Петербург - Часть 3

5. Создание Летнего сада.

Из многочисленных построек первой четверти XVIII века, находившихся в Летнем саду, до нас дошел только дворец, возведенный в 1710 - 1714 годах. Прямоугольный в плане двухэтажный дом почти кубической формы, перекрытый высокой четырехскатной крышей, больше похож на жилище богатого голландского бюргера, чем на дворец главы сильного русского государства. Одинаково решенные фасады Летнего дворца с узким лепным фризом из дубовых веток имеют по два ряда окон, между которыми помещено двадцать девять терракотовых барельефов. В образной форме их сюжеты рассказывают о борьбе России за утверждение на берегах Балтийского моря. Вход во дворец, устроенный с южной стороны, подчеркнут великолепно выполненным барельефом, в центре которого помещено изображение Минервы, окруженной военными трофеями и победными знаменами.
Сейчас дворец выглядит несколько более приземистым, так как его опорные стены оказались частично скрытыми подсыпанной позднее землей. Первоначально же здание казалось стройнее: оно словно вырастало из воды. Мягкого светло-желтого цвета стены хорошо сочетались с коричневатыми барельефами и позолоченными оконными переплетами. Красная черепичная крыша, над которой поблескивал золоченый флюгер в виде фигурки Георгия-Победоносца на коне, поражающего дракона, усиливала декоративное звучание архитектуры.
Вопрос об авторе Летнего дворца до сих пор остается открытым. Документально подтверждается лишь участие в создании скульптурного декора крупного архитектора немецкого барокко А. Шлютера.
До нашего времени сохранилось не только первоначальное анфиладное расположение помещений, но и отдельные элементы декора: резное дерево, живописные плафоны, изразцовые печи. Среди них особый интерес представляет выполненная с большим мастерством скульптором И. Пино отделка резным дубом вестибюля с барельефным изображением Минервы, Заслуживает внимания и находящийся во втором этаже Зеленый кабинет, получивший свое название от окрашенных в зеленый цвет стен и членящих их пилястр. Его нарядное оформление, в котором использовались живописные вставки, лепка и позолота, было выполнено при участии упоминавшегося уже талантливого русского архитектора М. Г. Земцова. В кабинете были устроены стенные шкафы с остекленными дверцами. В них размещались всевозможные «диковины», собиравшиеся любознательным хозяином.
В Летнем дворце нет обширных парадных помещений, поскольку он был жилым домом Петра и членов его семьи. Большие приемы и празднества происходили не во дворце, а в саду, где в это время на аллеях расставлялись столы с яствами. В создании сада, который уже в 1710-е годы поражал современников своим обликом и изобретательностью «затей», принимали участие многие мастера садово-паркового искусства начала XVIII века. Сначала его разбивка и возведение разнообразных сооружений были поручены И. М. Угрюмову и Ф. Васильеву. В 1716 - 1717 годах работами руководил приглашенный на русскую службу видный французский архитектор Ж.Б.Леблон. После его смерти строительство возглавил Земцов. Зелеными насаждениями занимались садовые мастера Я. Розен, а несколько позднее И. Сурмин. Однако главным автором всей композиции был Петр. Как указывает надпись на плане, по которому создавался сад, его «чертил сам царское величество». Об облике «царского огорода» дает представление одно из клейм гравированной панорамы Петербурга, выполненной А. Ф. Зубовым в 1716 - 1717 годах. Замечательный видописец первой четверти XVIII века изобразил стоящие вдоль берега Невы дворец и три открытые галереи, которые оформляли «главный фасад» летней резиденции царя. На трех площадках центральной аллеи были устроены фонтаны, а на пересечении прямых дорожек каждого из четырех квадратной формы боскетов стояли беседки. Подстриженные кустарники создавали вдоль аллей зеленые стены, в которых устраивались ниши для статуй или фонтанов.
Петр не жалел денег на приобретение скульптуры, которая должна была не только украшать сад, но и служить средством пропаганды проводимых им преобразований. Этим последним и объясняется тщательность и продуманность в подборе статуй, которые по его указаниям покупались или заказывались в Венеции, славившейся в то время на всю Европу своими 34 мастерами садово-парковой скульптуры.
Принадлежность статуй одной художественной школе создает необычайную гармонию и единство скульптурного оформления сада. Часть этого уникального собрания произведений крупных мастеров итальянского барокко (П. Баратта, Д. Бонацца, Д. Зорзони, Ф. Кабианка, А. Тальяпьетра, А. Тарсия и др.) сохранилась. Восемьдесят девять статуй и бюстов украшают Летний сад сегодня, являясь одной из его главных достопримечательностей. Художественные достоинства мраморных изваяний неодинаковы. Чрезвычайно разнообразны их сюжеты. Многочисленные персонажи античной мифологии и аллегорические фигуры, прославляющие земные радости и чувства, соседствуют с реалистическими портретами современников Петра I - польского короля Яна Собесского, одержавшего победу над турками, и его супруги Марии Казимиры. Любимые Петром науки представлены фигурами «Мореплавание» и «Архитектура». Статуи «Правосудие», «Изобилие», «Милосердие», «Истина» олицетворяют мудрое управление государством. Некоторые изваяния составляют целые серии. К их числу относится, например, цикл «Круговорот суток», выполненный по заданию Петра. В эту сюиту входят «Аврора» («Утро»), «Полдень», «Закат» и «Ночь» (4, с. 35).
Двухфигурная мраморная композиция «Амур и Психея» украшает террасу на берегу Лебяжьего канала. Безвестный итальянский мастер великолепно передал в мраморе грациозное движение Психеи, склонившейся над спящим Амуром. Несколько статуй посвящены теме войны и прославления воинской доблести. Это «Слава», «Минерва», «Беллона», а также заказанная Петром скульптору П. Баратта группа «Мир и Изобилие» - аллегория Ништадтского мира, заключенного в 1721 году между Россией и Швецией. Портреты Александра Македонского, Юлия Цезаря и других должны были напоминать о подвигах героев-полководцев древности.
В 1720 году в одной из главных галерей у Невы была выставлена приобретенная в Риме античная статуя Венеры. Сейчас она экспонируется в залах Государственного Эрмитажа и известна как Венера Таврическая. Такое название ей дали после того, как во второй половине XVIII века она побывала в Таврическом дворце.
В юго-восточной части сада по проекту Земцова был соз-36 дан лабиринт с фонтанами, в оформлении которых использовались сюжеты басен Эзопа. Их поучительный смысл высоко ценил преобразователь России. Южнее лабиринта был вырыт Карпиев пруд. Изумрудное летом и золотое осенью убранство сада дополнялось партерами с ярким ковром цветников и газонами душистых трав. Струи фонтанов переливались на солнце всеми цветами радуги (4, с. 36).
Неотъемлемой принадлежностью увеселительных садов начала XVIII века являлись разнообразные беседки, павильоны, птичники, оранжереи. Были они и в Летнем саду. На берегу Фонтанки находился грот. В отделке его интерьера, помимо скульптуры, широко использовались раковины, известковый туф, что создавало иллюзию естественной пещеры. К мерным звукам падающей воды в фонтанах, устроенных в стенах, присоединялись мелодии, разыгрываемые водяным органом. Эта во многом примечательная постройка первой четверти XVIII века, в создании которой участвовали А. Шлютер, Г. Маттарнови, Б. К, Растрелли и М. Г. Земцов, не сохранилась. В 1826 году К. И. Росси перестроил грот в павильон, названный Кофейным домиком. В петровское время Летний сад играл большую роль в общественной жизни столицы. В нем устраивались ассамблеи, разнообразные празднества и иллюминации по случаю военных побед и семейных торжеств.

6. Первые церкви и соборы Санкт-Петербурга.

Одним из наиболее выдающихся памятников первого периода строительства города на Неве стал огромный каменный собор, заложенный в мае 1712 года в центре крепости на месте разобранной деревянной церкви. Двадцать один год шло его строительство, возглавляемое Доменико Трезини. В 1733 году храм был окончен и освящен во имя апостолов Петра и Павла. Прямоугольный в плане собор разделен внутри массивными пилонами на три нефа, что сближает его с европейскими культовыми зданиями базиликального типа. В объемно-пространственной композиции главенствующее положение занимает прекрасная по силуэту колокольня над западным входом. Ее форма напоминает о широко распространенном на Руси приеме ярусного расположения постепенно уменьшающихся объемов, который, однако, получил в этой постройке иную трактовку. Вместо типичных для русских церквей шатровых завершений здесь - высокий золоченый шпиль. Пронизанная стремительным движением вверх, колокольня легко взлетает над крепостью. Установленный на конце шпиля флюгер в виде парящего ангела и размещенные в верхнем ярусе часы с курантами придали постройке подчеркнуто светский характер, что было свойственно всему искусству петровского времени. Колокольня воспринималась, скорее, как смотровая вышка крепости, как главный высотный ориентир молодого города. Недаром Петр требовал ускорить ее строительство, и, несмотря на огромные технические трудности, колокольню, имевшую высоту 106 метров, окончили на десять лет раньше собора, в 1723 году (19, с. 147).
Колокольня Петропавловского собора и поныне занимает видное место в панораме Ленинграда. Однако в наши дни это сооружение выглядит несколько иначе, чем в начале XV111 столетия. В 1756 году молния попала в шпиль, он загорелся и рухнул, повредив крышу храма. Через десять лет колокольню восстановили «точно так, какова прежняя была». В 1830 году кровельщик П. Телушкин совершил чудо: без лесов, с помощью одной веревки он поднялся на вершину шпиля, чтобы укрепить поврежденный флюгер. В 1857 - 1858 годах шпиль перестроили по проекту архитектора К. А. Тона, заменив обветшавшие деревянные конструкции металлическими, системы инженера Д. И. Журавского. В результате перестройки высота шпиля увеличилась и составляет теперь 122,5 метра.
Рядом с колокольней основной объем собора, над алтарной частью которого на высоком барабане возвышается купол, кажется не таким уж большим. Раньше фасады здания были выкрашены в синий цвет, и на этом фоне контрастно выделялись белые пилястры, карнизы, оконные наличники и другие детали декора. Позднее стены собора обрели однотонную окраску. Это значительно снизило силу художественного воздействия архитектурной композиции.
Интерьер Петропавловского собора - просторный, залитый светом - необычен для русских храмов. Восемнадцать панно на евангельские сюжеты, исполненные на холсте видными живописцами первой трети XVIII века А.Матвеевым, И. Бельским, Г.Гзелем и другими, размещены над окнами. Расписаны только своды перекрытия. Великолепный резной иконостас выполнен не в традиционной форме декоративной стенки с ярусным расположением икон, а напоминает триумфальную арку. Сходство это не случайно: современники воспринимали яркий, богатый по пластике иконостас собора как своеобразный памятник победы России над шведами.
Автором этого уникального произведения был разносторонне одаренный московский зодчий И. П. Зарудный. С 1722 (по 1727 год под его руководством над созданием иконостаса трудилось около сорока искусных резчиков, столяров и позолотчиков. Виртуозно выполненная композиция свидетельствует о свободном владении мастерами всем богатством барочной орнаментики, сочетающейся с традиционным древнерусским узорочьем.
Под сводами собора в 1725 году был погребен Петр I, и с этого времени храм стал царской усыпальницей. В 1896 - 1908 годах рядом с ним архитектор Л. Н. Бенуа по эскизному проекту Д. И. Гримма возвел перекрытое куполом здание, предназначенное для захоронения членов царской семьи (19, с. 183).
Стремясь скорее превратить город в столицу, Петр I, обычно мало заботившийся о делах церкви и всегда боровшийся с ее притязаниями на власть, основал в 1710 году новый Свято-Троицкий Александро-Невский монастырь, который с 1797 года стал лаврой. Место для него выбрали при впадении в Неву Черной речки (теперь река Монастырка) - там, как тогда считали, новгородское войско во главе с князем Александром Ярославичем в 1240 году нанесло поражение шведам (на самом деле битва произошла при впадении реки Ижоры в Неву). Петр I приказал «каменное монастырское строение расположить на правом берегу Черной речки, временное деревянное же - на левом берегу». Так возле Петербурга начал складываться крупный монастырский комплекс. Примечательно, что монастырь создавался в честь реального исторического лица, полководца, князя Александра Невского, причисленного «к лику святых».
В 1717 году Д. Трезини выполнил проект каменных монастырских зданий. Их предполагалось разместить на прямоугольной формы участке вдоль Невы. К большому храму - центру ансамбля с двух сторон тремя уступами должны были сходиться корпуса с кельями монахов. Ступенчатые линии этих построек намечалось замкнуть двумя флигелями. От собора к Неве планировалось создать регулярный партерный сад, а по другую сторону обширный хозяйственный двор.
Осуществление проекта началось с возведения северной линии корпусов келий и примыкавшего к ним трехэтажного флигеля с куполом на граненом барабане. В этом здании, строительство которого завершилось в 1722 году, разместили две церкви: нижний этаж заняла Благовещенская, а верхний - Александро-Невская. В облике этой части монастырского комплекса до сих пор сохраняются особенности, характерные для архитектуры петровского времени. Простота композиционного решения корпуса келий и церковного флигеля оттеняется сложной пластикой фасадов небольшой пристройки к последнему (здесь размещена парадная лестница), возведенной в середине XVIII столетия в формах развитого барокко.
Начиная с 1723 года Благовещенская церковь служила усыпальницей для членов царской семьи и представителей наиболее родовитого дворянства. Плита с лаконичной надписью «Здесь лежит Суворов» и сейчас отмечает место, где находится могила великого русского полководца. Здесь находятся могилы великого русского ученого М. В. Ломоносова, писателя Д. И. Фонвизина, крупнейших петербургских зодчих И.Е.Старова, А. Н. Воронихина, А. Д. Захарова, Д. Кваренги, К. И. Росси, скульпторов М. И. Козловского, Ф. И. Шубина, Ф. Ф. Щедрина, известного портретиста XVIII века В. Л. Боровиковского, фельдмаршала Б. П. Шереметева и многих других.
По другую сторону от дороги, ведущей в монастырь, расположен некрополь деятелей искусства XIX - XX веков (бывшее Тихвинское кладбище). Здесь похоронены знаменитые русские поэты и писатели Н. М. Карамзин, В. А. Жуковский, И. А. Крылов, Ф. М. Достоевский, композиторы М. И. Глинка, А. С. Даргомыжский, М. П. Мусоргский, Н. А. Римский-Корсаков, П. И. Чайковский.
Ансамбль Александро-Невского монастыря формировался в течение нескольких десятилетий, в его создании участвовали разные зодчие. В конце 1710-х годов руководство строительными работами от Д. Трезини перешло к приехавшему из Германии Т. Швертфегеру. Он разработал новый проект собора. При строительстве его технические просчеты привели к появлению опасных трещин в стенах и сводах. В 1755 году почти законченное здание пришлось разобрать до основания.
В середине XVIII века к сооружению монастыря был привлечен П.-А. Трезини. К 1750 году он закончил в соответствии с первоначальным замыслом возведение южной линии корпусов келий, которую завершила Федоровская церковь, аналогичная по композиции и формам Благовещенской (16, с. 99).
В 1755 - 1767 годах архитектор М. Д. Расторгуев осуществил строительство зданий, опоясывающих монастырский двор, предусмотренных проектом Швертфегера.
Закончилось формирование монастырского ансамбля в последней четверти XVIII века. В 1776 году по проекту одного из крупнейших зодчих классицизма, И. Е. Старова, на месте разобранной постройки Швертфегера началось строительство величественного храма. Троицкий собор отличается от нарядных корпусов барочного ансамбля ясностью объемов, строгостью и благородной простотой архитектурных форм. Мощный купол, поднятый на окруженный колоннадой барабан, уравновешивается двумя башнями - звонницами. Вместе с монументальным шестиколонным портиком, завершенным фронтоном, они образуют величественную композицию западного фасада. Украшением наружных стен здания служат рельефные панно работы скульптора Ф. И. Шубина.
Впечатление особенной торжественности производит интерьер собора, перспектива которого организована ритмом громадных пилястр и колонн. Это отвечало назначению храма, который должен был являться своего рода мавзолеем Александра Невского. Еще в 1723 году останки чтимого на Руси полководца перевезли из Владимира в Петербург, поместив их в Александро-Невской церкви. В 1747 - 1752 годах для хранения «святых мощей» изготовили серебряную раку, в сложную композицию которой были включены саркофаг, пирамида, постаменты с воинскими доспехами и канделябры.
Составной частью ансамбля монастыря является и оформление парадного въезда в него со стороны города, осуществленное по проекту Старова. В конце Невского проспекта архитектор спланировал большую круглую площадь, обнесенную невысокой каменной оградой. В центре ее в 1783 - 1785 годах были построены въездные ворота в виде массивного двухэтажного сооружения с надвратной церковью. Главный его фасад обработан пилястрами большого дорического ордера. В ансамбль площади вошли и два небольших двухэтажных дома, расположенных по обеим сторонам Невского проспекта (сейчас 177 и 190). Согласно замыслу Старова, они выполняют роль своеобразных пропилеев перед въездом в монастырь. Так архитектор блестяще справился с очень сложной задачей включения замкнутого барочного ансамбля в городской организм.

 

Страниц: 1 2 3 4
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!