Проблемы личности в отечественной социологии

ПЛАН

Введение            3
1. Личность как предмет исследования в отечественной социологии  4
2. Развитие социологии личности в дореволюционный и советский периоды 7
3. Современные теории личности в отечественной социологии   14
Заключение           21
Список литературы          22

ВВЕДЕНИЕ

Социология личности в России появилась на рубеже XIX и XX веков. В этой теории, как никакой другой, нашли отражение роль общественного, группового и индивидуального сознания, формы, пути и методы реализации их в социальном поведении и влияние условий внешней среды на процесс его функционирования.
Многогранность процесса становления, развития и формирования личности породила различные концепции, которые по-разному подчеркивали те или иные аспекты этой проблемы.
В данной контрольной работе мы рассмотрим особенности социологических теорий личности в отечественной социологической науке.

1. Личность как предмет исследования в отечественной социологии

В структуре социологического знания довольно точно обозначен раздел "Социология личности", еще более прочную традицию имеет внутри общей психологии раздел "Психология личности". Что касается отличий социального подхода к исследованию личности от психологического подхода, то эта проблема решается более или менее однозначно. Если система социологического знания имеет дело преимущественно с анализом объективных закономерностей общественного развития, то естественно, что главный фокус интереса здесь – макроструктура общества, и прежде всего такие единицы анализа, как социальные институты, законы их функционирования и развития, структура общественных отношений, а, следовательно, и социальная структура каждого конкретного типа общества [10, c. 277].
Хотелось бы отметить, что сказанное не означает, что в этом анализе нет места проблемам личности. Как уже отмечалось, безличный характер общественных отношений как отношений между социальными группами не отрицает их определенной "личностной" окраски, поскольку реализация законов общественного развития осуществляется только через деятельность людей. Следовательно, конкретные люди, личности являются носителями этих общественных отношений. Понять содержание и механизм действия законов общественного развития нельзя вне анализа действий личности. Однако для изучения общества на этом макроуровне принципиально важным является положение о том, что для понимания исторического процесса необходимо рассмотрение личности как представителя определенной социальной группы.
В.А.Ядов, отмечая специфику социологического интереса к личности, усматривает ее в том, что для социологии личность "важна не как индивидуальность, а как обезличенная личность, как социальный тип, как деиндивидуализированная, деперсонифицированная личность" [10, c. 278]. Аналогичное решение предлагает и Е.В.Шорохова: "Для социологии личность выступает как продукт общественных отношении, как выразитель и конкретный носитель этих отношении, как субъект общественной жизни, как элемент общности". Эти слова не следует понимать так, что конкретные личности совсем выпадают из анализа. Знание об этих конкретных личностях есть знание о том, как в них воплощаются значимые для группы характеристики и как они в свою очередь представляют личность в различных массовых действиях. Главная проблема социологического анализа личности – это проблема социальной типологии личности [4, c. 162].
Практически в социологический анализ сплошь и рядом вкрапливаются и другие проблемы, в частности те, которые являются специальными проблемами социальной психологии. К ним относятся, например, проблема социализации и некоторые другие. Но отчасти такое вкрапление объясняется тем простым фактом, что социальная психология в силу особенностей своего становления в нашей стране до определенного периода времени не занималась этими проблемами, отчасти же тем, что практически в каждом вопросе, касающемся личности, можно усмотреть и некоторый социологический аспект. Основная же направленность социологического подхода достаточно определенна.
Различия в трактовке личности касаются других сторон проблемы, пожалуй, больше всего – представления о структуре личности. Предложено несколько объяснений тех способов, которыми можно описать личность, и каждый из них соответствует определенному представлению о структуре личности. Меньше всего согласия существует по вопросу о том, "включаются" или нет в личность индивидуальные психологические особенности. Ответ на этот вопрос различен у разных авторов. Как справедливо отмечает И.С.Кон, многозначность понятия личности приводит к тому, что одни понимают под личностью конкретного субъекта деятельности в единстве его индивидуальных свойств и его социальных ролей, а другие понимают личность "как социальное свойство индивида, как совокупность интегрированных в нем социально значимых черт, образовавшихся в прямом и косвенном взаимодействии данного лица с другими людьми и делающих его, в свою очередь, субъектом труда, познания и общения". Хотя второй подход чаще всего рассматривается как социологический, он присутствует также внутри общей психологии в качестве одного из полюсов. Спор здесь идет именно по вопросу о том, должна ли личность в психологии быть рассмотрена преимущественно в этом втором значении или в системе данной науки главное – соединение в личности (а не просто в "человеке") социально значимых черт и индивидуальных свойств [4, c. 165].
Сегодня признано, что поведение человека детерминировано его наследственными задатками и условиями социализации. Однако вся этика, и прежде всего принцип личной ответственности, базируются на безусловном признании абсолютной свободы воли. Это противоречие породило многовековую дискуссию.
Наиболее убедительной из представленных ныне точек зрения выглядит концепция П.В.Симонова. Впечатление о свободе иллюзорно, поскольку человек не осознает все движущие им мотивы. Однако субъективно ощущаемая свобода и вытекающая из нее личная ответственность включает механизмы всестороннего и повторного анализа последствий того или иного поступка, что делает окончательный выбор более обоснованным. Видимо, лишь неполное, частичное осознание человеком движущих им мотивов позволяет снять противоречие между объективной детерминированностью поведения и субъективно ощущаемой свободой выбора. Речь идет о своеобразном принципе дополнительности: человек детерминирован с точки зрения внешнего наблюдателя, в то же самое время тот же человек свободен с точки зрения его собственного рефлектирующего сознания.
В своих работах А.Г.Здравомыслов назвал ряд элементов, опосредствующих связь личности с обществом. Особое внимание уделяется потребностям. Отмечается, что последние сформировались в ходе истории общества, и, следовательно, все они социально опосредствованы. Однако более конкретно выделяются витальные (жизненные), социальные (социогенные) и духовные потребности. Так, Л.И.Божович много писала о познавательных мотивах школьников и отмечала их связь с социальными  Она утверждала, что становление иерархической системы мотивов обеспечивает устойчивость личности [4, c. 168].
Если ранее упор чаще делался на разумных потребностях личности, то позднее стали акцентировать внимание на эмоциональных, ценностно-нормативных аспектах.

2. Развитие социологии личности в дореволюционный и советский периоды

В теориях дореволюционных социологов «детерминантой общественных явлений» объявлялась психика человека. Наиболее цельную концепцию представляла субъективная школа ПЛ.Лаврова. Чтобы покончить со спорами партий, считал он, «следует прежде всего построить теорию личности», тем более, что «теория личности имеет свое значение и, может быть, немаловажное в практической жизни общества». Последнее образуется из соединения людей, каждый из которых преследует собственные цели, но в своем развитии постоянно обусловливается силами и стремлениями других людей. В самой личности заложено и индивидуальное, и социальное, их исследование - предмет теории личности. Важнейшим понятием здесь является личное достоинство человека, с которым связаны требования уважения, самостоятельности, целенаправленной деятельности и устранения преград: «оно требует свободы личности» [10, c. 281].
П.Л.Лавров подчеркивал, что «истинная общественная теория требует не подчинения общественного элемента личному и не поглощения личности обществом, а слияния общественных и частных интересов». Он утверждал, что общества существуют «лишь в личностях, их составляющих, именно в сознании личностями своей солидарности как с собой, так и с коллективностью». Новые формы инициирует критически мыслящая личность - «без них обществу грозит застой, гибель цивилизации».
Другой представитель субъективной школы - Н.К.Михайловский, по утверждению советских исследователей, разработал концепцию влияния разделения труда на личность раньше Дюркгейма, а проблему подражания - раньше Тарда. Иллюстрируя последнюю, он привлек обширный материал (от поведения крестоносцев до современной ему «стигматизации», воспроизведения «язв гвоздных» Христа под влиянием мыслей о Голгофе). Изучая механизм отношений между толпой и тем человеком, которого она признает великим, Михайловский вычленяет исторический момент, общественный строй, личность героя, психологию массы и какие-то «пока неизвестные причины, которые превращали людей в автоматов».
Приведенные примеры имели целью показать, что зарождающаяся социология личности до революции вполне соответствовала европейскому уровню. Разумеется, субъективная школа была далеко не единственной в России [10, c. 282].
Н.И.Кареев заключает: функция термина «личность» в системе теоретических понятий - связать воедино влияния органические и неорганические. Последние выступают в двух формах: культуры и социальной организации. Первая из них определяется через постоянно и единообразно воспроизводимые членами общества мысли, поступки и отношения. Вторая помогает людям совместно добывать средства к жизни и защиту. «Социальная организация есть предел личной свободы. Культурная группа есть предел личной оригинальности». «То, что в личности есть продукт истории, привносится к ней из надорганической среды, а то, что делает ее оригинальной, дается ей не историей, а природой, не воспитанием, а рождением».
М.М.Ковалевский не мыслил науки без комплексного изучения личности. Еще в 1884 г. он стал одним из основателей Московского психологического общества. В 1908 г. профессор Ковалевский совместно с профессором де Роберти и позднее ассистентами П.А.Сорокиным и К.М.Тахтаревым составили ядро первой в России кафедры социологии Петербургского психоневрологического института, созданного В.М.Бехтеревым. Тем самым была заложена основа координированной работы прежде разрозненных специалистов. Знаменательно, что это произошло путем укрепления контактов с физиологами, к тому времени прочно занявшими свои позиции в научном мире. Приведем свидетельство американского психолога: «Русские физиологи больше, чем кто бы то ни было, заложили основу американского бихевиоризма. Даже до того, как Павлов взволновал научный мир своими экспериментами над условными рефлексами, И.М.Сеченов развил механическую психологию». Развернулась борьба за развитие точных методов изучения личности [10, c. 286].
Значительное место в наследии В.И. Ленина также уделено проблеме личности. В полемике с представителями субъективной социологии В.И.Ленин упрекал последних в том, что они начинают с личностей, будто личность есть нечто первичное и элементарное. На деле же личность - продукт всей человеческой истории, общественно-исторической формации, представитель определенного класса. Социолога должны интересовать не состояния отдельных индивидов, а вероятные действия определенных классов. «Личные исключения из групповых и классовых типов, конечно, есть и всегда будут. Но социальные типы останутся». «Дело тут именно в социальном типе, а не в свойствах отдельных лиц». Впрочем, последнее утверждение вполне согласуется с представлениями о личности западных классиков социологии («личность - проекция культуры»).
В последующие годы ленинско-сталинская редакция исторического материализма отличалась упрощенным представлением о личности. Человек рассматривался как существо в основном рациональное. Достаточно сделать людей сознательными - и они будут делать то, что хорошо, и не будут делать то, что плохо. Роль эмоций, страстей недооценивалась.
С каждым годом идеологическая линия становилась все более жесткой. Некоторые обществоведы столь усердно демонстрировали свою марксистскую партийность, что вообще отрицали необходимость изучения личности. Один из них, например, писал: «Поскольку личность с ее индивидуальными, чисто личными чертами накладывает только второстепенный отпечаток на исторические события, поскольку сила ее не в ее личных, а в ее общеклассовых чертах, поскольку основную роль в поведении и психике людей играют общеклассовые черты, постольку ясно, что поведение и психика индивида не могут и не должны быть основным объектом изучения, что основным объектом должны быть поведение и психика класса». В развитом виде это направление представлено позднее [10, c. 290].
Большое внимание проблеме личности уделял П.Сорокин. Наряду с рассмотрением экономики и других разделов социальной механики, в Программе особо предполагается «анализ судеб личности с момента ее появления и до момента ее смерти». Шаг за шагом здесь прослеживаются детерминирующее влияние социальных сил на личность и этапы формирования в биологическом организме социального Я, постепенная «социализация». Социология в Программе понимается как «наука о поведении людей (формах, причинах и результатах), живущих в среде себе подобных, а не как наука о каком-то едином обществе. De te fabula narratur (о тебе идет речь) - таков девиз социологии по адресу каждого человека» [7, c. 380].
Огромное влияние имела культурно-историческая теория Л.С. Выготского. Основоположник данного направления - Л.С.Выготский (1896-1934) впервые в истории советской психологии обратился при изучении поведения к системе культурных знаков. «Взамен диады "сознание-поведение", вокруг которой вращалась мысль остальных психологов, сосредоточием его искания становится триада «сознание-культура-поведение». Еще в 1925 г. он назвал искусство средством преобразования личности. «Чувство первоначально индивидуально, а через произведение искусства оно становится общественным или обобщается».
Чтобы понять сложные психические процессы, считал Выготский, надо изучать их историю. «Всякая психическая функция была внешней потому, что она была социальной раньше, чем стала внутренней, собственно психической функцией: она была прежде социальным отношением двух людей». Он обращает внимание на «застывшие» в поведении индивида, уже утратившие под собой почву древнейшие культурные образования, «рудиментарные функции». Именно здесь надо искать ключ к тому, чем человек отличается от животных [7, c. 381].
«Основной и самой общей деятельностью человека, отличающей в первую очередь человека от животного с психологической стороны. - писал Выготский, - является сигнификация, т.е. создание и употребление знаков». В большинстве случаев индивид не изобретает знаки заново, а использует те, которые уже созданы прежними поколениями и сохраняются в культуре.
Для Выготского индивидуальное выступает как сознание, а социальное представляет собой деятельность... Соотношение индивидуального и общественного, по Выготскому, таково, что сознание индивида повторяет, воспроизводит структуру поведения, деятельности, строится по его типу.
Важнейшими положениями излагаемой концепции представляются следующие:
 знаки - элемент культуры, обеспечивающий ее сохранение и передачу от поколения к поколению; наиболее развитая система знаков - язык - составляет сердцевину культуры;
 индивид способен управлять знаками, а через них - своим сознанием и поведением;
 эти знаки и способы управления возникают в группе людей, в процессе социального взаимодействия: коллектив использует знаки, чтобы управлять поведением своих членов;
 лишь под влиянием других людей они усваиваются, «интернализуются» индивидом - происходит их «вращивание» в сознание.
Выготский имел случай проверить свою теорию. В опытах И.А.Соколянского невозможность воздействовать на аномального ребенка словом в качестве устного (в случае глухоты) или письменного (в случае слепоты) раздражителя компенсировалась раздражителем, доступным другому анализатору. «Важно, - подчеркивал теперь Выготский, - значение, а не язык. Переменим знак, сохраним значение» [20, c. 291].
В.Н.Мясищев (1893-1973) попытался представить отношения между людьми как предмет особой отрасли психологии. Основой формирования личности является не деятельность, но «определяющую роль играют взаимоотношения между людьми, обусловленные структурой общества». Указывалось, что «реакция на различные обстоятельства жизни обусловлена не только их объективным значением, но и личным, субъективным отношением к ним человека». Хотя справедливость обоих суждений не вызывает сомнений, создается впечатление, что речь идет о разных «отношениях».
В первом случае явно говорится про «объективные» отношения, сложившиеся в обществе, где живет данный человек. «Эти объективные общественные отношения, - поясняет авторитетный специалист, - находят свое отражение в тех внутренних, субъективных психических отношениях, какие в наибольшей мере характеризуют личность каждого человека... Именно эти внутренние отношения к действительности и составляют центральное ядро личности... Психическая деятельность есть единство отражения и отношения. В самом отражении заложено определенное отношение к действительности» [10, c. 292].
Мясищев требовал отойти от статической характеристики свойств личности и перейти к динамической характеристике отношений. Эксперименты по воздействию на личность показали, что самый робкий ребенок может быть превращен в самого активного, если окружающие изменят с ним обращение. Испытуемым пермских психологов была предоставлена исключительная возможность самостоятельной инсценировки и организации ролевой игры.
В 1967 г. вышла в свет книга И.С.Кона, где разъяснялось, что «главным понятием для описания личности является понятие социальной роли». Одновременно были опубликованы статьи В.Б.Ольшанского о социальных ролях и теории ролей. Это метафорическое понятие, в середине 30-х годов введенное в научный обиход культурантропологом и социологом Р.Линтоном и одновременно психологом и философом Дж.Мидом, становится частью нормативной лексики в  советской  социологии [10, c. 293].
В ролевой теории личности основными аналитическими единицами, позволяющими моделировать связь индивида и группы, являются социальная роль (единица культуры), социальный статус (единица социальной структуры) и собственное Я (единица личности).
В отечественной литературе существуют частные разногласия в понимании термина «роль» и классификации ролей социологами. Большинство согласно, что роли различаются в зависимости от той системы взаимодействия, в которую они входят как элементы. В содержательной монографии А.Г.Асмолова различаются «роль для всех», «роль для группы» и «роль для себя. В каждой роли можно выделить обязанности основные, непосредственные, и те, которые осуществляются или нет по собственному усмотрению исполнителя. Исследование К.Муздыбаева показало, что «ответственность за исполнение неосновных обязанностей осознается субъектом слабее, чем основных, и осуществляется она в меньшей степени».
Роли заданы социальными ожиданиями, которые концептуализируются в социологии как «социальные нормы». Избрав объектом изучения поведение людей в очереди, М.И.Бобнева исследовала нормативную регуляцию поведения. Индивид всегда исходит из собственных интересов, как он их понимает. Известно, однако, что если его поведение будет значительно отклоняться от ожидания окружающих, он подвергнется социальным санкциям. Условием согласованности ожиданий является общность их основания - ценностно-ориентационное единство группы. Социальные ожидания фиксируются не на индивидах, а на статусах («позициях»), которые индивиды занимают в социальном взаимодействии. Так, опросив репрезентативную выборку социальной группы, ленинградские социологи выявляют присущие ей условия труда и быта и заключают, чего хочет, что умеет и может типичный ее представитель.

3. Современные теории личности в отечественной социологии

Сегодня существует большое число подходов к определению личности, к ее общей теории, но есть два основных и противоположных подхода к истолкованию сущности личности. Согласно первому подходу, личностью является каждый человек, за исключением маленьких детей и людей, психически ненормальных. Сторонники другой точки зрения считают личностями только тех людей, которые обладают оригинальными, выдающимися качествам», наделенными от природы или выработанными в процессе своей жизни. Эта точка зрения подвергается в нашей социологической литературе справедливой критике. Дело в том, что при таком подходе исчезают объективные критерии определения личности, становится невозможной разработка теории личности. Ведь по взглядам одного человека данный индивид является выдающейся личностью, а, по мнению другого - таковой он не является. При таком субъективизме в теории становится нереальной сама проблема личности. Кроме того, данная точка зрения находится в противоречии с гуманистическим пониманием человека как существа разумного. Общезначимые социальные черты - не привилегия избранных, а естественный атрибут каждого человека, хотя, конечно, выражены они у каждого индивида по-разному, с различной степенью глубины и объема [2, c. 117].
В Работах А.И. Кравченко, В.А. Ядова, В.А. Щегорцева личность «черпает» в окружающем ее мире свою индивидуальность. Чем глубже и объемнее усваивает человек социальную действительность, тем ярче становится его внутреннее содержание, его духовность. И наоборот, чем тоньше, богаче, чувствительнее человек как личность, тем глубже, он воспринимает и усваивает систему общественных отношений, становясь их персонифицированной совокупностью. И чем больше в индивидуальности личности проявляется всеобщее, тем значительнее сама личность. Это всеобщее в каждой личности различно, но оно неизбежно присутствует в ней в силу ее включенности в систему общественных отношений. Человек как социально-биологический объект с рождения предрасположен к восприятию общественной жизни, ее усвоению. В его биологической организации запрограммирована возможность социально-деятельного развития его как личности [2, c. 118].
Надо сказать, что соотношение биологического и социального в человеке - проблема чрезвычайно сложная. Ее трактовку давали многие исследователи в прошлом, ее по-разному решают современные социологи, но единого мнения на сей счет пока нет. Известный российский социолог профессор А.И. Кравченко пишет: «Сегодня ученые склоняются к тому, чтобы признать эту проблему (соотношение в человеке биологического и социального) в принципе не решаемой». Ссылаясь на исследования К.К. Платонова, А.И. Кравченко пишет, что при изучении человеческой личности принято различать следующие уровни ее проявления:
- природное - существующее и развивающееся в человеке независимо от влияния на него других людей;
- биологическое - общее по происхождению, хотя и не обязательно тождественное у человека с животным;
- наследственное - существующее и развивающееся на основе генного фонда родителей; оно биологическое (хотя не все биологическое наследственно);
- социальное - приобретенное человеком в ходе социализации, общения и взаимодействия с другими людьми.
Социальное в широком смысле разделяют на три составляющие:
- собственно социальное - совокупность приобретенных черт, минимально необходимых для нормального выполнения своих социальных ролей;
- специфически культурное - совокупность норм и правил приличествующего поведения, которые соблюдаются автоматически, превратились в неотъемлемые черты индивида и позволяют другим считать его воспитанным;
- нравственное - высшее проявление социального и культурного начал в человеке, связанное с соблюдением этических норм как абсолютных требований.
В социологии личности человек предстает не только со стороны своих социальных качеств (эта сторона человека является объектом и других гуманитарных наук), но предстает, главным образом, в совокупности его связей с обществом, как представитель, основной элемент социальных институтов. Социальная природа человека - главный объект его социологического познания [6, c. 220].
В теории установки личность рассматривается как результат тех неосознанных установок, которые формирует общество в процессе своего повседневного воздействия на человека. Разновидностью теории установки является концепция диспозиционной регуляции поведения, предложенная известным российским социологом В.Д. Ядовым. «Диспозицией» автор данной концепции называет предрасположенность человека к восприятию социальной ситуации, условий деятельности и к определенному поведению в этих условиях [10, c. 114].
В настоящее время особое значение имеют исследования состояния личности в условиях радикальных социальных перемен. В одном из опросов Н.Ф.Наумова предлагала испытуемым оценить печальную мудрость Екклезиаста (12 высказываний). Наиболее распространенными элементами кризисного мироощущения оказались смирение, принятие вечных ценностей, стойкость, самоирония, объективность. Нестабильное общество характеризуется неожиданными, резкими, быстрыми и непредсказуемыми изменениями социальной среды. И происходит это на фоне уменьшения индивидуального жизненного ресурса и разрушения систем социальной регуляции поведения. Люди вынуждены готовить себя к непредвиденному, к наибольшему числу возможных вариантов. Тут не действует и не может действовать логика рациональной выработки решений.
Н.Ф.Наумова описала особенности свободного (не рационального) выбора: 1) альтернативное (многоплановое) переживание человеком своей жизни; 2) антиномичность тех предположений об индивидуальном существовании, которые закладываются в основание выбора; 3) намеренное сохранение в момент выбора одного из элементов целеполагания неопределенным; 4) случайность выбора как способ актуализации скрытых возможностей личности; 5) свободное структурирование и интерпретация объективного и субъективного времени. Индивид свертывает, упрощает стратегию - только бы сохранить внутреннюю свободу выбора, следовать собственной логике, а не логике социума. Возникают переходные модели поведения, неуловимо превращающиеся «в устойчивые образцы действия».
Опросы, проводимые Наумовой в последние годы, показали, что массовое сознание по-прежнему ориентируется на ценности социальной справедливости, однако содержание представлений о ней постепенно меняется. Наблюдается также ослабление доверия между людьми, т.е. сужение социального пространства [6, c. 118].
Анализируя результаты массовых опросов, Г.Г.Дилигенский выявил, что часто сфера общественных потребностей образуется путем экстраполяции в нее потребностей индивидуальных. При этом активную роль играет макросоциальная атрибуция - индивиды приписывают обществу ответственность зато, что происходит в их собственной жизни. Иногда экстраполяция возникает на основе «имплицитных теорий». Так, за антипатией к «новым русским» кроется неосознанная теория передела имущества: «раздать людям незаконно нажитое богачами». В 1993 г. «лишь один из десяти россиян усвоил «имплицитную теорию», соответствующую принципам свободного рынка».
Группа социологов под руководством В.А.Ядова объединилась в исследовании социальной идентификации. В работах Т.С.Барановой рассматриваются современные отечественные и зарубежные теоретические модели. Автор отличает социальную идентичность от личностной, основанной на персональных качествах и характеристиках индивида. Теоретические понятия уточняются и Ю.Л.Качановым.
Стала классической в российской социологии концепция В.А.Ядова, представившего личностные диспозиции разного уровня как взаимосвязанную иерархическую систему. Описанные образования связаны с различными уровнями обобщенности социальной действительности. Высший уровень в иерархии образуют ценностные ориентации на цели жизнедеятельности и средства достижения этих целей. Концепция была проверена и скорректирована в многолетнем исследовании. В основе структурированности, по Ядову, «длительность времени, в течение которого сохраняется основное качество данных условий, т.е. ситуацию деятельности можно принять как устойчивую или неизменную» [6, c. 118].
Соотнесение наблюдаемых процессов с диспозиционной концепцией регуляции социального поведения личности показывает, что идентификация с ближайшим окружением активизирует ситуативные установки; идентификация на уровне обобщенных социальных установок - это диспозиции, относящиеся к типичным ситуациям и позитивно-негативным объектам (корпоративно-солидарное поведение, например, участие в забастовке); идентификация на уровне ценностей и идеалов - включение в массовые социальные движения, отражающие интересы социального класса, нации, страны.
В 1995-1996 гг. А.М.Демидов осуществил исследование социокультурных стилей в странах бывшего социалистического лагеря. Основу типологии, опирающейся на десять блоков ценностных суждений, образовали пять социостилей, расположенных на оси координат: надежда - разочарование, активность - пассивность. «Ретрограды» отличаются пессимизмом, страхом перед будущим, стремятся к порядку, стабильности, патернализму. Для «победителей» также характерна ценностная дезинтеграция, однако они активны, индивидуалистичны, стремятся взять все от жизни. « Традиционалисты» скептичны, пассивны, однако обладают твердой системой традиционных ценностей, что заряжает их оптимизмом. «Новаторы» опираются на мораль XXI в., открыты к новому, верят в прогресс и общество, в отличие от «победителей» их амбиции не столь эгоистичны и циничны. «Истеблишмент» стремится к сочетанию индивидуальных свобод и социальной ответственности, отличается толерантностью, сюда входят как активные, так и пассивные люди.
В России преобладают ретрограды (55%) и победители (28%), для обеих групп характерна ценностная дезинтеграция. Социально уверенные составляют всего 18% населения. Несмотря на развитое чувство общности, россияне слабо идентифицируют себя как часть общества, более материалистичны, меркантильны и индивидуалистичны, чем жители других стран. Россияне больше других не доверяют и не верят своему государству, более разочарованы во всех социальных институтах и  идеологиях [10, c. 299].
Таким образом, социология осуществляет комплексный поход к изучению человека как личности. Четко выразил эту функцию социологии по отношению к личности профессор А.Г. Эфендиев: «Благодаря присущей ей ориентированности на идеологически нейтральный анализ реальной жизни человека, тяготению к фактуальному исследованию явлений социология внесла общепризнанный вклад в осмысление проблем личности. Именно социология вместо общих нравоучительных и умозрительных рассуждений о личности, ее признании, смысле бытия и т. д. попыталась исследовать личность как реально действующего участника социальных взаимодействий, изучить конкретные механизмы обусловливания обществом, культурой социальных свойств личности. Именно социология попыталась понять многие индивидуально-психологические коллизии, испытываемые личностью, как коллизии социальные, порожденные социальными проблемами бытия».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя общий итог данной контрольной работе, отметим, что в настоящее время область социологии личности в российской науке перекрещивается с психологией и социальной психологией. Вряд ли возможно и нужно искать их чистое размежевание. Больше того, по моему мнению, в будущем тенденция междисциплинарных исследований проблем личности (включая этнологию, культурологию) будет доминировать.
В дореволюционной период проблемы личности были проанализированы достаточно детально в трудах П.А.Лаврова (1823-1900), Е.В. де Роберти (1843-1915), П.А Сорокина (1889-1968). Интересные наблюдения о нравах, привычках, ориентациях крестьянина осуществил А.Н.Энгельгардт (1832-1893). Но особенно значительна роль Н.К.Михайловского (1842-1904), который предложил рассматривать личность в трех ипостасях: биогенном, психогенном и социогенном обличьи. Много внимания он уделил проблеме индивидуальности.
В советский период для развития теории личности и её социологической и социально-психологической интерпретации многое сделали Б.Г. Ананьев, В.Г.Алексеева-Харчева, Л.П.Буева, И.С.Кон, Л.А.Зеленов, А.Г Здравомыслов, В.Н.Лавриненко, А.В.Петорвский, Б.Д.Парыгин,К.К. Платонов, Г.Л.Смирнов, Е.В.Шорохова, Е.Б.Шестопал, И.Т. Фролов, В.А.Ядов и др.
Широкий пласт исследований в этой области - работы культурологов и специалистов в сфере социологии культуры – будет давать значительную пищу для размышлений отечественным социологам. Собственно культура, ее особенности и формируют социальный тип личности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Егорышев С.В. Органы внутренних дел в оценках населения. – Уфа, 2008.
2. Кравченко А. И. Социология. – М.: Кнорус, 2004.
3. Новикова С.С. История социологии в России. – М.: Норма, 2008.
4. Новикова С.С. История социологии в России: институционализация, развитие. – М.: Статут, 2008.
5. Проблема личности в социальной психологии. – М.: Наука, 1979.
6. Социология: Курс лекций / Под ред. А.В. Миронова и др. - М.: Дашков и Ко, 2006.
7. Социологический энциклопедический словарь. – М.: Большая Российская Энциклопедия, 2004.
8. Тощенко Ж.Т. Социология. - М.: Академия, 2008.
9. Фролов С.С. Основы социологии. - М.: Юнити-Дана, 2007.
10. Ядов А. Социология в России. – М.: Дашков и Ко, 2009.

(23.0 KiB, 40 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!