Международная банковская система и ее роль в стабилизации мирового хозяйства

Содержание

Введение           3
1. Международная банковская система на современном этапе  4
2. Роль  международной  банковской системы   в   повышении     стабильности мирового хозяйства      8
Заключение          18
Список литературы         19

Введение

К началу XXI века под воздействием процесса глобализации произошли кардинальные изменения в состоянии и характере развития всего мирового хозяйства. Глобализация мировой экономики выступает объективной тенденцией развития, которой, видимо, нет другой реальной альтернативы, по крайней мере в ближайшей перспективе. Она создает условия для более эффективного перераспределения и использования в мировом масштабе производственно-технологических, финансовых и интеллектуальных ресурсов, открывает возможности для ускорения экономического роста, помогает менее развитым странам в определенной мере подтягиваться к экономическим лидерам.
Однако глобализация, как и любой другой социально-экономический процесс, не может происходить только по восходящей линии, без кризисов и потрясений. Практика показывает, что многие сложные проблемы, порожденные ею, могут быть решены только на межгосударственном уровне. Сегодня важную роль в регулировании глобальных процессов играет международная банковская система, представляющая собой одно из звеньев усложняющегося многоярусного механизма управления мирохозяйственных связей.
В данном реферате мы рассмотрим роль международной банковской системы в процессе повышения стабильности мирового хозяйства.

1. Международная банковская система на современном этапе

Современная мировая экономика характеризуется наличием хорошо развитой банковской системы и учреждений специализированного кредита, которые пронизывают все ее сферы (2, с. 40).
Основу банковской системы составляют коммерческие банки, на которые приходится большая часть всех мировых валютных операций. Банки не только облегчают движение потоков существующих корпоративных ресурсов, но и обеспечивают кредитное финансирование на местных и международных рынках.
Крупнейшие банки мира переросли национальные границы и превратились в транснациональные банки (ТНБ), которые наряду с транснациональными корпорациями вносят основной вклад в мировой интеграционный процесс.
В середине 90-х годов появилась ярко выраженная тенденция к укрупнению банковских учреждений и концентрации банковского капитала как на национальном, так и на глобальном уровне. Серия слияний и поглощений крупных банков свидетельствует об их стремлении к повышению доходности банковских операций. Концентрация капитала позволяет банкам диверсифицировать источники доходов благодаря улучшению набора услуг и расширению географии операций (2, с. 41).
Кроме того, в последние годы заметно усилилась конкуренция в валютно-финансовой сфере со стороны небанковских финансовых учреждений. Часть традиционного банковского рынка захватили компании, предлагающие клиентам операции по иммитированию кредитных карточек и услуги на рынке кредитования сделок с недвижимостью.
Существенные изменения в мировой банковской элите связаны в основном с появлением на мировой арене мощных японских банков. В 70-х годах в список крупнейших банков мира входили в основном европейские и американские банки.
При использовании прежней методики ранжирования международных банков по объему их активов в списке десяти ведущих банков мира в 1980г. был только один японский банк, который занимал 10-е место. В 1993г. по размеру активов в список десяти крупнейших банков мира входило уже 9 японских банков и лишь 1 европейский, после 1996г. все 10 крупнейших банков мира были японские: “Банк оф Токио Митсубиси Бэнк”, “Санва Бэнк”, “Дай-Ити Канге”, “Фудзи”, “Сумимото Бэнк”, “Сакура Бэнк”, “Норинчукин”, “Индастриал Бэнк”, “Митсубиси траст энд банкинг корп”, “Лонг-терм кредит Бэнк оф Джапэн” (2, с. 42).
В списке 50 крупнейших банков мира в середине 90-х годов было 20 японских, 7 германских, 5 американских, 5 французских, 4 швейцарских, 3 английских, 3 китайских, 2 голландских, 1 итальянский банк. Распределение 500 крупнейших банков мира по странам мира в середине 90-х годов приведено в табл. 1 (11, с. 209).
Вместе с тем следует подчеркнуть, что в списке тысячи крупнейших банков мира лидируют американские банки (250). Кроме того, хотя японские банки являются крупнейшими в мире, европейские и американские банки остаются наиболее прибыльными и по такому показателю, как реальный индекс прибыльности, занимают первые десять мест в мире. Тенденция к концентрации банковского капитала наиболее ярко проявляется в США. В последние годы здесь было объявлено о слиянии и поглощении среди банков, входящих в число наиболее влиятельных банковских учреждений страны (12, с. 63).

Таблица 1.
Распределение 500 крупнейших банков мира по странам мира


п/п Страны Количество крупнейших банков в стране
1.   Япония  107
2.   США  68
3.   Германия  48
4.   Италия  34
5.   Испания  22
6.   Франция  16
7.   Великобритания  15
8.   Бельгия/Люксембург  14
9.   Швейцария, Южная Корея  13
10.   Тайвань  12
11.   Канада  10
12.   Австрия, Португалия, Швеция  7
13.   Австралия, Дания  6
14.   Греция, Индия, Индонезия, Мексика, Нидерланды, Финляндия  5
15.   Бразилия, Норвегия, ЮАР, Сингапур, Таиланд  4
16.   Чехия   3
17.   Сянган (Гонконг), Ирландия, Малайзия, Турция  2
18.  Аргентина, Венгрия, Польша 1

В 1996 г. завершился процесс слияния двух ведущих банков США – “Сhеmiсаl Согр.” и “Chase Manhattan Bank”. В результате образовался крупнейший американский коммерческий банк с активами около 305 млрд. долл., опередивший по этому показателю “Сiticorp” (257 млрд. долл.). Новый банк – “Chase Manhattan Corporation” приобретает не только название, но и символику Сhase (12, с. 63-64).
В том же году банк “First Union Согр” (Северная Каролина), занимавший 9-е место в США по стоимости активов, поглотил банк “First Fidelity”, занимавший 25-е место. В результате образован банк, сохранивший название “First Union”, который занял 6-е место в списке крупнейших американских банков. Процесс слияния банков продолжается.
Развитие тенденции к укрупнению американских банков может привести к тому, что к 2000 г. рынок банковских услуг в США будут контролировать несколько гигантских банков (2, с. 44).
Особое место в мировой банковской элите занимают швейцарские банковские дома, сформировавшиеся два столетия назад и до сих пор остающиеся мировыми чем- пионами по обслуживанию частных капиталов.
В середине 90-х годов на Швейцарию приходилось 80% трансевропейских операций с частными капиталами и около 80% соответствующего мирового рынка. Кроме частных депозитов, которые оцениваются примерно в 1500 млрд. швейцарских франков, в стране размещены средства различных организаций на сумму свыше 750 млрд швейцарских франков.
В последние годы банковское дело бурно развивается в Южной Корее и других новых индустриальных странах – Сингапуре, Сянгане (Гонконге), Тайване, которые превращаются в финансовые центры мирового значения.
В середине 90-х годов рейтинг стран по степени интегрированности и влияния банковского сектора на развитие экономики имел следующий вид:
1. Сянган (Гонконг) 8,34
2. Сингапур 8,00
3. ЮАР 7,63
4. Швейцария 7,49
5. США 7,46
6. Малайзия 7,05
7. Чили 7,02
8. Таиланд 7,00
9. Индонезия 6,95
10. Германия 6,86
11. Нидерланды 6,85
12. Австрия 6,78
13. Бельгия/Люксембург 6,72
14. Канада 6,28
15. Новая Зеландия 6,19
16. Тайвань 6,17
17. Япония 6,06
18. Австралия 5,81
19. Дания 5,81
20. Ирландия 5,80
21. Великобритания 5,80
22. Швеция 5,66
23. Колумбия 5,66
24. Филиппины 5,59
25. Турция 5,54 26.
26. Франция 5,39
………
42. Россия 2,08

Примечание: Более высокий балл означает более высокую степень интегрированности и влияния банковского сектора на развитие экономики.

2. Роль международной банковской системы в повышении стабильности мирового хозяйства

Интеграция банков на национальном уровне создала необходимые условия для интеграционных процессов на мировой уровне. В настоящее время процессы глобализации далеко зашли и на финансовых (фондовых и валютных) рынках, которые по своей природе, мобильности и современным средствам связи создают благоприятную почву для этих процессов. Вместе с тем растущая глобализация производства и торговли представляет естественную основу для подобных тенденций в финансовой сфере (6, с. 34).
Глобализация финансовых рынков осуществляется в нескольких формах, прежде всего в виде:
• международного движения ссудного капитала, международных кредитов (межправительственных, межбанковских и др.);
• зарубежных портфельных инвестиций, значительно превосходящих по своим масштабам прямые иностранные инвестиции и обычные международные кредиты.
Под портфельными инвестициями понимаются вложения в ценные бумаги (долговые обязательства - облигации, бонды, ноты, векселя, а также акции и производные финансовые инструменты). Они не связанны с контролем над той или иной коммерческой структурой и преследуют лишь цель получения дохода в виде дивидендов и процентов, главным образом, за счет изменения рыночной, курсовой стоимости этих бумаг.
Бурный рост в последние годы портфельных инвестиций отражает процесс секьюритизации кредитных отношений, которые все чаще осуществляются не в форме кредитного договора, а посредством свободной купли-продажи ценных бумаг. Причина этого заключается в широких возможностях вторичного рынка этих бумаг, на котором они могут многократно переходить от одних инвесторов к другим в зависимости от их интересов и потребностей (6, с. 34).
Огромный рост международных финансовых рынков привел к тому, что сейчас, как это нередко отмечается в мировой печати, они обладают большей властью, чем правительства, а ежедневное “голосование” на валютных и фондовых рынках стало важнее, чем избирательные кампании, законодательные органы и государственные бюджеты. Вместе с тем, хотя эти рынки являются по существу социальным институтом, они приобрели громадную власть над общественным сознанием и поведением.
Растущая власть глобализованных финансовых рынков, опирающаяся во многом на мощь тесно связанных с ними ТНК, давно порождает в демократических кругах различные проекты по ее ограничению. Один из таких проектов изложен в появившейся в 1997 г. книге под кратким, но вполне выразительным названием “Уолл-стрит”: “В долгосрочной перспективе следует стремиться к тому, чтобы сократить финансовую и руководящую роль рынка корпоративных бумаг, имея в виду его возможное устранение. Постепенно нужно усиливать контроль над корпорациями со стороны персонала, потребителей, поставщиков и общества в целом” (2, с. 48).
Эти заинтересованные группы могли бы организовать и финансировать (используя свои сбережения) специальные общественные банки, которые, в свою очередь, находились бы под контролем Центрального банка, функционировали на основе макроэкономического плана и предоставляли кредиты корпорациям. Таким образом, отпала бы потребность во внешних акционерах, средства которых потеряют свое значение, а вместе с тем и в фондовой бирже, на которой реализуются и обращаются их акции.
Назвав этот проект “чем-то вроде рыночного социализма”, автор затем признает, что осуществлять его с политической и технической точек зрения было бы “чертовски трудно”.
Разделяя эту оценку, можно добавить, что этот проект весьма уязвим еще и с экономической стороны. Многолетний опыт организации экономической жизни в Советском Союзе и особенно в Югославии, во многом основанный на тех же принципах, убедительно подтверждает это. Во-первых, как показала практика, никакой “макроэкономический план, составленный с участием всего общества”, не в состоянии учесть и отобразить всю широчайшую и непрерывно изменяющуюся гамму общественных потребностей. Поэтому (и по другим причинам) неизбежным спутником такого плана становится дефицит товаров и услуг, возникающий то в одной, то в другой сфере, а то и почти везде (как это было в СССР).
Во-вторых, постоянные и трудно предсказуемые (особенно в условиях стремительного научно-технического прогресса и роста глобализации) изменения в структурах потребительского и инвестиционного спросов требуют соответствующих и быстрых изменений в распределении экономических ресурсов (прежде всего денежного капитала, а также труда, материальных средств и т.д.). Даже при существующей рыночной системе эти требования наталкиваются на сопротивление того, что называется емким английским выражением “vested interests” (“укоренившиеся интересы”), - это когда, например, персонал и поставщики всячески сопротивляются сокращению или ликвидации ставших ненужными или явно убыточных, неконкурентоспособных предприятий (12, с. 67).
Предлагаемая система создает предпосылки для значительного усиления этой тенденции, лишает экономику страны динамизма, программирует отставание в мировой конкуренции.
Идея общественного контроля над финансовыми рынками, биржей, банками, да и самими корпорациями, словом, над всеми институтами рыночной экономики, конечно, заслуживает одобрения и поддержки. Кстати говоря, такой контроль (в виде всех ветвей государственной власти) в тех или иных формах и с различной эффективностью осуществляется в цивилизованных странах (на макроуровне), также как с большим или меньшим успехом действуют разные формы социального партнерства (на микроэкономическом уровне).
Однако ни то, ни другое не должно подрывать или ослаблять основы рыночной экономики, на которых зиждятся ее преимущества. Найти эту грань дело нелегкое, но необходимое. Это, по существу, центральный вопрос всей экономической политики (и внутренней и внешней), вокруг которого сталкиваются программы разных партий, идеологий, общественных движений.
До последнего времени мировая финансовая система практически игнорировала потенциальную нестабильность финансовых рынков, а международные организации не были приспособлены к контролю и регулированию потоков капитала. Разрыв между опасностями, которые таили в себе финансовые рынки, и возможностями их предотвращения и локализации катастрофически быстро увеличивался.
Первый звонок прозвучал в 1995г., когда разразился мексиканский кризис. Наиболее прозорливые финансисты назвали его первым кризисом новой эпохи глобальных финансов. МВФ под давлением США был вынужден выступить в роли пожарного, предоставив Мексике беспрецедентный по тем временам кредит – 40 млрд. долларов. Тот кризис удалось погасить без больших потрясений, но именно поэтому никаких выводов сделано не было. Международная финансовая система сохранилась без изменений (2).
Пока кризис касался только развивающихся стран, западные правительства ограничивались ранее опробованными способами оказания пострадавшим финансовой помощи. Кредиты предоставлялись странам, как правило, уже пережившим обвал валютного и фондового рынков. При этом обязательным условием для получателя помощи было повышение процентной ставки для удержания капитала в стране и сохранение ее на высоком уровне до тех пор, пока доверие инвесторов не восстановится и зарубежные инвестиции не начнут возвращаться в страну.
Требования МВФ по ужесточению бюджетной и денежной политики только усугубляли тяжесть кризиса, приводя к дефляции и рецессии. Кроме того, стандартные процедуры МВФ никак не препятствовали распространению “азиатского” кризиса по странам и континентам (3, с. 211).
Но когда обвал российского рубля ударил по Латинской Америке и рикошетом по США, вызвав резкое ослабление доллара и падение на фондовых биржах, правительства развитых стран начали осознавать необходимость институциональных реформ мировой системы движения капитала. Запад стал готовиться к серьезному изменению правил игры на международных рынках.
В последнее время МВФ и Всемирный банк обсуждают новый механизм помощи странам, стоящим на пороге финансового кризиса, который позволит им убедить международных инвесторов в том, что они в состоянии отвечать по своим долговым обязательствам до того, как инвесторы потеряют доверие к ним. По замыслу авторов новой схемы, кредиты фонда не будут столь дешевыми, как раньше.
В настоящее время правила работы на внутренних финансовых рынках развитых стран и порядки на международных рынках сильно различаются. За спекулятивную атаку против акций какой-нибудь американской корпорации в США можно угодить в тюрьму по обвинению в манипулировании рынком. Однако аналогичные действия американского хеджевого фонда в Юго-Восточной Азии не рассматриваются как преступление (2, с. 48).
Для пресечения спекуляций на международных рынках необходима мощная интернациональная организация, уполномоченная вести специальные расследования по всему миру. В том числе и на территории развитых стран, что пока весьма маловероятно.
Конечно, было бы большим преувеличением обвинять во всем спекулянтов. Их жертвы в большинстве случаев сами дают повод для нападения. Спекулянты появляются там, где власти допускают ошибки в управлении экономикой. Неважно, вызваны они искренним заблуждением или корыстным злоупотреблением. И практика государственного принуждения банков для льготного кредитования чеболей в Южной Корее, и использование государственных финансов в семейных целях в Индонезии привели к схожим последствиям.
Однако надо отдать должное и международным финансовым организациям, которые совсем недавно требовали от своих подопечных либерализации условий движения капитала. Как оказалось, толку от этого было мало. Исследование экономиста Гарвардского университета Дани Родрик показало, что для развивающихся стран не существует положительной корреляции между либерализацией операций, связанных с движением иностранного капитала, и экономическим ростом, ростом инвестиций и снижением инфляции.
Реформы под диктовку МВФ в первую очередь приводили к притоку “горячих” денег, что дестабилизировало и без того не отличающиеся силой развивающиеся экономики. При этом нужно учитывать, что если на внутренних рынках развитых стран нестабильность в той или иной мере сглаживалась органами управления, то механизмов регулирования международных рынков капитала просто нет.
Многие экономисты считают, что пришло время рассмотреть налоговые и иного рода ограничения на международные потоки капитала.
Контроль за движением капитала не новая идея. Он был нормой по всему миру вплоть до конца 70-х годов. Во Франции и Италии он существовал до конца 80-х. Китай и Индия используют этот контроль до сих пор. Малайзия ввела ряд мер по реанимации контроля за движением капитала.
Контроль развязывает правительству руки в проведении экономической политики, соответствующей текущим внутренним интересам страны, без оглядки на реакцию иностранных инвесторов. Так, жесткие капитальные ограничения и ограниченная конвертируемость китайского юаня позволяют властям весь последний год проводить политику снижения процентных ставок для стимулирования экономического роста без негативных эффектов в виде оттока спекулятивного капитала из страны. Китайский юань – одна из немногих в развивающемся мире валют, избежавших панической девальвации в период азиатского кризиса. Кроме того, любую реструктуризацию финансового сектора удобнее проводить в стабильной обстановке, когда потоки капитала внутрь и извне страны находятся под контролем.
Впрочем, контроль за движением капитала является хотя и относительно простым и реализуемым, но все же временным средством, не решающим принципиальные проблемы мировой финансовой системы.
Эксперты считают, что есть еще одна мера, идея которой заключается в том, чтобы подключить самих частных инвесторов к процессу спасения своих денег в охваченных “азиатской” лихорадкой странах. Аналогом может служить процедура банкротства, когда кредиторы предоставляют кредиты для реабилитации должника с тем, чтобы он оставался на плаву.
Такой подход очень важен еще и потому, что заставит инвесторов более тщательно оценивать риски своих вложений, тогда как стандартная практика МВФ означала оплату государственными или фондовскими деньгами сколь угодно рискованную политику финансовых спекулянтов на развивающихся рынках. Предлагаемая мера означает уменьшение долгового бремени переживающих финансовый кризис стран, так как часть издержек ложится на плечи самих инвесторов, и они становятся кровно заинтересованными в скорейшем выздоровлении стран-должников (6).
Многие специалисты рассматривают последний рецепт как чисто академическое упражнение. Дело в том, что в международном масштабе не существует никакой правовой системы, принуждающей частных инвесторов действовать так, как это предписывает американское законодательство о банкротстве, и не понятно, каким образом его можно создать в обозримой перспективе. С другой стороны, глобальный финансовый кризис принял такие масштабы, что без какой бы то ни было формализации процедуры реструктуризации долгов не обойтись. Если оставить за самими странами право на долговой мораторий, наступит полный хаос. Право определять степень страновых проблем, достаточных для запуска процедуры реструктуризации, должно оставаться за наднациональными институтами типа МВФ.
Яркий пример позитивной роли банка в стабилизации мирового хозяйства являет собой деятельность МБРР (6, с. 50).
МБРР явился первым межгосударственным инвестиционным институтом, который был учрежден с целью стимулирования частных инвестиций. Функции Всемирного банка не подвергались такой резкой трансформации, как МВФ, однако многое изменилось за годы его деятельности. Например, стало возможно предоставление так называемых бюджетозамещающих займов, направленных на финансирование бюджетных расходов страны-заемщика, а не конкретного объекта. Был расширен список возможных реципиентов — кредиты стали выдаваться не только государствам, входящим с состав Банка или их политико-административным единицам, но и любым государственным предприятиям. Однако по-прежнему займы Всемирного банка представляют собой "суверенные обязательства", т.е. погашение основной суммы, выплата процентов и осуществление прочих платежей являются обязательством или страны-члена, или ее центрального банка, или аналогичного агентства.
Серьезные изменения в деятельности Банка начались с конца 60-х гг. Во-первых, многие страны начали испытывать трудности с обслуживанием долга, и перед руководством ВБ встала дилемма - либо списать часть долгов, либо увеличить объем ссуд. В МБРР предпочли пойти вторым путем, в результате общий объем заимствований у него к 1981 г. вырос более чем в 10 раз и составил 12 млрд дол. При этом акцент в кредитовании сместился от создания основных объектов инфраструктуры и промышленности в сторону более комплексных программ обеспечения промышленного роста, предоставления основных услуг, улучшения распределения доходов. Основными направлениями, по которым произошел рост вложений, явились финансирование на развитие человеческих ресурсов, сельского хозяйства, водоснабжения и санитарных мероприятий. Кроме того, изменились сами характеристики проектов: больше внимания стало уделяться трудоустройству населения, развитию местных ресурсов и институтов, обучению местных кадров, оценке влияния реализуемых проектов на окружающую среду.
Следующим важным изменением стало увеличение внимания к проблеме бедности. До сих пор считалось, что иностранных инвестиций, направляемых на развитие инфраструктуры, достаточно для того, чтобы добиться экономического роста и, как следствие, решить социальные проблемы. Банком был принят более взвешенный подход, сочетающий ускорение экономического роста с непосредственным наступлением на нищету через программы повышения производительности труда и уровня жизни городских и сельских жителей.
Результатом адаптации МБРР к осложнению в начале 80-х гг. проблемы задолженности стало принятие программ предоставления займов, предназначенных для проведения реформ в экономической политике стран-реципиентов. Особенностью кредитов данного вида, получивших название "кредитов на цели структурной перестройки", явилось отсутствие жесткой объектной привязки. Средства, выделяемые Банком на цели структурной адаптации, не привязываются к конкретным объектам, и страны-заемщики могут достаточно свободно распоряжаться ими. Однако для достижения целей, на решение которых направлены данные программы — снижение дефицита платежного баланса и обеспечение стабильных и устойчивых темпов экономического роста, — страна обязана провести преобразования по четырем основным направлениям: совершенствование структуры управления экономикой, мобилизация внутренних источников финансирования, создание условий для привлечения иностранных инвестиций, а также ориентация экономики на приоритетное развитие экспортных отраслей. Эффективность подобных программ достаточно высока.

Заключение

Международная банковская система является действенным механизмом стабилизации мирового хозяйства. Международные банковские структуры активно содействовали процессу глобализации через либерализацию международной торговли и устранение валютных ограничений, принимали участие в проведении структурных реформ в развивающихся и постсоциалистических странах, в урегулировании национальных и региональных финансовых кризисах, в смягчении, а иногда и устранении долговых проблем.
По мере нарастания глобализации международные экономические организации стали одним из важнейших звеньев все более усложняющегося многоярусного механизма, регулирующего экономические и другие отношения. Этот механизм эволюционирует, постоянно адаптируется к меняющейся среде.
В нынешнем столетии формирование этого механизма пойдет еще быстрее не только потому, что возрастает давление глобальных проблем, но и благодаря тому, что информационная революция значительно облегчает его функционирование.
Вполне вероятно, что консолидация усилий всего мирового сообщества вызовет к жизни международные организации нового поколения, которые смогут вносить более эффективный вклад в решение мирохозяйственных проблем.

Список литературы

1. Абрамова М. А., Александрова Л. С. Финансы, денежное обращение и кредит. – М.: Дело, 1995.
2. Бандурин В. Международная экономика и Россия. – М., 2003.
3. Банки и банковские операции: Учебник для вузов / Под ред. проф. Е.Ф. Жукова. – М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1997.
4. Деньги. Кредит. Банки / Под ред. О.И.Лаврушина. – М.: ФИС, 2001.
5. Курс экономики: Учебник / Под ред. Б.А. Райзберга. – М., 1997.
6. Мазурова Е.К. Роль международных организаций в регулировании глобальных экономических процессов / Вестник МГУ. Экономика. -  2002. - №4. – С. 34-57.
7. Международные экономические отношения. Учебник / Под ред. Н.Н.Ливенцева. – М.: МГИМО, 2001.
8. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения / Под ред. Л.Н.Красавиной. – М.: Финансы и статистика, 2003.
9. Миклашевская Н.А., А.В. Холопов. Международная экономика. – М.: Дело и сервис, 2000.
10. Современная экономика: Многоуровневое учебное пособие /Под ред. О.Ю. Мамедова. – Ростов-на-Дону, 1998.
11. Экономика: Учебник / Под ред. С. Булатова. – М., 1997.
12. Якобсон В.М. Мировое хозяйство. – М.: Юнити, 2000.

(23.2 KiB, 49 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!