Пиратство (ст. 227 УК РФ)

Пиратство (в переводе с греческого «peirates» – грабитель, разбойник) или морской разбой известны с древних времен. Но тогда пиратство было связано только лишь с морем. Пираты жили на берегах морей и океанов (Средиземноморье, Адриатика, Китай, Индонезия, Филиппины, Япония) и своими нападениями на суда дезорганизовывали торговлю между государствами, наносили ущерб владельцам перевозимых грузов, физически истребляли команды, топили суда. В прежние времена нередко пираты  действовали в сговоре с работорговцами, нередко они находили помощь и покровительство правительств отдельных государств, в частности Англия стала «владычицей морей» благодаря пиратам. Один  из самых легендарных пиратов, капитан Дрейк, был удостоен высших знаков отличия английского королевства.

Истории известны случаи, когда военные суда различных государств занимались морским разбоем, например, флоты немецких и итальянских фашистов нападали на иностранные суда перед началом и во время Второй мировой войны. Подписание Лионского соглашения 1937 года, установившее, что нападение на нейтральное судно должно рассматриваться как пиратство, стало реакцией на подобные разбойные нападения.

 Романтическая слава, успехи «джентльменов удачи» прошлых времен не дают покоя современным пиратам, нередко угрожающим безопасности морского судоходства. Современное пиратство характеризуется рядом устойчивых тенденций. Во-первых, оно обретает черты транснациональности. Во-вторых, четко определились зоны активной пиратской деятельности. Это прежде всего районы, прилегающие к территориальным водам развивающихся стран Азии и Латинской Америки. По подсчетам Международной морской организации (ИМО), в 1991–1993 годах половина зарегистрированных в Мировом океане случаев пиратства совершено в районе треугольника между Гонконгом, островом Лукон (Филиппины) и китайским островом Хайнань. В-третьих, акты пиратства тщательно планируются. Нападающие обычно располагают точной информацией о характере перевозимого груза, составе экипажа, имеющейся охране[1]. «По данным Международного центра по борьбе с пиратством, с начала XXI века нападениям подверглись суда 62 стран мира в прибрежных морях 56 стран. Эксперты считают, что из ворованных кораблей синдикаты пиратов организовали сеть морских перевозок с оборотом около 5 млрд. долларов в год.

География действия пиратов XXI века – прибрежные воды Азии, Африки, Латинской Америки.

Основные районы нападений:

1. Юго-Восточная Азия и Южно-Китайское море (Малаккский пролив, Индонезия, Филиппины, Таиланд).

2. Западная Африка (Нигерия, Сенегал, Ангола, Гана), Индийский океан, Восточная Африка (Индия, Шри-Ланка, Бангладеш, Сомали, Танзания).

3. Южная Америка и Карибское море (Бразилия, Колумбия, Венесуэла, Эквадор, Никарагуа, Гайана).

Самое «популярное» место нападений – прибрежные воды Индонезии. Ежегодный ущерб от пиратства по всему миру – 40 млрд. долларов.

По материалам ежегодных докладов Международного морского бюро: в 2000 г. в мире было совершено 469 пиратских нападений на морские суда; в 2001 г. – 344; в 2002 г.  –  370; в 2003 г.  –  344; в 2004 г. –  329; в 2005 г.  –  276; в 2006 г. –  239; в 2007 г.  – 263.

Статистика по российским судам искаженная, так как 60 % кораблей ходит под флагами других стран мира, то есть попросту сдается в аренду вместе с российской командой»[2].

Международные соглашения, призванные обеспечить безопасность морского судоходства, заключенные в прошлые времена (Женевская конвенция об открытом море 1958 года, Международная морская конвенция 1982 года), не могли в полной мере выполнить эту задачу[3].  Это обстоятельство вызвало необходимость заключения в марте 1988 года Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, а также подписания Протокола о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе.

Перечисляя основания и причины принятия данной конвенции, в ее преамбуле говорится «…о глубокой озабоченности эскалацией в мире актов терроризма во всех его формах…». Представители государств считают, что «незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства, угрожают безопасности людей и имущества, серьезно нарушают морское сообщение и подрывают веру народов мира в безопасность морского судоходства».

Создатели конвенции  ссылаются на резолюцию 40/61 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1985 г., которая «безоговорочно осуждает как преступные все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они ни совершались». Здесь же предлагается Международной морской организации (ИМО) «изучить проблему актов терроризма на борту или против морских судов с целью вынесения рекомендаций по принятию соответствующих мер». В резолюции Ассамблеи ИМО от 20 ноября 1985 г. содержится призыв к государствам-членам этой организации «разработать меры по предупреждению незаконных актов, угрожающих безопасности судов и безопасности их пассажиров и экипажей».

Положения Конвенции 1988 года (ст.ст. 1 и 2) применяются только к невоенным надводным судам, эксплуатируемым в коммерческих целях. В статье 3 перечисляется широкий круг деяний, за которые государства-участники соглашения должны предусмотреть в национальном законодательстве соответствующее наказание (ст. 5). Хотя конвенция и обязывала  предусмотреть в национальных законодательствах наказание за деяние, образующее пиратство, УК РСФСР 1960 г. не содержал специальной нормы, предусматривающей ответственность за пиратство.

УК России в ст. 227 определяет пиратство как нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения. Данное определение, как справедливо отмечает С. Кочои, отличается от международ­но-правового определения пиратства, предложенного Конвенцией об открытом море 1958 г. В УК РФ оно больше походит на преступление против собственности, чем преступление против общественной безопасности[4], и скорее является «морским»[5] разбоем. Диспозиция статьи 227 УК РФ позволяет говорить о том, что пиратство всегда должно преследовать корыстную цель – завладение чужим имуществом. А как быть в случае, когда, например, пираты захватывают морское или речное судно, избивают, убивают, насилуют пассажиров, берут из числа пассажиров или членов команды заложников или похищают их,  топят корабль и при этом не завладевают чужим имуществом? Или же цель завладения чужим имуществом возникает лишь после совершения захвата судна и учинения на нем вышеперечисленных или других преступлений?

Диспозиция статьи должна быть приведена в соответствие с международно-правовым понятием пиратства. В частности, считаем необходимым исключение из статьи корыстной  цели и конкретизации действий, образующих понятие «нападение». Последнее ввиду особенностей предмета нападения  нельзя понимать в смысле, заложенном в статью 162 УК РФ «разбой», который предполагает активные внезапные для потерпевшего агрессивные действия, соединенные с насилием или угрозой применения насилия (т. е. действия одного физического лица против другого физического лица). Механическое переложение данного определения на пиратство означает, что нападение на судно может быть осуществлено только другим (пиратским) судном. Но пиратство можно совершить не только нападением на судно, но и путем насильственного отстранения от управления судном капитана и его команды, например, пиратами, проникшими на судно в качестве пассажиров и взявших судно под свой контроль. В этом случае отсутствует объективная сторона, образующая «нападение на судно», указанная в диспозиции ст. 227 УК РФ, хотя наличествует захват судна, за что ответственность не предусматривается.

 При пиратстве нападение осуществляется на судно, и члены команды представляют интерес для пиратов постольку, поскольку они могут оказывать им сопротивление. Поэтому непосредственными объектами пиратства выступают общественная безопасность в сфере обеспечения морского или речного судоходства, жизнь и здоровье граждан (например, членов экипажа и пассажиров судна), отношения собственности, интересы в области экономической деятельности, а также свобода открытого моря (свобода судоходства).

Предметом данного преступления выступает морское или речное судно (отечественное или иностранное, государственное либо частное, военное, торговое, научное или иное), находящееся за пределами государственной границы (в открытом море или в другом месте, вне юрисдикции какого бы то ни было государства). Если же нападение на судно осуществляется в территориальных или иных водах, находящихся под юрисдикцией какого-либо государства, то содеянное может образовать разбой, бандитизм, грабеж, но никак не пиратство.

Применение насилия при нападении на судно означает умышленное причинение вреда здоровью различной тяжести (кроме тяжкого), связывание, истязание, побои, неза­конное лишение свободы и т.п. Все они охватываются признаками ст. 227 УК РФ, и дополнительной квалификации по совокупности с соответствующими статьями против личности не требуется. Угроза применения насилия – разновидность психического принуждения, содержащего реальную возможность причинения потерпевшему физического вреда (запугивание убийством, причинением вреда здоровью различной тяжести). Вместе с тем, случаи нападения, сопряженные с убийством или умышленным причинением тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах, требуют дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК РФ.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 227 УК РФ, содержит усеченный состав, так как содеянное считается оконченным уже с момента нападения  независимо от  того,  удалось  пиратам достичь поставленной цели или нет.

Совершенно излишними являются квалифицированные виды пиратства. Трудно себе представить этот вид преступной деятельности без применения преступниками оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 227 УК РФ).

[1] Азаренко С., Коростелев С., Найденов А. Пираты ХХ века // Защита и безопасность. –  1998.  – № 4.

[2] Тимофеева И. http://www.novayagazeta.ru/data/?auth=1604&sb_a=1.

[3] Конте Э. Морское пиратство и международное право. –   М., 1990.

[4] Кочои С. Разбой (некоторые вопросы квалификации) // Уголовное право. – 2000. –  № 2. – С. 30.

[5] Научно-практический комментарий к Уголовному ко­дексу Российской Федерации в двух томах. Т. II.  –  М., 1996. – С. 58.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!