Проблема выживания человека

План:

1. Проблемы человечества. Угрозы жизни и выживания человека.

2. Предпосылки выживания человека и человечества в современном мире.

3. Список литературы

1. Проблемы человечества. Угрозы жизни и выживания человека.

Люди рационального мышления, ученые и социологи полагают, что нынешний век несет в себе противоречивые возможности как взлета, так и упадка. Они настаивают на том, что мы вступаем в многомерный мир и возникает новая неведомая еще модель мировой цивилизации. Теоретики толкуют о вхождении человечества в зону точек бифуркации, обозначившегося разлома, поворота истории в непредсказуемом направлении.

Действительно, привычный мир XX в., насыщенный бурными событиями, на наших глазах стремительно трансформируется, преображается коренным образом. Мы смотрим в лицо новому историческому времени.

Сейчас уже ясно, что без «раздумий» в масштабе человечества нельзя продуктивно проанализировать ни одной локальной задачи на ином уровне: континента, страны, региона, города и т. д. Любые кризисы в экономике и политике, в преуспевающих или отстающих странах, глубинные или поверхностные по сути дела, есть проявление общего кризиса, сотрясающего человеческую цивилизацию. Политики и экономисты разных направлений все чаще приходят к выводу, что наступает кризис современной мировой цивилизации, охвативший природу, мировую экономику, политические отношения, культуру, и особенно самого человека.

Характеризуя глобальную ситуацию конца века, следует отметить, что человечество, будучи сущностно единым, вместе с тем представлено неисчерпаемым многообразием динамичных социокультурных форм. Высочайшие достижения общечеловеческого прогресса выражены в высокой технологии, эффективном промышленном и сельскохозяйственном производстве, разветвленной информационной сети, мире утонченного искусства. В то же время в ряде регионов земного шара сохраняются реликтовые, архаические образования, сотни и сотни миллионов людей не имеют возможности пользоваться благами цивилизаций, влачат существование аутсайдеров.

Еще недавно мы жили в «двухполюсном» мире. В социально-экономическом и идейно-политическом отношении противостояли друг другу, страны развитого рыночного хозяйства (капитализма) и страны социалистического содружества. Распад социалистического содружества и глубокие изменения, происходящие в нашем Отечестве, резко и неожиданно изменили всю панораму мирового сообщества.

Характеризуя сложившуюся ситуацию, известный немецкий политолог Ральф Дарендорф с растерянностью говорил: «Как будто огромный ураган разрушил весь политический пейзаж, уничтожив все ориентиры». Возникает многополярность, на первый план выходит то противостояние, которое условно можно было бы обозначить «Север-Юг». С одной стороны, относительно небольшая группа высокоразвитых стран с устойчивой политической системой, осваивавших новейшую информационно-компьютерную технологию, с высоким уровнем благосостояния, с другой — основная масса стран, живущих в рамках индустриальной, а то и предындустриальной технологии. Здесь массовая бедность, бурный рост народонаселения, нестабильность внутренней жизни. О характере противостояния «Золотого» миллиарда и четырех миллиардов остального мирового населения можно судить по таким, данным. В 1992 г. 20% наиболее богатых стран получали 83% мирового дохода, а на долю остальных оставалось всего 17%, при этом на долю их беднейшей части - всего лишь 1,4 %.

«Сытый север» и «Голодный юг». Юг, который не может обеспечить своих жителей не только едой и кровом, но и духовной пищей. Индия дает миру 1/3 всех неграмотных, Китай - четвертую часть, США и Канада тратят на образование в расчете на душу населения в 90 раз больше, чем многие африканские страны. От этого соотношения никуда не уйдешь. На Конференции ООН, посвященной окружающей среде и перспективам мирового развития (июнь 1992) премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брундланд заявила следующее: «Человеческая история достигла водораздела, за которым изменение политики становится неизбежным. Более миллиарда человек, не могущих удовлетворить основные потребности, наши собственные дети и внуки и сама планета Земля требуют революции. Она грядет. Мы знаем, что у нас есть возможность предотвратить опасность, хаос и конфликты, которые в противном случае неизбежны». Что и говорить, слова суровые и правдивые. Однако проходят годы, а ничего существенного не происходит. Гневные предупреждения, тревожные прогнозы еще не вывели основную массу политиков да и рядовых людей из состояния, которое можно было бы назвать метким русским словом «авось».

Авось пронесет, рассосутся сами по себе беды и печали, не грянет гром. Но надо смотреть правде в глаза. Уже определились те тенденции, которые порождают тревогу. Не случайно пестрые концепции глобального развития подчас характеризуются как поиск «стратегии выживания». Речь уже пошла не о том как «жить», а о том, как «выжить», и это не может не вызвать глубокой озабоченности у всех мыслящих людей.

Все еще сохраняется угроза термоядерного пожара. Призрак «судного дня», глобального уничтожения всех и вся все еще бродит по планете. Возможности возникновения «всесжигающего пламени» и последующей «ядерной зимы» отнюдь не абстрактны, у них есть зримые черты. В Декларации ООН 1981 г. о предотвращении ядерной катастрофы было заявлено, что с законами человеческой морали и высокими идеалами Устава ООН несовместимы любые действия, подталкивающие мир к ядерной катастрофе. Тем не менее, ядерные вооружения не прекратились. Мораторий на подземные ядерные испытания нарушается то Китаем, то Францией, то другими членами «ядерного клуба». Люди Земли еще не перестали быть заложниками атомной мифологии и ядерных маньяков. Далеко не все еще осознали, почувствовали, что ядерная мощь не столько мускулы, сколько раковая опухоль.

Сейчас вроде бы уменьшилась опасность прямого военного столкновения ядерных свехдержав, но при этом не исчезла, а даже увеличилась угроза слепой технологической случайности - «чернобыльского варианта». Кстати, до сих пор не установлены причины катастрофы на Припяти. Есть немало версий, но версии еще не истина. Любая техника, как свидетельствует история, когда-либо ломается. И абсолютной гармонии от повторения Чернобыля никто не дает. Нельзя забывать, что на планете сейчас работает более 430 атомных электростанций, их количество увеличивается. Армения восстановила свои АЭС, Китай намерен построить 15 новых атомных станций.

К этому же ведет расползание атомной технологии. Уже готовы к производству ядерного оружия Индия, Пакистан, ЮАР, Израиль и ряд других государств. Нарастает опасность попадания ядерного оружия в руки безответственных политических авантюристов и даже криминальных элементов.

Вторая угроза - надвигающаяся близость экологической катастрофы. Колыбель наша и обитель в опасности. История распорядилась так, что земная природа, наша экологическая ниша испытывает состояние нарастающей нестабильности. Отношение «человек - природа» по своей значимости начинает перекрывать наши экономические заботы, политические хлопоты и теоретические словопрения.

В чем же суть экологической угрозы? В том, что растущее давление антропогенных факторов на биосферу может привести к полному разрыву естественных циклов воспроизводства биологических ресурсов, самоочищения почвы, вод, атмосферы. Это порождает «коллапс» - резкое и стремительное ухудшение экологической обстановки, что может повлечь за собой скоротечную гибель населения планеты. О грядущих деструктивных процессах говорят уже достаточно давно. Приводилось и приводится множество зловещих фактов, цифр, оценок. Не говорят, а уже кричат об уменьшении количества кислорода в атмосфере, нарастании «парникового эффекта», расползании озоновых дыр, безостановочном загрязнении природных вод. Подсчитано, что не менее 1 миллиарда 200 миллионов человек живут, испытывая острую нехватку питьевой воды. Биологи фиксируют, что ежедневно в результате деятельности человека мир теряет 150 видов животных и растений.

Глобальная экология как совокупность идей и практических актов по оптимизации отношения человечества и Природы, по обеспечению их коэволюционного развития должна стать предметом осмысления и применения, политиков и экономистов, всех «сильных мира сего». Иначе - безысходность и раболепное ожидание экологической разновидности Судного дня. Надо очертить те «пределы развития», при которых можно избежать ужаса вселенской катастрофы.

В мире резко обозначилась нехватка сельскохозяйственных земель. Считают, что к концу века в одной лишь Индии будет 44 миллиона безземельных хозяйств. С 1984 года мировое производство зерна ежегодно возрастало лишь на один процент - в два раза медленнее, чем рост населения. Эта цифра производит удручающее впечатление. Все это создает ситуацию, при которой затраты на прирост производства мирового валового продукта (от горючего до хлеба насущного, от цемента до сплавов и композитов) будут превышать цену, которое общество в состоянии заплатить за этот прирост.

Демографическая обстановка на планете существенно меняется. Процесс неудержимого прироста населения Земли (в 1900-е гг.— 8 тыс. человек в час, в 80-х —10 тыс. человек в час, а сегодня - 12 тыс. человек в час) неравномерен. В нашей стране на фоне происходящих социальных катаклизмов смертность на 1 млн. человек в год превышает рождаемость. Россия начала вымирать. В развитых странах приросты минимальны, либо их вовсе нет. Зато «третий мир», продолжает стремительно расти.

Демографы полагают, что максимальная численность населения Земли не более 10 млрд. человек. Эта цифра будет достигнута к 30-м гг. XXI в. Многие уверяют, что и она завышена. Так, что от продумывания глобальных; согласованных мер по оптимизации демографического вала никуда не уйти.

Остро стоит проблема прекращения загрязнения жизненной среды - ксенобиотиками (т. е. веществами, враждебными жизни). Химическое, радиационное загрязнение нарастает. В зону опасности попала сфера нашего общечеловеческого достояния: Мировой океан, космическое пространство, Антарктида. Вывод один: надо говорить с Природой на понятном ей языке. Прошло время, когда в нашей стране лихо провозглашался девиз селекционера И. В. Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее - наша задача». Теперь его с горьким остроумием перефразируют: «Мы не можем ждать милостей от природы - после того, что мы с ней сделали».

Мощь человека обернулась против него самого. В этом основное зерно экологической проблемы. Заметим, что экологический вызов не менее, если не более, опасен и трагичен, чем экономический и политический. Но надо признать и то, что ответить на него невозможно без радикальных сдвигов в мировой экономике и политике, в сознании лидеров и миллионов.

Третья угроза - опасность, нависшая над человеческой телесностью. Под дамокловым мечом находится не только «внешняя» природа, та экологическая ниша, в которой мы живем, но и наша «внутренняя» Природа: наш организм, плоть, человеческая телесность. Тело - вещь не шутейная. Мы с ним приходим в этот мир и оставляем наши бренные телесные остатки, покидая его. Тело доставляет огромные радости и жестоко терзает нас хворями и недугами. Телесное здоровье всегда на одном из первых мест в системе человеческих ценностей. И тем тревожнее слышать нарастающие предупреждения биологов, генетиков, медиков о том, что мы стоим перед опасной чертой. Нарастает генетическая отягощенность человеческих популяций. Повсеместно фиксируется резкое ослабление иммунного аппарата человека, под воздействием ксенобиотиков и многочисленных социальных и личных стрессов.

Есть зримые последствия этого явления. Леденящее слово «СПИД» все чаще вторгается в человеческую жизнь. Такая беда, постигшая человечество, есть первая в истории глобальная пандемия, сеющая смерть. Ряд исследователей полагает, что это не просто болезнь, а некоторый этап в биологическом существовании рода людей, который связан с необузданным массовым вторжением людей в природные основы их собственного бытия.

Наконец, четвертая, не менее страшная угроза - кризис человеческой духовности. Практически все светские и религиозные, глобальные и региональные, древние и новые идеологии не могут сегодня. Даже сколько-нибудь доказательно ответить ни на актуальные проблемы эпохи, ни на вечные запросы духа.

Беззащитная, мечущаяся, хромающая человеческая мысль во многих случаях оказывается неспособной охватить настоящее, зрело оценить прошлое, хотя бы как-то предвидеть будущее. Нет сейчас надежных социальных теорий и философско-антропологических концепций, в рамках которых можно было бы более или менее определенно охарактеризовать наше сегодня и тем более - завтра. Страх, тревога, беспокойство пронизывают все пласты человеческого существования.

Одни из влиятельных американских философов Ричард Рорта весной 1995 г. в Институте философии РАН рассказал, что в американском философском сообществе все настолько утомлены, что надеются на появление чего-то, но никто не имеет ни малейшего представления о том, каким оно должно быть.

Нет свежего взгляда на мир. Никто не нащупал путеводной нити масштабного миросозидающего характера. Производство вдохновляющих символов и призывов как-то споткнулось и захлебнулось. Иногда говорят, что к нам пришли из XIX столетия две идеи, достойные быть названными идеями века (понимая, что это сильное упрощение, все же можно с ними согласиться). Одна идея - социалистическая, другая - научно-технологическая. Считалось, что опираясь на эти идеи, люди Земли построят справедливое общество, обретут полноту жизни, утвердят свободу и достоинство личности. Обе эти идеи сейчас в руинах.

Таковы угрозы. Они реальны. Их нельзя не видеть. Однако не стоит опускать руки, впадать в беспросветный пессимизм, отчаиваться и драматизировать все и вся. Есть угрозы, но есть и надежды. Пусть робкие, но все же надежды. Конечно, оптимизм не должен быть блаженным и беспочвенным. Нельзя уподобляться тем «оптимистам», которые во время крупного землетрясения утешают: «Граждане, не волнуйтесь, все утрясется». Нобелевский лауреат, француз Альберт Камю стал известен как автор, писавший об абсурде и ужасе бытия, о том, что все мы подобны невольникам на галере, пропахшей селедкой, где слишком много надсмотрщиков и, возможно, мы гребем не в ту сторону. И все же не следует бросать весла. Главное не отчаиваться. Не стоит прислушиваться к тем, кто кричит о конце света. Да, конечно, мы живем в трагическую эпоху. Но слишком многие путают трагическое с безнадежным. А разве не то же утверждал Нобелевский лауреат, русский писатель А. И. Солженицын в своей Гарвардской речи, еще в 1978 г.? Он заявлял, что если не к гибели, то мир подошел сейчас к повороту истории, по значению равному повороту от средних веков к Возрождению — и он потребует от нас духовной вспышки, подъема на новую высоту обзора, на новый уровень жизни... И это сказал человек, прошедший Гулаг, эмиграцию, знающий изнанку жизни.

2. Предпосылки выживания человека и человечества в

современном мире.

Можно уверенно указать на определенные надежды, предпосылки преодоления глобальных кризисных коллизий, блокирования и отведения вселенской угрозы от человечества.

Первая предпосылка - развертывание информационной (компьютерной), биотехнологической революции как технико-технической основы возможного выхода из ситуации «выживания», преодоление преград к объединению человечества. Создание на ее основе некой новой цивилизации пока еще только выявляется и контуры такой цивилизации еще плохо различимы. Но налицо реальные тенденции к развертыванию более гуманизированного и благополучного мирового сообщества в обозримом будущем.

Важно подчеркнуть, что именно эта информационная революция создает объективную предметную основу, которая позволит отвести термоядерную и экологическую угрозу, а также опасность, нависшую над человеческой телесностью. Какие бы скептические оценки не высказывались по поводу современной Большой науки, без нее - никуда. Один из ярких современных умов Илья Пригожий, говорил, что в наш «турбулентный» век мы вплотную приблизились к новому переосмыслению мира. Мы находимся перед лицом новой Вселенной, новой природы, необходимо время для того, чтобы восстановить или установить пути понимания этой новой природы, которую мы открываем. Новое понимание мира, новые математические средства, новые физические и технические орудия - все это поможет по-новому понять Время, Вселенную, иначе увидеть мир и принять соответствующие решения.

Вторая предпосылка - утверждение как доминирующего типа мирового хозяйства смешанной рыночной и социально защищенной экономики с элементами конвергентного типа. Эта форма экономических отношений будет способствовать увязке интересов разных хозяйственных субъектов, гармонизации связей, нахождению баланса между экономической эффективностью и социальной справедливостью.

Одинаково неправомерны как сверхцентрализованная экономика со всегосподствующей государственной собственностью, так и радикально-либеральное хозяйство с метанием эгоистических хозяйчиков и надеждой на то, что немая автоматика рынка все расставит на места. Разумеется, шаблонно однообразные структуры вряд ли могут быть применены повсеместно. Экономические традиции США и хозяйственные привычки Сомали — не одно и то же. Трудовые отношения во Франции и Японии различны. Потребительские запросы в Швеции и Киргизии не совпадают. Но направление общего поиска оптимального хозяйственного устройства, соотношение плана и рынка в основных чертах уже определилось. И это послужит упрочению мирохозяйственных связей, решению глобальных проблем.

Третья предпосылка - становление принципа ненасилия и демократического согласия во внешней и внутренней политике, в групповых и межличностных отношениях. Как это ни прискорбно, но агрессия, насилие были вечными спутниками истории. Войны, перевороты, кровь сопровождают все значимые события. Ф. Ницше, высокомерно именуя человека «супершимпанзе», полагал, что насилие это органичный для людей способ взаимного общения. Зигмунд Фрейд считал агрессивность неустранимым моментом человеческого поведения. Лауреат Нобелевской премии Конрад Лоренц прямо утверждал, что есть веские основания считать внутривидовую агрессию наиболее серьезной опасностью, какая грозит человечеству в современных условиях культурно-исторического и технического развития.

Вместе с тем многие крупные мыслители - от М. Ганди, Л. Толстого, Мартина Лютера Кинга до Эриха Фромма и Папы Римского Иоанна-Павла II полагали, что агрессия, насилие, деструкция отнюдь не вечны и не играют ведущую роль в человеческих мотивациях. Над альтруистическими идеями М. Ганди и М. Кинга, над призывами Льва Толстого к ненасилию немало потешались, хихикали циники и приземленные прагматики. И сегодня немало тех, кто утверждает, что рост насилия — определяющая тенденция действительности. Говорят, что нужен новый «межконфессио-нальный» мессия и только он разорвет вековое кольцо вражды и ненависти.

Да, оставаясь на почве реальности, мы видим, что выстрелы еще гремят, кровь людская проливается, ненависть слепит и «образ врага» не исчезает. Однако, с немалыми издержками, через отступления и остановки, пробивает себе дорогу идея перехода от культа силы к диалогу, поискам согласия взаимоприемлемых решений. Термины «консенсус», «переговорный процесс», «компромисс» становятся постоянными в международной и внутренней политике. Всеобщая уверенность в том, «большие батальоны» всегда правы, упования на то, что только с помощью силы возможно изменить мир к лучшему, сменяется ориентацией на мирное решение даже самых острых проблем. Джим Шарп, американский политолог в своем трехтомном исследовании «Политика ненасильственных действий» описал 198 методов ненасильственной борьбы (включая формы символического протеста, социального бойкота, ненасильственного вмешательства и т. п.).

Четвертая предпосылка — объединительные (ойкуменические) процессы духовной жизни как в религиозном, так и в светском варианте. С немалыми издержками идет поиск того, что может сближать либеральную и социалистическую мысль, установки Ватикана и Православия, западный менталитет и восточный этикет. Попытки поддержать эти процессы не редки. Ватикан уже предложил иерархам Православия найти пути для преодоления церковного раскола, идущего от 1054 г. Социал-демократические лидеры стремятся к нахождению точек соприкосновения с коммунистами и консерваторами.

Попытки идейного сближения, взаимопонимания все время возобновляются. Они еще слабы, робки, неуверенны, наталкиваются на упорное сопротивление фундаменталистов всех окрасок. И все-таки идет процесс принятия терпимости (толерантности), отказа от упрямого идейно-духовного противостояния, как условия доброжелательного поиска взаимоприемлемых ценностей.

Пятая предпосылка - это идущая неуклонно межэтническая и межкультурная интеграция при сохранении автономности и уникальности каждого этноса и каждой культуры. Все шире развертывается универсализация культурной жизни на фоне сохранения самобытности всех участников данного процесса. Резко расширяются международные экономические и культурные контакты. Давно рухнул тезис о «непроницаемости» и полной замкнутости самодостаточных народов и их образа жизни. Ускоряется интенсивный обмен ценностями. Синтез и взаимовлияние довлеют над заскорузлой замкнутостью.

Шестая предпосылка (последнее по счету, но не по значимости) — намечающиеся прорывы в области интеллектуального поиска. Иногда говорят даже, что мы в преддверии интеллектуальной революции. Крупнейшие ученые современности говорят о том; что мы находимся перед лицом Новой Вселенной, новой природы и сейчас человеческий интеллект как бы вновь переходит от состояния умственной удовлетворенности к состоянию озадаченности, удивления.

Стоит отметить, что сейчас остро стоит вопрос о нахождении приемлемых контактов рационального и внерационального, научного и технического, эстетического и мистического в освоении реальности. Разрывы и отторжения друг от друга разных сторон человеческого духа выявили всю свою пагубность и зыбкость.

Завершая обозрение зримых надежд, скажем о необходимости конструирования глобальной этики, универсальных нравственных принципов, укрепляющих всечеловеческую солидарность. Мудрость и совесть выше прямолинейных истин сухо-рационального знания. Знание, не облагороженное вечными ценностями, не помноженное на идею блага, не утверждающее справедливость, может привести к всеобщей погибели. Без этики человеческой солидарности угрозы не смогут быть отведены, а надежды не смогут оправдаться. Таковы основания для выхода из глобального кризиса, в который мы погружены.

3. Список литературы

1. Давидович В., Аболина Р. Кто ты человечество. – М., 1975.

2. Иваницкий Г.Р. Новый старт или последний финиш // Вестник РАН. Том. 70. 2000. №3. – С. 203 – 214.

3. Ильичев А. А. Школа выживания. – М., 1993.

4. Князев В. П. Человек и технология. Киев, 1990.

5. Коростелев В. Г. От «А» до «Я». – М., 1995.

6. Основы безопасности жизнедеятельности: Справочник. – М.: АСТ, 1997.

7. Петров Н. Н. Человек в чрезвычайных ситуациях. – Челябинск: ЮУК, 1993.

8. Тавризян Г. М. Техника. Культура. Человек. М., 1988.

9. Школа выживания / Под ред. С. И. Самыгина. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1998.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(17.1 KiB, 67 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!