Проблема авторства Тихого Дона

ПЛАН

Введение
1. История создания романа «Тихий Дон».
2. Проблема авторства в исследования зарубежных и отечественных литературоведов.
Список литературы.

Введение
Шолохов для века XX то же самое, что Пушкин для века XIX. "Тихий Дон" — одна из самых великих  книг XX века не только в русской, но и мировой литературе. Она, как никакая другая, с поразительной глубиной и правдой выразила трагедию самого крупного исторического события века, определившего развитие человеческой истории в XX столетии, - русской революции. В неразрывности, слитности, как это и было в действительной жизни, трагедийного и героического начал, выраженных через драматическую судьбу русского крестьянства, а еще точнее - самого трагичного его слоя — казачества, главное историческое своеобразие и сила романа.
Но "Тихий Дон" трагедиен не только по своей художественной сути и историческому пафосу. Трагедийна его судьба. Трагедийна судьба его автора.
Так случилось, что беспощадные ветры истории с полной безжалостностью прошлись по этой великой книге, нанеся тяжелейший удар М. А. Шолохову.
Дважды — в конце двадцатых годов и на переломе семидесятых — было поставлено под вопрос авторство Михаила Шолохова.
В контрольной работе мы кратко рассмотрим историю создания романа М.А. Шолоховым, уделив больше места в работе рассмотрению различных версий  авторство романа.

1. История создания романа «Тихий Дон».
Первые произведения М.А.Шолохова, объединенные в сборник «Донские рассказы», по мнению автора, являются ученическими. Он предлагает их рассматривать как предысторию «Тихого Дона»
Оценивая свою первую книгу как неудачную попытку написать о родных местах, Шолохов в 1924 году возвращается на Дон с определенным намерением: "Хотелось написать книгу о народе, среди которого родился и который знал. Привлекала задача показать казачество в революции, поход Корнилова на Петроград". Была написана часть романа, которая получила название "Донщина". Михаилу Шолохову в это время исполнилось 20 лет. Так начинался "Тихий Дон".
По утверждению Е. Тамарченко, недостаточно понимать, что роман Шолохова — ни с чем пока не сравнимое по правдивости изображение русской революции и гражданской войны. Необходимо по-иному повернуть всю проблему: правда — тема центральная и определяющая в этом романе. Это книга о смысле и цели человеческой жизни, о ее оправданности.
Роман рождается заново, когда от повествования об участии казачества в контрреволюционном мятеже Корнилова, Шолохов обращается к частным человеческим судьбам, и сердцевиной книги становится трагическая судьба Григория Мелехова.
Процесс работы над произведением довольно длительный: 1925-1940 годы. "Тихий Дон" сначала выходил частями, затем в четырех томах в течение 12 лет (1928-1940). Большой перерыв был между публикацией 3 и 4 тома - 7 лет. Четвертая книга вышла в 1931-1940 годах. Причина перерыва - это и так называемые "чистки" 30-х годов, и возражения некоторых членов Союза писателей и самого Сталина по поводу отдельных политических аспектов романа, и работа над "Поднятой целиной", которая приходится на самое начало 30-х годов...
Казаков изображали и раньше (примечателен опыт Н.В.Гоголя, Л.Н.Толстого), но всегда несколько идеализированно, как особое, привилегированное сословие. Шолохов создаст правдивую, по преимуществу историческую книгу, монументальное полотно о трагическом десятилетии в жизни казачества (1912-1920). Он рассказывает о том, как мировая война, революция и гражданская война исковеркали судьбы этого гордого и свободолюбивого народа и, в конечном счете, привели его под власть Советов.
Источниками "Тихого Дона" были прежде всего периодические издания времен гражданской войны — "Донская волна", "Донские ведомости", "Приазовский край", "Север Дона". Источники книги рассматриваются в работах В.В. Гуры, К.И. Приймы, В.Г.Васильева, Б.В.Соколова.
Во время Великой Отечественной войны в результате бомбежки станицы Вешенской, где был дом Шолохова, был утрачен архив писателя, утеряны были и рукописи 1 и 2 книг романа. Эта утрата, а также некоторые другие факты вызвали к жизни вопрос о том, действительно ли Шолохов – автор  романа «Тихий Дон».

2.Проблема авторства в исследования зарубежных и отечественных литературоведов

Норвежский литературовед Г. Хьетсо писал по поводу обвинений Шолохова в плагиате: "...Обвинение, предъявленное Шолохову, можно считать уникальным: этот автор в такой степени является предметом национальной» гордости, что бросить тень сомнения на подлинность его magnus opus, "Илиады" нашего века, значит совершить деяние, близкое к святотатству"'.
Вся мощь мировых (и отечественных) средств массовой информации была использована, чтобы закрепить это "святотатство" в умах, превратить криминальную версию из гипотезы в якобы научно доказанную реальность.
Главным "научно доказанным" фактом, работающим на эту версию, было отсутствие черновиков, рукописей "Тихого Дона". И - долгое, слишком долгое молчание, замалчивание самой проблемы авторства советским литературоведением.
Одно из обвинений "антишолоховедов" - молодость автора "Тихого Дона", отсутствие у него достаточного образования или стремительность, с которой молодым автором были написаны первые две книги "Тихого Дона".
Нет спору, молодость автора первых двух книг "Тихого Дона" — 22 года — поражает. Но Шолохов уже опубликовал две книги рассказов, в ряде моментов и особенностей предваряющих "Тихий Дон". А главное время революции и гражданской войны многократно ускоряло развитие человеческой личности. Вспомним возраст многих военачальников времен гражданской войны. Вспомним писателей того времени: повесть "Разлив" была опубликована Фадеевым в 22 года, а роман "Разгром" опубликован в 25 лет; Л. Леонов в двадцать с небольшим начал столь мощно, что вызвал изумление современников.
Пушкин, который в 23 года начал писать роман в стихах "Евгений Онегин", Лермонтов, который в 23 года написал свои знаменитые "Смерть поэта" и "Бородино", в 25 лет — "Мцыри", а в 26 — "Героя нашего времени"; Гоголя, который в 22 года написал "Вечера на хуторе близ Диканьки", а в 26 лет — "Миргород". Вспомним Сергея Есенина, который в 21 год опубликовал сборник стихотворений "Радуница", в 23 года -сборник "Сельский часослов" и приобрел широчайшую известность. Можно вспомнить, наконец, гениального французского поэта Артюра Рембо» который завершил свой путь в литературе в возрасте 19 лет.
Второе расхожее рассуждение, с помощью которого пытаются поставить под вопрос авторство М. А. Шолохова, — его образование: неполных 4 класса гимназии. Но вспомним горьковские "университеты". Вспомним Л. Леонова, которого не приняли в университет. Это не помешало Горькому и Леонову, благодаря самообразованию, быть образованнейшими людьми своего времени. Таких примеров десятки, что подтверждает банальнейшая мысль: никакое формальное образование не в силах заменить природный талант.
Третье расхожее суждение, которое будто бы ставит под вопрос авторство М. А. Шолохова, — это тот факт, что ничего другого, равного "Тихому Дону" по уровню гениальности, он так и не смог создать. А Сервантес написал что-то равное "Дон Кихоту"? Гете - равное "Фаусту"? Данте - "Божественной комедии"? Гоголь - "Мертвым душам"?
Расхожие суждения — молодость ли автора "Тихого Дона", отсутствие у него университетского образования, равно как и слухи, надуманные сплетни, версии и не подтвержденные фактами гипотезы не являются достаточной основой для того, чтобы отнять "Тихий Дон" у М. А. Шолохова.
Это прекрасно понимали в 20 — 30-е гг., когда по тем же причинам — молодости автора, недостатка образования — возникли слухи о некоем белогвардейском офицере, будто бы написавшем "Тихий Дон". Была создана представительная писательская комиссия во главе с А. Серафимовичем, куда входили известные писатели. Изучив* представленные М. А. Шолоховым материалы, они пришли к единодушному выводу, обнародованному в "Письме в редакцию" ("Правда", 29 марта 1929 года). Вот этот вывод: "Всякий, даже не искушенный в литературе читатель, знающий изданные ранее произведения Шолохова, может без труда заметить общие для тех его ранних произведений и "Тихого Дона" стилистические особенности, манеру письма, подход к изображению людей. Пролетарские писатели, работающие не один год с т. Шолоховым, знают весь его творческий путь, его работу в течение нескольких лет над "Тихим Доном", материалы, которые он собирал и изучал, работая над романом, черновики его рукописей. Никаких материалов, порочащих работу т. Шолохова, нет и не может быть в указанных выше учреждениях. Их не может быть и ни в каких других учреждениях, потому что материалов таких не существует в природе".
Решение писательской комиссии было вынесено на основании анализа первых двух книг «Тихого Дона». Но после этого вышли еще две книги — в 1931-1932 и в 1940 гг. - ничуть не менее мощные, чем первые две. Какие были основания сомневаться в этих книгах?
И тем не менее в "Энциклопедическом словаре русской литературы с 1917 года" немецкого литературоведа В. Казака, изданном в 1998 году в Лондоне (и переизданном у нас), читаем: "С 1928 года по 1940 под именем Шолохова публиковался роман в 4-х книгах "Тихий Дон"... В 1977 году Солженицын возобновил догадки, существовавшие в конце 20-х гг. о том, что настоящим автором этого романа являлся Федор Крюков, известный казачий офицер, который очевидно не мог публиковаться сам как "белогвардеец". По этим соображениям, только 5% двух первых частей романа и 30% двух последних принадлежали перу Шолохова".
Эти выводы сделаны В. Казаком на основании подсчетов некоего Д* (как позже стало известно, псевдоним И. Н. Медведевой-Томашевской) в книге "Стремя "Тихого Дона", вышедшей,  с предисловием А. И. Солженицына, в издательстве в Париже в 1974 году.
Американский славист, профессор Принстонского университета Г. С. Ермолаев, по происхождению — донской казак, лучший из ныне живущих знатоков творчества М. А. Шолохова, тщательно проанализировав книгу Д* со всеми ее подсчетами, писал в статье "О "Стремени Тихого Дона" в том же 1974 году: "Непомерное количество ошибок и неточностей показывает, что в течение своей работы над "Тихим Доном" Д* не был как следует знаком ни с его текстом, ни с историческими событиями, основные сведения о которых он имел возможность почерпнуть из того же романа. Д*, как сообщает в своем предисловии Солженицын, работал над своей книгой урывками, в неблагоприятных условиях, в последние месяцы тяжелобольным. Тем не менее, главная причина ошибок и неточностей Д* коренится в его исследовательском подходе, который отличается не столько доскональным изучением текста и фактов, сколько игрой фантазии, недоказуемыми догадками и произвольными толкованиями, основанными нередко на ошибочных предпосылках. Тезис о существовании в "Тихом Доне" "авторского" и "соавторского текстов" нельзя считать доказанным".
Вслед за этим группа скандинавских ученых под руководством Г. Хьетсо (в нее входили С. Густавсон, Б. Бекман, С. Гил) в 1975-1982 гг. предприняла, с помощью современных информационных компьютерных технологий, сравнительный анализ прозы Ф. Крюкова, ранних рассказов М. Шолохова и текста "Тихого Дона" и "Поднятой целины", результаты которого опубликовала в книге "Кто написал "Тихий Дон"? (Проблема авторства "Тихого Дона")", напечатав ее вначале в Норвегии, а потом в Москве. Приведем, в сокращении, "Заключение" исследования: "Автор, обвиненный в плагиате, рискует быть осужденным и понести наказание. В уголовных процессах, однако, бремя доказательств возложено на обвинение... Отдавая себе отчет в том, что было бы несостоятельно сомневаться в авторстве Шолохова без указания на нового претендента, безымянный советский критик предлагает гипотезу, согласно которой основная масса романа написана Федором Крюковым. Эта гипотеза теперь проверена посредством количественного анализа и данными электронной обработки. Следует признать, что не все параметры, исследованные в этой работе, обладают одинаковой различительной способностью. Но все они обнаружили единую тенденцию. А именно: что Крюков совершенно отличен от Шолохова по своему творчеству, и что Шолохов пишет поразительно похоже на автора "Тихого Дона". Между прочим, в некоторых случаях применение математической статистики позволяет нам исключить возможность того, что роман написан Крюковым, тогда как авторство Шолохова исключить невозможно".
Для человека, обладающего минимальным языковым слухом, элементарным литературным вкусом, "Тихий Дон" и рассказы Ф. Крюкова - совершенно не сочетаемые миры, "Тихий Дон" отмечен "помазаньем Божьим", помазаньем таланта, точнее — гениальности, при полном отсутствии такого "помазанья" у претендента на авторство этого воистину великого произведения.
Достаточно, казалось бы, прочитать рассказы и очерки Ф. Крюкова, сопоставить его рациональные, описательные тексты, скованную, "зажатую" творческую манеру бытописателя и очеркиста с буйством красок, чувствований, половодьем страстей, наконец, духовным и историческим масштабом "Тихого Дона", чтобы понять всю искусственность, бездоказательность предположения, будто Крюков мог написать "Тихий Дон".
Но художественный вкус и языковой слух — вещь достаточно субъективная. Вот почему сразу же после выхода на Западе книги Д* "Стремя "Тихого Дона" и появились - также на Западе - две процитированные выше работы, опровергающие точку зрения Д*.
После публикации работ Г. Ермолаева и скандинавских исследователей, после опубликования очерков и рассказов самого Ф. Крюкова, что позволило широкому читателю воочию соотнести, сопоставить язык, манеру, стиль М. А. Шолохова и Ф. Крюкова, казалось бы, вопрос об авторстве "Тихого Дона" был решен.
Но появляются все новые и новые работы "антишолоховедов" - в Израиле, Германии, России, - цель которых во что бы то ни стало лишить М. Шолохова права на авторство "Тихого Дона". При этом аргументы и все новые и новые претенденты на "Тихий Дон" выдвигаются подчас просто фантастические. Эти аргументы черпаются, как правило, из домыслов, слухов и предположений, а также из препарирования печатного текста "Тихого Дона", поскольку главной основы, находящейся в фундаменте проблемы, — авторской рукописи романа, по убеждению "антишолоховедов", не существует в природе.
Главным аргументом "антишолоховедения" всегда было отсутствие рукописи. "А тут еще не хранятся ни в одном архиве, никому никогда не предъявлены, не показаны черновики и рукописи романа... В 1942 году, когда фронт подошел к станице Вешенской, Шолохов, как первый человек в районе, мог получить транспорт для эвакуации своего драгоценного архива предпочтительнее самого райкома партии. Но по странному равнодушию это не было сделано. И весь архив, нам говорят теперь, погиб при обстреле" (А. Солженицын).
"Антишолоховед" из Израиля Зеев Бар-Селла (в прошлом, до эмиграции в Израиль, как сообщает он в своей статье "Арафат и Шолохов", — студент МГУ, но "выгнали за любовь к сионизму"), пожалуй, наиболее агрессивный в нападках на Шолохова из всех "антишолоховедов", посвятил целую статью "Рукописи не бомбят!" в приложении к газете "Вести" (Тель-Авив) "Окна" доказательству недоказуемого: будто бы никакого архива с шолоховскими рукописями "Тихого Дона" не существовало в природе, а в том ящике, который пропал в райотделе НКВД, "лежало спрятанное Шолоховым шолоховское золото и бриллианты"8, будто бы прихваченные работниками НКВД, чем и объясняется пропажа ящика.
"А Шолохов? А что Шолохов? - ерничает "антишолоховед" из Тель-Авива, - ведь не мог же он признаться, что думал перехитрить НКВД, а чекисты оказались хитрее... Впрочем, Шолохов постарался извлечь из утраты максимальную пользу, заявив в 1942 году, что рукописи "Тихого Дона" погибли в полном составе. Без улик оно спокойнее".
Вот на каком уровне ведет борьбу с Шолоховым современное "антишолоховедение". Эта борьба не имеет никакого отношения к науке.
Кому только не были готовы "антишолоховеды" отдать авторство "Тихого Дона": не только казачьему писателю Ф. Д. Крюкову, чей "заветный сундучок" с рукописями будто бы оказался в руках тестя М. А. Шолохова, но и самому этому тестю, бывшему станичному атаману, к литературе не имевшему никакого отношения, и ныне напрочь забытому петербургскому литератору С. Голоушеву, только потому, что тот написал когда-то очерк о "Тихом Доне", и некоему безвестному "литературному рабу" (!), сидевшему в подвале дома тестя М. Шолохова и кропавшему там "Тихий Дон"; наконец, даже А. Серафимовичу, который как раз и ввел молодого Шолохова в литературу.
Возникла целая библиотека работ, опровергающих авторство М. А. Шолохова и приписывающих "Тихий Дон" тому, другому, третьему, пока не обнаруженному литератору, кому угодно, только не М. А. Шолохову. Это не только "Стремя "Тихого Дона" И. Медведевой-Томашевской с предисловием А. И. Солженицына (Париж), или книга Р. Медведева "Кто написал "Тихий Дон" (Париж-Лондон), но и работа уже называвшегося нами израильского литератора Зеева Бар-Селлы, именуемая ни больше ни меньше как "Текстология преступления"; публикации "Судьба романов" М. Мезенцева (Самара), А. Г. Макарова и С. Э. Макаровой "К истокам "Тихого Дона", (Самара), опубликованные поначалу в журнале "Новый мир" и др.
Некоторые из них просто анекдотичны. Вот как характеризует, к примеру, изыскания М. Мезенцева в книжке "Судьба романов. Молодой Шолохов" о будто бы найденных им совпадениях в прозе Крюкова и "Тихом Доне" рецензент "Независимой газеты" Д. Мраморнов: О "совпадениях" говорить не приходится, ибо их на самом деле нет, реминисценции маловыразительны, а в некоторых случаях курьезны, как, например, следующие: "...в романе идет характеристика Лизы Моховой: "Очень уж убогий у нее умственный пожиток, в остальном она любого научит". Отец Лизы думает о ней: "Простая... недалекая девка".
21 февраля 1903 года Крюков записывает в дневнике о своей знакомой: "Она кажется недалекой, но по-своему хитра, физически красива".
Дальнейшая характеристика Лизы в романе: "С каждым годом она становится нетерпимей. С нею вчера был нервный припадок...".
Характеристика еще одной женщины в дневнике Крюкова: "...нервный румянец на щеках... Она довольно умна... но хитрость ее прозрачна и нервна..."
О Лизе Моховой в, романе: "...Она дьявольски красива. Она гордится совершенством форм своего тела..."
Запись в дневнике Крюкова о своих женщинах: "...Она высока, тонка, очень красива, даже картинно красива... Она осознает свою силу".
"Если такие характеристики женщин, как "недалекая", "нервная", "красивая", "гордившаяся совершенством своего тела", "сознающая свою силу", по мнению Мезенцева, способны идентифицировать стиль того или иного писателя, такого писателя, считай, нет, а есть общее место", - замечает рецензент.
Таков уровень "научности" этой антишолоховской книжки, которая вызвала у рецензента "Независимой газеты" справедливое недоумение и иронию. В этой рецензии, принадлежащей перу абсолютно объективному и напечатанной в достаточно объективной "Независимой газете", дается следующая оценка изысканиям, доказывающим возможное авторство Крюкова: "Что же Шолохов мог списать у Крюкова, бытописателя уже минувшей к тому времени эпохи "Тихого Дона"? Теоретически мог по книге Крюкова написать первую книгу эпопеи, там дан дореволюционный быт донских казаков (однако достаточно ясно, что и первая книга выдержана в другой, нежели у Крюкова, стилистике). Со страшно большой натяжкой Крюков мог дать Шолохову кое-какой материал для второй книги. Но и это практически невероятно. Крюков описал войну (см., например, рассказ "Сестра Ольшвангер") и революцию совершенно иначе, и был настолько захвачен водоворотом революционных событий на Дону, что едва успевал написать свою очеркистику на сугубо местном материале. К Верхнедонскому восстанию он никакого отношения не имел, и, следовательно, третья книга "Тихого Дона" (на мой взгляд, самая сильная) у Крюкова не могла родиться даже вчерне. Не будем забывать, что Крюков во время гражданской войны был лишен возможности кабинетной работы, едва успевал справляться с общественными поручениями, редактировал "Донские ведомости", много времени проводил на театре военных действий и участвовал в них. Его болезнь и смерть на Кубани в феврале 1920 года естественным образом не могла сделать его летописцем последних месяцев отступления Донской армии, чему в "Тихом Доне" уделено немало выразительных страниц".

Страниц: 1 2
Комментарии к записи "Проблема авторства Тихого Дона"
Оставить комментарий
  1. Вадим,своей статьёй, того не желая, окончательно и бесповоротно нас убедили, что Шолохов не является автором "Тихого дона". И почему зациклились на Крюкове. Есть другая, более правдоподобная версия. Смешно, когда утверждается, что Крюков не мог а вот Шолохов тогдашний мог.

  2. Читатели видят, что не мог Михаил Шолохов написать этот выдающийся роман. Для этого не надо быть большим аналитиком, чтоб видеть несоответствие биографии... Отсюда и появилось множество версий, от вполне приемлимых, до абсолютно бредовых.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!