Проблема выживания человечества

План:

§ 1. Человек в современном мире

§ 2. Модель устойчивого развития как один из путей выживания человечества

Список использованной литературы

§ 1. Человек в современном мире

Современное человечество вступило в этап, исторически сравнимый с неолитом, а по своей будущей значимости, по-видимому, даже более важный. Неолитическая революция, как известно, была переходом от приспособления человека к условиям природы (собирательство, охота, рыболовство) к ее сознательному и целесообразному преобразованию. В этой деятельности люди достигли громадных успехов, распространив ее в конце концов на всю планету. Сейчас на поверхности земного шара практически нет неиспользованных или нетронутых территорий. Однако до определенного времени дело ограничивалось преобразованием того, что чувственно воспринимается человеком, соизмеримо с его физическими силами. Предмет своего труда он видит, слышит, осязает — взаимодействует с ним непосредственно как живое телесное существо. Он остается в рамках биосферы — мира, адекватного ему как высшему порождению природы.

Этот мир принято называть макромиром.

Но постепенно, в ходе формопреобразующей деятельности открылись возможности более глубокого воздействия на окружающую среду. Человек начал проникать за пределы непосредственно данной реальности, получать результаты без прямого контакта с вещами. Расщепив атом, он включил в диапазон своего действия микромир — реальность новых масштабов — атомную, субатомную, не соизмеримую с его телесными, чувственными органами.

Другим полюсом несоразмерности деяний человека с ним самим как земным природным существом является выход в космос — его активность в масштабах мега-мира. Таким образом, если в начале XX в. люди действовали в мире, соразмерном их чувственно-телесному бытию, то теперь границы их мира резко раздвинулись. В этом смысле научно-техническая революция — это освоение новых миров.

Потенциально природа дана человеку во всем богатстве ее бесконечных конкретных свойств и пространственно-временных состояний. Но выделение предметов исследования в ней и формирование окружающей человека действительности зависит от достигнутого уровня производства и культуры. Пустынные земли, бесполезные для людей еще в XIX в., в XX в. становятся источником величайшего богатства, хотя сами по себе они не изменились. Обычный и урановый песок различила практика, необходимость и технологическая возможность его добычи.

Современная научно-техническая революция привела к тому, что и в макромире, на самой Земле началось освоение недр и морских глубин, где нет жизни, овладение скоростями, с какими не перемещается ни одно живое существо. Используя искусственные приспособления, человек видит и слышит во много раз дальше и в большем диапазоне, чем позволяют его естественные органы, значение которых все уменьшается. Это, в свою очередь, ведет к снижению роли чувственного и возрастанию рационального, мыслительного. В XX в. сфера деятельности людей заметно превысила сферу жизни, раздвинула ее границы и стала определяться достигнутой мощью разума. Человечество вступило в ноосферу.

В условиях новейшего (информационного) этапа научно-технического прогресса деятельность человека начинает выходить за пределы не только его чувств, но и его мышления и воображения. Методологи говорят о принципиальной ненаглядности сверхсложных нелинейных систем, делают ставку на «безумные идеи», «немыслимые мысли». Теоретическая физика в своих авангардных областях покидает трехмерное пространство и оперирует ненаглядным 10—11-мерным. Появляются все новые виды деятельности, где обычное человеческое мышление и чувства нас больше не ориентируют.

Происходит формирование компьютерной реальности, где человек полуприсутствует, проигрывая все действия при минимальном участии своего тела, например «играя» в хоккей по телевизору (гоняя шайбу световым лучом). При дальнейшем совершенствовании информационной техники для создания, допустим, кинофильма не понадобятся ни артисты, ни реквизит, ни натура. Клипы, которые мы сейчас смотрим на телеэкране, не столько отражают, сколько изменяют, трансформируют образ певца или артиста.

Критерием существования в таком телекомпьютерном мире является популярный операторский принцип: что вижу, то и имею, что воспринимается, то и есть. Быть — значит присутствовать в восприятии. Появилось немало людей, для которых информационно-компьютерная реальность значимее объектной, ибо большую часть времени они живут в ней. Они не нуждаются в предметных прототипах.

Обобщая сказанное, придется констатировать факт огромного мировоззренческого значения: во второй половине XX в. сфера деятельности людей переходит в новое качество, которое является «постчеловеческим». Мир человека перестал быть равным его «дому». Природное бытие людей (узкий диапазон температур, давления, состава воздуха, в котором мы можем жить) вступает в противоречие с их деятельностной реальностью и при случайном непосредственном контакте с ней (радиацией, излучением, скоростью) терпит поражение. Собственно человеческая реальность стала частью деятельностной реальности. В современном мире все меньше мест и времен, в которых человек действует как целостное телесно-духовное существо. В этом глубинная причина проблем экологии и кризиса гуманизма; в существовании человека возникает огромное напряжение по линии связи мысли и чувства, духа и тела, деятельности и общения. Живое за пределами жизни! Таков первичный, базовый смысл, определяющий «постчеловеческое» измерение мира.

Поскольку деятельность современного человека по самой своей сути опосредована техникой, машинами, наша цивилизация все чаще определяется как человеко-машинная. Человек становится компонентом, фактором некой более общей целостности. Это проявляется в многочисленных частных случаях «факторности» человека.

Общие тенденции сейчас таковы, что благодаря развитию вычислительной техники, средств информатики многие операционно-технические, в том числе интеллектуальные, функции стали от человека уходить. Наметились такие тенденции развития техники, когда машина перестает быть средством деятельности в системах человек — машина, а в это средство превращается сам человек. История техники знает периоды, когда человек выступал в роли придатка к машине. Сейчас, уже на другом витке развития техники, вновь возникает эта опасная ситуация, когда не человек, а машина может оказаться подлинным субъектом деятельности. Соответственно социотехническая или человеко-машинная система теряют свойства «социо» и «человеке» и остаются техническими системами.

Основные вехи в переоценке положения человека в окружающем мире обычно связывают с именами Н. Коперника, Ч. Дарвина, Н. Винера. Коперник переместил нас из центра мира на периферию, тем самым лишив космической избранности. Дарвин показал, что в биологическом плане люди только один из многих видов, возникших в процессе органической эволюции, и тем самым лишил нас несоизмеримости с остальной живой природой. Винер поставил вопрос о соотношении человека с техникой, в перспективе способной к воспроизведению его действий. Но даже сейчас, до реализации подобных возможностей надо вовремя осознать изменившуюся роль техники. Ее уровень и внедренность во все сферы жизни ведут к качественному скачку в характере развития человеческого общества. Техника перестает быть нейтральным средством деятельности, она в значительной мере задает наши цели, которые не являются независимыми от средств. И чем мощнее средства, тем мощнее это поле. Технические силы требуют приложения. Они обретают собственную логику обоснования и действия.

Тенденция к появлению внутренне присущих закономерностей и «интересов» присуща всей искусственно созданной реальности — технике, производству, социуму и, при широком понимании, культуре в целом. Признаки этого можно обнаружить в самых различных сферах жизни.

Практиковавшийся в последние годы в отношении социальных потребностей так называемый остаточный принцип нельзя расценивать только как результат застоя или чьей-нибудь злой воли. Такова стихийная логика производства (особенно ведомственного), и если ее сознательно не подчинять целям человека, производство способно полностью развиваться само для себя. (Строительство электростанций нужно для выработки энергии, энергия нужна для производства стали, сталь нужна для производства цемента, а цемент нужен для строительства электростанций. И так каждый цикл с приращением.) Такова логика, как теперь говорят, «индустриального эгоизма».

В свете задач преодоления остаточного принципа нового обдумывания заслуживают стратегические планы роста нашей экономики: к 2000 г. предполагалось удвоение производственного потенциала. В абсолютных величинах это грандиозные объемы, чреватые роковой нагрузкой на природную среду. Занять почти столько же территории, выработать вдвое больше энергии, присовокупить почти столько же вещей и отходов! С барского стола, за которым пируют машины и технология, живому человеку, их конкретному творцу и слуге, перепадают крохи.

Отдельные сферы производства также имеют свои закономерности движения. Специалисты хорошо знают о феномене саморазвития транспортных сетей. Дороги легче появляются там, где они уже есть. Проекты реконструкции городов разрабатываются под сильным влиянием технических закономерностей распределения транспортных потоков, диктующих их непременное замыкание (кольцевание), наличие развязок, освобождение прилегающих территорий и т. д., без чего они теряют свою эффективность, но что очень часто вступает в резкое противоречие с задачами сохранения исторической среды, тишины, чистоты и другими потребностями горожан. Что возведение нового тракторного завода в Елабуге было вызвано желанием задействовать освобождающиеся на КАМАЗе строительные мощности — представляется почти очевидным. Тракторов в нашем сельском хозяйстве достаточно, и не хватает трактористов. Перепрофилирование данного завода на производство легковых автомобилей — победа над ведомственностью, хотя считать ее примером победы целей над средствами все-таки нельзя. Строительство Амуро-Якутской магистрали решает проблему задействования мощностей, освободившихся на БАМе. Но сам БАМ до сих пор в полную силу не работает, и прилегающих к нему территорий вполне достаточно для освоения на несколько десятилетий. Борьба общественности против «проекта века» — поворота северных рек — наглядный пример, пока наиболее успешный, борьбы с тенденциями к саморазвитию отрасли.

За многими трудностями международной жизни, безумием гонки вооружений стоит «ум» частного интереса и собственная логика научно-технического развития, во многом формирующего мысли и цели людей. Теперь нередко необходимость прогресса обосновывается просто прогрессом, а главный аргумент в его пользу — неотвратимость: «все равно не остановишь». На тех же основаниях мы примиряемся со смертью. В большинстве европейских стран не верят в эффективность СОИ, но считают нужным принять в ней участие, мотивируя это потребностью быть в курсе технологических достижений. «Внешние» по отношению к производству цели даже не придумываются, и прогресс ради прогресса становится как бы нормой.

На самых высоких политических уровнях признано, что в случае осуществления СОИ человечество утратит контроль над решениями о войне и мире. Война может разразиться помимо воли людей. Это будет буквальная реализация «постчеловеческой» роли техники, ее тенденций к саморазвитию. Но и противники СОИ в западных странах считают, что от нее можно отказаться, только выдвинув адекватную по трудности технологическую программу работ в космосе, например полет на Марс, как бы дорого это ни стоило. Безуспешными были все дискуссии, направленные на прекращение работ по генной инженерии и биотехнологии, несмотря на угрозу того, что их следствием может оказаться ослабление защитных сил организма людей (на реальность такой возможности указывает, например, эпидемия СПИДа).

Потребности производства не тождественны потребностям человека и соотносимы с ними весьма опосредованно, а конкретно они могут вступать в противоречие не только с экологией, но и с гуманизмом. Вряд ли кто будет оспаривать экономическую рациональность 2—3-сменной работы заводского оборудования, но столь же очевидно, что ночной труд неестествен для человека, противоречит биологическим ритмам его существования. Это своего рода «загрязнение времени». Какова цена врачебных советов ложиться спать в один и тот же час с точностью до 10 мин всем, кто страдает расстройством сна, а таких миллионы, и какова цена различным вычислениям циклов ума, чувства и физической силы человека! (Одна из революционных вспышек в прошлом веке во Франции началась с отказа булочников Парижа от выпечки хлеба по ночам. Они сочли, что ради чьей-то прихоти иметь на завтрак горячие булки не стоит жертвовать естественными жизненными потребностями.)

В литературе появились некоторые обобщающие констатации подобного рода противоречий. «Сегодня общество руководствуется не только гуманистической рациональностью (назовем так ориентацию на удовлетворение потребностей и интересов человека)... На практике могут столкнуться и сталкиваются интересы производственные и социальные, принцип рентабельности и гуманистические соображения».

По нашему мнению, тенденции к превращению средств в цели есть выражение агрессивности искусственного мира, наличия у него «постчеловеческого» измерения, и противостоять им без предварительного признания этого феномена невозможно. Он имеет много других форм проявления — сверхсложность, сверхкапиталоемкость, сверхтехнологичность, информационное перенасыщение и прочие проблемы, которые надо изучать и искать какие-то решения. Вообще, «страусиный гуманизм» только вредит. Ввиду уверенности некоторых специалистов в возможности создания искусственного интеллекта, равного, а значит, в будущем превосходящего человеческий, надо допустить принципиальную неединственность интеллекта человека, считаться с перспективой его развития во внечеловеческий, «постчеловеческий». И трезво глядя в глаза проблеме, не застилая их ни пленкой оптимистической глупости, ни слезами, поставить вопрос о месте человека в этой новой ситуации. Надо поставить вопрос о его роли в диалоге с техникой и — шире — с «постчеловеческой» реальностью, борясь за то, чтобы она не превратилась в бесчеловеческую, чтобы мир, в котором человек «не один», не превратился в мир без человека. Обсуждаемый повсеместно, поднятый на политическую высоту вопрос о преодолении технократизма как условии нашего выживания надо понять и философски.

2. Модель устойчивого развития как один из путей выживания человечества

В последнее время перед всем человечеством поставлена беспрецедентная задача: перейти на так называемую «модель устойчивого развития». В 1992 году Конференция ООН в Рио-де-Жанейро, в которой приняли участие лидеры и главы правительств 179 стран, заявила, что все достижения науки и техники, все завоевания цивилизации без решения проблемы окружающей среды поставлены под угрозу исчезновения. Впервые на столь представительном и высоком форуме был во всеуслышание сделан беспрецедентный вывод о том, что все существовавшие общественные формации, в том числе и капитализм (как и все вообще модели западных цивилизаций), не способны обеспечить движение человечества по пути устойчивого развития. Впрочем, то же самое относится и к социализму. Было единодушно признано, что человечеству, если оно хочет выжить, необходимо коренным образом изменить не только модель развития, но и сам способ жизнедеятельности. Для чего предстоит провести самые кардинальные преобразования за всю историю земной цивилизации.

Данная модель устойчивого развития представляет собой следующее.

Со времени неолитической (агрокультурной) революции в мире господствовали и до сих пор господствуют агрессивные, можно сказать, даже завоевательные, потребительски-разрушительные принципы природопользования. На стадии индустриальной цивилизации они достигли своего апогея. Сейчас стало понятно, что подобное развитие ведет к гибели биосферы и потому изжило себя. Назрела необходимость перехода на новые основы цивилизованного развития. Для наименования новой модели такого развития было использовано английское слово «sustainable», которое наряду со смыслом «устойчивый» имеет и другие значения: «долгий», «непрерывный», «длительный», «поддерживающий». Другими словами, модель «устойчивого развития» — это такая модель движения вперед, когда удовлетворение жизненных потребностей нынешнего поколения людей достигается не за счет лишения подобной возможности следующих поколений, не за счет деградации биосферы.

Раньше считалось, что основным источником загрязнения природы являются промышленные предприятия. Поэтому создавалось впечатление, что переход к безотходным технологиям чуть ли не полностью снимет экологические проблемы. Но к сожалению, исследования показали, что скорость нарушения биосферных процессов антропогенными возмущениями может в десять раз превосходить скорость загрязнения среды промышленными предприятиями. Поэтому одного лишь внедрения безотходных технологий явно недостаточно. Важно сохранить существующие природные сообщества и биологическое разнообразие в масштабах, достаточных для самовосстановления биосферы, в ответ на загрязнение. Пока что современная техника и технология, применяемые в промышленности и в сельском хозяйстве, разрушают биосферу. И если не принять специальных мер, то через несколько десятилетий биосфера Земли может утратить свою естественную устойчивость. Поэтому сейчас главные усилия должны быть направлены как на поддержание биологического разнообразия, так и на сохранение массы биоты, то есть массы живого вещества.

Об уровне антропогенного давления на биосферу можно судить по доле потребления людьми ее продуктов. В настоящее время эта доля составляет примерно 10—25 процентов, что, по мнению специалистов, на порядок выше той доли, при которой полное восстановление еще возможно. Это означает, что если интенсивность загрязнения природной среды не будет нами уменьшена, то устойчивое развитие человечества, о котором идет речь, вряд ли окажется достижимым.

Разумеется, для реализации устойчивого развития потребуется формирование новых механизмов управления как в глобальных, так и в национальных (федеральных) и региональных масштабах.

Долгое время считалось, что развитие человеческого рода — естественный и практически нескончаемый процесс. Впервые обратил внимание на невозможность непрерывного социального прогресса человечества на планете К. Э. Циолковский. Возможность обретения земной цивилизацией практического бессмертия он видел в выходе человека в космос. Другим провозвестником идеи устойчивого развития можно с полным правом считать В. И. Вернадского, сформулировавшего идею «ноосферы» — «сферы разума», которая со временем должна утвердиться на Земле и определять дальнейшие пути развития земной цивилизации. Мы вплотную подошли к необходимости перехода от стихийного неуправляемого развития к развитию поступательному, управляемому, гармоничному, стабильному во всех отношениях, при сохранении и устойчивости биосферы.

Выделим основные черты модели устойчивого развития с социально-экономической точки зрения.

Это модель полного и всесторонне интенсивного развития с уменьшением энергетических затрат на единицу производства общественного продукта, с минимальным расходом невозобновляемых природных ресурсов и постепенным уменьшением загрязнения природы. Нетрудно видеть, что основные идеи перехода на модель «устойчивого развития» совпадают с идеями Вернадского о становлении ноосферы. По сути дела, предстоит переход к разумному управлению обществом: то есть должен реализоваться переход к устойчивой, или ноосферной, цивилизации

Устойчивое развитие обязано пойти по новому — постиндустриальному — пути, формируя на всей планете в ближайшие десятилетия (в том числе и с помощью космических средств) так называемое «информационное общество», которое станет одним из первых этапов на пути становления ноосферной цивилизации. Степень компьютеризации и развитие коммуникаций, связывающих между собой компьютерные сети, сделаются настолько высокими, что произойдет переход от приоритета вещественно-энергетических ценностей к информационным, поскольку за счет информации уменьшится потребление вещества и энергии, что позволит решить и многие экологические проблемы.

На стадии информационного общества появится «интегральный интеллект» как совокупный коллективный интеллект человечества, использующий средства информатики и глобальные коммуникации. Это позволит принимать решения с учетом абсолютно всех поступающих сведений и мнений. Сказать, как именно такой интеллект будет организован, пока что чрезвычайно сложно. Для этого, в частности, необходимо будет обеспечить оптимальное соотношение между естественным человеческим интеллектом и электронным. Интегральный интеллект — это отнюдь не «сверхкомпьютер» типа азимовского «Мультивака», безраздельно командующего людьми.

Выход из экологического кризиса без использования космических средств немыслим. Так, с помощью космического мониторинга окружающей среды можно оперативно получать информацию на глобальном и региональном уровнях, оценивать степень воздействия человека на окружающую природную среду. С одной стороны, космические средства позволяют отслеживать природные изменения — извержения вулканов, землетрясения, движение ураганов, динамику акваторий, перемещения ледников и айсбергов и т. д. С другой, можно фиксировать техногенные катастрофы и загрязнения, индустриальное и сельскохозяйственное воздействие, движение; песков в пустынях, изменения атмосферы и азонного слоя, и многое другое. Речь идет об информации о природной среде на больших территориях, которая после многократной регистрации позволит понять динамику экологических процессов.

Разумеется, роль космонавтики этим не исчерпывается. С помощью ракет — если это окажется целесообразным — возможно удаление с Земли особо опасных радиоактивных отходов, например, для сброса их на Солнце и т. д. Не исключено использование космической энергии для решения проблемы энергетического кризиса без увеличения опасности парникового эффекта (система зеркал и экранов для освещения с околоземных орбит затемненных районов, передача на Землю энергии с орбитальных станций по СВЧ-каналу или при помощи лазеров и т. п.). Возможно также восполнение озонного слоя при помощи разных методов.

Космические средства для решения некоторых экологических проблем и проблем перехода к устойчивому развитию нашей цивилизации могут быть в некоторых случаях уникальными. Но существуют и отрицательные экологические последствия развития космических исследований. Запуски космических ракет нарушают целостность озонного слоя, защищающего нас от ультрафиолетовой радиации Солнца. И усиливается засорение самого Космоса. Из-за различного рода отработавших космических аппаратов и отделившихся от них фрагментов возрастает угроза безопасности полетов в околоземном пространстве.

Сейчас Земля за счет работы радио- и телевизионных станций излучает в пространство в некоторых диапазонах электромагнитных волн энергию в несколько раз больше, чем было до изобретения радио. Какое влияние оказывает это радиоизлучение на физические процессы ближнего Космоса, еще предстоит выяснить.

К сожалению, экологический аспект космонавтики до сих пор исследован недостаточно. И, видимо, основание внеземных пространств должно строиться на тех же принципах устойчивого развития, о которых мы уже говорили. Одно время ученым казалось, что Космос, хотя бы в силу своей необъятности, будет лишь пассивно реагировать на любые, даже самые волюнтаристские проекты человека. Сегодня же мы все отчетливее понимаем, что в Космосе, как и на Земле, также имеются экологические ограничения. Пренебрежение ими чревато более серьезными последствиями, чем «преобразование» земной природы.

Каковы перспективы России в переходе на новую модель развития?

Необходимость перехода к устойчивому развитию и тем более его ноосферно-космической ориентации в России осознавалась до недавнего времени только весьма узким кругом интеллектуалов. Но 4 февраля 1994 года Президент РФ подписал Указ № 236 «О государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития», в котором предусмотрено поручение разработать и внести на рассмотрение Президента РФ проект концепции перехода России на модель «устойчивого развития». Возможно, наше государство начало понимать всю серьезность этой проблемы.

Список использованной литературы

1. Кутырев В.А. Человек в «посчеловеческом» мире: проблема выживания // Природа. – 1989. - №5. – С.3-10.

2. Моисеев Н. Экология в современном мире // Наука и жизнь. – 1998. - №3. – С.2-9.

3. Урсул А.Д. Перспективы выживания цивилизации: космоэкологический аспект // Философские науки. – 1989. - №8. – С.3-12.

4. Урсул А. Пути выживания планеты // Чудеса и приключения. – 1995. - №6. – С.19-22.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(17.3 KiB, 64 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!