О. Шпенглер об обществе и цивилизации

Содержание

Введение            3
Общество как объект философского осмысления. Человек в исторической перспективе. О.Шпенглер «Закат Европы» 7
Заключение           13
Список литературы          14
Словарь            15

Введение

Тема кризиса, развития общества - одна из важнейших в современных философско-исторических исследованиях. XX век отмечен многочис-ленными социальными потрясениями, постоянными военными конфликтами (включая две мировые войны), нарастающей опасностью экологической катастрофы, оставшейся от времен «холодной войны» боязнью мировой ядерной войны, ощущением «хрупкости» Земли и человеческой цивилизации.
Первым, кто сумел это теоретически «зафиксировать», был Освальд Шпенглер, пессимизм которого стал определяющим для многих философско-исторических концепций. В ряду «концептуальных пессимистов» Шпенглер занимает особое место. Он наиболее четко сформулировал идею «заката» западной культуры в контексте общей картины развития истории как естественного процесса.
Становление философской концепции Освальда Шпенглера происходило в начале XX века. Это время характеризуется многими исследователями как период смены классической философии современной.
События в Европе и в Америке (войны, перевороты, революции) вынудили усомниться в значимости просвещения для смягчения нравов и установления социальной гармонии. Наука же показала свой «звериный оскал» в первой мировой войне 1914 г., продемонстрировав способность использовать ее для массового уничтожения человечества и его культуры в газовых атаках и бомбардировках мирных городов. Не удивительно, что наиболее проницательные мыслители, конца XIX – начала XX вв. в момент, казалось бы, наибольшего торжества идей классической философии вдруг заговорили о сомнительности исторического прогресса, релятивности истины, иррациональности истории и самой души европейского человека (2, с. 431).
Германия начала XX века не стояла в стороне от этих потрясений. В 1900 г. мировой экономический кризис, сильнее всего затронул именно Германию. Он подтолкнул концентрацию производства и финансового капитала. Европа вступила в стадию империализма, сопровождавшееся новым переделом мира. Наиболее агрессивным был германский империализм, идеология и политика которого испытывала сильное влияние пруссачества, с присущей ему воинственностью, идущей от тевтонской идеи «грубая сила - источник права», милитаризмом и реакционностью. По словам Мирабо, «война - единственное национальное ремесло Пруссии». Начавшаяся I мировая война усугубила ощущение катастрофы. Шпенглер раньше многих почувствовал кризисное состояние Европы и раньше всех провозгласил необходимость спасения старого европейского порядка.
Освальд Шпенглер родился в 1880 г. в городе Бланкенбурге на реке Грац. Будущий философ учился в университетах Мюнхена и Берлина, изучая математику и науки естественного цикла. Докторская диссертация Шпенглера была посвящена критике метафизической концепции Гераклита.
В 1909 году Шпенглер набрасывает план и делает черновые записи к задуманному труду «Либеральное и консервативное», позднее озаглавленному «Закат Европы» (1918). Сформулированная в нем идея гибели западной культуры парадоксальным образом утешила и объединила солдат, возвращающихся с фронта, интеллигенцию, мелкую и среднюю буржуазию, не воевавшую молодежь и т. п. Книга имела в Германии шумный успех, автор выступает с публичными лекциями, которые он читает перед самыми различными аудиториями. Шпенглер знакомится с такими крупными политическими фигурами, как Г. Штрассер и Людендорф, промышленниками типа Г. Стинеса и П. Рейша, учеными Фробениусом и Э. Майером. Тогда же, вероятно, состоялось знакомство Шпенглера с Э. Ферстер-Ницше, сестрой Ф. Ницше и распорядительницей его архива. С 1925 г. он внезапно теряет интерес к политике и вновь сосредотачивается на философии. К этому периоду относятся «Первовопросы» - незавершенная работа и множество мелких статей на философско-исторические темы, в которых Шпенглер выдвигает ряд предположений, впоследствии подтвердившихся документально (2, с. 434).
Эволюция идей Шпенглера была обусловлена предчувствием новой мировой войны, которую, как он полагал, западная цивилизация не переживет. Поражение Германии в первой мировой войне, события, приведшие к Ноябрьской революции и Веймарской республике, ускорили изменение взглядов Шпенглера. Этому способствовала и противоречивость, заложенная в его философии: с одной стороны, его умение зафиксировать кризисное состояние культуры XX в., причины гибели цивилизованной Германии; с другой - «либеральный национализм» XIX в. и желание вернуться в «докризисные времена» (проявились очевидные симпатии к временам Бисмарка и Генриха Льва).
Согласно Шпенглеру сначала надо перевоспитать современного человека. Именно человека, (Шпенглер пользуется немецким словом, которое одновременно переводится и как воспитание, и как дисциплина), а не общество, так как социализм XX века не может и не должен решать социальные вопросы, его основа - этика эгоиста. «Социализм - вопреки внешним иллюзиям - отнюдь не система милосердия, гуманности, мира и заботы, а система воли к власти». Но Шпенглер понимает, что «ограничение» марксизма рамками XIX в. не может лишить его привлекательности в 20-х гг. XX в. Поэтому О. Шпенглер не отвергает его, а предлагает другой, «истинный», соответствующий XX в.: «...мы все бессознательные социалисты. Мы носим его в себе как жизнечувствование, хотим мы этого или не хотим, и даже сопротивление ему носит его форму» (2, с. 436). Таким образом, Шпенглер не ограничивается простой декларацией смерти Марксова социализма и выдвижением альтернативной модели - прусского социализма.
Следует напомнить о крайнем индивидуализме и интеллектуализме Шпенглера, его энциклопедической (если не по глубине, то по широте интересов) образованности, уважительном отношении к литературе, естественным наукам, искусству, тому интересу, который он питал к истории музыки и древним языкам, археологии и пр. Это контрастировало с убогим культурным уровнем «вождей», чей комплекс недоучек приобретал формы открытого презрения и ненависти к «яйцеголовым», занимающимся теоретической деятельностью, к образованности, разуму, но главное, что вызывало опасение - критическая позиция Шпенглера по отношению к вождям НСДАП и к их философствованию.
С 1930 года, напуганный ростом могущества «организации безработных для уклонения от работы» (так он называл НСДАП), Шпенглер вновь пытается вернуться в политику, которая оканчивается для него трагически. Вышедшая в свет книга «Германия в опасности» (опубликована под названием «Годы решений») и сам автор подверглись резкой критике и преследованиям со стороны властей. Умер Шпенглер в 1936 г. в Мюнхене. Некоторые зарубежные исследователи его творчества утверждают, что смерть не была естественной.

Общество как объект философского осмысления. Человек в исторической перспективе. О.Шпенглер «Закат Европы»

Важнейшей целью «Заката Европы» Шпенглер считает определение направления развития современности: «проследить дальнейшие судьбы той культуры, которая сейчас является единственной на земле и проходит период завершения, именно культуры Западной Европы, во всех ее еще не законченных стадиях...» (6, с. 34). Во введении к работе исследователь задается вопросами: «Возможно ли отыскать те ступени, которые необходимо пройти, и притом в порядке, не допускающем исключения? Может быть, и в этом кругу основные понятия всего органического: рождение, смерть, юность, старость, продолжительность жизни - имеют свой строго определенный, до сих пор никем не вскрытый смысл? Короче сказать, не лежат ли в основе великого исторического процесса черты, присущие индивидуальной жизни?» (6, с. 34-35)
Для ответа на эти вопросы, для достижения поставленной цели Шпенглер дает определение понятий культура, цивилизация, рассматривает историческое развитие человеческого общества его взаимоотношений с природой.
По мнению философа, природа есть образ, в котором человек высокой культуры придает единство и значение непосредственным впечатлениям своих чувств; история же - это образ, при помощи которого «воображение человека стремится почерпнуть понимание живого бытия мира по отношению к собственной жизни и таким способом придать ей углубленную действительность».
История, по мысли Шпенглера, естественный процесс денатурализации человека, процесс отчуждения человека от матери-Земли, забвение человеком своих корней. Шпенглер представляет это как движение космической жизни от до-истории к истории и завершение ее в после-истории.
История зарождается в момент разрыва человека со своей подлинностью. Первоначальное сообщество людей, именуемое крестьянством, еще связано корнями с почвой, не социализировано. И в этом состоянии человек не обладает историей, но обладает подлинностью жизни. Крестьянство -состояние человека, когда он уже не блуждает в бесконечном космосе, враждебном ему, а находится в естественной связи: «враждебная природа стала другом. Земля стала матерью-Землей» (6, с. 458).
Социализация человека, начавшееся расслоение общины, выделение дворян и священников - первые симптомы зарождения истории во внеисторическом. Шпенглер связывает историю с расслоением общины. видя причину этого в космической первоначальности жизни, в принадлежности дворян и священников к высшей человеческой расе, воплощенной расой в своей высшей потенции. Естественнче возвышение дворян и священников над крестьянами; государство, основанное на единстве крови, характеризуют высшую точку развития культуры. Наличие трех сословий: крестьянства, дворянства и священничества, и кровно-почвенное единство выступают параметрами восходящего развития культуры, когда все естественно, органично.
Нарастание историчности - нарастание отчужденности, которое приводит к выделению четвертого сословия. Начинается политизация истории, органическое заменяется организованным, состояния (кровные объединения) - партиями (корыстными   объединениями).   Причины   нарастания «неисторичности» в истории, по Шпенглеру, естественны и коренятся в спонтанном саморазворачивании жизни, воплотившейся в человеческой истории. Эта естественность необъяснима, она - «исполнение того, что было установлено своим сотворением» (6, с. 555).
Синхронно процессу денатурализации жизни идет процесс развития истории как извечной космической вражды, как никогда и нигде не прекращающегося процесса сражения между «любовью» и «ненавистью». Война пронизывает все: война между растительными видами, между травоядными и хищниками, между мужчиной и женщиной, война между расами и пр. В самом человеческом роде таится семя войны: за власть между мужчиной с оружием и женщиной с любовью. Да и сам термин «обладание» больше имеет отношение к войне, чем к любви.
Во II томе «Заката Европы» понятие «война» эквивалентно проявлению истории, устремлению космического потока наружу. «Война восходит глубоко к началу животного мира и принимает в своем жизненном потоке образуемый высшими культурами высший смысл и всемирно-исторический образ». Война делает историю историей. «Народ действительно существует только по отношению к другому народу, и эта действительность состоит в естественной и неустранимой противоположности, в нападении и защите, вражде и войне. Война есть создатель всех великих дел. Все значащее в потоке жизни происходит через победу и войну», «война - первополитика всего живого... война и жизнь в глубине суть одно» (6, с. 480).
По мнению Шпенглера, западное общество обречено, поскольку оно стало цивилизацией. Цивилизация же по Шпенглеру -  есть неизбежная судьба культуры. «Здесь мы достигаем того пункта, с которого становятся разрешимыми последние и труднейшие вопросы исторической морфологии. Цивилизация - это те самые крайние и искусственные состояния, осуществить которые способен внешний вид людей. Она - завершение, они следуют как ставшее за становлением, как смерть за жизнью, как неподвижность за развитием, как умственная старость и окаменевший мировой город за деревней и задушевным детством, являемым над дорикой и готикой. Они - неизбежный конец, и тем не менее с внутренней необходимостью к ним всегда приходили».
В семнадцатом параграфе второго тома Шпенглер поднимает проблему эволюции политических групп в истории человечества. Свой анализ философ начинает с рассмотрения особенности политики на патриархальной стадии развития человечества. Данный период характеризуется им четкой определенностью властных структур («руководящих сил»). Народ не включен в политический процесс, а «существует только сословная политика, императорская, папская, вассальная. Все инстинктивные, полуосознанные начинания диктуются голосом крови и расы, так как даже священник, если он занимается политикой, действует как человек расы», вся власть и сословное деление общества «даны от Бога».
Следующий этап политического развития человечества начинается в тот момент, когда с появлением больших городов руководство переходит в руки буржуазии. Вместо фракций и отдельных индивидов появляются политические партии, являющиеся чисто городским явлением (по большому счету у Шпенглера существует только одна политическая партия – «партия либерального городского населения, полностью осознающего это свое положение, - которая отождествляет себя с "народом". Ее мнение - это "голос народа", внушаемый народу всеми средствами партийно-политической обработки, речами на форуме, прессой Запада, а противники, прежде всего подлинные сословия - "помещики и попы" - это враги и предатели народа»).
Далее Шпенглер характеризует современные ему партии, так, марксизм как партия, по мнению философа, имеет абсолютно обывательский характер, поскольку отрицает буржуазию как единую политическую партию. Тем не менее, по нашему мнению, особо ценной является мысль о том, что концепции, которыми руководствуются политические партии, не нужны – важна роль партии в истории общества: «вопрос об "истинности" или "ложности" этих учений не имеет смысла для мира политической истории. "Опровержение", например, марксизма - это дело академических или общественных дебатов, где каждый считает себя правым, а всех остальных заблуждающимися. Главный вопрос заключается в том, насколько они эффективны, с каких пор и насколько долго вера в то, что действительность можно изменить с помощью системы взглядов, может оставаться силой, с которой приходится считаться политике» (6, с. 593). И здесь впервые задумывается о том, насколько современные ему идеалы соответствуют времени, как долго они будут считаться идеалами. Вывод Шпенглера неутешителен: «…эти абстрактные идеалы имеют силу на протяжении всего двух столетий - в эпоху партийной политики. В конце концов их даже не опровергают, они всем надоедают. Руссо уже давно скучен, а Маркса это ожидает в ближайшем будущем. В конечном итоге происходит отказ не от той или иной теории, а от веры в теорию вообще и от романтического оптимизма XVIII века». Шпенглер заявляет, что идеалы демократии эфемерны. Так, например, свободы в полном смысле этого слова не существовало в западном обществе никогда: «…свобода всегда проявляется в виде отрицания: отрицания традиций, династии, олигархии, халифата. Однако исполнительная власть немедленно находит новые и не менее действенные способы угнетения в виде партийных лидеров, диктаторов, претендентов, пророков и их окружения, по отношению к которым массы по-прежнему остаются безусловным объектом» (6, с. 595). Поэтому ценности демократии по сути ложны – их не существует. Отсутствием подлинных ценностей демократия убивает сама себя. Этой мыслью заканчивает свою философию политики Освальд Шпенглер.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!