Понятие и начало уголовного преследования

В истории России уголовное преследование как научное и нормативное правовое понятие было известно ещё до советского периода. Появлению термина «уголовное преследование» предшествовал термин «судебное преследование», который был закреплён в статьях 1, 2, 17, 18 Устава уголовного судопроизводства России 1864 года[1].

В советский период законодательно этот термин определен не был. Лишь в ст. 9 УПК РСФСР 1922 г. указывалось, что прокуратура обязана возбуждать уголовное преследование перед судебными и следственными органами по всякому совершившемуся и подлежащему наказанию преступлению. В дальнейшем законодатель постепенно отказался от использования понятия «уголовное преследование», а возбуждение уголовного преследования заменено на возбуждение уголовного дела.

Впервые в официальных документах об уголовном преследовании было заявлено в Концепции судебной реформы в РСФСР 1991 г. как о доминирующей деятельности прокуратуры.

В связи с реформой современного уголовного судопроизводства данный термин вновь оказался востребованным, поскольку имел не только теоретическое, но и практическое значение – отражал характер и указывал направление деятельности стороны обвинения.

Не случайно термин «уголовное преследование» широко распространён в российском законодательстве. Так, Федеральный закон от 17.01.1992 г. № 2202-1 (ред. от 07.02.2011 г.) «О прокуратуре Российской Федерации» назвал «уголовное преследование» в числе полномочий, осуществляемых прокуратурой РФ (п. 6 ч. 2 ст. 1) [2]. Уголовный кодекс Российской Федерации использует рассматриваемое словосочетание в примечании 2 и 3 к ст. 201.

К термину «уголовное преследование» законодатель обращается для его нормативного правового регулирования в сфере уголовного судопроизводства.

Основополагающими статьями по уголовному преследованию признаются статьи 20–28 главы 3 УПК РФ. Глава 3 УПК РФ «Уголовное преследование» определяет общие правила уголовного преследования, которые конкретизированы в специальных нормах УПК РФ. Действующий УПК РФ включил и дал нормативное определение уголовного преследования в п. 55 ст. 5.

Уголовное преследование представляет собой многозначное понятие. С лексической точки зрения первая часть исследуемого понятия – «уголовное» произошла от древнерусского понятия «уголовить» – отвечать головой, укорить на голову, лишить головы, что издревле означало в русском языке «наказать» и являлось символом кары за совершение преступления. Поэтому понятие «уголовный» в русском языке определяет смысл словосочетания, как относящегося к преступлению[3].

Слово «преследование» произошло от глагола «преследовать», который имеет следующие значения: 1) следовать, гнаться за кем-либо с целью поимки, уничтожения; 2) неотступно следовать за кем-либо (перен.); 3) не оставлять в покое, мучить (о мысли, чувстве, воспоминании) (перен.); 4) подвергать чему-нибудь неприятному, донимать чем-нибудь (перен.); 5) угнетать, притеснять, подвергать гонениям[4].

В своём смысловом обобщающем значении уголовное преследование означает «идти по следу», неотступно следовать за лицом, совершившим преступление, с целью его поимки, привлечения к уголовной ответственности, осуждения и справедливого наказания.

Уголовное преследование шире понятия «обвинение». По смыслу ч. 1 ст. 20 УПК РФ обвинение – составная часть уголовного преследования.

Уголовное преследование является движущей силой уголовного судопроизводства и средством реализации назначения уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 6 УПК РФ). Исключительно через эту деятельность и посредством её осуществления реализуется функция обвинения.

Назначение уголовного преследования – осуществление функции обвинения.

Сущность уголовного преследования заключается в деятельности и правоотношениях по осуществлению функции обвинения.

В пункте 55 ст. 5 УПК РФ уголовное преследование трактуется как процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления. Приведенное определение устанавливает следующие признаки уголовного преследования:

а) это уголовно-процессуальная деятельность, которая  происходит только в рамках уголовно-процессуального законодательства;

б) осуществляется субъектами стороны обвинения, т. е. прокурором, следователем, руководителем следственного органа, органом дознания, дознавателем, при участии потерпевшего, его законного представителя, гражданского истца и его представителя;

в) имеет собственные цели.

Цели уголовного преследования:

1)обнаружение достаточных данных о признаках преступления, указывающих на наличие события преступления и на лиц (лицо), подозреваемых в совершении преступления; наличие данной цели предусмотрено в ч. 2 ст. 21 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 2 ст. 140 УПК РФ;

2) изобличение подозреваемого, обвиняемого (подсудимого) в совершении преступления; наличие такой цели предусмотрено п. 55 ст. 5 УПК РФ. Изобличение – это порядок деятельности по доказыванию события преступления и участия лица в его совершении, описания преступных действий, вменения их в вину путём формулировки обвинения со ссылкой на пункт, часть, статью УК РФ, а также опровержение доказательств и доводов защиты;

3)поддержание обвинения в суде; наличие данной цели предусмотрено ч. 1 ст. 20 УПК РФ;

4) обеспечение неотвратимости уголовной ответственности. Наличие данной цели объясняется практическим значением уголовного преследования для обеспечения реализации уголовной ответственности виновных лиц и их осуждения;

5) назначение виновному справедливого наказания. Наличие данной цели необязательно, поскольку в соответствии с пп. 2, 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ итогом процессуальной деятельности стороны обвинения может быть обвинительный приговор без назначения наказания или с освобождением лица от отбывания наказания;

6) профилактика преступлений.

Уголовное преследование для достижения не предусмотренных в УПК РФ целей не допускается.

Уголовное преследование в досудебных стадиях осуществляется только в отношении подозреваемого или обвиняемого, а в судебных стадиях – в отношении подсудимого, осуждённого. Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в Постановлении от 27.06.2000 г. № 11-П[5], а также в его последующих решениях понятие «подозреваемый» должно толковаться в конституционно-правовом, а не в уголовно-процессуальном смысле ст. 46 УПК РФ[6]. В конституционно-правовом смысле подозреваемый – лицо, в отношении которого применяются меры, предпринимаемые в целях его изобличения и получения данных, свидетельствующих о причастности к совершённому преступлению.

В практической деятельности наиболее часто выявляются случаи уголовного преследования невиновных или непричастных к совершению преступления лиц.  Уголовное преследование заведомо невиновных лиц не только незаконно, но и аморально, как правило, сопровождается совершением должностных преступлений и преступлений против правосудия. Примером может служить уголовное дело по обвинению группы офицеров УФСКН в привлечении к уголовной ответственности невиновных лиц. В период с апреля по июнь 2010 г. два оперуполномоченных Димитровградского межрайонного отдела УФСКН по Ульяновской области, желая улучшить показатели по работе и незаконно обогатиться, занимались фальсификацией результатов оперативно-разыскной деятельности. Они вносили в официальные документы подложные сведения о причастности граждан к незаконному хранению и сбыту героина, марихуаны и запрещённой курительной смеси JWH-118 («спайс»). На их основании старший следователь следственного отдела УФСКН возбуждал уголовные дела в отношении заведомо невиновных лиц, по которым избирал меру пресечения в виде заключения под стражу. Используя сфабрикованные доказательства, члены преступной группы вымогали у родственников арестованных денежные средства за освобождение подследственных от уголовной ответственности. В настоящее время уголовное дело направлено в Ульяновский областной суд для рассмотрения по существу[7].

Уголовное преследование нельзя использовать как средство воздействия на граждан в целях получения «правдивых» показаний и мнимого увеличения показателей раскрываемости преступлений. Примером может служить случай в Ставропольском крае. В 2003 году без вести пропала Татьяна Медкова. Сотрудники правоохранительных органов обвинили в убийстве её брата – Дмитрия Медкова. Они заставили Медкова признаться в том, что он сначала убил свою сестру, а потом расчленил её тело и сжёг. В результате использования явки с повинной и недостоверных доказательств Дмитрий Медков был незаконно привлечён к уголовной ответственности за убийство своей сестры, а затем направлен на принудительное лечение в психиатрический стационар. В 2006 году сестра Дмитрия нашлась, она написала письмо своей матери о том, что живёт в Дагестане, вышла замуж и родила сына. В 2007 году Дмитрий Медков реабилитирован и ему выплачена денежная компенсация в размере 500 тыс. рублей[8].

На практике, вопреки УПК РФ, имеют место уголовные преследования для разрешения гражданско-правовых споров между гражданами. Так, в 2007 году руководитель Ставропольской коммерческой организации Галина Козлова заключила договор купли-продажи, но не успела выполнить договор в срок, сделав только предоплату. Продавец подал заявление о мошенничестве в местный отдел внутренних дел. В ОВД возбудили уголовное дело, Галину Козлову задержали на 48 часов, провели обыск в её доме и наложили арест на имущество. Однако в суде уголовное дело прекратили. Свое решение судья мотивировал тем, что в действиях Козловой нет состава преступления – обязательства по договору относятся к гражданско-правовым отношениям, вопросы такого характера должны решаться в гражданско-правовом порядке, а не через органы уголовного преследования. Из российской казны Г. Козловой выплатили 159 тысяч рублей компенсации за незаконное уголовное преследование[9].

В связи с распространением подобных случаев Президент РФ предупредил о невмешательстве сотрудников органов следствия и дознания в гражданско-правовые споры между гражданами[10].

Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ, утверждённый приказом МВД РФ от 24.12.2008 г. № 1138, в ч. 6 ст. 9 считает недопустимым поспешность в принятии решений, пренебрежение процессуальными и моральными нормами, использование средств, не соответствующих требованиям закона.

Достижение конечной цели уголовного преследования предполагает решение определенного круга задач:

1)       определение предмета доказывания, позволяющего установить общественно опасное деяние и квалифицировать деяние по соответствующей статье Особенной части УК РФ;

2)       формирование допустимых и проверенных доказательств обвинения;

3)       формирование обвинения;

4)       принятие обеспечительных мер (меры принуждения, меры безопасности, гражданский иск);

5)       выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления, и предупреждение преступлений (профилактическая задача);

6)       обеспечение реализации прав лиц, вовлеченных в процесс;

7)       отказ от  незаконного или необоснованного уголовного преследования, его прекращение.

Основанием уголовного преследования являются достаточные данные о признаках преступления,  указывающие на наличие события преступления и свидетельствующие о виновности подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осуждённого в подготавливаемом, совершаемом или совершённом преступлении.

Поводами для начала уголовного преследования являются источники сведений о признаках преступления,  указывающие на наличие события преступления и свидетельствующие о причастности лица в подготавливаемом, совершаемом или совершённом преступлении.

Уголовное преследование осуществляется в досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства. Уголовное преследование в досудебных стадиях состоит в установлении и доказывании события преступления, лица, его совершившего, и вины в порядке, установленном УПК РФ, подготовке обоснованного обвинения в целях изобличения. Уголовное преследование в судебных стадиях состоит в поддержании выдвинутого обвинения в целях окончательного изобличения, осуждения и наказания подсудимого.

Итак, уголовное преследование представляет собой уголовно-процессуальную деятельность по осуществлению функции обвинения, состоящую из доказывания виновности подозреваемого в совершении преступления с последующим привлечением к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, поддержания обвинения в суде в целях осуждения и справедливого наказания подсудимого.

Доказывание виновности связано с выявлением иного объема данных, чем доказывание вины. Применительно к виновности подлежит установлению событие преступления, лицо, его совершившее, наличие в его действиях вины[11].

От уголовного преследования следует отличать иную деятельность, осуществляемую стороной обвинения. В соответствии со ст. 73 УПК РФ следователь, дознаватель, иное должностное лицо, ведущее производство по уголовному делу, обязано устанавливать обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; обстоятельства, смягчающие наказание; обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. Указанная деятельность не относится к уголовному преследованию, она осуществляется в рамках реализации такого назначения уголовного судопроизводства, как защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Анализ п. 55 ст. 5, ч. 2 ст. 21 УПК РФ даёт основания выделить четыре начала осуществления уголовного преследования. Первое начало уголовного преследования – с момента, когда прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель обнаруживают признаки преступления; очевидно, это происходит после надлежащего процессуального оформления сообщения о преступлении и его регистрации в порядке ст.ст. 141, 142, 143, 144 УПК РФ. Второе начало – с момента принятия предусмотренных УПК РФ мер по установлению события преступления; очевидно, это начинает происходить уже при проверке поступившего сообщения о преступлении в порядке ст. 144 и при производстве следственных действий до возбуждения уголовного дела в порядке ч. 2 ст. 176, ч. 4 ст. 178, ч. 1 ст. 179 УПК РФ.  Третье начало – с момента начала изобличения лица или лиц, виновных в совершении преступления. Согласно п. 55 ст. 5 УПК РФ во взаимосвязи со ст. 21 УПК РФ под лицом (лицами), виновным в совершении преступления следует понимать подозреваемого, обвиняемого. Очевидно, уголовное преследование начинается с момента признания лица подозреваемым в порядке п. 1 ч. 1 ст. 46, ст. 91, ст. 100, ст. 2231 УПК РФ или обвиняемым в порядке ст. 171 УПК РФ.  Четвёртое начало уголовного преследования – с момента совершения преступления (при исчислении срока давности уголовного преследования по п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и ст. 78 УК РФ).

Приведённые нормы УПК РФ и УК РФ образуют своеобразную «вилку», позволяющую в теории и на практике балансировать и произвольно подменять одно начало уголовного преследования другим. Такое положение дел придаёт началу уголовного преследования неопределённый и противоречивый характер.

Относительно момента начала уголовного преследования практические работники также разделены во мнениях. Так, помощники прокуроров определяют начальный момент уголовного преследования:

а) с момента возбуждения уголовного дела – 38 %;

б) с момента возбуждения уголовного дела в отношении установленного лица – 50 %;

в) с момента избрания меры пресечения до предъявления обвинения или задержания лица в порядке ст. ст. 91 - 92 УПК РФ – 2 %;

г) с момента привлечения лица в качестве обвиняемого – 1 %;

д) с момента утверждения обвинительного заключения – 1 %;

е) с момента появления в уголовном деле подозреваемого – 4 %;

ж) с момента появления в уголовном деле обвиняемого – 2 %;

з) предпочли не отвечать на поставленный вопрос – 2 %.

Среди следователей получены следующие ответы, определяющие начальный момент уголовного преследования:

а) момент возбуждения уголовного дела – 40 %;

б) момент возбуждения уголовного дела против установленного лица – 60 %.

Начало уголовного преследование нельзя сводить к началу установления события преступления, поскольку наступление опасного события не означает, что оно возникло в результате противоправного деяния человека. Например, обнаруженный на месте происшествия труп человека, смерть которого наступила от старости (естественных причин), влечёт отказ в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия события преступления (п. 1 ст. 24 УПК РФ).

Моментом возникновения уголовного преследования следует считать обоснованное начало действий следователя, органа дознания, дознавателя по установлению личности совершившего преступление, а равно получению данных, свидетельствующих о его причастности к совершённому преступлению.

В зависимости от конкретного преступления, начало данных действий может быть как в стадии возбуждения уголовного дела, так и в стадии предварительного расследования.

Прежде чем начать уголовное преследование в стадии возбуждения уголовного дела, необходимо чтобы в сообщении о преступлении, иных источниках содержались сведения, дающие основания подозревать конкретное лицо.

В рамках стадии возбуждения уголовного дела уголовное преследование начинается путём производства освидетельствования лица, в отношении которого есть сообщение о готовящемся или совершённом им преступлении, или фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

В настоящее время правоприменительная практика и реальное положение дел всё больше убеждают о существовании фактического уголовного преследования, момент начала которого определяется началом выполнения действий, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность лица. На это, в частности, указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 июня 2000 г. № 11-П[12], что под уголовным преследованием следует понимать любые меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность лица.

Согласно указанному документу Конституционного Суда РФ, факт начала уголовного преследования подтверждается: 1) актом о возбуждении в отношении лица уголовного дела; 2) проведением в отношении лица следственных действий, направленных на выявление уличающих лицо фактов и обстоятельств(обыск, опознание, допрос, назначение судебной экспертизы и др.);3) иными мерами, предпринимаемыми в целях изобличения лица или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого; применением мер уголовно-процессуального принуждения; фактическим задержанием лица в соответствии с п. 15 ст. 5 УПК РФ; дачей следователем или дознавателем поручения органу дознания для проведения оперативно-разыскных мероприятий в целях установления по имеющимся следам и иным данным лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого или обвиняемого; преследованием «по горячим следам» и др.).

В п. 6 ч. 4 ст. 56, ч. 11 ст. 182, ч. 6 ст. 192 УПК РФ законодатель предусмотрел момент начала осуществления уголовного преследования при очной ставке, допросе лица в качестве свидетеля, а также в отношении лица, в помещении или жилище которого производится обыск, выемка.

Уголовное преследование не может выходить за пределы уголовно-процессуальной деятельности, поскольку реализуется только в рамках уголовно-процессуальной формы и уголовно-процессуальных отношений. Оперативно-разыскная деятельность в рамках реализации Федерального закона от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ (ред. от 28.12.2010 г.) «Об оперативно-розыскной деятельности»[13] и деятельность полиции в рамках реализации Федерального закона от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ (ред. от 01.07.2011 г.) «О полиции»[14] (далее – ФЗ «О полиции») сами по себе не могут быть отнесены к уголовному преследованию.

В то же время начало уголовного преследования возможно на стыке или при взаимодействии оперативно-разыскной и уголовно-процессуальной деятельности должностных лиц, сотрудников полиции в связи с исполнениями полномочий по осуществлению уголовного преследования в статусе органа дознания или дознавателя. Некоторые решения и действия должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, связаны с началом осуществления уголовного преследования. Например, при реализации данных оперативно-разыскных мероприятий для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица[15], при осуществлении разыскных мер для установления лица, подозреваемого в совершении преступления, при преследовании и задержании лиц, подозреваемых в совершении преступления по правилам ФЗ «О полиции».

Уголовное преследование лиц по некоторым категориям преступлений (получение взяток, вымогательство, сбыт наркотиков, оружия, организация преступного сообщества и др.) вообще невозможно без сочетания оперативно-разыскных мероприятий и следственных действий. Эта связь наглядно проявляется в ходе тактической операции по установлению факта взяточничества, его документирования и задержания взяткополучателя с поличным, в результате чего возбуждается до 90 % уголовных дел данного вида[16].

УПК РФ в ч. 1 ст. 20 разрешает осуществлять уголовное преследование в частном порядке. Особенность частного уголовного преследования состоит в том, что изобличение лиц в совершённых преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 УК РФ, осуществляется без производства предварительного расследования.  Потерпевший, его законный представитель с помощью приглашённых адвокатов или частных детективов начинают уголовное преследование с момента подачи в порядке ст. 318 УПК РФ заявления в мировой суд, так как с подачей заявления возникают уголовно-процессуальные отношения, порождающие уголовно-процессуальную деятельность.

Заявление потерпевшего по делу частного обвинения имеет значение обвинительного акта, с принесения которого начинается и в рамках которого осуществляется уголовное преследование. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, заявление потерпевшего признается исключительным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения и вручается подсудимому в качестве обвинительного акта для подготовки защиты в судебном заседании[17].

УПК РФ в ч. 1 ст. 20 называет только лишь один этап изобличения  – обвинение в суде.  Остальные этапы изобличения определяются практикой обвинительной деятельности дознавателей, следователей, прокуроров.

По различным основаниям могут быть выделены следующие этапы уголовного преследования:

1) в зависимости от стадии уголовного судопроизводства:

- возбуждение уголовного преследования;

- уголовное преследование на стадии предварительного следствия;

- уголовное преследование в суде[18];

2) в зависимости от действия и решения:

- действия по обнаружению преступлений;

- возбуждение уголовного дела;

- собирание обвинительных доказательств в отношении конкретного лица;

- формулирование и предъявление обвинения;

- применение любого вида процессуального принуждения;

- составление обвинительного заключения;

- поддержание обвинения в судебных инстанциях[19];

3) в зависимости от действия и решения в отношении лица:

- возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица;

- производство следственных действий, направленных на собирание в отношении конкретного лица обвинительных доказательств;

- выдвижение в отношении конкретного лица подозрения в совершении преступления;

- формулирование и предъявление обвинения в преступлении;

- производство следственных действий, направленных на доказывание выдвинутого обвинения;

- направление дела в суд с обвинительным заключением;

- поддержание обвинения перед судом[20];

4) на основании дифференциации уголовного судопроизводства:

а) уголовное преследование в досудебном производстве:

- первый этап – «неперсонифицированный»: с момента возникновения уголовного преследования до появления подозреваемого;

- второй этап – «персонифицированный»: подозреваемый – обвиняемый;

- третий этап – окончание уголовного преследования в досудебном производстве: составление обвинительного заключения и направление материалов дела прокурору; прекращение уголовного дела; прекращение уголовного преследования[21];

б) уголовное преследование в судебном производстве:

- осуществление государственного обвинения в суде 1-й инстанции, которая состоит из четырёх звеньев: получение в подготовительной части судебного заседания полномочий стороны обвинения; изложение содержания обвинения в начале судебного следствия; обоснование изложенного обвинения и участие в исследовании доказательств; завершается государственное обвинение обвинительной речью в судебных прениях сторон (с высказыванием при необходимости реплики по результатам произнесенных речей всеми участниками прений) или мотивированным отказом от обвинения полностью или в части;

- поддержание обвинения на стадиях производства уголовных дел в апелляционном, кассационном, надзорном порядках, а также ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств[22];

5) в зависимости от содержания изобличения:

- начало уголовного преследования (начало действий следователя, органа дознания, дознавателя по установлению личности совершившего преступление, а равно получению данных, свидетельствующих о его причастности к совершённому преступлению);

- возбуждение уголовного преследования (описание в постановлении о возбуждении уголовного дела деяния, содержащего признаки преступления с указанием лица, его совершившего);

- доказывание причастности лица к совершённому преступлению (сопровождается процессуальными действиями, направленными на выявление и закрепление уличающих лицо фактов и обстоятельств (допрос, осмотр, обыск и др.);

- обоснование подозрения и принятие решения, предусмотренных ч. 1 ст. 46 УПК РФ;

- формирование обвинения;

- выдвижение обвинения: составление постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого по правилам ст. 171 УПК РФ; предъявление обвинения в порядке ст. 172 УПК РФ;

- собирание, проверка и оценка доказательств обвинения, подтверждающих обвинение и опровергающих доказательства и доводы защиты;

- изменение, дополнение обвинения;

- составление обвинительного заключения (при производстве дознания – обвинительного акта);

- направление уголовного дела прокурору для утверждения обвинительного заключения или обвинительного акта;

- возбуждение прокурором государственного обвинения путём утверждения обвинительного заключения (обвинительного акта);

- поддержание обвинения в суде первой инстанции – доказывание в суде законности, обоснованности и справедливости утверждения стороны обвинения о том, что подсудимый виновен в совершении преступления;

- поддержание обвинения перед судом апелляционной инстанции и кассационной инстанции;

- дополнительное обоснование обвинения в стадии исполнения приговора;

- дополнительное обоснование обвинения в стадии надзорного производства и в стадии возобновления уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Уголовное преследование отличается от предварительного расследования (следствия и дознания). Предварительное расследование содержит больший объём деятельности, направленной не только на осуществление функции обвинения, но и на реализацию функции защиты. Например, согласно ст. 73 УПК РФ следователь, дознаватель доказывают не только виновность лица, но и обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния. Уголовное преследование отличается от предварительного расследования: 1) по субъектам осуществления; 2) по сроку исчисления – срок уголовного преследования исчисляется со дня совершения деяния (действия, бездействия), содержащего признаки преступления, и длится до момента вступления приговора в законную силу (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ; ч. 2 ст. 78 УК РФ); 3) по моментам начала и окончания; 4) по содержанию уголовное преследование более ёмкое понятие, чем предварительное расследование, поскольку распространяется на судебные стадии уголовного судопроизводства.

Документирование в уголовном преследовании.  Деятельность по осуществлению уголовного преследования отражается в предусмотренных УПК РФ процессуальных документах.

Как показывает практика расследования преступлений, надлежащее документирование преступной деятельности является одной из основных проблем. Так, УПК РФ не предусматривает права проникновения до возбуждения уголовного дела в жилое помещение наркопреступника, кроме как с добровольного согласия последнего либо на основании решения суда. Опытные сбытчики пользуются этим: получив от наркомана помеченные денежные купюры, передают наркотик при обязательном условии его потребления непосредственно в  квартире – по месту незаконного сбыта. В результате сотрудники дознания не могут задокументировать обстоятельства сбыта и изъять помеченные деньги и незаконно сбытые наркотики, в результате утрачивается возможность изобличения наркоторговца. Эти причины способствуют созданию и «процветанию» наркопритонов в жилых помещениях[23].

К документам уголовного преследования относятся:

  1. Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении установленного лица. С вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица начинается его уголовное преследование. В этом случае постановление о возбуждении уголовного дела имеет статус первичной формы обвинения. Постановление о возбуждении уголовного дела оформляется по правилам ст. 146 УПК РФ.
  2. Протокол задержания – с учетом своего содержания имеет значение не только удостоверяющего задержание документа, но и значение источника доказательств – акта, подтверждающего подозрение в совершении преступления. Протокол задержания оформляется по правилам ст.ст. 91 – 92 УПК РФ.
  3. Уведомление о подозрении – документ, который оформляется дознавателем по уголовным делам, возбуждённым по факту совершения преступления, когда в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления. Уведомление оформляется по правилам ст. 2231 УПК РФ.
  4. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого – документ, который оформляется следователем при производстве предварительного следствия с описанием преступления и его уголовно-правовой квалификации с указанием фамилии, имени и отчества лица, привлекаемого в качестве обвиняемого. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого оформляется согласно ст. 171 УПК РФ.
  5. Обвинительное заключение – процессуальный акт, завершающий предварительное следствие по уголовному делу и формулирующий на основе собранных доказательств обвинение в отношении конкретного лица (или лиц). В этом документе выражается уверенность следователя в виновности обвиняемого в совершении вменяемого в вину преступления, подводится итог его обвинительной деятельности. Следователь в этом процессуальном акте констатирует достижение целей уголовного преследования на досудебных стадиях уголовного судопроизводства: преступление раскрыто, виновное лицо изобличено в совершении преступления, окончательно сформулировано обвинение. Однако пока прокурором не утвержден этот процессуальный документ, он является лишь процессуальным решением органа расследования.

На основе обвинительного заключения прокурор делает вывод о необходимости направления уголовного дела в суд, а суд в обозначенных в нем пределах рассматривает уголовное дело и постановляет приговор. Обвинительное заключение составляется согласно ст. 220 УПК РФ.

Обвинительный акт – итоговый документ, завершающий производство дознания, на основе которого решается вопрос о придании лицу статуса обвиняемого и привлечении его к уголовной ответственности. Обвинительный акт составляется согласно ст. 225 УПК РФ.

[1] Шишкина Е. В., Громов Н. А. Институт уголовного преследования в российском уголовном судопроизводстве // Право и политика. – 2004. – № 12. – С. 34.

[2] Собр. законодательства  Российской Федерации. – 1995. – № 47. – Ст. 4472.

[3] Савицкий В. М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). – М., 1987. – С. 9–10.

[4] Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 2003. – С. 585.

[5] Собр. законодательства Российской Федерации. – 2000. – № 27. – Ст. 2882.

[6] Определение Конституционного Суда РФ от 05.11.2004 г. № 350-О «По жалобе гражданина Кузина Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав ч. 1 ст. 125 и ч. 1 ст. 402 УПК РФ» //Вестник Конституционного Суда РФ. – 2005. – № 2. – С. 46–48.

[7] Судят офицеров  ФСКН, организовавших уголовное преследование невиновных граждан для получения выкупа // URL: http://pravo.ru/news/view/61990.

[8] Мацур М. Обратный процесс. На скамью подсудимых попали следователи // Российская газета. –  2009. – № 112. – 23 июня.

[9] Токмалова О. Превышение участковых полномочиями. За действия ставропольских милиционеров рублём ответила российская казна // Российская газета. – 2007. – 22 декабря.

[10] Меликова Н. Милиция огорчила президента цифрами // Независимая газета. – 2003. – 7 февраля.

[11] См.: Петелин Б. Я. Доказывание вины по уголовно-процессуальному закону // Правоведение. – 1986. – № 3. – С. 75.

[12] Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11- П «По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2  ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гр. В. И. Маслова»  // Собр. законодательства  Российской Федерации. – 2000. – № 27. – Ст. 2882.

[13] Собр. законодательства Российской Федерации. – 1995. – № 33. – Ст. 3349.

[14] Собр. законодательства  Российской Федерации. – 2011. – № 7. – Ст. 900.

[15] См.: Бобракова И. С. Процедурно-субъектные, территориальные и временные критерии приемлемости жалобы заявителя к рассмотрению по существу в порядке статьи 125 УПК РФ // Российский следователь. – 2010. – № 10. – С. 5.

[16] См.: Халиков А. Н. Особенности расследования получения взяток должностными лицами правоохранительных органов. – М., 2006. – С. 65.

[17] Определение Конституционного Суда РФ от 26 января 1999 г. № 11-О «По запросу Ванинского районного суда Хабаровского края» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 1999. – № 12. – Ст. 1488; Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1- П «По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела РФ» // Собр. законодательства  Российской Федерации. – 2000. – № 5. – Ст. 611.

[18] См.: Строгович М. С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. – М.: Госюриздат, 1951. – С. 73 –74.

[19] См.: Коврига З. Ф. Процессуальные проблемы уголовного преследования и защиты // Правовая конфликтология. – Воронеж, 2000. – С. 52.

[20] См.: Халиулин А. Г. Осуществление функции уголовного преследования  прокуратурой России. – Кемерово, 1997. – С. 47.

[21] См.: Ильин С. И. К вопросу о понятии уголовного преследования в деятельности дознавателей таможенных органов Российской Федерации // Таможенное дело. – 2007. – № 3. – С. 6.

[22] См.: Крюков В. Ф. Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора. – Курск, 2010. – С. 22.

[23] См.: Резонов И. Организация и содержание наркопритонов: выявление и раскрытие //  Законность. –  2006. – № 4. – С. 37.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!