренних дел В. К. Плеве Столыпин назначается гражданским губернатором Гродненской губернии. Здесь был и определенный расчет Плеве, подбиравшего на губернаторские посты западных губерний людей культурных, образованных, даже «в меру либеральных», имевших тесные связи с местным дворянством, дабы оказывать на него влияние. Столыпин как нельзя лучше подходил для этой роли.

На посту гродненского губернатора П. А. Столыпин находился десять месяцев. Уже чувствовалось приближение народной революции: то тут, то там вспыхивали крестьянские аграрные бунты, в стране усиливалась революционная пропаганда. В. К. Плеве переводит Столыпина в наиболее «опасную» Саратовскую губернию, где столкновения крестьян с помещиками были особенно остры, революционная пропаганда наиболее активна, где набирало силу земское либерально-оппозиционное движение. Плеве надеялся, что умный и энергичный Столыпин сможет навести в этой губернии «должный порядок».

Столыпин прибыл в Саратовскую губернию, когда крестьянские бунты охватили почти весь Балашовский уезд и распространились на соседние. Столыпин сурово расправился с бунтовщиками. В обращении к сельскому населению Саратовской губернии он писал: «Предупреждаю, что полиция и войска будут действовать решительно и без колебаний». Подобную твердость Столыпин умело сочетал с выдержкой и хладнокровием: где необходимо, лавировал, шел на уступки (как, например, в отношении к земскому оппозиционному движению, стремясь расколоть его и привлечь на свою сторону). За успешное подавление крестьянских волнений Столыпин удостоился личной благодарности Николая II. А в 1905 г. саратовские эсеры-террористы приговорили Столыпина «к смертной казни». В тот год было произведено на него и первое покушение.

Твердость и решительность П. А. Столыпина в борьбе с революционным движением в Саратовской губернии были оценены в «верхах» И обеспечили ему путь к министерскому посту. 26 апреля 1906 г. Столыпин становится министром внутренних дел в кабинете И. Л. Горемыкина.

Тем не менее, Столыпин был лично честен, глубоко презирал стяжателей, ненавидел хищничество и казнокрадство, вел с ними беспощадную борьбу. Занимая пост председателя Совета министров, он развил систему сенаторских ревизий для искоренения казнокрадства и коррупции. Ревизии выявили вакханалию чудовищных хищений во всех сферах: в интендантстве, городском хозяйстве, на транспорте, в администрации. Многие оказались на скамье подсудимых. Однако хищения продолжались, показывая тем самым, что дело заключалось не в преступлениях отдельных лиц, а в самой прогнившей системе, кардинально изменить которую Столыпин был бессилен. Вместе с тем чиновники царской администрации, чувствуя над собой дамоклов меч наказаний, взысканий, отставок, тюремных преследований, люто возненавидели Столыпина. При Столыпине расцвел протекционизм: сам он любил назначать на высокие посты людей, близких ему по родству и по свойству.

6 марта 1907 г. в речи, произнесенной во II Государственной думе, Столыпин изложил программу предполагаемых реформ – аграрной и местного управления, вероисповедания, просвещения, расширения «прав податных сословий», в области аграрных отношений он делал акцент на «защите собственности и личности» крестьянина. В сфере местного управления предусматривалось введение «бессословной и самоуправляйщейся волости в качестве мелкой земской единицы», упразднение учрежденного в 1889 г. реакционного института земских начальников из местных дворян (которому до этого были полностью подчинены сельское крестьянское управление и волостной суд), введение принципа выборности в мировые суды. Предусматривалось также введение социального страхования рабочих, расширение для них врачебной помощи, сокращение рабочего дня, ненаказуемость за проведение экономических стачекдр вопросе вероисповедания, признавая приоритет православия как господствующей в России религии, говорил о свободе совести, об отмене всяких ограничений в делах веры, даже допускал возможность перехода из одного вероисповедания в другое, а для неправославных «беспрепятственное богомоление и сооружение молитвенных зданий». В области просвещения была намечена коренная школьная реформа, делавшая доступным образование всех ступеней для всех сословий: Столыпин предлагал введение всеобщего начального образования и установление преемственности всех ступеней обучения (низшего, среднего, высшего), чтобы облегчить доступ к среднему и даже высшему образованию детям податных сословий. Предполагалось проведение коренной податной реформы. В сфере расширения гражданских прав была задумана разработка законов о неприкосновенности личности и жилища, об охране тайны переписки. В речи Столыпина говорилось об исключительности и кратковременности чрезвычайных мер («чрезвычайные меры, если они становятся длительными, теряют свою силу и неблагоприятно могут отразиться на народе, нравы которого должны воспитываться законом»), о «свободе мнений» («мнения, не согласные со взглядами правительства, не могут почитаться последним за крамолу»). Таким образом, предлагалась серия реформ, которые, не меняя политического строя по существу, придавали ему более «европейский» характер и вместе с тем обеспечивали более широкие возможности для развития экономики и культуры страны. Заметим, что многое из задуманного и объявленного Столыпиным, особенно в области расширения гражданских прав населения, не было выполнено и осталось декларацией.

С именем Столыпина связано проведение реформы крестьянского надельного землевладения, вошедшей в историю под именем «столыпинской аграрной реформы». Аграрный вопрос занимал важнейшее место в социально-экономической и общественно-политической жизни дореволюционной России. Особую остроту он принял на рубеже XIX - XX вв., став, по определению В. И. Ленина, «гвоздем революции 1905 года». Столыпин прекрасно понимал, что решение аграрного вопроса - «задача громадного значения» и вместе с тем неотложная. Избранный им путь решения заключался в коренной ломке сельской поземельной общины и насаждении частного крестьянского землевладения. В перспективе на месте сельской общины с ее периодическими переделами земель, чересполосицей, принудительным севооборотом для всех членов общины (что консервировало остальные агротехнические приемы) должны были возникнуть фермерские, хуторского типа хозяйства. Столыпин полагал, что проводимая им аграрная реформа призвана «предупредить расстройство самой значительной части населения России - крестьянства», содействовать его «экономическому возрождению» и дать важный стимул сельскохозяйственного производства в России. Решалась и крупная социально-политическая задача: предполагалось, что крестьянин-собственник станет надежной опорой России. Но словам Столыпина, этот крестьянин «обладая чувством собственного достоинства, внесет в деревню и культуру, и просвещение, и достаток». Имея собственность и чувствуя себя хозяином, он станет «поистине свободен». «Вот тогда только писаная свобода превратится в свободу настоящую».

Основное содержание реформы было обнародовано в указе 9 ноября 1906 г. под названием «О дополнении некоторых положений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования». Указ 9 ноября давал крестьянам «право свободного выхода из общины с укреплением в собственность отдельных домохозяев, переходящих к личному владению, участков из мирского надела». При очередном переделе земли в общине такой крестьянин мог требовать вместо выделенных ему разрозненных полос равноценный им участок в одном месте. Указ был вынесен на обсуждение Третьей Государственной думы. После одобрения ею указа с некоторыми к нему дополнениями и подписания его 14 июня 1910 г. царем указ получил силу закона. Дополнения заключались в том, что те общины, в которых после отмены крепостного права не производились земельные переделы, объявлялись сразу перешедшими к наследственному «участковому» (т. е. подворному) землевладению. 29 мая 1911 г. было издано «Положение о землеустройстве», направленное на форсированное создание отрубного и хуторского хозяйства при проведении «землеустроительных работ» (т. е. ликвидации чересполосицы). Таковы были основополагающие акты столыпинской аграрной реформы. Сам Столыпин считал, что для ее проведения в жизнь потребуется примерно 20 лет, при этом он не ставил задачи стопроцентного «укрепления» в личную собственность крестьянских надельных земель. Предусматривалось также, что практика выхода из общины, создание отрубного и хуторского хозяйства должны показать, верен или нет избранный путь.

Столыпинские аграрные законы были отменены актом Временного правительства от 28 июня 1917 г., однако практичесрюе их действие приостановилось уже с началом первой мировой войны, когда резко сократился выход крестьян из общины. Проведение аграрной политики Столыпина в годы его премьерства шло довольно успешно. Наиболее интенсивный выход крестьян из общины наблюдался в 1908 - 1909 гг. Казалась вполне реальной возможность путем успешно проведенной аграрной реформы предупредить грядущие социальные потрясения в стране. Показателен вывод В. И. Ленина, сделанный им в 1908 г. Подчеркивая «огромное историческое значение» этой «новой аграрной политики», он писал: «Судьбы буржуазной революции в России, - не только настоящей революции, но возможных в дальнейшем демократических революций, - зависят больше всего от успеха или неуспеха этой политики».

Каков же был итог столыпинской аграрной реформы? За 1907 - 1915 гг. вышли из общины и укрепили свои наделы из 10,5 млн. дворов около 2,5 млн. (25%) - преимущественно в регионах с более высоким уровнем аграрного капитализма (на Правобережной Украине и Степной Украине, на Северном Кавказе и в Степном Заволжье). Выходили из общины в основном «крайние» по своему имущественному положению слои крестьянства - бедняки, составлявшие большинство вышедших, и зажиточные. Первые старались продать свои наделы и либо уйти в город, либо переселиться на «свободные земли» (большей частью в Сибирь). Ими было продано свыше 3,4 млн. десятин земли. Покупали эти земли не только богатые, но и средние по достатку крестьяне. Следует отметить, что правительство не было заинтересовано в разорении массы крестьян, так как это представляло собой серьезную социальную опасность. Оно оказывало содействие переселению малоземельных крестьян на «свободные земли» либо покупке продаваемой через Крестьянский банк казенной, удельной и помещичьей земли. За 1906 - 1915 гг. из Европейской России за Урал переселились свыше 3 млн. крестьян, из них две трети составляли малоземельные или безземельные, получившие от казны ссуду на обзаведение. Крестьянский банк за это время продал крестьянам около 4 млн. десятин казенных и удельных земель. За 1905 - 1915 гг. поместным дворянством было продано 10,8 млн. десятин земли, из них 9,8 млн. попало в руки крестьян. Крестьянский банк, поощряя отрубное и хуторское хозяйство, продавал землю на льготных условиях преимущественно отрубникам и хуторянам, к которым перешло 73% проданной Банком земли. Вряд ли справедливо утвердившееся в нашей исследовательской и популярной литературе категорическое мнение, что столыпинская реформа проводилась преимущественно в интересах «кулака». Конечно, интересы «крепкого» хозяйства учитывались (как и интересы помещиков, землевладение которых нисколько не ущемлялось столыпинской реформой). Однако факты свидетельствуют, что «кулаки» не всегда стремились выходить из общины: им было выгоднее, оставаясь в общине, держать в кабале крестьян-общинников; кроме того, правительство ставило существенные ограничения росту «кулацкого» землевладения, разрешая скупать в пределах уезда не более четырех душевых наделов (что составляло от 10 до 18 десятин). В результате выхода из общины образовалось около 400 тыс. хуторских хозяйств, что составило примерно одну шестую всех вышедших из общины хозяйств. Не все хуторские хозяйства были «кулацкими»: зажиточных хуторян насчитывалось не более 60%.

В течение 7 - 8 лет фактического действия столыпинских аграрных преобразований были достигнуты заметные успехи в росте сельскохозяйственного производства: посевные площади возросли на 10%, а в районах наибольшего выхода крестьян из общины - в полтора раза; на одну треть увеличился хлебный экспорт; удвоилось количество применяемых минеральных удобрений; использование сельскохозяйственных машин, исчислявшееся в стоимостном выражении в 1906 г. в размере 38 млн., к 1913 г. поднялось до 131 млн. рублей.

Столыпин прекрасно понимал, что создание слоя крестьян-собственников как гарантии социальной стабильности государства невозможно в условиях, когда эти собственники не имеют надлежащей правовой защиты. Его аграрные преобразования повелительно требовали и развития самоуправления, и расширения гражданских прав крестьянства. Однако осуществить это на практике Столыпину было не суждено. Не удалось ему осуществить и широко задуманную реформу административного преобразования страны: разделение империи на одиннадцать больших автономных областей, в каждой из которых планировалось введение «областных собраний» и «областных правительственных управлений» (при этом «областные собрания» должны были получить право «законодательства по всем предметам, не имевшим общегосударственного значения»). Из административных реформ Столыпину удалось лишь ввести земства в Белоруссии и на Правобережной Украине. Ряд мер был принят для расширения свободы вероисповедания, развития школьного дела, увеличения ассигнований на повышение жалованья учителям.

Таким образом, Столыпин, как и Витте, стоял на позиции «просвещенного абсолютизма», «правового самодержавия». Как и Витте, Столыпин надеялся модернизировать Россию не через разделение властей, а путем обновления корпуса чиновников, то есть «внедрения» в него компетентных людей.

В этом смысле Столыпин, в принципе идя той же дорогой, сумел продвинуться дальше Витте, но результат его деятельности был еще более трагичным – преемник Витте на посту премьера был убит, судя по всему агентом царской охранки.

П. А. Столыпин, таким образом, вошел в историю как крупный реформатор русской деревни и одновременно как глава политического курса самодержавия после революции 1905 - 1907 гг., курса, получившего в нашей исследовательской и учебной литературе определение «столыпинской реакции». Однако это был не только период реакции, но и время преобразований, знаменовавших собой новый (после реформ 1861 года и С. Ю. Витте) «шаг по пути превращения феодальной монархии в буржуазную монархию». Противоречивость такой политики заключалась в том, что она несла в себе как прогрессивные (способствовала дальнейшему развитию капитализма в стране), так и реакционные (подавление освободительного движения) начала. Убежденный монархист, последовательный сторонник и активный защитник «твердой власти», Столыпин выступал за проведение социальных и политических реформ, направленных на «модернизацию» России, за развитие ее экономики и культуры, за то, чтобы Россия заняла достойное место среди наиболее развитых держав мира. Суть его программы, кратко выраженной в изречении «сначала успокоение, а потом реформы», означала в первую очередь суровое подавление революционного движения как основной, в его понимании, деструктивной силы в стране; «наведение порядка» как необходимого условия для проведения реформ. Но в действительности и то и другое приходилось осуществлять одновременно. С самого начала своего премьерства Столыпин наряду с репрессиями стал разрабатывать и проводить в жизнь реформы, которые в конечном счете также преследовали цель «успокоения», т. е. путем определенных уступок создавать социальную обстановку в стране, исключающую новый революционный взрыв. Выполнить эту последнюю задачу Столыпину не удалось: причины, приведшие к первой буржуазно-демократической революции 1905 - 1907 годов, привели и к новой - февральской революции 1917 года и свержению царизма.

3. Общественная жизнь страны.

Социально-классовая структура страны отражала характер и уровень ее экономического развития. Наряду с формированием классов буржуазного общества (буржуазия, мелкая буржуазия, пролетариат), в нем продолжали существовать и сословные деления - наследие феодальной эпохи. Буржуазия играла ведущую роль в экономике страны в ХХ веке, до этого она не играла сколько-нибудь самостоятельной роли в общественно политической жизни страны, так как она была полностью зависима от самодержавия, вследствие чего и оставались аполитичной и консервативной силой.

Дворянство, которое сосредоточило более 60% всех земель, стало главной опорой самодержавия, хотя в социальном плане оно теряло свою однородность, сближаясь с буржуазией.

Крестьянство, составлявшее 3/4 населения страны, было также затронуто социальным расслоением общества (20% - кулаки, 30% - середняки, 50% - бедняки). Между полярными его слоями возникали противоречия.

В начале ХХ века класс наемных рабочих насчитывал 16,8 млн. человек. Он был неоднороден, большая часть рабочих состояла из недавно пришедших в город крестьян, но еще не потерявших связь с землей. Ядром этого класса стал фабрично-заводской пролетариат, который насчитывал более 3 млн. человек.

Политическим строем в России оставалась абсолютная монархия. Хотя в 70-ых годах XIX века был сделан шаг по пути превращения государственного строя в буржуазную монархию, царизм сохранил все атрибуты абсолютизма. Закон гласил: "Император российский есть монарх самодержавный и неограниченный".

В начале века Россия медленно, но верно начала вмешиваться в борьбу за рынки сбыта. Борьба между Россией и Японией за господство на рынке сбыта в Китае, стала одним из примеров раздела сфер влияния в мире. К сожалению, верхи нередко не совсем верно оценивали реальную социально- политическую ситуацию в обществе и из-за этого совершали непоправимые ошибки. Очередная попытка уйти от реформ посредством "маленькой победоносной войны" с Японией не только не удалась, но и привела к тому, что страна сорвалась в революционную бездну. И царская династия не погибла в ней лишь потому, что возле царя оказались такие выдающиеся люди как С. Ю. Витте и П. А. Столыпин.

Война четко показала неподготовленность русской армии, а также неподготовленность экономики к войне. С. Ю. Витте писал: "Вместо того, чтоб устранить угрозу внутренних потрясений, несчастная война приблизила нас на десятки лет к революции". Военные расходы, которые понесла Россия в этой войне превышали 3 млрд. рублей.

С поражением в войне начала нарастать революционная ситуация в стране (1905-1907). Из всего этого можно сделать вывод, что России требовались как политические, так и экономические реформы, которые смогли бы укрепить и оздоровить экономику России. Проводниками этих реформ конца XIX - начала XX явились такие разные политические деятели как С. Ю. Витте и П. А. Столыпин. Оба они не были революционерами и стремились сохранить существующий в России строй и уберечь ее от революционных потрясений "снизу".

Однако, С. Ю. Витте, будучи либералом, полагал, что все изменения в общественной и государственной жизни надо начинать с изменения политического строя: создать качественно новую государственную машину, а уже затем проводить преобразования в экономике. Вряд ли возможно усовершенствовать форму землевладения, решить проблемы аграрного порядка без предварительного перехода от рабства к свободе.

П. А. Столыпин полагал, что, напротив, перемены в политическом строе, в государстве, - не суть главное и, тем более, не есть условие реформ экономических. Отсюда проистекает следующее противоречие в его политической деятельности: программа реформ была рассчитана на буржуазно- демократическое развитие, они и по сути своей буржуазно- демократические (например, в вопросах, касающихся земских органов власти), но Столыпин искренне надеялся осуществить их в рамках прежней, регрессивной, косной для качественно нового уровня капиталистических отношений политической системы. Удивительно, что сам Столыпин был не только убежденным монархистом, но и верил в личность императора- политика, скажем, недалекого. Его путь реформ служит некой моделью "революции сверху".

Реформатор считал, что перемены необходимы, но в той мере и там, где они необходимы для экономической реформы. Пока нет экономически свободного хозяина - нет и базы для других форм свободы (например, политической или личной). Столыпин утверждал, что, пока крестьянин беден, не обладает личной земельной собственностью, пока он находится тисках общины, он остается рабом, и никакой писаный закон не даст ему блага гражданской свободы.

Скажем, к слову, что этот спор актуален и сегодня, спустя почти век. Теснейшая связь экономики и политики не дает достичь положительных результатов реформирования одной общественной сферы без изменения другой. По мнению Г. Попова современные реформы тоже начинались "с курса на новое государство. А теперь мы видим, как на его лице растет хорошо нам знакомая щетина авторитарного бюрократизма. Да ничем иным аппарат быть и не может, пока он всевластен, и если нет в стране, говоря словами Столыпина, самостоятельных собственников".

Список литературы.

1. Аврех А. Я. Столыпин и судьбы реформ в России. – М.: Прогресс, 1992.

2. Ананьич Б. Проблемы российского реформаторства // Знание – сила. - 1992.- №2.- С.74-85.

3. Ананьич Б. В. С. Ю. Витте и П. А. Столыпин – российские реформаторы XX столетия // Звезда. - 1995. - № 6. - С. 104 – 109.

4. Всемирная история: В 24 т. / Под ред. Бадак А.В., Л. А. Войнич Т. 19. - Минск: Литература, 1998.

5. Головатенко А. История России: спорные проблемы. – М.: Школа-пресс, 1994.

6. Исаев Н.И. История государства и права России. – М.: Юнити, 1999.

7. История СССР. XIX - начало XX в./ Под ред. В.А. Вдовина.- М.,1990.

8. Мунчаев Ш.М. Отечественная история: Учебник для вузов. - М., 1998.

9. Орлов А.С. История России. – М.: Проспект, 1998.

10. Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. – М., 1995.

11. Федоров В. А. История России 1861 – 1917. – М.: Высшая школа. 2000.

12. Фурсенко Л.А. С.Ю. Витте и экономическое развитие России в конце XIX - начале XX в. // Новая и новейшая история. - 1999.- №3.- С.3-17.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Контрольная работа по истории

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(22.5 KiB, 43 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!