Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней) (ст. 210 УК)

Разработка понятия, сущности и определения организованной преступности является сложной проблемой, хотя попыток ее разрешения делается немало и отечественными и зарубежными учеными.  Учитывая многозначность форм  и целей существования этого социального явления, в документе секретариата ООН, подготовленном в период проведения  Конгресса ООН в 1990 году по проблемам предупреждения преступности и обращения с правонарушителями, отмечалось, что одной формулировкой невозможно определить многочисленные виды организованной преступности, обусловленные различными факторами[1]. Аналогичной позиции при­держивается и Комитет экспертов по уголовному праву  и криминологическим аспектам организованной преступности Европейского комитета по проблемам преступности[2]. Отсутствие единых подходов в определении преступных организаций значительно усложняет скоординированность противодействия терроризму и организованной преступности на уровне мирового сообщества. Именно такого уровня решения проблемы требует явление, именуемое организованная транснациональная преступность, которая, как и терроризм, носит глобальный характер.

Основным условием возникновения и существования в обществе преступных сообществ является наличие социально-экономических предпосылок существования мелких по численности участников и по масштабам деятельности преступных группировок. Именно критерий уровня самоорганизации преступных групп взят законодателем за основу последовательности их изложения в ст. 35 УК. Первый уровень определяет группа лиц. Второй – группа лиц, предварительно сговорившихся о совместном совершении преступления. Третий уровень  самоорганизации  преступности – это организованная группа. Этот уровень самоорганизации преступности определяется наличием внутригрупповой иерархии соподчиненности в области организованной преступной деятельности в виде трехуровневой пирамиды, каждый из уровней выполняет определенный круг задач.

Преступниками первого уровня являются исполнители, совершающие конкретные преступления, которые подчиняются организаторам, находящимся  на втором уровне. Деятельность исполнителей сопряжена с наибольшим риском для них, хотя они и получают наименьшую часть дохода, полученного преступным путем. Это связано с тем, что работа исполнителей низко оценивается организаторами из-за их слабого общеобразовательного  и профессионального уровней.

Второй уровень пирамиды составляют преступники, которые занимаются планированием, организацией совершения преступлений, от них исходят руководящие указания, и ими осуществляется постоянный контроль за их выполнением. В их обязанности входят также  оценка доходов, устранение неугодных лиц, знающих о деянии, или соучастников, подбор и подготовка исполнителей, обеспечение их средствами совершения преступления и т. д.

Распределение задач имеет два решающих преимущества по сравнению с обычным способом совершения преступления:

1)     повышается степень специализации каждого участника преступления, т. е. выполняются только те задачи, которые наилучшим образом соответствуют особенностям конкретной личности;

2)     обеспечивается высокий уровень конспирации группы, особенно в случаях, когда каждый соучастник преступления знает только тех лиц, с которыми он непосредственно имеет дело.

          Третий уровень пирамиды составляют преступники, которых почти невозможно уличить в причастности к совершению преступления. Зачастую они обладают парламентским или иным иммунитетом и используют все возможности  привлечения к ответственности лиц, инициировавших уголовное преследование против них. Самоорганизация устойчивых преступных группировок, обретя признак сплоченности, и приводит к возникновению мегапреступности более высокого уровня – преступного сообщества (преступной организации).

В целом деятельность преступных организаций представляет собой серьезную угрозу обществу, функционированию экономики и государственных структур как отдельного государства, так и мирового сообщества. Это является одной из причин, по которой рассматриваемое преступление определяется как преступление террористической направленности, хотя цели террористических организаций и преступных сообществ (преступных организаций) не совпадают.

Преступные сообщества (преступные организации) преимущественно преследуют цели предоставления населению запрещенных законом товаров и услуг и извлечения из этой деятельности криминальной выгоды. Они осуществляют самую разнообразную незаконную деятельность, всеобъемлющий перечень которой практически невозможно составить. Тем не менее, некоторые виды деятельности преступных сообществ можно выделить, поскольку они приносят баснословные доходы преступникам и, как правило, имеют губительные последствия для населения региона, государства и даже всего человечества. Здесь имеются в виду индустрия наркобизнеса, незаконная торговля оружием, ядерными материалами, проституция и торговля людьми, кража и контрабанда дорогих автомобилей, фальшивомонетничество, отмывание денег и многие другие виды преступной деятельности. Следовательно, преступные организации не ставят перед собой каких-либо политических целей, и если они и прибегают к террору, то лишь для устранения возникших препятствий для организации или продолжения уже организованной преступной деятельности.

Напротив, для террористических групп (организаций)  первостепенным является постановка и достижение именно политических целей, каковой зачастую является изменение сложившегося положения на национальном или на международном уровне. В преступной экономической деятельности, например, в торговле оружием, террористические группы участвуют с целью добыть средства, необходимые им для более эффективного выполнения политических задач либо для конспирации основной террористической деятельности.

Хотя цели у террористических организаций и преступных сообществ различны, в настоящее время все больше проявляется тенденция к их слиянию, которая может стать необратимой. Одним из признаков  этой тенденции он называет стремление преступных сообществ решать и политические задачи, используя для этого тактику террора. В частности, итальянская мафия или колумбийские наркокартели использовали терроризм против государства и его представителей, добива­ясь с его помощью изменения политики, создания обстановки наиболь­шего благоприятствования для их преступной деятельности.

Преступные организации  (сообщества) стремятся к установлению прямых связей с террористическими организациями. Иногда это становится вопросом жизни или смерти для той или иной преступной группы и единственным  способом выживания обеих. Например, торговцы наркотиками в Перу не имели другого выбора, кроме как установить отношения с террористической организацией «Сандеро луминосо» («Сияющий путь»), поскольку последняя в обмен за часть доходов, получаемых от торговли наркотиками, обеспечивала защиту тех, кто выращивал коку, и тех, кто реализовывал ее продажу. Для торговцев наркотиками помощь названной  террористической организации означала, что решительные действия правительства против них будут значительно затруднены. А организации «Сияющий путь» полученные средства от наркодельцов позволили финансировать кампанию по свержению правительства. Фактически эта связь представляет собой  деловое сотрудничество, в котором одна из сторон находит в другой стороне необходимое для ее деятельности звено.

Деятельность преступных сообществ создает серьезную угрозу физическим, нравственным, правовым и политическим устоям общества, в частности из-за употребления наркотиков, вовлечения в преступную деятельность, оказания финансовой и другой помощи преступникам, преследующим политические цели, и т. д. Деятельность преступных сообществ может затруднить управление экономикой в государстве, поскольку их огромные доходы обостряют инфляционное давление, создают дисбаланс в развитии отдельных секторов экономики и увеличивают расходы узкого круга лиц на предметы роскоши в условиях, когда существует острая необходимость в более широком распределении ресурсов[3].

Отсутствие единого понятия преступной организации связано с отсутствием единой модели таких организаций. Они различаются по форме, размерам, квалификации и специализации, действуют в различных регионах и на рынках разных товаров и услуг, используют самую разнообразную тактику и механизмы, обходя правовые ограничения и избегая столкновений с правоохранительными органами.

Свои названия преступные организации (преступные сообщества) получают в зависимости от географической территории происхождения и дислокации или от национальной принадлежности основной массы участников. Наиболее известными из них являются «Итальянская мафия», «Сицилийская мафия», «Китайские «триады»», «Японская «якудза»»,  «Колумбийские картели», «Нигерийские преступные организации», «Российская организованная преступность» и др.

В России проблема организованной преступности обозначилась с началом процесса демократизации общества и перехода на рыночную экономику. По разным оценкам, в эти годы на территории России орудовали около пяти тысяч мафиозных группировок,  каждая из которых состояла из не менее 25 активных участников-боевиков. В 1995 г. на учете МВД РФ состояло свыше 150 преступных сообществ со средней численностью около 90 человек каждое[4]. Вся эта грозная сила, не встречая сколько-нибудь серьезного, эффективного и решительного противодействия со стороны государственных структур, в первую очередь силовых, вела себя агрессивно и вызывающе, все чаще прибегая к актам насилия, что и определило особенность организованной преступности переходного периода России. Все крупные города и промышленные центры России были во власти криминальных групп, оснащенных новейшим оружием, различным техническим оборудованием, средствами связи и прослушивания. Сказанное и обусловило введение в  Уголовный кодекс Российской Федерации (впервые в нашей стране) ответственности за организацию преступного сообщества (преступной организа­ции), а также участие в нем (ч. 4 ст. 35 и ст. 210 УК РФ).

Согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, данными в постановлении от 10 июня 2010 года № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)»[5], под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений (например, мошенничества, совершенного организованной группой либо в особо крупном размере), в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги и т. п.

Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имущество, однако обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и другими лицами.

Исходя из того, что УК РФ не устанавливает каких-либо правовых различий между понятиями «преступное сообщество» и «преступная организация», следует отметить, что преступное сообщество (преступная организация) может осуществлять свою преступную деятельность либо в форме структурированной организованной группы, либо в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством.

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т. п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Под структурным подразделением преступного сообщества (преступной организации) следует понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т. п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации).

Объединение организованных групп предполагает наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения.

В ч. 1 ст. 210 УК РФ предусматривается ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координацию преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработку планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Объективную сторонусоставапреступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, образует любое из следующих действий:

1)         создание преступного сообщества (преступной организации);

2)         руководство таким сообществом или входящими в него (нее) структурными подразделениями;

3)         координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Создание преступного сообщества (преступной организации). Действия по созданию преступного сообщества могут заключаться, например, в вовлечении в такое сообщество его участников, определении и закреплении за ними их ролей в составе сообщества, определении направлений их деятельности и функциональных обязанностей, обеспечении иных условий совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Созданию преступного сообщества могут способствовать также и действия лица, непосредственно направленные на объединение под общим руководством уже существующих организованных групп, образованных для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Создание преступного сообщества (преступной организации) является оконченным преступлением с момента завершения образования сообщества, т. е. с момента создания в составе организованной группы структурных подразделений или объединения организованных групп и совершения ими действий, свидетельствующих о готовности преступного сообщества (преступной организации) реализовать свои преступные намерения, независимо от того, совершили ли участники такого сообщества (организации) запланированное тяжкое или особо тяжкое преступление. О готовности преступного сообщества (преступной организации) к совершению указанных преступлений может свидетельствовать, например, приобретение и распространение между участниками орудий или иных средств совершения преступления, договоренность о разделе территорий и сфер преступной деятельности.

Руководство преступным сообществом (преступной организацией) – осуществление организационных и (или) управленческих функций в отношении преступного сообщества (преступной организации), его (ее) структурных подразделений, а также отдельных его (ее) участников как при совершении конкретных преступлений, так и при обеспечении деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Такое руководство может выражаться, в частности, в определении целей, в разработке общих планов деятельности преступного сообщества (преступной организации), в подготовке к совершению конкретных тяжких или особо тяжких преступлений, в совершении иных действий, направленных на достижение целей, поставленных преступным сообществом (преступной организацией) и входящими в его (ее) структуру подразделениями при их создании (например, в распределении ролей между членами сообщества, в организации материально-технического обеспечения, в разработке способов совершения и сокрытия совершенных преступлений, в принятии мер безопасности в отношении членов преступного сообщества, в конспирации и в распределении средств, полученных от преступной деятельности).

К функциям руководителя преступного сообщества (преступной организации) следует также относить принятие решений и дачу соответствующих указаний участникам преступного сообщества (преступной организации) по вопросам, связанным с распределением доходов, полученных от преступной деятельности, с легализацией (отмыванием) денежных средств, добытых преступным путем, с вербовкой новых участников, с внедрением членов преступного сообщества (преступной организации) в государственные, в том числе правоохранительные, органы.

Руководство преступным сообществом (преступной организацией) может осуществляться как единолично руководителем преступного сообщества (преступной организации), так и двумя и более лицами, объединившимися для совместного руководства (например, руководителем преступного сообщества (преступной организации), руководителем структурного подразделения, руководителем (лидером) организованной группы).

Ответственность по ч. 1 ст. 210 УК РФ за координацию преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработку планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, наступает с момента фактического установления контактов и взаимодействия в целях совершения указанных преступных действий. При этом необходимо установить, в чем конкретно выражалось оказанное на участников организованных групп влияние. Что касается ответственности лица, принявшего участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп, то таковая наступает в тех случаях, когда на этом собрании совместно обсуждались вопросы, связанные с планированием или организацией совершения деяний, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 210 УК РФ.

Исходя из смысла ч. 5 ст. 35 УК РФ, лицо, создавшее преступное сообщество (преступную организацию), его (ее) руководитель, а также лица, осуществляющие коллективное руководство таким сообществом (организацией), несут уголовную ответственность по ч. 1 ст. 210 УК РФ за совершение хотя бы одного из указанных в ней преступных действий, а также по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации за все совершенные другими участниками преступного сообщества (преступной организации) преступления без ссылки на ч. 3 ст. 33 УК РФ и в том случае, когда указанные лица непосредственно не участвовали в совершении конкретных преступлений, но они охватывались их умыслом.

       За участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп предусмотрена ответственность в ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Под участием в преступном сообществе (преступной организации) следует понимать вхождение в состав сообщества (организации), а также разработку планов по подготовке к совершению одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений и (или) непосредственное совершение указанных преступлений либо выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого сообщества (финансирование, снабжение информацией, ведение документации, подыскание жертв преступлений, установление в целях совершения преступных действий контактов с должностными лицами государственных органов, лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, создание условий совершения преступлений и т. п.). Преступление считается оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных преступлений или иных конкретных действий по обеспечению деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Оказание лицом, не являющимся членом преступного сообщества (преступной организации), содействия деятельности такого сообщества (организации) подлежит квалификации как соучастие в форме пособничества по ч. 5 ст. 33 УК РФ и ч. 2 ст. 210 УК РФ (например, передача секретарем, системным администратором служебной информации, оператором сотовой связи – сведений о переговорах клиентов, банковским служащим – данных о финансовых операциях клиентов и т. п., а также оказание членам преступного сообщества (преступной организации) юридической, медицинской или иной помощи лицом, причастным к преступной деятельности такого сообщества (организации).

При совершении участником преступного сообщества (преступной организации) тяжкого или особо тяжкого преступления его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей частью (пунктом) статьи УК РФ, с учетом квалифицирующего признака «организованная группа». Если состав совершенного преступления не предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершение его организованной группой, действия лица подлежат квалификации по ч. 2 ст. 210 УК РФ и соответствующей части (пункту) статьи УК РФ, содержащей квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», а при его отсутствии –  по признаку «группой лиц».  Уголовная ответственность участника преступного сообщества (преступной организации) за действия, предусмотренные ч. 2 ст. 210 УК РФ, наступает независимо от его осведомленности о действиях других участников сообщества (организации), а также о времени, месте, способе и иных обстоятельствах планируемых и совершаемых преступлений.

Действия участника преступного сообщества (преступной организации), не являющегося исполнителем конкретного преступления, но в соответствии с распределением ролей в составе этого сообщества выполняющего функции организатора, подстрекателя либо пособника, подлежат квалификации независимо от его фактической роли в совершенном преступлении по соответствующей статье УК РФ без ссылки на чч. 3, 4 и 5 ст. 33 УК РФ, а также по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Если организатор, руководитель (лидер) или иной участник преступ­ного сообщества (преступной организации) незаконно владеет огнестрель­ным оружием, его действия в этой части надлежит квалифицировать по ст. 222 УК РФ, а также по соответствующей части ст. 210 УК РФ.

В случаях, когда участник преступного сообщества (преступной организации) совершает преступление, которое не охватывалось умыслом других участников сообщества (организации), его действия как эксцесс исполнителя подлежат квалификации по соответствующей статье УК РФ без ссылки в этой части на ст. 210 УК РФ, если содеянное таким лицом совершено не в связи с планами преступного сообщества (преступной организации).

При отсутствии договоренности с другими участниками преступного сообщества (преступной организации) совершение участником этого сообщества (организации) действий, которые были направлены на обеспечение функциональной деятельности сообщества (организации), например убийства в целях сокрытия иного преступления, совершенного участником преступного сообщества (преступной организации), подлежит квалификации по соответствующей статье УК РФ и по ст. 210 УК РФ.  Если участники преступного сообщества (преступной организации), наряду с участием в сообществе (организации), создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации, содеянное образует реальную совокупность преступлений и подлежит квалификации по ст.ст. 209 и 210 УК РФ, а при наличии к тому оснований также по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за участие в другом конкретном преступлении.

В тех случаях, когда организатор, руководитель (лидер) и участники структурного подразделения, входящего в состав преступного сообщества (преступной организации), заранее объединились для совершения вооруженных нападений на граждан или организации, действуя в этих целях, вооружились и, являясь участниками созданной устойчивой вооруженной группы (банды), действовали не в связи с планами преступного сообщества (преступной организации), содеянное ими надлежит квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 209 УК РФ, а также по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за совершенное конкретное преступление.

Квалифицирующий признак – совершение деяний, предусмотренных  ч. 1 или ч. 2 ст. 210, лицом с использованием своего служебного положения –  предусмотрен частью 3 ст. 210 УК РФ.

Под использованием своего служебного положения следует понимать не только умышленное использование лицом своих служебных полномочий, но и оказание влияния исходя из значимости и авторитета занимаемой им должности на других лиц в целях совершения ими определенных действий, направленных на создание преступного сообщества (преступной организации) и (или) участие в нем (ней). Так, например, Следственными органами Следственного комитета по Республике Башкортостан расследовалось уголовное дело в отношении 15-ти членов преступного сообщества, обвиняемых в зависимости от роли каждого в совершении преступлений, предусмотренных чч. 1, 2 и 3 ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества и участие в нем), ч. 4 ст. 188 УК РФ (контрабанда), ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов), ч. 4 ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления), ч. 1 ст. 30 и пп. «а, б, г» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (покушение на незаконные производство, сбыт или пересылка наркотиче­ских средств, психотропных веществ и их аналогов), ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления).  Леонид Даянов (45 лет), начальник отдела специальных экспертиз экспертно-криминалистического центра при МВД по Республике Башкортостан до 2007 года, создал преступное сообщество для незаконного сбыта наркотиче­ского средства –  героина – на территории Республики Башкортостан и Приморского края и осуществлял руководство этим сообществом.

Даянов вовлёк в деятельность преступного сообщества свою супругу 45-летнюю Эльзу Даянову, своего несовершеннолетнего сына  Руслана Даянова, своего 39-летнего родственника Тагира Улямаева, своих знакомых 42-летнюю Эльвиру Давыденко, 48-летнего Ильдара Латыпова,   30-летнего Кудратулло Давлятова, затем в члены преступного сообщества вошли 40-летний Рамиль Хасанов,  38-летний Олег Щукин,  27-летний Иван Рухтин, 25-летний Ринат Абкадыров, 34-летняя Наталья Зинина, 39-летний Валерий и  28-летняя Светлана Ерёмины,  37-летний Андрей Орлов. Леонид Даянов,  используя служебное положение, обладал информацией о тактических и оперативных возможностях оперативных подразделений системы МВД, ФСБ и ФСКН, служебной информацией, профессиональными навыками и специальными познаниями в области практической химии.

Каждый из участников преступного сообщества стабильно выполнял функции, возложенные на него вышестоящими лицами в иерархии преступного сообщества, тщательно соблюдал конспирацию, использовал в телефонных разговорах специальные шифрованные термины, «кодовые слова». Для сокрытия истинного смысла разговора о наркотиках передача наркотических средств между членами преступного сообщества происходила через потайные места – «закладки», создаваемые на территории городов Уфа и Октябрьский Республики Башкортостан, также злоумышленники обеспечивали доставку героина в город Владивосток Приморского края. При производстве обыска только в доме Даянова были обнаружены 13 килограммов наркотиков и тайная лаборатория по маскировке наркотических средств под продукты питания. В ходе расследования было установлено 10 крупных приобретателей наркотиков в городах Уфа, Октябрьский и Владивосток. В период существования преступного сообщества его участниками были совершены 24 эпизода преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков[6].

В соответствии с п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 года № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней)»[7], решая вопрос о субъекте преступления, указанного в ч. 4 ст. 210 УК РФ, судам надлежит устанавливать занимаемое этим лицом положение в преступной иерархии, в чем конкретно выразились действия такого лица по созданию или по руководству преступным сообществом (преступной организацией) либо по координации преступных действий, созданию устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами либо по разделу сфер преступного влияния и преступных доходов, а также другие преступные действия, свидетельствующие о его авторитете и лидерстве в преступном сообществе (преступной организации). О лидерстве такого лица в преступной иерархии могут свидетельствовать и наличие связей с экстремистскими и (или) террористическими организациями или наличие коррупционных связей.

Субъектами преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, могут быть лица, достигшие 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие совместно с членами преступного сообщества (преступной организации) конкретные преступления, подлежат уголовной ответственности лишь за те преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена законом с 14-летнего возраста.

[1] Основы борьбы с организованной преступностью / под ред. С. В. Овчинского, В. В. Эминова, Н. П. Яблонского. –  М., 1996.  –  С. 8–10.

[2] Вопросник Комитета экспертов по уголовному праву и криминологическим аспектам организованной преступности Совета Европы от 14.08.1997 г.

[3] Салимов К. Н. Современные проблемы терроризма. – М., 1999. –  С. 132.

[4] Долгосрочный прогноз развития криминальной ситуации в Российской Федерации.  – М., 1996. –  С. 51.

[5] См.: О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней): постановление Пленума Верховного Суда РФ  от 10 июня 2010 года № 12 // http://www.garant.ru/hotlaw/federal.

[6] http://www.surb.ru/news/437/13.08.2010.

[7] См.: О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем (ней): постановление Пленума Верховного Суда РФ  от 10 июня 2010 года № 12 // http://www.garant.ru/hotlaw/federal.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!