Проблема сущности человека

Содержание

Введение 3

1. Проблема человека и его сущности в истории антропологической мысли 4

2. Проблема биологической и социальной составляющей в человеке 7

3. Сущность человека как биосоциального организма 11

Заключение 21

Список литературы 22

Введение

Вероятно, с того самого времени, когда человек начал задумываться о смысле происходящего вокруг него и о самом себе, наиболее таинственное явление в мире для него - он сам. Уже на очень ранней ступени общественного развития человек начинал осознавать свою исключительность. Перед ним неизбежно возникали вопросы: кто он такой? почему он есть? каково его место в мире? в чем его предназначение? каким он должен стать с течением времени? Возникает и множество других вопросов, на которые пытались дать ответ самые выдающиеся умы человечества. И все же тайна человека остается тайной. И такие вопросы снова задаются и будут задаваться до тех пор, пока будет существовать на Земле человечество.

Таким образом, проблема определения сущности человека представляется мне предельно актуальной: как может существовать человечество не определив для себя, кем же по своей сути является человек. Данной проблеме и посвящена эта контрольная работа.

1. Проблема человека и его сущности в истории антропологической мысли

Как самостоятельная область науки антропология возникла поздно - в конце XVIII - в начале XIX столетия. Однако наиболее ранние попытки понять место человека в природе, его сходство с другими организмами, его своеобразие, вариации человеческого типа по разным странам, возрастные изменения, объяснить его происхождение являются, по-видимому, столь же древними, как само научное знание вообще. Люди хотели знать о «назначении» человека, о силах, которые привели человека в мир и которые, вооружив его разумом, подняли над всеми живыми существами и в то же время сделали жертвой неисчислимых бедствий и социальной несправедливости. Зачатки научных знаний о человеке возникли в недрах античной философии. В творениях философа милетской школы Анаксимандра (610 - 546 гг. до н. э.), стремившегося познать происхождение и развитие всего сущего из первоосновы бытия - беспредельного, или «апейрон», излагаются идеи о возникновении человека путем ряда превращений его предков – животных (4, с. 456).

Зачатки эволюционного взгляда на человека можно найти у Демокрита (около 470 - 380 гг. до н. э.) и у Эмпедокла (490 - 430 гг. до н. э.). Античные философы стремились определить главные источники отличий человека от животных. Анаксагор (500 - 428 гг. до н. э.), Сократ (469 - 399 гг. до н. э.) высказывали мысль, что человек обязан своим высоким положением в мире наличию у него руки. Мысли об огромной роли слова (речи) для человека развивал знаменитый афинский учитель красноречия Исократ (436 - 338 гг. до н. э.) (4, с. 43).

Изучение человека достигает в античное время своей вершины у Аристотеля (384 - 322 гг. до н. э.). В своих трудах «История животных», «О частях животных», «О возникновении животных», «О душе» Аристотель закладывает основы изучения животных. Он разрабатывает классификацию, рассматривает функциональную роль частей тела, а также механизмов их возникновения, анализирует корреляции (связи) частей. Он широко использует сравнительный метод изучения и вводит в биологию принцип аналогии. Аристотелю принадлежит идея «лестницы существ» или ряда постепенного повышения организации. Следует иметь в виду, что хотя взгляды Аристотеля были далеки от идей эволюции, однако его принцип ступенеобразного расположения существ сыграл в XVIII в. большую роль в развитии эволюционного знания (6, с. 53).

Из ученых древнего Рима наибольшее значение в истории антропологических знаний имеет Лукреций Кар (99 - 55 или 95 - 51 гг. до н. э.), автор поэмы «О природе вещей», в которой он развивал идеи о естественном происхождении органического мира и человека и дал замечательную по яркости картину развития культуры от первобытной дикости до цивилизации. Другой крупнейший римский ученый - Клавдий Гален (131-200 гг. н. э) - завоевал себе славу и непререкаемый авторитет в течение почти четырнадцати столетий как медик и анатом Гален произвел многочисленные вскрытия трупов животных, главным образом собак и низших обезьян.

Эпоха средних веков в Европе - период застоя во всех областях знаний. В это время традиции античных авторов находят свое продолжение в Передней и Средней Азии, где жили и творили такие гиганты научной мысли, как Ибн-Сина и Бируни. От этого времени в анатомической современной номенклатуре сохранилось немалое количество арабских терминов.

Эпоха Возрождения ознаменовалась крупными успехами в области анатомии человека. Замечательно, что Леонардо да Винчи предлагал изучать как можно больше вариантов строения и выбирать в качестве нормы средний. Он же поместил рисунок руки человека рядом с рисунком руки обезьяны.

На первом месте среди анатомов следует назвать реформатора анатомии Везалия (1514 - 1564), важнейший труд которого «Фабрика человеческого тела» был основан на тщательном изучении тела человека. Большой вклад в анатомию внесли Фаллопий, Евстахий, Фабриций. Среди зоологических работ большое значение имели труды Клузия, описавшего различных экзотических животных, Геснера, автора пятитомной энциклопедии животных и множества других работ, Белона, изучавшего птиц и давшего поучительное изображение скелета птицы рядом со скелетом человека в одинаковых позах и с одинаковыми буквенными обозначениями гомологичных частей.

Огромное значение для развития знаний о расах имели великие географические открытия XV и XVI столетий. Им предшествовали путешествия венецианца Марко Поло (1254 - 1323), познакомившего европейцев с высокой культурой китайского народа и сообщившего первые сведения о населении многих азиатских стран.

Важнейшим периодом в развитии антропологии была середина 19 столетия. В Париже, по инициативе Поля Брока, в 1859 г. основывается Антропологическое научное общество, при котором были организованы музей и Антропологическая школа. В числе основных задач этих обществ значится изучение человеческих рас. Колониальная экспансия европейских держав, резкие национальные противоречия в самой Европе в связи с объединением Германии и ее победой в франко-прусской войне, обострение национального вопроса в царской России, война Северных и Южных штатов Америки и связанный с ней негрский вопрос - все эти обстоятельства чрезвычайно усиливают интерес различных групп общества к проблеме расовых особенностей у человека.

Крупнейшим событием в истории антропологии было появление трудов Чарлза Дарвина «Происхождение человека и половой отбор» (1871) и «О выражении эмоций у человека и животных» (1872). Они были подготовлены прежде всего идеями эволюционистов XVIII в., трудом Ламарка «Философия зоологии» (1809), трудом самого Дарвина «Происхождение видов» (1859), рядом работ его сторонников - Гексли, Геккеля и др., а также успехами археологии палеолита (Буше де Перт), четвертичной геологии и других отраслей знания. Работы Дарвина нанесли сокрушительный удар телеологическим воззрениям на человека, и в этом важнейшая сторона прогрессивного значения его трудов для антропологии.

Из зарубежных исследований в области антропогенеза особенно широкую известность приобрели работы Абеля, Болька, Буля, Вейденрейха, Грегори, Дюбуа, Кенигсвальда, Кизса, Ле Гро, Кларка, Лики, Лота, Матейки, Монтегю, Пей Вэнь-чжуна, Серджи, Швальбе, А. Шульца; в области расоведения - Биасутти, Боаса, Деникера, Джиуффриды Руджери, Заллера, Куна, Г. Шапиро; в обоих областях - Валлуа, Грдлички, Столыгво и многих других (1).

2. Проблема биологической и социальной составляющей в человеке

В соответствии с характеристикой К. Маркса сущности человека как совокупности общественных отношений, он предстает существом социальным. Вместе с тем человек - часть природы. С этой точки зрения люди принадлежат к высшим млекопитающим, образуя особый вид Homo sapiens, а, следовательно, человек оказывается существом биологическим.

Как и всякий биологический вид, Homo sapiens характеризуется определенной совокупностью видовых признаков. Каждый из этих признаков у различных представителей вида может изменяться в довольно больших пределах, что само по себе нормально. Методы статистики позволяют выявить наиболее вероятные, широко распространенные значения каждого видового признака. На проявление многих биологических параметров вида могут влиять и социальные процессы. К примеру, средняя «нормальная» продолжительность жизни человека, по данным современной науки, составляет 80 - 90 лет, если он не страдает наследственными заболеваниями и не станет жертвой внешних по отношению к его организму причин смерти, таких, как инфекционные болезни или болезни, вызванные ненормальным состоянием окружающей среды, несчастные случаи и т.п. Такова биологическая константа вида, которая, однако, изменяется под воздействием социальных закономерностей. В результате реальная (в отличие от «нормальной») средняя продолжительность жизни возросла с 20 - 22 лет в древности до примерно 30 лет в XVIII веке, 56 лет в Западной Европе к началу XX века и 75 - 77 лет - в наиболее развитых странах на исходе XX века (6, с. 182).

Биологически обусловлена продолжительность детства, зрелого возраста и старости человека; задан возраст, в котором женщины могут рожать детей (в среднем 15 - 49 лет); определяется соотношение рождений одного ребенка, близнецов, троен и т.д. Биологически запрограммирована последовательность таких процессов в развитии человеческого организма, как способности усваивать различные виды пищи, осваивать язык в раннем возрасте, появление вторичных половых признаков и многое другое. По некоторым данным, передается по наследству, то есть биологически обусловлена, и одаренность разных людей в различных видах деятельности (музыка, математика и т. п.).

Подобно другим биологическим видам, вид Homo sapiens имеет устойчивые вариации (разновидности), которые обозначаются, когда речь идет о человеке, чаще всего понятием расы. Расовая дифференциация людей связана с тем, что группы, населяющие различные районы планеты, адаптировались к конкретным особенностям среды их обитания, и это выразилось в появлении специфических анатомических, физиологических и биологических признаков. Но, относясь к единому биологическому виду Homo sapiens, представитель любой расы обладает такими свойственными этому виду биологическими параметрами, которые позволяют ему с успехом участвовать в любой из сфер жизнедеятельности человеческого общества (6, с. 187).

Если же говорить о человеческой предыстории, то вид Homo sapiens является последней из известных сегодня ступеней развития рода Homo. В прошлом нашими предшественниками были другие виды этого рода (такие, как Homo habilis - человек способный; Homo erectus - человек прямоходящий и пр.), наука не дает пока однозначной генеалогии нашего вида.

Биологически каждый из когда-либо живших или живущих ныне человеческих индивидов является уникальным, единственным, ибо неповторим набор генов, получаемых им от родителей (исключение составляют однояйцевые близнецы, наследующие идентичный генотип). Эта неповторимость усиливается в результате взаимодействия социальных и биологических факторов в процессе индивидуального развития человека, ибо каждый индивид обладает уникальным жизненным опытом (даже однояйцевые близнецы по мере взросления становятся в чем-то отличными друг от друга).

Уникальность каждого человека - факт первостепенной философско-мировоззренческой важности. Признание бесконечного многообразия рода человеческого, а следовательно, и бесконечного разнообразия способностей и дарований, которыми могут обладать люди, есть один из основополагающих принципов гуманизма.

Включенность человека сразу в два мира - в мир общества и в мир органической природы - порождает немало проблем, как касающихся актуального существования людей, так и связанных с объяснением самой природы человека. Из числа последних рассмотрим две, которые можно считать ключевыми.

Напомню, что Аристотель называл человека «политическим животным», подчеркивая тем самым наличие в человеке двух начал: животного (биологического) и политического (социального). Проблема же заключается в том, какое из этих начал является доминирующим, определяющим в формировании способностей, чувств, поведения, действий человека и каким образом осуществляется взаимосвязь биологического и социального в человеке (6, с. 189).

Суть другой проблемы заключается в следующем: признавая, что каждый человек уникален, своеобразен, неповторим, в практической жизни мы, однако, группируем людей по различным признакам, из которых одни (скажем, пол, возраст) определяются биологически, другие - социально, а некоторые - взаимодействием биологического и социального. Возникает вопрос, какое же значение в жизни общества имеют биологически обусловленные различия между людьми и группами людей?

Участниками дискуссий вокруг этих проблем, имеющих многовековую историю, являются не только философы, но и представители специальных наук о человеке, а также общественные деятели. Мировоззренческая значимость таких дискуссий очевидна. Ведь в ходе их не только выдвигаются, подвергаются критике и переосмысливаются теоретические концепции, но и вырабатываются новые линии практического действия, способствующие совершенствованию взаимоотношений между людьми.

В ходе дискуссии о соотношении биологического и социального в человеке высказывается широкий спектр мнений, заключенных между двумя полюсами: концепциями человека, которые принято называть биологизаторскими, или натуралистическими, сторонники которых абсолютизируют роль естественных, биологических начал в человеке, и социологизаторскими концепциями, в которых человек представлен как всего лишь слепок с окружающих его социальных отношений, их пассивное порождение. Конечно, в законченном виде такие полярные точки зрения высказываются нечасто, однако многие трактовки человека при рассмотрении соотношения в нем биологического и социального тяготеют к одному из этих полюсов.

3. Сущность человека как биосоциального организма

Что же следует учитывать в разработке современной концепции человека?

Во-первых, человека следует рассматривать не с позиций абсолютного примата объективной или субъективной реальности, не как существо, сполна детерминированное наличными, конечными природными и социальными факторами, не только как функцию бесконечной субстанции, а с позиций единства объективного и субъективного, конечного и бесконечного. Соответственно и предназначение человека предстанет как стремление к единству и гармонии.

Во-вторых, субстратные уровни человека (природное, общественное, внутренний духовный мир) не следует противопоставлять друг другу или абсолютизировать. Сущность человека не в одном из них, а в противоречивых и постоянно гармонизируемых отношениях между ними, что и определяет характер человеческой целостности.

В-третьих, каждый из этих уровней должен быть раскрыт более глубоко. Природное и человеческое не сводятся к непосредственно биологическому. Они содержат в себе бесконечность Космоса (1).

Представители русского космизма (от его философских истоков в идеях В. Соловьева и Н. Федорова до естественнонаучных интерпретаций у К. Э. Циолковского, А. Л. Чижевского, В. И. Вернадского) рассматривали человека именно как космическое существо.

Социальное нельзя сводить к наличным общественным отношениям. Оно должно включать в себя бесконечность культурно-исторической памяти. Внутренний духовный мир человека следует рассматривать не только как функцию внешних условий, но и как особую, относительно самостоятельную реальность. Ведь нематериальное тоже реально.

Итак, мировоззренческий подход к познанию человека требует рассмотрения его как целостного единства, в котором все стороны взаимодействия выступают как необходимые моменты, а методологический ориентирует на изучение и создание условий для формирования человека как целостности, а не как разрозненной совокупности проекций, отвлеченных начал. Это в свою очередь позволяет сделать важнейший вывод о том, что ни человек по отношению к миру, ни мир по отношению к человеку не выступает только как средство или только как цель: и человек и мир самоценны и служат друг другу.

Как обезьяна стала человеком? Существует множество различных гипотез. Их общая суть в том, что предки человека оказались неприспособленными к резко изменившимся условиям обитания, плохо защищенными от хищников. В условиях обычной эволюции выход из такой ситуации мог быть двояким: либо гибель неприспособленного вида, либо благоприятная мутация (например, резкое увеличение массы тела и физической силы), ведущая к образованию нового вида (5, с. 66).

Однако появление человека оказалось третьим вариантом, получившим название антропосоциогенеза. Возник не просто новый вид, но принципиально новый способ существования. Переход от биологического к социальному взаимодействию со средой был условием выживания наших предков, явился базой решения противоречия между изменившимися условиями среды и их недостаточной биологической приспособленностью к этой среде.

Для такого скачка предки человека имели необходимые биологические предпосылки: уникальный мозг, способный не только к условно-рефлекторной, но и к конструктивной, творческой деятельности; прямохождение, освободившее передние конечности; развитую кисть руки, способную совершать трудовые операции; гортань, издающую членораздельные звуки.

Труд, мышление и речь предчеловека были в стадии возможностей, которые реализовались и спасли его в той проблемной ситуации, в которой он оказался. Образно говоря, он был подготовленным к тому, чтобы взять в руки палку или камень, удлинить таким образом свои конечности. Он увеличил свои возможности искусственным путем. От приспособления к природе перешел к ее преобразованию, к труду.

Примитивный «труд» имеет место и у животных: птицы вьют гнезда, бобры делают плотины, пчелы - соты, но все это делается по наследственно заданным программам. Бобры не могут освоить искусство пчел и наоборот. И лишь человек впервые начинает создавать не только вещи, но и их идеальные проекты, а также средства преобразования (технику), которые не даны ему от природы. Его трудовая деятельность и разум связаны неразрывно, одновременно появляются и затем постоянно совершенствуют друг друга: от создания каменного скребка до роботов и ЭВМ (6).

Становление способности к осмысленному, усложняющемуся труду преобразует и характер человеческого потребления, которое перестает быть раз и навсегда определенным биологическими возможностями вида. Лиса и заяц никогда не смогут обменяться потребностями. У человека же «сама удовлетворенная первая потребность, действие удовлетворения и уже приобретенное орудие удовлетворения ведут к новым потребностям, и это порождение новых потребностей является первым историческим актом». Более того, норма наших потребностей не задана абсолютно природой, а носит конкретно-исторический характер, определяется типом нашей общественной жизни.

Коллективный труд, основанный на применении искусственно созданных орудий и необходимых знаний, распределение его продуктов - все это изменяло и характер человеческого общения. Стадные животные потребляли природу, приспосабливаясь к ней. Информация, которой они обменивались (приближение опасности, определение места в иерархии и т. п.), стандартна и минимальна. Люди же нуждаются в достаточно сложных и постоянно развивающихся средствах организации своей совершенствующейся совместной жизни. Их общение не запрограммировано природой. Средством организации совместных действий, хранения и передачи знаний, выражения норм общения (обычаев, норм морали и т. д.) становится язык.

Так появляется человек - существо, способное к труду, социально-детерминированному потреблению и общению на основе деятельности сознания, разумного отношения к действительности (6, с. 69).

Жизнь людей, общества основана на стремлении человека стать человеком. В этом стремлении люди создают не стадо, а общество. В обществе мы находим социальное, а в человеке человеческое, и заменить одно другим нельзя. Между тем проблема биосоциального ориентирует нас на то, чтобы в обществе мы искали человеческое, в человеке - социальное.

В хорошем обществе не бывает плохих социальных качеств. Если же они встречаются, это значит, что не все в порядке в «Датском королевстве» и поэтому в нем действие людей, основанное на социальных качествах, дополняется действием людей, основанном на их личностных возможностях (4, с. 318).

Можно ли считать, что становление человека как общественного существа сделало чем-то ненужным, несущественным, низшим, так сказать, пройденным этапом его природные основы? Здесь приходится сталкиваться с двумя крайностями: биологизаторством и абстрактным социологизаторством.

Качественное отличие человека от других живых существ кроется в его общественной трудовой деятельности. Его нельзя свести к существу природному - таково возражение биологизаторам. Возражение социологизаторам заключается в том, что человек остается природным существом, он не сводится к функциям своего социального образа жизни. Во-первых, потому, что возможность социологизации человека как в истории общества, так и в становлении каждого отдельного индивида задается, как было сказано, определенными предпосылками. Их, стало быть, нельзя утратить. Во-вторых, развитие общественной жизни вступает в противоречия с биологическими возможностями и потребностями человека и может привести к их существенной деформации. Так, сложность человеческой жизни порой приводит к нежелательным последствиям, в частности к психическим заболеваниям. Несовершенство общественных отношений, войны, репрессии уводят из жизни лучших людей, что в результате ухудшает генофонд, наследственность. Этому же способствуют алкоголизм и наркомания. Неконтролируемое развитие производства грозит экологической катастрофой природе и антропологической - человеку. Радиация, загрязнение воды и атмосферы, отравление химией почвы и произрастающей на ней растительности, несовершенство технологии производственных процессов, постоянные стрессы - все это ведет к непоправимым нарушениям иммунной, сердечнососудистой, нервной и иных жизненно важных систем организма человека (2, с. 11).

Преодолеть эти беды поможет совершенствование общественных отношений и производственных процессов. Это необходимо, но недостаточно. Человек, утративший здоровье, не сможет полностью проявить себя даже в самой совершенной социальной системе. Более того, он никогда не сможет такую систему создать. Поэтому совершенствовать социальные условия и биологические возможности человека надо одновременно, обеспечивая их максимальное взаимодействие. Социально ответственный, зрелый гражданин и специалист, здоровый, физически совершенный индивид - необходимое условие нормальной целостной жизни общества.

Итак, единство социального и биологического в человеке (и как обеспечивающих друг друга средств, и как самоценностей) необходимо, но достаточно ли?

Социально-биологическая природа человека приводит к тому, что он рождается дважды: сначала как биологическое существо, потом как социализированная личность (известно, что дети, изолированные от общества, выросшие среди животных, не становятся социально зрелыми людьми и совсем не похожи на Маугли, или Тарзана, или на Робинзона Крузо). Но сводится ли смысл жизни к сохранению биологического существования и социальному функционированию, которое делало бы это существование все более комфортным? Живем ли мы для того, чтобы есть, или едим для того, чтобы жить? И что значит жить по-человечески? Мы никогда не ответим на эти вопросы, замкнув человека в пределах биологического приспособления к среде и ее социального преобразования. Есть в нем что-то сверх того, какая-то потенция «третьего рождения» (6). Что же это?

Одно из фундаментальных противоречий человеческого бытия - противоречие между его биологической смертностью и социальной приобщенностью к тому, что в принципе может оказаться бессмертным. За короткий промежуток жизни индивид может впитать в себя память веков и может остаться в веках результатами своей деятельности. Как же не мечтать о бессмертии?

Относительное бессмертие (или продолжительная жизнь) дано только обществу, культуре, человечеству, а не отдельному индивиду. Отсюда рождается мечта о бессмертной душе, остающейся после разложения бренного тела и переселяющейся в другие существа или обретающей вечную жизнь в Боге. Эта мысль нашла отражение в «Исповеди» Л. Толстого, в книге К. Ламонт «Иллюзия бессмертия». Для людей же рационального склада, которые не могут принять на веру воскресение Христа, ближе идея (по крайней мере в пределах нашего опыта и возможностей) отсутствия индивидуального бессмертия (6, с. 190).

Следует ли отсюда вывод, что вечность - что-то внешнее для человека, к чему он может быть причастен только через общество? Такой подход - одно из следствий абстрактного социологизма: «винтик» приобретает значимость лишь через общественную машину в целом или через служение «мозгу» этой машины — «вождю». Однако вечность и бесконечность могут жить и внутри человека, в его душе. Рождение внутреннего духовного мира и есть «третье рождение» человека. Деятельность сознания рождается как необходимость для выработки программ, управляющих трудом и общением. Вместе с тем постоянная внутренняя активность человеческой психики приводит к тому, что возникает новая потребность: мечтать, творить, т. е. жить внутренней, духовной жизнью, которая становится не только обслуживающим средством, но и потребностью. Поиск истины, переживание красоты, следование добру - средства, не просто обеспечивающие выживание, не вторичные по отношению к пользе, а самоценны. Они сущностные характеристики человека разумного, культурного.

Во внутреннем, духовном мире человека отражается весь мир природы и культуры. В этом смысле и называли древние человека «микрокосмом». Духовность и есть жизнь человека как микрокосма. Она дополняет его жизнь как биологического индивида и социальной личности. Духовность человека существует как бы в поле, порождаемом двумя полюсами: уникальностью человеческой индивидуальности и ее самоценностью, с одной стороны, сопричастностью к универсальности, целостности Космоса (природы и культуры) - с другой. Абсолютное преобладание одной противоположности ведет к индивидуализму, эгоцентризму; преобладание другой - к растворению индивидуального в общем (от религиозного до политического).

Понимание человеческой целостности как развивающегося единства трех «ипостасей» - биологической, социальной и духовной - позволяет ответить на вопрос, что значит «жить по-человечески». Это жить не просто бытно, не просто ответственно, не просто духовно, а так, чтобы физическое совершенство, социальная зрелость и внутренняя духовность постоянно взаимодополняли друг друга.

Развивающееся единство должно стать самоцелью в жизни человека и не только ею. Духовность как раз и служит связующим звеном внутреннего мира с миром в целом.

Будучи самым разумным существом, человек становится и самым ответственным не только за свое процветание, но и за судьбы мира, за его становление до уровня ноосферы.

Саморазвитие человеческой целостности через реализацию тенденций саморазвития мира, через свою уникальность, свободу и мировую уникальность - в этом высший смысл человеческой жизни.

При каких же условиях такой смысл может реализоваться? Зависит ли это от внутренней установки самого человека? Не разрушаем ли мы макрокосмос своей необдуманной деятельностью, вмешательством в действие мировых закономерностей?

С позиций идеологии «винтика» человек сам по себе ничего не значит: «единица - ноль». Однако не надо впадать и в другую крайность: «Я отвечаю за все, я все могу!»

Реализация смысла жизни возможна лишь в единой системе «человек — человечество - природа». Диалектика тут такова: человек не может стать духовным (видящим свою свободу не в потребительском произволе, а в органическом единстве с человечеством и природой) без необходимых социальных и природных основ. Человечество и природа в нынешней ситуации не могут сохранить себя без людей с «человеческими качествами», без человека духовного. В то же время между элементами данной цепочки системы неизбежны противоречия.

Если человечество сегодня воспринимается как единый биологический вид, то его социальное, а тем более духовное единство находятся еще в процессе становления. Оно разделено на множество самых разнообразных структурных групп и общностей: нации, классы, профессиональные, политические и региональные группы, семья и др. Интересы этих социальных образований могут быть как общими, так и различными вплоть до противоположных. Конкретный человек непосредственно входит во множество различных общностей, следовательно, его личные и общественные интересы всегда опосредованы групповыми. Тем не менее, человечество в целом - не абстракция, а всегда конкретная цивилизация и совокупность цивилизаций различных уровней. Его единство продиктовано самыми насущными соображениями. Если центробежные силы возобладают над центростремительными, человечеству в целом, а стало быть, и входящим в него группам и отдельным людям грозят нерешенные глобальные проблемы: как избежать войны, сохранить природу, здоровье и культуру? Планетарная общность людей с неизбежностью ведет к социальному и духовному единству человечества, которое ныне является условием его выживания.

Однако, как показывает печальный исторический опыт, искусственное формирование единства к добру не приводит. Необходимо хорошо представлять себе объективные и субъективные основания такого единства. Объективные включают расширение и упрочение хозяйственно-экономических связей различных регионов планеты; совместные усилия в борьбе с экологическим кризисом; возрастание политического единства на пути разоружения и снижения военной опасности; координацию усилий в борьбе с международной преступностью; предотвращение возрастающей опасности идеологических конфликтов, грозящих ликвидацией достигнутого единства в других областях жизни; расширение культурных контактов, интернационализацию культурной жизни в целом. Реализация этих объективных предпосылок требует объединения усилий всех субъектов человеческой деятельности - от народов и государств до отдельной личности.

Ядром субъективной основы единого человечества является новое политическое мышление. Его основной принцип - примат общечеловеческих интересов над групповыми (классовыми, национальными), а главной формой реализации — диалог, т. е. общечеловеческие интересы должны преобладать над интересами отдельных групп и личностей не вообще, не абсолютно, но ровно настолько, насколько между носителями разных интересов и ценностных ориентации может состояться диалог, притом диалог конструктивный, который предполагает стремление к искреннему взаимопониманию и уважение инакомыслия, точки зрения другого (5).

Единство в диалоге становится выше бескомпромиссной борьбы, хотя оно не означает нивелировки, утраты своих позиций, растворения в чужой точке зрения. Общечеловеческие интересы - это не американские, не российские или немецкие, возведенные в абсолют, а такие устремления, сознательно поставленные цели, которые ведут к единому человечеству. А оно в свою очередь должно ассоциироваться скорее с полифоническим оркестром, сохраняющим в своей целостности неповторимость каждого, а не с тоталитарной совокупностью «винтиков» в униформе. Признание уникальности каждого из участников становления единого человечества распространяется на любую социальную группу, на любого отдельного человека при условии, что они не противопоставляют себя этому единству.

Так, интернационализм не исключает отношения к любой нации как самоценности в ее неповторимых культурно-исторических особенностях. Более того, нельзя любить человечество вообще, не будучи способным любить свой народ и конкретного человека.

Национализм и расизм, попирающие достоинство других народов, несовместимы с идеей общечеловеческого единства. Точно так же на «свободу» (в действительности произвол) самовыражения не может претендовать преступник или преступное общество. Гуманизм, лежащий в основе человеческого единства, не означает всепрощения. Гуманное отношение к злу негуманно.

Заключение

Как самостоятельная область науки антропология возникла поздно - в конце XVIII - в начале XIX столетия. Однако наиболее ранние попытки понять место человека в природе, его сходство с другими организмами, его своеобразие, вариации человеческого типа по разным странам, возрастные изменения, объяснить его происхождение являются, по-видимому, столь же древними, как само научное знание вообще.

В соответствии с характеристикой К. Маркса сущности человека как совокупности общественных отношений, он предстает существом социальным. Вместе с тем человек - часть природы. С этой точки зрения люди принадлежат к высшим млекопитающим, образуя особый вид Homo sapiens, а, следовательно, человек оказывается существом биологическим.

Мировоззренческий подход к познанию человека требует рассмотрения его как целостного единства, в котором все стороны взаимодействия выступают как необходимые моменты, а методологический ориентирует на изучение и создание условий для формирования человека как целостности, а не как разрозненной совокупности проекций, отвлеченных начал.

Развивающееся единство должно стать самоцелью в жизни человека и не только ею. Духовность как раз и служит связующим звеном внутреннего мира с миром в целом.

Будучи самым разумным существом, человек становится и самым ответственным не только за свое процветание, но и за судьбы мира, за его становление до уровня ноосферы.

Список литературы

1. Антропология. – М.: Диалог, 2002.

2. Князев В. П. Человек и технология. Киев, 1990.

3. Рогозин В.В. Антропология. – М.: Академия, 2004.

4. Спиркин А.Г. Основы философии: Учебное пособие для вузов. - М.: Политиздат, 1988.

5. Стетт В. С. Философская антропология и философия науки. М., 1992.

6. Тавризян Г. М. Техника. Культура. Человек. М., 1988.

7. Хомутов А.Е. Антропология. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2002.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Контрольная работа по философии

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(22.2 KiB, 49 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!