Реформы в России во второй половине 19 века - Часть 2

В 90-е годы положение С.Ю. Витте в административной иерархии было необычайно крепко благодаря поддержке и Николая II, и вдовствующей императрицы Марии Федоровны, и благодаря наличию небольшой, но довольно сплоченной команды специалистов высокого класса, окружавших его. Министр финансов умел быстро распознавать деловые качества людей и старался наиболее способных сделать членами «своей команды».
Позиции министра финансов в конце XIX в. были устойчивы и потому, что наблюдался очевидный и уверенный подъем производительных сил, особенно в промышленности. Так, из 1292 русских акционерных компаний, действовавших в 1903 г.. 794 были учреждены за 1892—1902 гг. а из 241 иностранной компании — 205 появились в России в указанное десятилетие. В 90-е годы прокладывалось ежегодно в среднем 2,5 тыс. верст новых железнодорожных магистралей (этот показатель никогда не был впоследствии превышен). За время министерства С.Ю. Витте в Россию было инвестировано из-за границы около 3 млрд. руб. Существенно изменялись главные статьи бюджета, что подтверждало экономический динамизм.
За эти восемь лет государственные доходы увеличились почти на 40%, а расходы более чем на 60%. За эти годы у России лишь трижды было положительное сальдо, и казалось бы, что опасения и страхи за судьбу экономики были вполне обоснованными. Но Россия не приближалась к финансовому банкротству, как о том иногда писали и говорили в то время. Разница погашалась за счет иностранных займов, значительная часть которых шла на производительные нужды, в первую очередь на железнодорожное строительство. Подобная практика не была наилучшей, но она позволяла не только обеспечивать текущую стабильность финансовой системы, но и способствовала развитию важнейших элементов индустриальной инфраструктуры.
В частновладельческой экономике наблюдалась бурная деловая активность, подтверждавшая правильность проводимого экономического курса. Однако вскоре ситуация резко ухудшилась. Изменение мировой экономической конъюнктуры привело сначала к спаду деловой активности, а с 1900 г. — и к кризису в отраслях производства, интенсивно развивавшихся в 90-е годы: металлургии, машиностроении, нефте- и угледобыче, электроиндустрии. Иностранные фирмы одна за другой терпели банкротства. В российских деловых кругах царили уныние и растерянность, усугублявшиеся громкими крахами нескольких ведущих отечественных промышленных и финансовых групп: П.П. фон Дервиза, С.И. Мамонтова. А.К. Алчевского. Все это активизировало противников министра финансов, во весь голос заговоривших о том, что его политика — авантюра. Особенно большой общественный резонанс вызвало крушение дела Саввы Мамонтова, известнейшего предпринимателя и мецената. Беспощадная молва приписывала его падение не экономическим факторам, а исключительно злой воле министра финансов и якобы стоявших за ним «еврейских банкиров».
Коренная причина была, конечно же, в другом. Экономический кризис начала XX в. наглядно продемонстрировал, что государственный патернализм, интервенционное раскручивание экономики имеют свои логические пределы. Государственная власть при самых благих намерениях ее проводников и носителей построить органичную капиталистическую систему не может. Казенный карман, казенная субсидия, государственное вспомоществование могут быть важными, но не могут быть долго единственными опорами частновладельческого хозяйства. Здоровая и продуктивная хозяйственная среда формируется и функционирует на основе саморегуляции, при сохранении за государственными институтами лишь некоторых законотворческих и контрольных функций. В пореформенной России воздействие государственной системы на хозяйственное развитие было во многих случаях преобладающим, особенно в тех случаях, когда это касалось больших финансово-промышленных проектов, многие из которых инспирировались государственными органами и находились под их патронажем, а часто и на их содержании. Поэтому темпы, интенсивность и масштабы хозяйственных усилий далеко не всегда диктовались внутренними экономическими факторами, естественными и обусловленными процессами.

3. Итоги модернизации во второй половине XIX века.

Промышленное развитие в пореформенной России носило сложный и противоречивый характер. С одной стороны, развитие капитализма сопровождалось экспроприацией мелких товаропроизводителей, когда мелкое товарное производство, основанное на ручном труде, не выдерживало конкуренции крупного, базировавшегося на машинной технике и более производительного. С другой стороны, не только сохранялись, но параллельно росту крупной промышленности развивались и низшие формы промышленного производства - мелкотоварное и мануфактурное.
Дальнейшее распространение мелких неземледельческих промыслов в пореформенной России наряду с ростом крупной промышленности объясняется рядом факторов. При преобладании крестьянского населения, полунатурального земледелия, сохранении учреждений и традиций старины, крупная машинная индустрия еще не могла окончательно вытеснить мелкую крестьянскую промышленность. Вместе с тем развитие товарного хозяйства неизбежно приводило к увеличению численности крестьян-промышленников.
Рост мелких промыслов проходил различными путями. В первую очередь из старых, промышленно развитых регионов в связи с ростом конкуренции между промысловиками и под давлением крупной машинной индустрии крестьяне-промысловики уходили в земледельческие губернии. Там, на новом месте, создавались и распространялись различного рода промыслы, перенесенные из губерний, обладавших вековой промышленной культурой. Таким образом, для пореформенной России в первую очередь было характерно значительное расширение сферы мелкого промышленного производства на новых территориях.
Однако наряду с этим мелкая крестьянская промышленность получила дальнейшее распространение и в центре страны. В промышленно развитых регионах падение одних видов промыслов под влиянием конкуренции со стороны машиной индустрии заставляло крестьян переходить к другим промысловым занятиям. Например, во Владимирской губернии рост сапожного и валяльного промыслов был обусловлен упадком ручного ткачества, вытесненного здесь крупным фабричным производством. Вместе с тем фабричное производство порождало новые виды промыслов, обслуживавших его нужды. Так, в той же Владимирской губернии фабричное ткачество вызвало к жизни промыслы по изготовлению челноков, деревянных деталей для ткацких станков, коробов для упаковки тканей и пр.
В промышленно развитых губерниях еще в крепостную эпоху выделялись крупные промысловые села, которые, как правило, становились центрами промысла, формируя вокруг себя промысловые округа. Этот процесс в пореформенную эпоху получил свое дальнейшее развитие. Границы промыслового округа все более расширялись, образовывались целые промысловые районы, втягивавшие в свою орбиту новые селения. Крупные торгово-промышленные селения выступали в роли центров закупки сырья и сбыта продукции данного промысла, затем они становились и центрами складывавшегося мануфактурного производства.
Капитализм проникал и в крестьянскую промышленность. Мелкие товаропроизводители-кустари все более теряли свою самостоятельность, попадая в зависимость от скупщика и мануфактуриста. Мелкие ремесленники, имея свои собственные мастерские и сохраняя еще связь с землей, превращались фактически в наемных рабочих-надомников у мануфактуристов, раздававших им работу. Вместе с тем из среды мелких товаропроизводителей выделялись скупщики-посредники между надомниками и мануфактуристами. Впоследствии эти скупщики превращались во владельцев раздаточных контор и в мануфактуристов с сетью уже своих посредников. Следовательно, крестьянская промышленность не являлась однородной: она представляла собой различные переходные формы от мелкого товарного производства до мануфактуры и служила широкой базой для роста крупной капиталистической промышленности. Именно она формировала кадры обученных работников, и в ее среде появлялись владельцы необходимого для крупного капиталистического производства стартового капитала.
В первые пореформенные десятилетия промышленный облик страны определяла легкая промышленность, ведущую роль в которой играла текстильная, сосредоточенная главным образом в Московском, Петербургском и Прибалтийском промышленных регионах. На эти регионы приходилось 75% ткацких станков, 80% мощности паровых машин и 85% рабочих всей текстильной промышленности страны. С 60-х годов бурное развитие получила текстильная промышленность в польском городе Лодзь.
Другой важнейшей отраслью промышленности была горнодобывающая, которая в первые пореформенные десятилетия сосредоточивалась в основном на Урале.
Наряду с развитием традиционных отраслей промышленности возникали и новые - угольная, нефтедобывающая, химическая, машиностроение. Менялась промышленная география страны. К старым промышленным регионам - Московскому, Петербургскому, Прибалтийскому, Уралу - прибавились новые: южный угольно-металлургический (Донбасс и Южная Украина), Бакинский нефтедобывающий. Возникли крупные промышленные центры — Баку, Харьков, Екатеринослав, Юзовка, Горловка, Нарва, Лодзь.
Наиболее быстро росла горнодобывающая промышленность. С 1860 по 1895 год выплавка чугуна возросла с 21 млн. до 89 млн. пудов, добыча каменного угля с 18 млн. до 556 млн. пудов, нефти с 0,5 млн. до 377 млн. пудов. В производстве чугуна Урал уступил первое место югу России. Сохранявшиеся крепостнические пережитки в уральской горной промышленности были главной причиной медленного роста производства по сравнению с более свободным капиталистическим развитием юга России. Если в 1880 году юг давал всего 5% выплавлявшегося в России чугуна, а Урал - 70%, то к 1900 году на долю юга приходилось уже 52% выплавлявшегося чугуна, а Урала - 27%. В 1900 году одна домна Урала давала в 8 раз меньше чугуна, чем одна домна на юге. Энерговооруженность (по числу лошадиных сил на один завод) промышленности юга в 25 раз была выше Урала; один рабочий на юге производил чугуна в 6 раз больше, нежели один рабочий на Урале.
Значительные успехи были достигнуты в отечественном машиностроении. Крупными центрами транспортного машиностроения (паровозов, вагонов и пароходов) стали Сормово (близ Нижнего Новгорода), Луганск и Коломна; центрами сельскохозяйственного машиностроения - Харьков, Одесса, Бердянск, Александровск, Елисаветград.
Промышленность развивалась не только в городах, но и в деревне. Особенностью промышленного развития России было то, что в ней не столько «мужик шел на фабрику», сколько «фабрика шла к мужику», то есть промышленность (преимущественно обрабатывающая) «переселялась» в деревню, находя в ней наиболее дешевую рабочую силу. Объясняется эта особенность тем, что крестьянин еще был связан с наделом, прикреплен к общине; к тому же еще в дореформенный период в деревне уже были широко развиты разного рода промыслы, подготовившие квалифицированные кадры для крупной промышленности. Таким образом, в Центральной России возникли сотни фабрично-заводских поселков (типа Орехово-Зуева), которые стягивали к себе избыточное сельское население. В 1890 году в Европейской России насчитывалось 329 фабрично-заводских поселков, в которых в общей сложности насчитывалось 451 тыс. рабочих, то есть 52% их числа в крупной промышленности.
В пореформенной промышленности особенно быстро развивались те ее отрасли, которые производили средства производства. Иначе говоря, рост тяжелой промышленности (группа «А») обгонял рост легкой промышленности (группа «Б»), что было характерно для капиталистической промышленности всех стран. Далее развитие промышленности сопровождалось процессом дальнейшей ее концентрации, которая выражалась в увеличении числа рабочих и суммы производства в расчете на одно предприятие, а также в дальнейшем укрупнении предприятия. С 1866 по 1890 года численность промышленных предприятий в России со 100 и более рабочими возросла в 1,5 раза, в то же время число рабочих в них - в 2 раза, а общая сумма производства - в 3 раза. При этом темпы концентрации были выше в наиболее крупных предприятиях: число крупнейших предприятий (насчитывавших каждое свыше 1000 рабочих) за 1866 - 1890 года удвоилось, численность рабочих в них утроилась, а сумма производства возросла в 5 раз.
Россия отличалась наиболее высоким уровнем концентрации рабочих на крупных предприятиях. В 1890 году 70% фабрично-заводских и горных рабочих сосредоточивались на предприятиях, имевших 100 и более рабочих, и почти половина рабочих была сосредоточена на предприятиях, имевших свыше 500 рабочих каждое. В то же время в такой индустриально развитой стране, как США, на предприятиях с 500 рабочими и выше сосредоточивалось 33% рабочих. Однако следует учесть, что в США, как и в других индустриально развитых странах, вследствие лучшей технической оснащенности и, следовательно, более высокой производительности труда, для производства одного и того же объема продукции требовалось меньше рабочей силы, чем в России. Поэтому высокая концентрация рабочих на крупных предприятиях России еще не может служить показателем ее преимущества перед развитыми капиталистическими странами.
О быстром росте железнодорожной сети в пореформенной России говорят следующие показатели: если к 1861 году протяженность ее составляла 1,5 тыс. верст, то к 1871 году - свыше 11 тыс., к 1881 году -  более 22 тыс., к 1891 году - 30 тыс., а к 1901 году - уже 58 тыс. В железнодорожном строительстве России можно выделить два периода настоящего бума: конец 60-х  - начало 70-х годов, когда ежегодно вводилось в строй свыше 2 тыс. верст железных дорог, и вторая половина 90-х годов (время промышленного подъема), когда среднегодовой прирост железнодорожной сети составлял 8 тыс. верст.
В конце 60-х - начале 70-х годов были введены в строй такие важные линии, как Москва - Курск, Курск - Киев, Курск - Харьков, Харьков - Одесса, Харьков - Ростов, Москва - Ярославль, Ярославль - Вологда, Москва - Тамбов, Тамбов - Саратов, Москва - Брест, Брест - Киев. Таким образом, в начале 70-х годов Центр России был связан с северными, поволжскими черноземными губерниями, с портами Черного и Балтийского морей, а Москва превратилась в крупнейший железнодорожный узел страны.
Для второй половины XIX века был характерен значительный рост внутреннего и внешнего рынка. Особенно быстро развивался хлебный рынок. В 60—70-х годах на рынок поступало от 500 до 700 млн. пудов хлеба, что составляло от 45 до 47% его чистого сбора. В 90-х годах на рынок поступало уже свыше 1 млрд. пудов, или 50% от чистого сбора хлебов. При этом 60% продаваемого хлеба шло на внутренний и 40% — на внешний рынок. Наиболее высокий уровень товарности был в основных хлебопроизводящих регионах — центрально-земледельческих, поволжских и левобережно-украинских губерниях, которые отпускали от 55 до 60% чистого сбора хлебов.
Быстро росла и торговля промышленными товарами, спрос на которые предъявляли не только возраставшее городское и промышленное население, но и деревня, все более потреблявшая фабричного производства ткани, орудия труда и утварь, кровельное железо, керосин и т. п. Крупным потребителем товаров являлась и сама промышленность, нуждавшаяся в продукции ее добывающих отраслей - металле, угле, нефти, лесных материалах. К концу XIX века, несмотря на быстрые темпы роста добычи угля и выплавки металла, приходилось ежегодно импортировать свыше 150 млн. пудов угля и 35 млн. пудов металлов для нужд российской промышленности, что составляло до 40% по отношению к добыче и производству этой продукции в самой России.
Втягивание России в мировой рынок обусловливало значительное возрастание объема ее внешней торговли. В начале 60-х годов внешнеторговый оборот России составлял 430 млн. руб. (на 223 млн. руб. вывоза и 207 млн. руб. ввоза), а в конце 90-х годов - 1306 млн. руб. (на 698 млн. руб. вывоза и 608 млн. руб. ввоза), то есть возрос в 3 раза. Характерен устойчивый активный внешнеторговый баланс для России (превышение вывоза над ввозом).
В структуре вывоза преобладала продукция сельского хозяйства (главным образом хлеб). В 1861 - 1865 годах ежегодно вывозилось в среднем 80 млн. пудов хлеба, в 1871 - 1875 годах - 194 млн., в 1881—1885 годах—302 млн., в 1891 - 1895 годах - 414 млн. и в 1896 - 1900 годах -  444 млн. пудов, то есть за пореформенные 40 лет объем хлебного вывоза возрос в 5,5 раза. Из вывозимых хлебов более половины приходилось на пшеницу. Если в начале 60-х годов хлеб составлял 31% стоимости вывозимых из России товаров, то в конце 90-х - 47%. Характерно, что вывоз хлеба из России происходил даже в 1879 - 1881, 1891 -  1892 голодных годах.
В пореформенной России, в отличие от крепостной эпохи, складывалась иная кредитная система, соответствующая капиталистическому развитию экономики страны. Создавалась новая сеть государственных кредитных учреждений, игравшая важную роль в финансировании промышленности, железнодорожного строительства, предпринимательского сельского хозяйства.
Существенное значение имели финансовые реформы, проведенные в начале 60-х годов и создавшие единую государственную кредитную систему. В 1860 году взамен упраздняемых Заемного и Коммерческого банков, оказавшихся убыточными, был создан Государственный банк, который получил право эмиссии (выпуска) денежных знаков. К 90-м годам он имел уже 110 филиалов. Для развития земельного рынка большую роль играли основанные в 1882 году Крестьянский и в 1885 году Дворянский поземельный банки. Крестьянский банк выдавал ссуды под залог покупаемых крестьянами земель. В связи с широким распространением на рубеже 70 - 80-х годов среди крестьян слухов о «черном переделе» земли (отобрании ее у помещиков и передаче крестьянам) правительство полагало, что деятельность Крестьянского банка «избавит сельское население от излишних иллюзий» и будет способствовать «развитию уважения к праву собственности, служащему неоспоримо самым надежным средством против распространяющихся в народе превратных мыслей и учений». Дворянский банк выдавал долгосрочные ссуды на выгодных условиях (1 - 2% годовых) потомственным дворянам-землевладельцам под залог их земельной собственности. Преследовалась цель предоставить им необходимые денежные средства для перестройки своего хозяйства.
В Россию иностранный капитал привлекали выгодный рынок сбыта и дешевая рабочая сила, что обеспечивало ему высокие прибыли. Сравнительно высокие таможенные пошлины, установленные на ввоз иностранных товаров, также способствовали притоку в Россию иностранного капитала и учреждению в ней иностранцами крупных промышленных предприятий. Известны такие иностранные предприниматели в России, как англичанин Юз, основавший свое дело в угледобыче и металлургии юга России, шведы Нобели в нефтедобыче Бакинского района, англичанин Бромлей и француз Гужон, имевшие крупные металлообрабатывающие заводы в Москве, германская фирма Зингер со своими филиалами в России по производству и продаже швейных машин, шведская фирма Эриксон, занявшая монопольное положение в развитии телефонной сети.
Иностранный капитал способствовал индустриализации страны и, несомненно, играл прогрессивную роль, но за это приходилось платить дорогой ценой - высокими процентами за предоставленные кредиты и нещадной эксплуатацией труда русских рабочих. Однако прежние представления о господстве иностранного капитала в русской промышленности опровергаются позднейшими исследованиями отечественных экономистов и историков, которые доказали, что иностранный капитал являлся хотя и важным, но отнюдь не определяющим фактором промышленного развития дореволюционной России.
Процесс формирования промышленной буржуазии начался еще в дореформенную эпоху. Он выражался в том, что из среды мелких товаропроизводителей выделялись занимавшиеся торговлей и ростовщичеством. Накопив необходимый капитал, они затем вкладывали его в промышленное дело, становясь промышленниками-предпринимателями. Однако, занявшись промышленным предпринимательством, они в то же время продолжали расширять и торговые операции. Соединение промышленного капитала с торговым - характерное явление для мануфактурной стадии промышленности. Предприниматель выступал здесь одновременно в роли купца и фабриканта. Впоследствии рост промышленного капитала и промышленной буржуазии был связан с переходом от мануфактуры к крупной машинной индустрии.
Социальной базой формирования промышленной буржуазии служили купечество, отчасти мещанство, но преимущественно представители разбогатевшего крестьянства. Известные династии русских фабрикантов — Гучковы, Коноваловы, Кокушкины, Кон-драшевы, Гарелины, Гандурины, Ямановские, Зубковы, Морозовы, Прохоровы, Рябушинские — вышли из среды крестьянства.
В 70—80-е годы возникают организации русской буржуазии для защиты своих предпринимательских интересов. В 1873 году в Петербурге образовался «Совет съездов представителей коммерческих банков». Он объединил банкиров Петербурга, Москвы и нескольких крупных промышленных центров. В 1874 году в Харькове был учрежден «Совет съездов горнопромышленников Юга России», представлявший интересы владельцев металлургических, машиностроительных и железорудных предприятий Донбасса и Криворожья. В 1880 году возник «Совет съездов горнопромышленников Уральской области».  В 1884 году в Баку был образован «Совет съездов нефтепромышленников», созданный группой ведущих предпринимателей и фирм, занятых добычей, переработкой и транспортировкой нефти и нефтепродуктов, а в 1888 году - «Совет съездов мукомолов». Союзы предпринимателей действовали на основании уставов, утвержденных правительством. Регулярно, иногда по нескольку раз в год, собирались их съезды, которые занимались вопросами тарифов, налогов и другими делами торговли и промышленности. Эти союзы промышленников впоследствии послужили базой для формирования монополистических объединений.

Список использованной литературы.

1. Ананьич Б. Проблемы российского реформаторства // Знание – сила.- 1992.- №2.- С.74-85.
2. Давыдов А.Ю. Свободная кооперация в России до октября 1917г. // Вопросы истории. - 1996.- №1.- С.24-40.
3. История СССР. XIX - начало XX в./ Под ред. В.А. Вдовина.- М.,1990.
4. Мунчаев Ш. М. Отечественная история: Учебник для вузов.- М., 1998.
5. Поткина О.В., Селувская В.Б. Россия и модернизация (в прочтении западных ученых) // Вопросы экономики.- 1995.- №8.- С.196-205.
6. Соловьева А.М. Промышленная революция в России в XIX веке. - М.,1990.
7. Тарновский К.Н. Социально-экономическая история России. - М., 1990.
8. Фурсенко Л.А. С.Ю. Витте и экономическое развитие России в конце XIX - начале XX в. // Новая и новейшая история.- 1999.- №3.- С.3-17.

(23.2 KiB, 44 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!