Объединение Италии под гегемонией Рима

После изгнания царей подчиненные Риму латинские города отложились и вступили в союз с этрусским царем — лукумоном из города Клузия — Порсеной (Porsena). Опираясь на поддержку латинов, Порсена захватил Рим, разграбил его, разрушил Сервиеву стену и многих жителей увел в рабство. Это был момент, когда римская федерация находилась накануне полного распада, и только поражение латинов при Регилъском озере (496 г.), нанесенное диктатором Авлом Постумием, спасло положение.

Три года спустя после регильской битвы, в 493 г., между римлянами и латинами был заключен союз, известный под именем союза Спурия Кассия. В союз вошли почти все города Лация — Ту-скул, Ариция, Ланувий, Кора, Тибур и др. Все члены союза, согласно договору, должны были пользоваться равными правами (foedus aequum), имели одинаковые права на военную добычу и рабов, клятвенно обязуясь никогда не нарушать договора.

Торжественное провозглашение равенства всех членов союза на практике оказалось, однако, неосуществимым. Формально равноправный союз римлян с латинами с течением времени выродился в односторонний союз Рима с латинскими городами.

Причина возвышения Рима среди латинских городов заключалась в его географическом и экономическом превосходстве и в наличии глубоких противоречий между латинскими городами, входившими в союз. Общие собрания союза происходили на берегу Ферентинского озера (ad caput Ferentinae), недалеко от г. Ариции (отсюда и название союза — Арицинская федерация). Образование Арицинской федерации, явившейся продолжением старого (доримского) Латинского союза 30 городов, образует первый этап в процессе объединения Италии под гегемонией города Рима.

Самым значительным событием этого периода была война с Вейями, столицей Этрурии, и союзными с ними Фиденами. В IV в. псле десятилетней осады римскому консулу Марку Фурию Камиллу удалось подвести подкоп. Столица Этрурии была взята приступом, постройки разрушены и сожжены, жители превращены в рабов, а Вейентская область включена в римскую территорию (396 г.).

После присоединения Вейентской области, почти в два раза увеличившей римскую территорию, Рим сделался первым городом Центральной Италии, фактическим гегемоном Латинской федерации. И уже тогда наметились методы римской политики, приведшие к объединению Италии под властью Рима. Построенная на принципе «разделяй и властвуй» (divide et impera), политика римлян состояла в поселении колонистов-римлян на территории завоеванных городов и заключении сепаратных договоров с различными городами Италии. Особенно важно было заключение сепаратного договора с Тускулом (381 г.), который должен был отказаться от политической независимости и превратиться в общину, подчиненную Риму, - был первый муниципий Италии.

В своем продвижении на юг, в направлении Кампании и Южной Италии, римско-латинская федерация встретилась с другой, не менее сильной федерацией самнитских племен. Самниты жили к северо-востоку от Кампании, между Адриатическим и Тирренским морями, и делились на много племен. Самний — горная крестьянско-пастушеская страна, покрытая горами, оврагами и ущельями, с небольшим числом городских поселений. В своих постоянных передвижениях самниты доходили до Апулии и Кампании, нападая на пограничные области. На этом продвижение самнитских племен на запад не остановилось. За первой волной переселенцев последовала вторая. Тогда теснимые горными самнитами мелкие кампанские племена, авзоны и сидицины, обратились к кампанцам за помощью. А эти последние, не чувствуя за собой достаточной мощи, отдались под покровительство Рима как самого сильного государства Центральной Италии.

Вмешательство Рима в дела Кампании знаменовало первый этап в истории объединения Италии, период пятидесятилетней борьбы с сабелльскими племенами, осложнившейся восстанием латинских и этрусских городов. Разрыву с самнитами предшествовали страстные дебаты в римском сенате, в драматической форме переданные в VII книге «Истории» Тита Ливия. Страсти разгорелись в связи с прибытием в Рим кампанской делегации, просившей римлян взять их под свою защиту. Кампанцы нарисовали блестящую перспективу союза Рима с Капуей, столицей Кампании, богатейшей житницей Италии.

Велико было желание приобрести Капую, но велик был также и риск потерпеть поражение. Самнитское войско считалось лучшим войском Италии, римская же федерация тогда была неустойчива и малонадежна. После расправы с Вейями и фиденами латинские и этрусские города готовы были к отпадению при первом же представившемся к тому случае. С другой стороны, римлян страшила перспектива господства самнитов в Кампании как вечная угроза Риму. Сперва взяло верх мнение умеренного большинства сената, не отказывавшегося от протектората над кампанцами, но и не желавшего открытого разрыва с самнитами.

Глава кампанской делегации рисовал помощь римлян кампанцам как дело высокого нравственного долга перед людьми и перед богами.

Аргументация кампанцев произвела впечатление на сенат и дала перевес сторонникам войны. Сенат высказался за активное вмешательство в дела Кампании.

Решение сената тем более понятно, что на помощь Рима более всего рассчитывала капуанская олигархия, так называемые всадники (equites), находившиеся в жестокой вражде с капуанским плебсом. Для римских патрициев война таким образом приобретала двойной смысл: 1) захват плодородной и богатой страны; 2) подавление мятежных элементов. В качестве идеологического оправдания был выдвинут высокий нравственный мотив (honor) — необходимость оказывать помощь тем, кто, ища защиты, добровольно становится под покровительство римских законов.

Захватом Кампании окончилась так называемая первая самнитская война (343—341 гг.). Опираясь на поддержку кампанских всадников, римляне без труда захватили Капую и закрепили за собой Кампанию. Разрозненные и плохо вооруженные самниты вынуждены были согласиться на мир и признать факт господства Рима в Кампании. На этом дело, однако, не остановилось. Неожиданный захват римлянами Кампании вызвал протест не только со стороны самнитов, но и вообще со стороны всех италиков — латинов, этрусков и герников, входивших в Арицинскую федерацию. Закрепление Рима в Кампании давало ему опасный для равноправия союзников перевес в Арицинской федерации. Вследствие этого союзники, воспользовавшись затруднительным положением римлян, потребовали подтверждения равноправия всех членов союза, выбора одного консула и половины сената из латинов. Отказ Рима удовлетворить просьбу союзников повел к римско-латинской войне (340—338 гг.), окончившейся поражением союзников подле Трифане, между Синуэссой и Минтпурнами, и распадом Арицинской федерации.

Место старой, лтинской федерации отныне заняла новая, Римско-италийская федерация, построенная уже на иных, более сложных началах с преобладанием города Рима.

Война с самнитами продолжалась и после уничтожения Арицинской федерации. В 327 г. началась вторая самнитская война (327—304 гг.), и как ее продолжение третья самнитская война (298— 290 гг.). Поводом к этой великой самнитской войне послужил захват первым римским проконсулом Публилием Филоном греческой колонии Неаполя (Neapolis). Как и в первой войне за Капую, римлян поддерживали неаполитанские олигархи-всадники, самнитам же сочувствовали плебеи. Трудность войны с самнитами заключалась в топографических условиях Самния, горной страны с массой мелких хребтов и ущелий, совершенно лишенной дорог.

Римская военная единица (легион) в таких условиях оказывалась малопригодной. Вследствие этого пришлось на ходу сформировать новую боевую единицу, более мелкую и подвижную, — манипул. Самой же главной опасностью для римской армии была ненадежность тыла, скрытая и открытая вражда латинских и этрусских городов, тяготившихся союзом с Римом.

Вторая самнитская война открылась тяжелым поражением римлян, пытавшихся из Кампании проникнуть в Самний. В 321 г. римляне попали в засаду в Кавдинском ущелье (furcula Caudinae) и вынуждены были принять позорные условия, продиктованные неприятелем. Крепости Люцерия и Фрегеллы перешли на сторону самнитов.

В 20-х гг. IV в. положение Рима было в высшей степени трудным, почти что катастрофическим. Самнитская война превращалась в войну за италийскую независимость. Составилась внушительная антиримская коалиция, к которой присоединились также и галлы. Крайне пестрая по своему составу, коалиция нанесла тяжкие поражения римской армии, но затем стала разлагаться в силу внутренних противоречий, с одной стороны, материального и военно-технического превосходства Рима — с другой. Независимость италийских народов была погребена в победах, одержанных римскими легионами и всадниками: при Вадимонском озере (310 г.) и Сен-тине в Умбрии (295 г.).

После разгрома самнитов наступила очередь италийских греческих полисов. Борьба с греческими городами составляет третий этап в истории объединения и унификации Италии. Со времени образования сицилийской державы Дионисиев (конец V и IV вв.) греческие полисы Южной Италии переживали внутренний кризис. С одной стороны их теснили сицилийцы, а с другой стороны на них надвигались италийские племена: бруттии, луканы, самниты и т.д. Не будучи в состоянии справиться с врагами собственными силами, греческие полисы обратились за помощью к Риму.

В 284 г. греческий город Фурии, соперник Тарента, просил помощи Рима против луканов. Посланный римлянами гарнизон освободил Фурии и присоединил их к римскому союзу. Примеру Фурий последовали другие города: Кротон, Локры и Регий, принятые в римский союз при условии пребывания в каждом из этих городов римского гарнизона. Из всех городов Южной Греции дольше всего сохранил свою независимость Тарент.

Тарент славился удобством и красотой своего географического положения как один из главных входов в Адриатическое море, имел прекрасную бухту и был обнесен крепкими стенами. Из Тарентской гавани суда шли во сех направлениях — в Истрию, Иллирию, Эпир, Ахайю, Африку и Сицилию.

Поводом к войне Рима с Тарентом послужил следующий инцидент с римской эскадрой. Зашедшая в Тарентскую гавань римская эскадра подверглась оскорблению со стороны тарентской публики, собравшейся в городском театре на представление. «Кто такие эти римляне? Откуда они взялись?» — кричала высыпавшая в гавань публика. Отправленное для выяснения инцидента римское посольство подверглось в свою очередь насмешкам и оскорблениям. «Смейтесь и насмехайтесь, - зал в ответ на язвительные насмешки греков, издевавшихся над плохим греческим произношением римлян, римский посол, — скоро у вас будет основание плакать и раскаяться в совершенном... Пятна на моей тоге вы смоете вашей кровью».

Для Рима война с Тарентом представлялась чрезвычайно опасной, так как это была война не только с одним греческим городом, но с целой коалицией южноиталийских городов и племен. Таренту оказывали прямую поддержку или сочувствовали Кампания, Апулия, Лукания и греки Балканского полуострова, по преимуществу демократы.

Так началась тарентинская война (bellum Tarentinum), по названию война с одним городом, в действительности же война со многими народами. Подобно лавине, война вовлекла кампанцев, апулийцев, лукан — словом, всю Италию, а вместе с ними царя Пирра, блестящего греческого полководца. Он в 280 г. высадился с войском в Италии.

Пирр (Pyrrihus), царь Эпира. Пирр принадлежал к числу эллинистических царей-авантюристов, жаждавших славы и деятельности. Вышедший из школы знаменитого эллинского полководца Деметрия Полиоркета, Пирр после изгнания из Македонии утвердился в Эпире и, считая себя вторым Александром Македонским, мечтал о создании мировой державы на Западе, в которую должны были войти Великая Греция, и Сицилия. В своих замыслах Пирр выступал продолжателем дела сицилийского тирана Агафокла. На приглашение Тарента Пирр посмотрел как на благоприятный случай овладеть Великой Грецией, охотно принял предложение тарентинцев и переправился в Италию с 26-тысячной армией и 20 боевыми слонами, что послужило началом военных действий.

Первое крупное сражение между римлянами и Пирром произошло близ Гераклеи, где Пирр, показав искусство великого полководца, организатора и стратега, одержал блестящую победу над римским консулом Публием Валерием Левином. В следующем (279) году произошло второе сражение между римлянами и эпирским царем при Аускуле в Апулии, также окончившееся разгромом римского войска. Но эта вторая пиррова победа куплена была дорогой ценой и не закончила войны. Численное превосходство оставалось на стороне римлян, к тому же научившихся с помощью боевых колесниц с жаровнями и железными крюками бороться с «луканскими быками», как тогда называли слонов. К тому же союзная коалиция оказалась непрочной и стала распадаться. Недовольный тарентинцами, Пирр из Италии переправился в Сицилию, где он, вступив в права наследника Агафокла, подчинил себе греческие города и открыл войну против Карфагена, претендовавшего на Сицилию.

Первое время дела Пирра в Сицилии пошли успешно. Ему удалось, прорвавшись через карфагенскую эскадру, блокировавшую город с моря, освободить Сиракузы. Под напором войск Пирра карфагеняне (пунийцы) очистили большую часть острова, отодвинувшись к городу Лилибею. Под Лилибеем произошло генеральное сражение, в котором царь потерпел поражение. Поражение Пирра повлекло за собой отпадение греческих городов и распад коалиции. Потерпевший поражение в Сицилии и в спешном порядке переправившийся в Италию, Пирр встретился с римским консулом Марком Курием Дентатом при Бенекепте в Самнии и, потерпев поражение (275 г.), бежал в Эпир, где он вскоре и погиб.

Победа никому неведомого «варварского» народа над прославленным полководцем обратила внимание на Рим всего тогдашнего культурного мира. Выражением этого внимания было, например, посольство, которое в 273 г. отправил в Рим самый могущественный монарх эллинистического Востока — Птолемей Филадельф. Пирр проиграл кампанию в Италии не только из-за своих личных качеств, исключавших возможность для него вести спокойную и выдержанную политику, но и в силу разнородности тех сил, на которые он опирался. Разношерстные наемные войска, раздираемые противоречиями греческие полисы Италии и Сицилии, полуварварские племена Южной Италии — эта база была весьма далека от монолитности. А против себя Пирр имел молодое, но уже сильное государство, к началу III в. ликвидировавшее все наиболее острые внутренние противоречия и объединившее значительную часть Италии. В течение более чем двух столетий войн сложилась римская военная организация, превосходившая македонскую, образовалась римская военная школа и выросли стойкие и опытные войсковые кадры. Рим незаметно для современников превратился в крупнейшую державу.

После ухода Пирра в Таренте взяла верх мирная партия, начавшая переговоры с римлянами. Обессиленные тарентинцы сдались на милость победителя, очистили акрополь, выдали оружие, срыли стены и приняли римский гарнизон.

После падения Тарента последовало покорение италийских народностей - луканов, бруттиев, кампанцев, самнитов и др. Последним городом, покоренным римлянами, был город Вольсинии в Этрурии, куда римляне были призваны городской аристократией , не могшей собственными силами справиться с вольноотпущенниками и рабами, восставшими против их господ. Для закрепления завоеванных областей были выведены новые колонии - Беневент, Эзерния, Пест, Аримин, Коза и др. Аппиева дорога, соединявшая центр с югом Италии, была продолжена до Тарента.

Тарентинская война заканчивает объединение Италии и открывает новую эру римской истории — эру мирового господства Рима в средиземноморском бассейне. По сравнению с предшествующими войнами тарентинская война была войной крупного масштаба, давшая победителю массу добычи, рабов и сделавшая его наследником греческой торговли.

«Никогда в стенах города, не было столь блестящего и великолепного триумфа. Что римляне видели до того времени? Скот вольсков, стада сабинян, телеги галлов, сломанное оружие самнитов. Тогда же появились закованные фессалийцы, молоссы, воины Македонии, Бруттия, Апулии и Лукании. Пурпур, золото, картины, статуи, весь блеск и роскошь Тарента украшали триумфальное шествие. Скоро покорена была вся Италия. Это был счастливый век, юность римского народа!» (haec est secunda aetas populi Romani et quasi adolescentia).

«Рим находился тогда в силе и расцвете, бурлил и кипел, в то же время сохраняя еще известную пастушескую грубость своих предков. Римский народ дышал неукротимой гордостью».

Итак, в борьбе за Италию, длившейся около трех столетий, победительницей оказалась маленькая община на Тибре. К 60-м гг. Ill в. вся Италия времен Республики от р. Рубикон до Мессанского пролива, вошла в своеобразную федерацию, возглавляемую Римом. (К этой именно эпохе относится начало употребления самого термина «Италия» применительно почти ко всему полуострову, тогда как первоначально Италией (от оскского Viteliu — собственно «страна телят») греки называли только юго-западную оконечность полуострова. Потом название перенесли на всю Южную Италию и, наконец, на весь полуостров (кроме долины По). Только император Август включил и долину По в границы Италии).

Это был факт всемирно-исторического значения, последствия которого оказались неисчислимыми, ибо италийский союз оказался чрезвычайно жизнеспособным организмом, способным помериться силами с самыми могущественными державами Средиземноморья. Каковы же были причины, которые в борьбе за господство в Италии определили победу именно Рима, а не другой какой-нибудь общины? Рим далеко не был самым сильным полисом, когда еще в царский период начал свои бесконечные войны с соседями. Но комбинация исторических условий, среди которых он возник и развивался, была для него благоприятнее, чем для других, и прежде всего обстановка на нижнем Тибре. В римской общине с самого начала объединились два момента — торговый и аграрный. Развитию торговли содействовали положение на Тибре, близость моря, добыча и транспортирование соли, соседство Этрурии и Кампании; аграрный характер придавала Риму плодородная равнина Лация. Сочетание этих двух моментов имело огромное значение.

Нижний Тибр был местом скрещения разнообразных влияний, центром взаимодействия различных сил — экономических, этнических и культурных. Сравнительно-исторический материал доказывает, что в истории ведущая роль всегда принадлежала тем пунктам, которые лежали на пересечении нескольких линий взаимодействия. Развитие обмена, заимствования у соседей, племенные скрещения, выгоды стратегического положения — все это приводило к тому, что именно эти центры становились самыми мощными очагами исторического развития.

Рим благодаря своему местоположению очень рано стал привлекать население из окружающих областей. В него стекались наиболее предприимчивые и энергичные элементы, которые оставили заметный след в образовании римского народного характера. Этот характер мы отнюдь не можем сбрасывать со счетов при объяснении успехов Рима. В нем сочеталась сильная доза мелкоаграрного консерватизма с чертами смелого дерзания, идущими от пиратов, купцов и авантюристов.

Однако несмотря на это римская община сохраняла черты относительной примитивности. Аграрная струя в ней преобладала. Она особенно усиливается в V в., когда связи с этрусками были разорваны, да и сама этрусская торговля начала клониться к упадку благодаря растущей конкуренции Сицилии и Карфагена. По сравнению с полисами Этрурии, Кампании и Южной Италии социальные контрасты в Риме выступали менее резко, весь строй жизни был значительно проще. Это давало Риму большие преимущества по сравнению с его богатыми, изнеженными, раздираемыми социальными противоречиями соседями. Характерен, например, тот факт, что многие противники Рима вынуждены были обращаться к наемникам, тогда как римское войско состояло из ополчения граждан, имевшего огромное преимущество перед наемными контингентами с точки зрения его морально-политического уровня. Только племена Центральной Италии (самниты и др.) были равноценны Риму в этом отношении. Но римляне имели над ними преимущество в организованности.

Римский общественный строй породил суровые и простые черты народного характера эпохи борьбы за Италию, отразившиеся в образах государственных деятелей и полководцев. Конечно, позднейшая легенда сильно их приукрасила. Но и сквозь толстый слой поэтических выдумок и патриотических фальсификаций мы еще можем рассмотреть подлинные лица Марка Фурия Камилла, Тита Манлия Торквата, трех Дециев, принадлежавших к трем разным поколениям, Аппия Клавдия Цека, Квинта Фабия Руллиана, Мания Курия Дентата, Гая Фабриция Люсцина и многих других, трудами и подвигами которых закладывался фундамент римского величия в эту замечательную эпоху.

Центральное положение Рима Италии давало ему большое стратегическое преимущество, позволило действовать по внутренним операционным путям и разбивать свои врагов поодиночке (за редкими исключениями — например, бил при Сентине).

Немалую роль играли также единство воли Рима и в то же время разнородность интересов его противников. Что общего могло быть между галлами и этрускам самнитами и греками, италиками и наемными войсками Пирра? Ничего, кроме общей ненависти к Риму. Но этого было недостаточно для победы: галлы и этруски ссорились из-за добычи, тарентинцы не доверяли Пирру, греки ненавидели луканов и бруттиев. И рядом с этим — последовательная политика сената, который знал чего хотел, умел добиваться своих целей, терпеливо выжидать, идти на уступки, если это было нужно, снова наступать.

В успехах Рима большую роль сыграла дипломатия: принцип divide el impera — разделяй и властвуй — был руководящим во внешней политике Рима. Почти в каждой войне Рим выступал в союзе с какими-нибудь племенами и городами. Он расстраивал нередко союз своих противников, и это приносило победу.

Наконец, римская военная техника, окончательно сложившаяся к III в. (римский манипулярный строй, система укрепленных лагерей, метательное оружие), оказалась выше даже эллинистической техники Пирра. Правда, фаланга, кавалерия и слоны вначале победили. Но когда римляне научились пугать слонов и изучили слабые стороны фаланги, знаменитый полководец был разбит грубыми «варварами». Таковы были главные причины победы Рима в борьбе за Италию.

 Список литературы

1. История древнего Рима/ Сост К.В. Паневин. – М.: Полигон,1998.

2. Ковалев С.И. История Рима. – М.,1948.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Контрольная работа по истории

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(92.3 KiB, 21 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!