Особенности расследования преступлений, связанных с организованной преступной деятельностью, на этапе возбуждения уголовного дела

Обобщение опыта расследования преступлений, совершенных организованными группами и сообществами, позволило сформировать ряд методических требований, относящихся к действиям следователя на стадии возбуждения таких уголовных дел и к самому расследованию.

При поступлении к следователю материалов, собранных в процессе оперативно-разыскного собирания разведывательного материала об организованной преступной деятельности какой-либо криминальной структуры, следователи, прежде всего, должны исходить из четкого знания возможностей использования такого материала. В соответствии со ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности» результаты этой деятельности в уголовном процессе могут быть использованы не только в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела, но для подготовки и осуществления следственных действий и в процессе доказывания.

Сведения секретного характера, содержащиеся в оперативных документах, обычно представляются только в виде справочных сведений, а не в подлиннике. Результаты оперативно-разыскной деятельности могут представляться и в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) или в виде подлинников соответствующих оперативно-служебных документов.

Следователи в ходе своего ознакомления с поступившими оперативными материалами должны изучить данные, содержащиеся в каждом рапорте, справке, акте, протоколе, и ином оперативном документе с точки зрения соблюдения необходимых требований закона и ведомственных нормативных актов при их получении, их фактического существа и источника получения сведений о них. При этом необходимо иметь в виду, что представляемые оперативно-разыскные материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах получения сведений, изъятии предметов и документов, получении видео- и звукозаписей, кино- и фотоматериалов, копий и слепков. Вместе с тем должны быть описаны индивидуальные признаки представленных предметов и документов, а также расшифрованы аудио- и видеозаписи, выполненные на закрытой специальной технике, на носителях, не используемых в бытовой технике, эта запись должна быть в полном объеме перенесена на стандартную кассету и с соответствующим рапортом представлена следователю.

В тех случаях, когда следователю представляются результаты оперативного внедрения, необходимо решить вопрос о возможности допроса внедренного лица в качестве свидетеля. В соответствии с ч. 2 ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности» это возможно лишь с его согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных федеральными законами.

После возбуждения уголовного дела следователю необходимо решить вопрос, связанный с приобщением к уголовному делу материалов, добытых в результате оперативно-разыскной деятельности, и возможности их использования в качестве доказательств. При этом часть материалов может быть использована как документы, другие реализованы путем проведения осмотров, обысков, выемки, задержания, назначения экспертизы. В качестве свидетелей могут быть допрошены сотрудники, участвовавшие в проведении оперативно-разыскных мероприятий, а также лица, сотрудничающие на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, с соблюдением порядка рассекречивания сведений об этих лицах.

Если в поступивших к следователю материалах не от оперативно-разыскных органов, а из других указанных выше источников не просматриваются достаточно четко признаки организованной преступной деятельности, возбуждению дела обычно предшествует доследственная проверка с участием оперативно-разыскных органов. При этом необходимо получить всю возможную оперативную информацию, связанную с поступившими материалами, которая могла иметься в оперативно-разыскных органах, а также собирать данные, указывающие на факт организованной преступной деятельности.

При возбуждении дела по криминальному факту, в котором также просматриваются некоторые признаки организованной преступной деятельности, необходимо сначала сосредоточить усилия на выявлении других признаков, указывающих именно на такую преступную деятельность.

Какие же черты наиболее характерны для организованной преступной деятельности? Данные обобщения следственной практики указывают, например, на следующие ее признаки:

- предумышленность, дерзость деяния при его тщательной продуманности по месту и времени совершения;

- сложный способ совершения преступной акции и возможность ее безопасного осуществления только при участии в ней нескольких исполнителей с четким распределением ролевых функций;

- следы длительного, тщательного и скрытного предварительного наблюдения за объектом преступного посягательства;

- наличие следов и иных материальных последствий совершенного деяния, указывающих на высокую техническую оснащенность и вооруженность ее исполнителей, доступных лицам преступной организации, обладающей большими материальными средствами (использование подслушивающих устройств, передатчиков, автомашин иностранных марок, милицейской формы и соответствующих документов, современного огнестрельного оружия, электрошоковых дубинок и пр.);

- характер направленности преступной акции, связанной с полу­чением крупных денежных сумм или дорогостоящих материальных ценностей;

- тщательно продуманный (неслучайный) выбор объектов преступного посягательства (банковские, коммерческие и иные структуры, обладающие большими ценностями, полученными в результате различного рода некорректных, а иногда и просто криминальных коммерческо-финансовых сделок; отдельные граждане, обладающие большими денежными суммами или ценным имуществом, часто добытым мошенническим, спекулятивным и иным, не всегда праведным путем);

- хитроумные, изощренные и быстрые способы реализации преступно добытых денег и материальных ценностей (через быстро ликвидированные фирмы-однодневки и т. д.);

- наличие оперативно-разыскных данных, указывающих на связь совершенного деяния с деятельностью преступного сообщества, находящегося под контролем соответствующих правоохранительных органов, либо на совершение его какой-то еще неизвестной группой;

- специфическое поведение задержанных подозреваемых лиц (проявление явной наглости, запирательства, стремление к обструкции, конфронтации со следователем, круговая порука задержанных и пр.);

- частое отсутствие свидетелей или их полная «неосведомленность», неискренность потерпевших и свидетелей;

- быстрое срабатывание защитных средств, характерных именно для преступной организации, имеющей коррумпированные связи, группы безопасности, своих адвокатов (угрозы следователю и его близким, давление на следствие разных влиятельных лиц, подключение к участию в расследовании наиболее подготовленных адвокатов, опережающие расследование действия организованного преступного сообщества и пр.).

Однако далеко не все перечисленные черты могут быть выявлены даже в начале расследования. Процесс выявления указанных выше признаков при отсутствии материалов оперативно-разыскной разработки деятельности ОПГ происходит постепенно. Вначале, на первом этапе, устанавливается факт совершения деяния группой лиц. Затем – что эти лица являются членами не простой группы преступников, а организованного преступного сообщества.

Сведения о том, что расследуемое преступление совершено группой лиц, обычно получают из исходных данных (заявлений, сообщений), поступивших к следователю, из результатов проверочных действий и собранных в ходе оперативно-разыскных мероприятий сведений, результатов осмотра места происшествия или использования при совершении преступления документов, орудий, оружия, технических, транспортных и иных средств. Такую информацию могут дать, например, следы пальцев рук, обуви, обнаруженные пули и гильзы, орудия преступления, оружие, особенности механизма и способа совершения деяния. Важная информация такого свойства может быть получена также из показаний потерпевших и свидетелей.

Вторая, более сложная часть процесса расследования связана не только с задачей выявления следователем указанных исходных данных, но и с получением и использованием всей возможной оперативно-разыскной информации, свидетельствующей о наличии или отсутствии в данном районе, городе или регионе преступных сообществ, могущих совершить расследуемое преступное деяние.

При этом содержание в первичной оперативно-розыскной информации достаточно убедительных сведений о деятельности какой-либо ОПГ и лицах, к ней причастных, обеспечивает не только следственную и судебную перспективу, но и позволяет четче спланировать расследование. Дальнейшее расследование должно быть нацелено не только на проверку факта действия, в данном случае именно организованной преступной группы, но и на установление факта ее реального существования, цели создания, численности, структуры, характера распределения ролевых функций между членами, степени общности их преступных интересов, а также района действия выявленной организованной группы.

В процессе дальнейшего расследования после выявления признаков организованной преступной          деятельности в целях надлежащей криминалистической оценки расследуемой преступной деятельности важно как можно быстрее установить предмет преступной направленности криминального сообщества с учетом ранее раскрытых особенностей таких предметов, а также системности данного преступного интереса этого сообщества, т. е. установить, что для него является определяющей (стержневой), служащей главным средством получения преступного дохода.

Установление стержневой направленности криминальной деятельности ОПГ в самом начале расследования имеет важное методологическое значение. Оно позволяет точнее определить сферу, регион, размах этой преступной деятельности и соответственно степень ее общественной опасности. Более того, установление определяющей направленности чаще всего помогает сориентироваться в примерной структуре и численности преступной организации.

Вместе с тем именно сведения о вышеуказанном помогают выявить и другие (вспомогательные, побочные и нетипичные) преступления, совершенные членами данной группы, а следовательно, и основной объем ее преступной деятельности. Кроме того, такая информация позволяет быстрее выделить и криминалистически значимые черты, свойственные преступной деятельности выявленной ОПГ, на которые необходимо обратить особое внимание при ее криминалистической оценке и определении основных направлений расследования, а также методов и средств, необходимых для выявления и собирания недостающей доказательственной и иной криминалистически значимой информации, органически связанной с имеющимися данными по расследуемому делу.

При этом следует иметь в виду и другое. Установление признаков действия организованной группы при совершении расследуемого преступления позволяет выдвинуть обоснованную версию о том, что данное преступление для нее, как правило, является не единственным. Выдвижение такой версии обязывает следователя расширить круг своей поисково-познавательной деятельности по делу.

В то же время, пока не выяснен в полной мере факт совершения расследуемого преступления организованной группой, оно может расследоваться по обычной методике соответствующего вида преступления. Однако следователь в этих случаях всегда должен иметь в виду реальную возможность его совершения организованной группой и ему может противостоять не один преступник, а целая преступная организация с ее коррупционными возможностями.

Сразу же возникает задача установить, является ли расследуемое преступление основным (базовым) для данной ОПГ.

При установлении факта совершения преступления организованной группой или сообществом в целях быстрейшего установления не только основного, но и второстепенных направлений ее криминальной деятельности, методика расследования должна быть скорректирована, и не только технически (о чем будет сказано ниже), но и организационно. Последнее, в частности, связано с созданием следственно-оперативной группы, налаживанием соответствующего взаимодействия с оперативно-разыскными органами (ориентировка оперативных работников на получение необходимой разведывательной информации с усилением методов аналитического поиска). Очень важно выяснить, не находится ли выявленная группа под оперативным контролем правоохранительных органов, или о ее существовании стало известно только из материалов расследования. Если находится, то какова ее примерная структура и удалось ли выявить базовую направленность ее преступной деятельности, сферу и объем ее основной деятельности.

Соответственно необходимо как можно быстрее дальше разобраться в структуре, иерархических связях и функциональных обязанностях членов преступной организации. При изучении особенностей данного преступного формирования следует иметь в виду, что обычно легче сначала собрать информацию о менее защищенных от разоблачения звеньях преступной организации, поскольку их деятельность не столь тщательно замаскирована. К их числу относятся группы исполнителей, боевиков, телохранителей, посредников, обслуживающий персонал и т. п. Выявление членов таких звеньев и тактико-психологически продуманная оперативно-разыскная и следственная работа с ними с учетом выявленного характера существующей в группе внутренней борьбы ее членов за власть и доходы могут давать определенную информацию о многих сторонах функционирования криминального сообщества и о его лидерах.

Очень важно по собранной информации проследить характер и частоту участия в преступной деятельности данного сообщества, основных его членов, как рядовых исполнителей, представителей среднего, так и высшего звена организации, а также выявить ее коррупционные связи. При этом, как справедливо отмечается в литературе, своевременное получение подробной информации в отношении лидеров преступного сообщества и его наиболее активных звеньях и членах, свидетельствующих об их руководящей и организующей роли в сообществе и их участии в преступных акциях, позволит нанести внезапный удар по «мозговому центру» группировки, изолировать ее коррумпированных сообщников и дезорганизовать ее преступную деятельность, в том числе и противодействие правоохранительным органам[1].

Однако выявление руководителей, организаторов и других лидеров изучаемых преступных формирований – задача непростая. Для того чтобы ее решить, целесообразно одним из главных направлений в изучении преступной организации сделать исследование типовых функций криминального управления подобными сообществами. К их числу в литературе относят следующие функции:

- информационное обеспечение преступной деятельности, обеспечивающее выбор объектов и предметов преступного посягательства, собирание информации о них, изучение системы охраны, поиск пособников, технических средств и т. д.;

- принятие решения о совершении преступной акции, связанное с выбором места, времени и способов ее совершения и сокрытия и т. д.;

- организация исполнения решения о криминальной акции, связанная с доведением преступного замысла до исполнителей, их инструктажем, необходимой психологически волевой обработкой исполнителей, распределением ролей исполнителей, определением доли каждого в полученных средствах и т. п.;

- контроль и регулирование.

Выявление в ходе расследования различного рода сведений, относящихся к реализации указанных выше функций, в совокупности позволяет установить факт наличия преступного управления, свойственного организованной криминальной структуре, и круг его субъектов[2].

Следовательно, с целью выявления и доказывания вины лидеров преступной организации в ее создании, руководстве, управлении и в исполнительно-преступной деятельности очень важно уже на начальном этапе расследования получить данные о функционально-волевых проявлениях их деятельности (распоряжениях, требованиях, указаниях, советах, волевом воздействии на исполнителей, элементах практической помощи в подготовке к отдельным преступным акциям и реализации преступных доходов, финансировании коррумпированных должностных лиц и т. д.).

Законспирированность функционирования организованных преступных сообществ и связей между их отдельными членами, круговая порука сообщников, тщательная подготовка преступных акций и сокрытие ее следов, дерзость, жестокость, изощренность, быстрота совершения самого преступления, частое оказание преступниками вооруженного сопротивления оперативным и следственным органам, возможность утечки и расшифровки оперативно-разыскной информации как результат действия коррумпированных связей, необходимость защиты от преступников свидетелей и потерпевших – все это вносит определенную специфику в комплекс методов и средств расследования организованной преступной группы и оперативно-разыскных мероприятий.

По делам этой категории для решения важных задач по ходу расследования приходится проводить значительно больше, чем по другим уголовным делам, различных криминалистических операций на всех стадиях расследования, и особенно в ее начале. Это особенность данной методики расследования. В частности, речь идет о следующих операциях: пресечение и предупреждение начавшихся и готовящихся преступных акций; задержание преступников с поличным; розыск преступников по признакам внешности и иным данным; изобличение преступников; установление места содержания заложников и их освобождение; установление номера телефона и места, откуда ведутся телефонные переговоры; прослушивание и запись телефонных и иных переговоров; выявление коррумпированных связей; контролируемые операции с предметами, находящимися в легальном и нелегальном обороте; обеспечение защиты потерпевших и свидетелей и др.

При этом следователь, приняв тактическое решение о необходимости проведения той или иной криминалистической операции с учетом имеющейся для этого информации по делу, совместно с оперативно-разыскными работниками должен разработать совместный план проведения такой операции. В нем должны быть учтены все компоненты складывающихся следственных ситуаций, количество сил и средств различных оперативно-разыскных подразделений, способы обеспечения тайны следствия, связанной с проведением операции, меры обеспечения безопасности ее участников. В плане необходимо определить наиболее благоприятное время и место ее проведения, число ее исполнителей, распределение между ними ролей, характер используемых технических средств и методов, порядок финансирования ее хода и результаты.

Вместе с тем в плане должен быть решен вопрос о целесообразности участия в операции следователя и в случае необходимости такого участия – определить его роль. Например, в операции по задержанию с поличным, изобличению преступников участие следователя необходимо. Роль следователя в этих случаях определяется в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом, выработанными на практике принципами взаимодействия следственной и оперативных служб. В любом случае следователь не должен выполнять оперативно-разыскных функций.

Тактические операции (главным образом по обеспечению безопасности участия свидетелей и потерпевших в судебном следствии) могут проводиться и после окончания расследования в ходе рассмотрения дел в суде. Названная операция требует совместных усилий следователей, работников органов дознания, надзирающих за следствием прокуроров и судей в обеспечении решения организационно-технических ее вопросов, тесного взаимодействия всех правоохранительных органов при ее проведении.

Для успеха расследования дел анализируемой категории очень важно широкое и умелое применение криминалистической, иной специальной техники и различных специальных знаний. Это особенно важно потому, что при расследовании анализируемых преступлений виновные, как правило, не дают правдивых показаний, не признаются в содеянном, создают всяческие помехи деятельности следователя, а изобличающую виновных информацию из других личных источников доказательств (от свидетелей и потерпевших) под влиянием давления на них преступников следователь может получить далеко не всегда. Поэтому без соответствующих материальных источников доказательственной информации раскрыть такие преступления и решить остальные задачи расследования практически нельзя. Особенно широко при этом должны использоваться звуко- и видеозапись, фото- и киносъемка при следственных действиях, средства электронного прослушивания и наблюдения, другие виды специальной техники, используемые в ходе оперативно-разыскной работы.

Для успеха расследования таких преступлений необходимо максимально и высокопрофессионально использовать данные информационно-справочных учетов, существующих автоматизированных информационно-поисковых систем и уже накопленный в отдельных следственных и оперативных подразделениях массив компьютерной информации о лицах и организациях, подозреваемых в причастности к организованной преступной деятельности, о совершенных, расследованных и находящихся в стадии расследования преступлениях.

Обобщение опыта расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, позволяет выработать ряд общих методических требований к их расследованию.

1. Необходимо в процессе следствия как можно быстрее выявить факт совершения преступления организованной группой и базовую (стержневую) преступную направленность организованного формирования, деятельность которого вскрыта и расследуется (если это не было сделано в период оперативно-разыскной разработки). Установление указанных обстоятельств, особенно базовой направленности ОПГ, в самом начале расследования имеет очень важное методическое значение.

При выявлении разнохарактерных преступлений, совершенных данной группой, в том числе и базовой направленности, отдавая предпочтение расследованию базового состава, следует также иметь в виду, что более низкий профессионализм побочных и нетипичных преступлений чаще всего создает более благоприятные условия для их расследования, с последующим использованием полученных данных для расследования основных преступлений. Кроме того, методически правильнее действовать так, чтобы одни и те же следственные действия, тактические операции, по возможности, одновременно способствовали раскрытию всех преступлений, совершенных данным сообществом.

2. Методика расследования преступной деятельности организованного формирования должна быть наступательной, т. е. должна быть выбрана такая система следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, которая обеспечивала бы стратегическое и тактическое превосходство правоохранительных органов, «упреждала» возможные меры оказания противодействия расследованию. Для этого важно как можно быстрее установить численность, структуру данного формирования, роль в его деятельности задержанных преступников, типологические черты его лидеров (с учетом вида базовой преступной деятельности), возможные коррупционные связи. Активно использовать эту информацию для криминалистического прогнозирования всей возможной в каждом конкретном случае «упреждающей» деятельности следователя. При этом данное требование должно реализовываться на протяжении всех этапов расследования.

3. Используемая следователем методика должна творчески привязывать начавшееся расследование к типовым следственным ситуациям (которые будут рассмотрены в следующем параграфе), характерным для расследования многих видов преступлений, совершаемых организованными сообществами. Такой подход обеспечит перспективу успешного расследования не только в рамках типичных, но и атипичных следственных ситуаций. Последние ситуации часто возникают в связи с ответными действиями криминальных сообществ, направленными на оказание противодействия расследованию.

Последовательная реализация данного требования особенно важна на первоначальном этапе расследования. В этот период неопределенность имеющейся исходной информации, необходимость быстрого принятия следственных решений при дефиците имеющихся данных часто обязывает следователя (в целях сохранения должной направленности и динамизма расследования) ориентироваться не только на типовые рекомендации, но и широко использовать при этом приемы и методы эвристического мышления[3].

4. При планировании расследования уже совершенных организованной группой преступлений и предупреждения возможных новых преступных деяний следует учитывать не только имеющиеся элементы механизма совершения преступлений (обстановку, способы совершения и сокрытия преступления), но и другие обстоятельства. В частности, наряду с относительной стабильностью места совершения (территории, сферы деятельности и т. д.) и временных факторов деятельности многих таких групп, необходимо учитывать и возможное территориальное распределение и временную периодичность деятельности отдельных преступных групп.

Так, активная деятельность преступных групп, базовой деятельностью которых является производство и сбыт наркотиков, может осуществляться не в месте нахождения руководящих органов, а далеко от них и в определенные временные промежутки, диктующиеся цикличностью операций по выращиванию наркотического сырья, производству и сбыту наркотической продукции. В этой связи при планировании следственных действий, криминалистических операций и оперативно-разыскных мероприятий необходимо учитывать указанные обстоятельства.

Следует также учитывать, что если этого требует обстановка, преступная деятельность организованных криминальных сообществ может на некоторое время прекращаться или затухать, перемещаться в другие регионы, сферы хозяйства, снова возобновляться и даже меняться по своей направленности.

5. Расследование, как и оперативно-разыскная работа, не может быть успешным без четко налаженного взаимодействия следователей с оперативно-разыскными органами в рамках следственно-оперативных групп или вне этих рамок. Необходимость коллективных усилий следователей и оперативно-розыскных работников в расследовании преступлений, совершенных криминальными организованными группами, обусловливается, во-первых, тем, что оперативно-разыскная деятельность является составной частью анализируемой методики расследования. Во-вторых, она обусловливается своеобразием и масштабами деятельности высокоорганизованных групп (иногда очень больших по численности) преступников. Члены такой группы, занимающейся криминальной деятельностью как бизнесом, обычно совершают целую серию преступлений и порой, как уже отмечалось, не однотипных. Это требует большего объема следственной и оперативно-разыскной работы, тщательно продуманных и согласованных коллективных усилий разных правоохранительных органов и использования всех возможных оперативно-разыскных мероприятий, предусмотренных Федеральным законом «Об оперативно-разыскной деятельности».

Совместная работа следователей и оперативно-разыскных сотрудников при расследовании организованной преступной деятельности любого вида особенно строго должна согласовываться с планом расследования и основываться на результатах совместной оценки складывающихся следственных и оперативно-разыскных ситуаций. Как правило, она должна начинаться до возбуждения уголовного дела и продолжаться до направления его в суд. При этом следователь должен постоянно контактировать с оперативными сотрудниками и отслеживать вновь получаемую оперативниками информацию, сопоставлять ее со следственными данными, вместе с инициатором разработки какой-либо оперативно-следственной опе­рации определять ее место, время, условия и т. д.

Именно такой путь расследования позволяет не только создать четкую систему взаимодействия всех участников расследования и задействованных в расследовании специалистов, но и наиболее рационально разделить между ними организационные, тактико-методические, разыскные функции. В то же время взаимный контроль указанных участников предостерегает от возможных промахов в расследовании и в большей мере защищает от возможных провокаций со стороны преступных организаций.

Существенное значение в обеспечении эффективности расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями, имеет четко налаженное управление следователем процессом расследования и умелый выбор тактики проведения отдельных следственных действий. Основными принципами организации и управления при расследовании преступлений, совершенных такими группами, являются:

- концентрация наиболее квалифицированных сил следствия на главных направлениях расследования и на временно второстепенных направлениях, но ставших узким местом расследования и затрудняющих ход следствия и решение стратегических задач расследования;

- постоянная нацеленность на поиск основных или второстепенных, но слабых звеньев в структуре преступной организации, работа с членами которых позволит ее разрушить целиком;

- постоянная координация движения потоков криминалистической информации на оперативно-разыскном и следственном уровнях;

- контроль за возможными каналами утечки следственной и оперативно-разыскной информации и др.

Тактические особенности отдельных следственных действий по этим делам определяются сложностью получения и надежного закрепления доказательств и соответственно необходимостью получения максимально большого числа вещественных доказательств. Отсюда потребность широкого использования научно-технических средств и специальных знаний для выявления, фиксации и изучения следов, вещественных доказательств. Вместе с тем многие приемы ведения следствия связаны с необходимостью защиты свидетелей и потерпевших и их близких от посягательств на них членов преступных сообществ, деятельность которых расследуется, применением видео- и аудиозаписи при допросе свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, а также при предъявлении для опознания.

Важное значение при расследовании анализируемых преступлений имеет осмотр места происшествия как первоначальное, а порой и неотложное  следственное действие. Он часто позволяет собрать первоначальную информацию, свидетельствующую об осуществлении расследуемой преступной акции членами организованной преступной группы.

Результаты осмотра позволяют получить данные о количестве лиц, участвовавших в совершении преступления, о характере разделения функций между ними, о степени преступного профессионализма в деятельности преступников, о характере технических средств, использованных для совершения преступления, о степени предварительной продуманности преступной акции и др.

Установление группового характера преступления, как справедливо замечено, «является важной диагностической задачей осмотра места происшествия, влияет на действия следователя, определяет последующие оперативно-разыскные мероприятия, следственные действия, тактические операции»[4].

[1] См.: Драпкин Л. Я. Криминалистические аспекты борьбы с организованной пре­ступностью // Актуальные проблемы правового регулирования общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике. Барнаул, 1991. С. 221223.

[2] См.: Особенности принятия тактических решений при расследовании преступле­ний, совершаемых организованными преступными группами. М., 1996. С. 20.

[3] См.: Зорин Г. А. Криминалистическая эвристика. Гродно, 1994.  С. 26.

[4] Шепитько В. Ю. Тактика расследования преступлений, совершаемых организо­ванными группами и преступными организациями. Харьков, 2000. С. 31–32.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!