Проблема истины

ПЛАН

 1. Понятие истины. Истина и оценка.

2. Истина объективная, абсолютная, относительная.

3. Диалектика абсолютной и относительной истины.

4. Практика – как критерий истины.

Выводы

Список литературы.

1. Понятие истины. Истина и оценка.

Истина, на мой взгляд, одна из центральных категорий философской науки. Это идеальное воспроизведение в познании действительности, так как она существует вне и независимо от сознания, от познающего субъекта. Истина - это соответствующее объективной реальности содержание наших знаний. Она представляет собой итог процесса познания, познавательного отражения. Истина находит свое выражение в виде осмысленных утвердительных суждений, соединенных в научную теорию. Всякая научная теория подлежит дальнейшему развитию, а нередко и замене иной, более истинной теорией. В этом смысле истина - итог и одновременно предпосылка развития познания.

Проблема истины (достоверности знаний) сформулирована в древней философии. Аристотель сформулировал концепцию истины. Истина - это соответствие между суждениями и объективным положением дел.

Платон понимал истину как потустороннюю самостоятельную идеальную сущность, совпадающую с миром идей, человеческое знание является истинным лишь в меру сопричастности души этому миру идей.

Фома Аквинский также утверждал, что истинное и ложное существуют не в вещах, а в разуме, что каждая вещь может быть названа истинной соразмерно ее отношению к разуму, от которого она зависит.

У Гегеля аналогичное понимание истины связано с основным принципом его философии, согласно которому идея в своей полноте и конкретности и есть «истина, которая имеет бытие в себе и для себя». Поэтому для него в философском смысле... истина в своем абстрактном выражении вообще означает согласие некоторого содержания с самим собой. Поскольку же полнота этого содержания достигается в результате самодвижения абсолютной идеи, поскольку Гегель формирует свой знаменитый тезис о том, что истину следует понимать не как «отчеканенную монету, которая может быть дана в готовом виде и в таком же виде спрятана в карман», а как процесс диалектического становления знаний в сфере чистого мышления: «...все дело в том, чтобы понять и выразить истинное не как субстанцию, но равным образом и как субъект», то есть как деятельность мышления.

Характерной особенностью объективно-идеалистического понимания истины является рассмотрение ее безотносительно к процессу отражения мира в сознании и истолкование ее не как свойства человеческого знания в его отношении к объекту, а как свойства некой вневременной идеи, объективированной сверхэмпирической реальности.

Субъективные идеалисты, напротив, связывают истину со свойствами и структурой человеческого познания, однако так же безотносительно к отражению в нем внешнего, независимого мира, ибо существование такого мира отрицается. Истина трактуется как «экономия мышления» (Мах), как процесс, ведущий к полезным результатам, «как удобно в образе нашего мышления» (Джеймс), как «идеологическая формулоорганизующая форма человеческого опыта» (Богданов).

Сложности в постижении истины, не разрешимые в философии идеализма, приводят к тому, что эти философы выдвигают учение, открывающее человеку истину посредством озарения. Это направление получило название интуитивизм. Родоначальником его стал Шопенгауэр. Он отрицал правомочности разума и научного познания, но отводил науке второстепенную роль по сравнению с интуицией. Научный поиск базируется на интуиции, значит зависит от нее, подчинен ей. Взгляды Шопенгауэра развил Бергсон. Защищая преимущества интуитивного знания, он ссылался на инстинктивное поведение насекомых (то есть считал инстинкт разновидностью интуиции). Так, маленький навозный жук кладет яйцо у входа в подземную галерею, покрытую определенным видом пчел. Личинка жука долго подстерегает самца пчелы, взбирается на него верхом и катается до тех пор, пока не получит возможность пересесть на самку. Когда последняя снесет яйцо, личинка перебирается сначала на яйцо, потом прогрызает себе дорогу внутрь яйца, обеспечивая себя, таким образом, сразу домом и пропитанием.

Еще более удивительны, отмечает Бергсон, способности так называемых парализаторов. Чтобы накормить свое многочисленное потомство, насекомым-парализаторам нужно запастись большим количеством мяса пауков, жуков, гусениц. Чтобы мясо не портилось, его нужно как-то законсервировать. Насекомые обладают «знаниями» по поводу консервирования. Некоторые осы, например, безошибочно отыскивают нервные узлы паука или гусеницы и делают укол. Жертва парализуется, утрачивает способность к передвижению и тем не менее остается живой. Ее мясо не портится. Теперь можно откладывать яйца в живое тело. Самое интересное то, что насекомые-парализаторы учитывают устройство нервной системы жертвы.

Насекомые, утверждал Бергсон, постигают истину сразу - как только родились. И разуму этого не понять. Разум имеет дело с познанием отношений. На проникновение в суть вещей способен лишь инстинкт. Человеческая техника при всем своем могуществе не способна на то, что легко делает насекомое. Бергсон советует не доверять разуму и больше полагаться на интуицию, которая у человека, уступая в известном смысле интуиции насекомых, все же превосходит его разум, поскольку разум «характеризуется органическим пониманием жизни». Бергсон рассматривал интуицию с точки зрения инстинкта, противостоящего разуму.

Знание всегда содержит в себе сложную систему правил, в том числе и правила прагматические. Это значит, что из определенного вида знаний можно извлечь определенные указания, рекомендации или нормы деятельности. Так, из утверждения «дом стоит на горе» можно вычитать правило: «тот, кто желает попасть в данный дом, должен подняться на данную гору». Если первое утверждение истинно, то правило, точнее его практическое осуществление, позволяет одновременно решить две задачи: подтвердить истинность и достичь цели.

«Истина» и «ложь» - это особые оценки, с помощью которых мы отделяем знания, соответствующие объективной реальности, от несоответствующих ей. Но существуют и другие социально значимые оценки знания. В повседневной, производственной, социальной, политической и т. п. деятельности знания могут оцениваться как «полезные» и как «бесполезные». Причем полезность и истинность знаний совпадают далеко не всегда. Когда один рыбак говорит другому, что надо выходить на рыбалку сразу после восхода солнца, то это практически полезное знание. Однако утверждение, что вращается, Солнце, а не Земля, с точки зрения современной астрономии ложно. Тем не менее, в прагматическом смысле для решения данной задачи это несущественно.

Бывает и так, что истинное знание в конкретной ситуации оказывается совершенно бесполезным. Так, правильный диагноз при отсутствии соответствующих лекарственных средств может оказаться бесполезным для данного больного. Какая-либо истинная теорема, доказанная в высших разделах абстрактной математики, может не найти себе применения в научной или производственной практике, и с этой точки зрения будет также оцениваться как бесполезная. В некоторых ситуациях оценка знаний как полезных и бесполезных может оказаться решающей. Это касается прежде всего некоторых технических и инженерно-производственных проблем. В одних случаях мы можем предпочесть знание, ведущее к более дешевой конструкции (если мы ограничены в средствах), в других — знания, обеспечивающие хотя и более дорогое, но более быстрое решение, если главное - выигрыш во времени.

Связь между истинностью и полезностью знаний непростая и неоднозначная. В этом пункте теория познания должна учитывать реальный социальный и культурный контекст, в котором вырабатываются и используются знания.

2. Истина объективная, абсолютная, относительная.

В структуре знания можно выделить два слоя. Один из них зависит от специфики биологической и социальной организации человека, особенностей его нервной системы, органов восприятия, мозга, способа переработки информации, своеобразия данной культуры, исторической эпохи и языка. Другой зависит от объективной реальности, от специфики явлений и процессов, отражаемых познанием. Эти два слоя находятся в определенном отношении друг к другу. Главным в совокупности вопросов, возникающих в этом свете, является вопрос: можем ли мы выделить в наших знаниях содержание, не зависящее ни от индивидуального человека, ни от человечества, и если можем, то каким образом, как определить меру соответствия этого содержания объективной реальности? Этот вопрос является основным в проблеме истинности знания.

Содержание наших представлений и знаний, не зависящее ни от человека, ни от человечества, называют объективной истиной. Каким же способом можно отделить в наших знаниях то, что не зависит от человека и человечества, от того, что зависит? В истории философии отмечалось наличие двух таких способов. К первому относятся логический анализ знаний и ведущих к нему размышлений. Платон, например, считал, что истинным может быть лишь знание о вечных и неизменных идеях. Но при таком подходе мы отказываем в истинности всем знаниям о материальных изменчивых процессах, знаниям о природе и обществе, ибо эти знания, которые Платон пренебрежительно называл мнениями, не могут быть получены, а тем более проверены путем чистого умозрения и одних лишь логических рассуждении.

Ко второму способу относятся чувственное созерцание, наблюдение. Этого взгляда придерживалось большинство домарксистских материалистов. Однако чувственное восприятие не может дать нам абстрактных знаний, например математических истин, а тем более не может служить средством их проверки, критерием их соответствия действительности. Как, спрашивается, на основе зрительного восприятия установить истинность многомерной (например, пятимерной) геометрии, если реальные физические объекты, доступные зрению и осязанию, трехмерны? К тому же чувственные образы сугубо субъективны. Они зависят от воспринимающего индивида, состояния его нервной системы, условий наблюдения, степени подготовки, социально-культурных факторов и т. д. Именно это дало основание Ф. Бэкону сказать: «Истина — дочь времени», но если так, то это означает, что она лишена объективного содержания, не зависящего от человека и человечества. Поэтому Т. Гоббс пытавшийся в какой-то степени синтезировать бэконианский эмпиризм и картезианский рационализм, предложил другую формулу: истина — дочь разума, подчеркивая этим независимость истины от временных, привходящих обстоятельств.

Итак, истина есть процесс, а не некий одноразовый акт постижения объекта сразу, целиком и в полном объеме. Для характеристики объективной истины как процесса применяются категории абсолютного (выражающей устойчивое, неизменное в явлениях) и относительного (отражающей изменчивое, преходящее).

Объективная истина - это такое содержание наших знаний, которое не зависит ни от человека, ни от человечества. В наших знаниях всегда присутствует элемент, который зависит либо от данного человека, либо от данной социальной группы. Следовательно, надо отметить в наших реальных знаниях такое содержание, которое не зависит от субъективных элементов и поэтому является объективным. Объективная истина, развиваясь, выступает в двух формах: относительной и абсолютной истины.

Абсолютная истина - это полное, безусловное, исчерпывающее совпадение образа с объектом, следовательно, такое знание, которое в границах этого совпадения не может быть опровергнуто или изменено в будущем. Другими словами, объективная истина в полном и завершающем виде является истиной абсолютной. В частном случае, когда истина изменяется со временем, то есть не зависит от условий времени, ее называют вечной истиной.

Относительной истиной называется такое знание, которое, будучи в основном верным отражением действительности, отличается некоторой неполнотой совпадения образа с объектом. Относительная истина есть знание, хотя и верное, но не полное, частичное, приблизительное, ограниченное определенными историческими условиями места и времени.

Относительная и абсолютная истина образуют неразрывное единство. Относительные истины на основе прогресса познания развиваются, все более приближаясь к абсолютной истине как своему пределу. Но и процесс исторического развития познания не только процесс складывания истин относительных в истину абсолютную, но и процесс складывания частных абсолютных истин. Проиллюстрируем сказанное на примере развития физических представлений об атоме и его строении. Сто лет назад физики и химики полагали, что атомы существуют реально и представляют собой нечто вроде неделимых упругих шариков. Данные в таком представлении содержали элементы абсолютной истины. Таково утверждение: «Атомы химических элементов реально существуют». Все последующее развитие физики и химии не отменило этого элемента абсолютной истины. Хотя в этих представлениях была масса заблуждений (упругость, неделимость и т. д.).

Новая картина строения атома была создана в конце XIX века благодаря открытию электронов. Томсоном была создана модель атома, согласно которой он состоит из положительных частиц и отрицательно заряженных электронов. В той относительно истинной картине строения атома появились новые элементы абсолютной истины: «атом состоит из положительно заряженных частиц».

Третий этап развития представления об атоме - модель Резерфорда - Бора, согласно которой атом состоит из атомного ядра и вращающихся вокруг него электронов. В этой модели, в целом более точной, чем предшествующие, имелись элементы абсолютной истины. В настоящее время представления о строении атома основаны на квантовой механике и исследованиях атомного ядра. Теперь известно, что движение электронов вокруг ядра может быть уподоблено движению облака неравномерной плотности, ибо электроны обладают и корпускулярными и волновыми свойствами, а ядро есть система, состоящая из протонов и нейтронов и т. д. Картина атома в сегодняшней физике несравненно более полна и точна, чем в теории Бора, в ней больше элементов абсолютной истины. Но нет сомнения в том, что современная картина атома будет изменяться, уточняться и в ней будут обнаружены новые истины и заблуждения. Относительный и абсолютный моменты в истине неразрывно, диалектически взаимосвязаны: с одной стороны, в относительной истине всегда есть элементы истины абсолютной, с другой стороны, в процессе развития человеческих знаний из истин относительных складывается абсолютная истина.

3. Диалектика абсолютной и относительной истины.

Истинное знание, как и сам объективный мир, развивается по законам диалектики. В средние века люди считали, что Солнце и планеты вращаются вокруг Земли. Было ли это ложью или истиной? То, что человек наблюдал движение светил с единственного «наблюдательного пункта» - Земли, приводило к ложному выводу о том, что Солнце и планеты вращаются вокруг нее. Здесь видна зависимость наших знаний от субъекта познания, но было в данном утверждении и содержание, не зависящее ни от человека, ни от человечества, а именно, знание о том, что светила Солнечной системы движутся. В этом заключалась крупица объективной истины. В учении Коперника утверждалось, что центром нашей планетарной системы является Солнце, а планеты и Земля вращаются вокруг него по концентрическим окружностям. Здесь уже доля объективного содержания была гораздо выше, чем в прежних представлениях, но далеко не все полностью соответствовало объективной реальности, так как для этого не хватало астрономических наблюдений. Кеплер, опираясь на наблюдения своего учителя Тихо Браге, показал, что планеты вращаются вокруг Солнца не по окружностям, а по эллипсам. Это было еще более истинным, еще более верным знанием. Современная астрономия вычислила траектории и законы вращения планет еще точнее. Из данных примеров явствует, что объективная истина исторически развивается. С каждым новым открытием ее полнота возрастает.

Форму выражения объективной истины, зависящую от конкретных исторических условий, характеризующую степень ее точности, строгости и полноты, которая достигнута на данном уровне познания, называют относительной истиной. Таким образом, все развитие человеческого познания, в том числе и науки, есть постоянная смена одних относительных истин другими, более полно и точно выражающими объективную истину. Процесс познания представляет собой все более полное и точное познание объективной истины.

Совершенно полное, точное, всестороннее, исчерпывающее знание о каком-либо явлении называют абсолютной истиной. Можно ли достичь и сформулировать абсолютную истину? Агностики на этот вопрос отвечают отрицательно. В доказательство они ссылаются на то, что в процессе познания мы имеем дело лишь с относительными истинами. Каждая из них, рассуждают они, оказывается со временем не вполне точной и полной, как в примере с Солнечной системой. Следовательно, полное, исчерпывающее знание недостижимо. И чем сложнее то или иное явление, тем труднее достичь абсолютной истины, то есть полного, исчерпывающего знания о нем. И тем не менее абсолютная истина существует; и ее надо понимать как тот предел, ту цель, к которой стремится человеческое познание. Каждая относительная истина - это ступенька, шаг, приближающий нас к этой цели.

Таким образом, относительная и абсолютная истины — это лишь разные уровни, или формы, объективной истины. Наше знание всегда относительно, так как зависит от уровня развития общества, техники, состояния науки и т. д. Чем выше уровень нашего познания, тем полнее мы приближаемся к абсолютной истине. Но процесс этот может длиться бесконечно, ибо на каждом этапе исторического развития мы открываем новые стороны и свойства в окружающем нас мире и создаем о нем все более полные и. точные знания. Этот постоянный процесс перехода от одних относительных форм объективной истины к другим — важнейшее проявление диалектики в процессе познания. Таким образом, каждая относительная истина содержит в себе долю абсолютной. И наоборот: абсолютная истина - это предел бесконечной последовательности истин относительных.

4. Практика – как критерий истины.

Современная теория познания рассматривает вопрос об истинном знании и его критериях как сложную задачу, не имеющую однозначного решения. Однако, как указывают многие исследователи, одним из важнейших критериев истины является практика.

Основу познания составляет практика. Это значит, что весь процесс человеческого познания, начиная с ощущений и кончая научными абстракциями, развивается на основе общественно-практической деятельности, определяется и направляется ее потребностями и успехами.

По своему содержанию и формам практика очень многообразна. Она включает три основных вида деятельности:

1) создание материальных благ;

2) общественно-политическую деятельность;

3) научно-практическую деятельность.

В целом можно сказать, что практика охватывает общественно-историческую деятельность людей во всем многообразии ее форм.

Практическая деятельность людей привела к формированию специфических особенностей человеческого чувственного восприятия и к возникновению высшей формы отражения — абстрактного мышления.

Потребности общественной практики всегда выступают как основа и движущая сила развития познания. Необходимость измерения земельных площадей, емкостей, исчисления времени, торговых расчетов — способствовали развитию математических знаний. Потребности строительства зданий, каналов, плотин, судов, машин и т. д. направляли развитие механики.

Говоря о том, что общественная практика является основой познания, нужно не упускать из виду, что процесс научного познания обладает в то же время относительной самостоятельностью, поэтому его обусловленность практикой имеет сложный опосредованный характер. На каждой ступени познания решаются такие проблемы, которые были подготовлены предшествующим развитием научной мысли. Поэтому было бы ошибкой пытаться выводить те или иные достижения науки из практического опыта и потребностей того или иного исторического момента.

Человеческая мысль всегда имеет дело с совокупностью знаний, полученных от прежних поколений, и с проблемами, поставленными в ходе предшествующего развития науки. Решая эти проблемы, наука может и должна опережать практику и сознательно направлять ее.

Таким образом, практика является началом, исходным пунктом и естественным завершением всякого процесса познания.

Вопрос о том, можно ли отграничить истину от заблуждения, и если можно, то каким именно образом, всегда интересовал познающую мысль. Это и есть вопрос о критерии истины. В истории философии и науки высказывались различные точки зрения на сей счет. Так, Декарт критерием истинных знаний считал их ясность и отчетливость. Фейербах такой критерий искал в чувственных данных («там, где начинается чувственность, кончается всякий спор»). Но оказалось, что ясность и отчетливость мышления - вопрос крайне субъективный, а чувства нередко нас обманывают: видимое движение Солнца вокруг Земли, излом чайной ложки в стакане с водой на ее границе с воздухом и т. п.

В качестве критерия истины выдвигались общезначимость (то, что признается многими людьми); то, что является выгодным, полезным, приводит к успеху - прагматизм; то, что соответствует условному соглашению - конвенционализм; то, во что люди сильно верят; то, что соответствует мнению авторитетов и т. д.

В каждой из приведенных точек зрения о критерии истины содержались отдельные рациональные идеи: важная роль чувственности в постижении истины, требование ясности, простоты и красоты при построении тех или иных форм знания и др. Однако указанные концепции не смогли удовлетворительно решить проблему критерия истины, ибо в его поисках не выходили, как правило, за пределы самого знания.

Диалектико-материалистическая философия соединила всеобщность критерия истины с непосредственной действительностью путем введения в теорию познания общественно-исторической практики. Последняя во всем своем объеме и полноте, а также в целостном историческом развитии (в единстве прошлого, настоящего и будущего) была представлена решающим - в конечном итоге - критерием истины.

Проверка знания «на истину» практикой не есть какой-то одноразовый акт, нечто неизменное или зеркальное сличение, а она есть процесс, то есть носит исторический, диалектический характер. А это значит, что критерий практики одновременно определен и неопределен, абсолютен и относителен. Абсолютен в том смысле, что только развивающаяся практика во всем полноте ее содержания может окончательно доказать какие-либо теоретические или иные положения, В то же время данный критерий относителен, так как сама практика развивается, совершенствуется, наполняется нов им содержанием и потому она не может в каждый данный момент, тотчас и полностью доказать те или иные выводы, полученные в процессе незнания.

Диалектичность практики как критерия истины является объективной основой возникновения и существования иных критериев для проверки истинности знания в различных его формах. В качестве таковых выступают так называемые внеэмпирические, внутринаучные критерии обоснования знания (простота, красота, внутреннее совершенство и т. п.). Важное значение среди них имеют теоретические формы доказательства, логический критерий истины, опосредованно выведенный из практики, производный от нее и потому могущий быть вспомогательным критерием истины. Он дополняет критерий практики как решающий, а не отменяет или заменяет его полностью. В конечном итоге практика и только она может окончательно доказать истинность тех или иных знаний.

В добывании истины, как и в ее проверке, необходимо единство теории и практики, которое есть коренной принцип философской гносеологии. Это такое их диалектическое взаимодействие, в котором все же практика выше, важнее познания, исходный и конечный пункт, основа этого процесса.

Кроме изложенного решения проблемы соотношения заблуждения и истины и критерия истины укажем еще некоторые иные варианты ее решения в современной философии. Так, например, М. Хайдеггер не отвергал привычного, традиционного понимания истины как согласованности высказывания (суждений и др.) с вещью, о которой делается данное высказывание. Причём истина в ее полноте включает в себя неистнну (заблуждение) как свою противоположность, то есть несогласованность, несовпадение высказывания с вещью. Сущность истины, по Хайдеггеру, открывается как свобода человека, поскольку вне последнего не существуют ни та, ни другая противоположность - каждая в своих формах и видах - и именно человек «распоряжается» ими. Неистину Хайдеггер трактует не только как сокрытость (в отличие от открытости истины), но и как поиск: человек всегда находится на пути блужданий. Поэтому заблуждение - это не отдельная ошибка, а господство истории сложных, запутанных способов блуждания. Диапазон заблуждений, по его мнению, очень широк: от обычного проступка, недосмотра или просчета до промахов в важных решениях.

К. Поппер на вопрос: что есть истина? отвечает просто и убедительно: утверждение, суждение или мнение истинно, если, и только если оно соответствует фактам. Однако при этом надо точно оговорить условия для применения предиката «истинно» к данному высказыванию и добиваться более полного соответствия. Тем самым истина объективна и есть важнейший стандарт, регулятив познавательного процесса.

Выводы

И в заключении данной работы хотелось бы подвести некоторые выводы.

Истина, на мой взгляд, одна из центральных категорий философской науки. Истина - это соответствующее объективной реальности содержание наших знаний. Она представляет собой итог процесса познания, познавательного отражения.

Истина» и «ложь» - это особые оценки, с помощью которых мы отделяем знания, соответствующие объективной реальности, от несоответствующих ей.

Объективная истина - это такое содержание наших знаний, которое не зависит ни от человека, ни от человечества. Абсолютная истина - это полное, безусловное, исчерпывающее совпадение образа с объектом, следовательно, такое знание, которое в границах этого совпадения не может быть опровергнуто или изменено в будущем. Относительной истиной называется такое знание, которое, будучи в основном верным отражением действительности, отличается некоторой неполнотой совпадения образа с объектом.

Диалектика относительной и абсолютной истины показывает, что наше познание, стремясь к точному и всестороннему охвату окружающего нас мира, двигаясь по спирали и постоянно разрешая противоречия, все полнее и глубже отражает объективную действительность.

Диалектико-материалистическая философия соединила всеобщность критерия истины с непосредственной действительностью путем введения в теорию познания общественно-исторической практики. Последняя во всем своем объеме и полноте, а также в целостном историческом развитии (в единстве прошлого, настоящего и будущего) была представлена решающим - в конечном итоге - критерием истины.

Список литературы.

1. Введение в философию. Учебник для высших учебных заведений. В 2 т. Т.2. – М.: Политиздат, 1989.

2. История философии: Учебное пособие для вузов / Под ред. А.Н. Волкова. – М.: ПРИОР, 1997.

3. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. – М.: Просвещение, 1984.

4. Радугин А.А. Философия: курс лекций. – М.: Центр, 1998.

5. Философия: курс лекций. / Под ред. В.Л. Калашникова. – М.: Владос, 1998.

6. Философия: Учебное пособие для студентов вузов / Под ред. В.П.Кохановского. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1998.

7. Швырев В.С. Научное познание как деятельность. – М.: Просвещение, 1983.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(17.8 KiB, 37 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!