Наука как общественное явление

Наука как общественное явление

 

Представление о науке как о знании унаследовано по традиции от того исторического периода, когда она не была еще опытной, экспериментальной, а являлась чисто умоз­рительной и когда ее задача состояла в идеальном конст­руировании мира, а не в его преобразовании. Возникает вопрос: мыслима ли современная наука без эксперимента, являющегося одной из важнейших форм практической деятельности людей? Наука без эксперимента - это все равно, что искусство без творчества, симфония без испол­нения. Мало того, симфония оказывается и без компози­тора, ибо, ограничивая науку только знаниями, мы ис­ключаем из нее ее творцов - ученых. За борт науки выб­расывается ее исток, ее суть - сам творческий процесс исследовательской деятельности, т. е. процесс производ­ства знаний.

Следовательно, наука - это не только и не столько на­личные знания сами по себе, но и деятельность общества по их производству. Ее взаимоотношение с материальным производством и общественной практикой выступает как отношение одной формы общественного производства с другой (1, с. 205).

Таким образом, наука - это система исследовательской деятельности общества, направленная на производство новых знаний о природе, обществе и мышлении.

Современная наука не ограничивается тем, что несет человечеству Прометеев огонь познания. Она становится все более важным факто­ром практического преобразования мира. В течение жиз­ни одного-двух поколений из «кабинетной затворницы», какой еще оставалась, по существу, до начала XX в., она превратилась в «подлинную работницу», сумела поразить воображение не только открытиями, мало согласующими­ся с доводами так называемого «здравого смысла» и обы­ден - то мышления, но и невиданной мощью своих прак­тических применений. Об этом хорошо сказал Б. Рассел, выдающийся математик и философ, в одной из своих лек­ций, сравнив престиж науки с тем престижем, которым когда-то пользовалась религия. Сила молитвы имела об­щепризнанные границы - было бы богохульством про­сить слишком многого. А власть науки не знает границ. Говорили, что вера может сдвинуть горы, но никто не ве­рил в это. Теперь говорят, что атомная энергия может сдви­нуть горы, и все верят этому (1).

Швейцарский инженер Г. Эйхельберг в книге «Человек и техника» нарисовал остроумную картину всего развития человеческого общества. Он сравнил это развитие с мара­фонским бегом на 60 км, где каждый километр равен 10 тыс. лет. Этот необычный бег выглядит следующим образом (1).

Большая часть пути пролегает через роши и девственные леса и про­ходит почти без всяких изменений. Только в самом конце бега, когда позади осталось 58 - 59 километров, появляются первые признаки культуры: примитивное оружие первобытного человека, пещерные рисун­ки. Лишь на последнем километре встречаются первые земледельцы.

За триста метров до финиша бегуны вступают на дорогу, покрытую каменными плитами, которая ведет их мимо египетских пирамид и дрсвнеримских укреплений. За 100 метров на пути бегунов появляются средневековые городские строения, они слышат крики сжигаемых на кострах инквизиции.

До финиша остается всего 50 метров. Здесь, по словам Г. Эйхельберга, стоит человек, умными и понимающими глазами следящий за крос­сом. Это Леонардо да Винчи.

Осталось только 10 метров. Они начинаются при свете факелов и тусклом мерцании масляных ламп, но при броске на последних 5 мет­рах происходит ошеломляющее чудо: электрический свет заливает до­рогу, повозки сменяются автомобилями, слышен шум самолетов и под­нимается грибовидное облако атомного взрыва над Хиросимой. Пора­женные бегуны ослеплены юпитерами... Их окружают репортеры, ра­дио, телевидение...

Своим сравнением Г. Эйхельберг помог зримо предста­вить невероятную, почти фантастическую картину темпов общественного развития (1, с. 214-216).

Последние 10 м, на протяжении которых произошло, пожалуй, не меньше изменений, чем за весь предшеству­ющий долгий путь развития человеческого общества, - это последние 100 лет. Характеризуются они тем, что два основных потока человеческой деятельности - труд про­изводственный и труд научный - устремились навстречу друг другу и, смешав свои воды, ринулись вперед бурным, все преобразующим половодьем. В этом одна из основных причин столь мощного ускорения темпов общественного развития в последнее столетие. Если ранее человек в борьбе с природой мог рассчитывать главным образом лишь на свои физические силы, запас и возможности которых ог­раничены, то благодаря соединению науки с производством он получил возможность практически использовать в этой борьбе познание законов самой природы, потенциальные возможности которых безграничны.

Итак, наука стала фактором производственного процесса, который, в свою очередь, был и сферой приложения на­уки. В этом факте и выражается суть новой целевой ори­ентации науки, нового исторического этапа в ее развитии. Развивающаяся индустрия раздвинула перед наукой гори­зонты и породила могучие стимулы движения вперед. Тех­ника становилась опредмеченной силой знания и все боль­ше зависела от успехов научных исследований.

Однако в серединеXX в. в науке все более явно начали обнаруживаться процессы, свидетельствующие о «кризисе роста» науки, о ее переходе в новое качество. В ходе науч­но-технической революции появляется все больше при­знаков начинающегося фронтального поворота науки в сторону человека. Что это за признаки?

Во-первых, автоматизация - пусть медленно и проти­воречиво - вырывает человека из технологического под­чинения машине. В результате этого сама ориентация на­уки на технику теряет свой негуманный оттенок и само­довлеющее значение.

Во-вторых, современная техника и технология требуют от работника не просто опыта, квалификации, умения и сноровки, а определенной системы научных знаний, вы­сокой общеобразовательной подготовки, которая позволяет свободно ориентироваться во всем производстве, удов­летворять требованию растущей профессиональной мо­бильности, быстро осваивать технические новшества и научные открытия.

В-третьих, экономисты в развитых странах во второй половинеXX в. с удивлением обнаружили, что расходы на образование, традиционно считавшиеся балластом для национального бюджета, не только окупаются, но и при­носят обществу доходы более значительные, чем вложе­ния в иные формы деятельности (норма эффективности от 8 до 10 %, причем она продолжает увеличиваться).

В-четвертых, последние десятилетия научные знания воплощаются не только в самом производстве и в челове­ке-работнике, но и в управлении социально-экономичес­кими процессами, организации труда и производства.

Мы видим, что если развитие производства в XIX в. осуществлялось за счет совершенствования машин и тех­нологических процессов, то в наше время оно, помимо этого, движется вперед и за счет духовного совершенство­вания самого человека. Мы убеждаемся на каждом шагу, что самая сложная, самая современная техника не сможет давать нужного эффекта и быстро выйдет из строя, если уровень применяемых в живом труде знаний будет ниже уровня знаний, опредмеченных в этой технике. Более того, он должен быть фактором, непрерывно обгоняющим и стимулирующим техническое развитие.

Все это является основанием для того, чтобы сделать вывод о происходящей сегодня смене основной целевой ориентации науки. Она все более явно становится ориен­тированной не только на совершенствование техники, но и на развитие интеллектуального, творческого потенциала личности.

Таким образом, в ходе научно-технической революции впервые за всю историю человеческой цивилизации ин­теллектуальное, духовное развитие личности становится ведущим фактором роста материального производства.

Наука позволяет управлять социальными и природны­ми процессами. Она возвышает человека над обстоятель­ствами, делает его могущественным властелином мира. Поэтому образованность, профессиональная компетент­ность, умение свободно ориентироваться в стремительном потоке научной, технической и социально-политической информации очень важны.

Однако как бы ни были необходимы знания для инди­видуального развития личности и общества в целом, абсо­лютизировать их значение нельзя. «Мудр не тот, - писал древнегреческий поэт Эсхил, - кто знает много, а тот, чьи знания полезны». Стремление отдать все свои знания, умения и навыки на благо человечества, для счастья лю­дей может быть присуще лишь глубоко идейной, высоко­нравственной личности. Вот почему от всесторонне раз­витого человека требуется не только духовное богатство, интеллектуальное совершенство, но и моральная зрелость, кристальная честность. Он должен отличаться безупреч­ной порядочностью, обостренным чувством ответственно­сти за все свои действия, активной жизненной позицией, единством слова и дела, творческим отношением к труду и многими другими нравственными качествами. Прав был Аристотель, когда утверждал: «... Кто двигается вперед в науках, но отстает в нравственности, тот более идет назад, чем вперед» (3, с. 159).

Для расцвета индивидуальности в равной мере необхо­димо умственное и духовно-нравственное развитие. Без их синтеза невозможно решить сложные вопросы соци­ально-экономического движения всех сфер нашей жизни, активизировать человеческий фактор. Это не вызывает никаких сомнений. Труднее разобраться в другом: связа­ны ли каким-то образом интеллектуальное совершенствование человека с его моральным созреванием, знания, ко­торыми он овладел, с его нравственным обликом? Сказы­вается ли научно-технический прогресс (и если да, то как) на нравственных основах образа жизни людей, моральных устоях общества? Или, может быть, последние автоном­ны, вполне самостоятельны, независимы от уровня разви­тия науки и техники, духовной культуры эпохи? Эти воп­росы, оживленно дискутируемые в наше время, были по­ставлены уже в далеком прошлом. И история знает нема­ло попыток дать на них ответ.

В условиях, когда человеческое познание делало свои первые шаги, казалось, что разум и нравственность, ис­тина и добро будут всегда существовать вместе, гармо­нично дополняя друг друга. Напротив, неизменными спут­никами зла, несправедливости, других нравственных изъя­нов должны являться невежество, необразованность, от­сутствие развитого интеллекта. Но уже Сократ, возлагав­ший большие надежды на улучшение общественных нра­вов посредством образования людей, приобщения их к наукам и искусствам, недоумевал, почему многие пони­мают, что значит жить достойно, а ведут себя между тем безнравственно.

По мере развития общества становилось все более оче­видным то, что разум, добываемые человеком знания спо­собны приносить людям не только благо, радость, счас­тье, но и горе, страдания, бедствия. Подобная раздвоен­ность последствий научно-технического прогресса явно обнаружилась и на заре капитализма.

Так что же все-таки несут человечеству силы разума, научные открытия? Добро или зло, счастье или страда­ние? Как влияет нарастающий по экспоненте поток зна­ний на моральный облик личности, духовно-нравствен­ные устои общества? Научно-технический прогресс не толь­ко не снял, но и значительно обострил эти вопросы. И надо сказать, что в подобной абстрактной постановке по­лучить на них ответ нельзя (3, с. 92).

Истина всегда конкретна. Нет человека вообще, а есть конкретный индивид, продукт соответствующей эпохи, ре­зультат определенных социальных обстоятельств и воспи­тания. И нет общества вообще, а есть его конкретно-исто­рические типы и формы. Да и наука существует не в ваку­уме. Ее использование зависит от экономического базиса, идеологической и политической надстройки общества.

Практические последствия нейтральности науки из­вестны. Это фашистские лагеря смерти, превращенные в «удобные» медицинские лаборатории; взрывы атом­ных бомб над головами людей, рассматриваемые как уни­кальный физический эксперимент; эксперименты по изу­чению воздействия различных веществ и радиоволн на мозг человека с целью установления контроля над его по­ведением; создание нейтронной бомбы, рассматрива­емой ее создателем С. Коэном как «гуманное» средство ведения войны; космические эксперименты; разработка лазерного оружия для ведения «звездных войн» и многое другое.

Синтез истины и добра, науки и нравственности не совершается автоматически. Для этого необходимы бла­гоприятные объективные социально-экономические, по­литические и идеологические предпосылки, их реализу­ют живые, конкретные личности, которые могут иметь свои недостатки и слабости, могут заблуждаться и делать ошибки.

Сегодня особый груз нравственной ответственности ло­жится на тех, кто генерирует новые идеи, находится на переднем плане научного поиска. Как отмечал академик Е. П. Велихов, когда ученый «чувствует и видит новые шансы для прорыва человечества в будущее, когда он по­лучает счастливую возможность заглянуть дальше других, на него ложится особая ответственность за то, чтобы его результаты быстрее были использованы для получения новых фундаментальных преимуществ в технологии, тех­нике, конструкторском деле». И здесь без высокого само­сознания, гражданского мужества и научной смелости обой­тись нельзя.

 

Список литературы

 

  1. Авдеев Р. Ф. Философия информационной цивилизации. М., 2004.
  2. Давидович В., Аболина Р. Кто ты человечество. – М., 1975.
  3. Иваницкий Г.Р. Новый старт или последний финиш // Вестник РАН. Том. 70. 2000. №3. – С. 203 – 214.
  4. Коростелев В. Г. Философия от «А» до «Я». – М., 2005.
  5. Спиркин А.Г.  Основы философии: Учебное пособие для вузов. - М., 1988.
(10.9 KiB, 42 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!