Квалифицированный состав организации незаконной миграции

Обстоятельства, отягчающие ответственность,  принято называть квалифицирующими, а состав, который они характеризуют –квалифицированным.  Российскому уголовному законодательству известны два вида отягчающих обстоятельств. Одни их них имеют значение лишь для определения наказания лицу, совершившему преступление. Эти обстоятельства закреплены в ст. 63 УК РФ и носят название «обстоятельства, отягчающие наказание». Другие обстоятельства, отягчающие ответственность за какое-либо преступное деяние, выступают как признаки конкретного состава преступления, влияющие на его квалификацию. Эти признаки в науке уголовного права получили наименование «квалифицирующие признаки преступления».

Л. В. Горбунова указывает, что квалифицирующие признаки конкретного состава преступления используются в законе для конструирования состава того же преступления, характеризующегося повышенной общественной опасностью. Они влекут установление более строгой санкции в соответствующей части статьи УК, т. е. образуют новое основание повышенной уголовной ответственности. Совершение преступления при наличии обстоятельств, отягчающих наказание, напротив, не образует нового основания уголовной ответственности, а суд назначает наказание в пределах санкции статьи УК без квалифицирующих признаков[1].

При квалификации преступления и назначении наказания за его совершение следует учитывать, что если отягчающие обстоятельства прямо предусмотрены соответствующей статьей Особенной части УК в качестве признака преступления, оно не может повторно учитываться при назначении наказания за преступление. Иными словами, обстоятельства, предусмотренные в ст. 63 УК РФ, конкретизируются в статьях Особенной части УК РФ. При этом они являются квалифицирующими признаками состава преступления и тем самым позволяют надлежащим образом дифференцировать общественную опасность конкретного деяния по сравнению с той, которая была выражена признаками основного состава преступления[2].

В ч. 2 ст. 322.1 УК РФ сформулирован квалифицированный состав организации незаконной миграции:

а) организованной группой;

б) в целях совершения преступления на территории РФ.

Для привлечения к уголовной ответственности за совершение действий, предусмотренных частью 1 рассматриваемой статьи УК, организованной группой, необходимо установить, что эти действия совершены устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3. ст. 35 УК).

Чтобы квалифицировать действия виновного по пункту «а» ч. 2 ст. 322.1 УК РФ, необходимо установить, что лицо осознавало, что действует в составе организованной преступной группы. Содержание признака совершения преступления организованной группой в юридической литературе применительно к различным преступлениям раскрывается по-разному. Некоторые ученые полагают, что преступление может квалифицироваться как совершенное организованной группой только в тех случаях, когда два или более лица объединились в устойчивую группу для совершения одного или нескольких преступлений именно данного вида.

Так, по мнению А. И. Коробеева, под убийством, совершенным организованной группой, следует понимать осуществление этого преступления устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких убийств[3]. Эта точка зрения опирается на разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, данное в Постановлении «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г.: «Организованная группа − это группа из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств»[4].

А. Н. Попов считает, что в указанном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ дано излишне ограничительное толкование цели организованной группы и что группа может создаваться для совершения не только убийств, но и других тяжких преступлений[5]. Эта позиция привлекла большинство отечественных криминалистов. Так, С. В. Бородин отмечает, что убийства чаще всего совершаются группами, организованными «для ограбления граждан или организаций, которые включают в арсенал своих действий и убийства с целью завладения, например, квартирами, автомашинами или деньгами, принадлежащими гражданам или организациям»[6].

Организованная группа отличается от группы лиц, объединившихся для совершения преступления по предваритель­ному сговору, рядом признаков. Основным из них является устойчивость. Это обстоятельство признается и судебной практикой. Так, в опреде­лении Судебной Коллегии Верховного Суда РФ по делу К. указывается, что основным отличительным критерием организованной группы от признака – совершение преступления группой лиц по пред­варительному сговору – является устойчивость группы[7].

Устойчивость как признак организованной группы получила свое развитие в теории уголовного права. Так, профессор В. С. Комиссаров характеризует устойчивость наличием прочных связей между соучастниками преступления[8]. В развитие этого понятия  Н. А. Скорилкина отмеча­ет, что устойчивость группы характеризуется такими признаками, как относительно постоянный состав; способность к воспроизводству выбыв­ших по различным причинам участников; выработка мер по предотвращению разоблачения; длительность существования группы[9].

Н. Ф. Кузнецова связывает устойчивость группы с ее целью совершать неопределенно много преступлений, реже одно, но тяжкое и сложное по исполнению[10].  Дальнейшее развитие это понятие получило в  Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», где  разъясняется, что об устойчивости могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность состава преступной группы, тесная взаимосвязь ее членов, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений[11].

К признакам организованной группы относится и наличие в ней определенной иерархической структуры. На это обстоятельство обратил внимание Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подку­пе», указывая,  что организованная группа, наряду с устой­чивостью и более высокой степенью организованности, характеризуется наличием организатора и руководителя.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря         2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указывается на то, что при квалификации разбоя   судам следует иметь в виду, что его совершение  организованной группой признается в случаях, когда в ней участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких    преступлений    (часть    третья статьи 35 УК  РФ).

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью,  наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).

При признании этих преступлений, совершенными организованной группой, действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.

Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК  РФ.

Представляется, что основанием для квалификации преступления как совершенного организованной группой является не цель совершения одного или нескольких преступлений именно данного вида, а объективный факт существования устойчивой группы лиц, объединившихся для совершения, как правило, ряда преступлений. При этом группа может длительное время заниматься совершением преступлений одного вида, а затем совершить преступление другого вида. Например, организованная группа лиц, занимающихся производством и сбытом наркотиков, в связи с этой преступной деятельностью совершает убийство. Поскольку оно совершено преступной группой, которая еще до убийства носила организованный характер, последнее преступление следует квалифицировать как убийство, совершенное организованной группой.

Организация незаконной миграции нередко осуществляется именно организованными группами, включающими в свой состав лиц,  имеющих связи с представителями государственных служб. В подобных ситуациях не только упрощается организация незаконной миграции, но  и повышается степень безопасности лиц, занимающихся ею, увеличивается возможность систематического и более масштабного занятия этой деятельностью, что, естественно, увеличивает доходность данного вида преступной деятельности.

Так, в Рыльском районе вынесен обвинительный приговор жителям г. Курска − 30-летнему Ивану У., 40-летнему Игорю Б., 41-летнему Сергею М. и 37-летнему Юрию С. Они признаны виновными в организации незаконного транзитного проезда иностранных граждан через территорию РФ, совершенного организованной группой (п. «а» ч. 2 ст. 322.1 УК РФ).

Как установлено следствием, Иван У. является индивидуальным предпринимателем и, имея в собственности автомобили, занимается транспортными перевозками. В сентябре 2005 г. он познакомился с гражданами Республики Украина П. и Ц., осуществлявшими нелегальные перевозки через российско-украинскую границу иностранных граждан, с которыми создал организованную группу для совместных действий в этой сфере «бизнеса» и получения материальной выгоды. В состав группы У. вовлек своего друга С. и водителей маршрутного такси М. и Б., в разное время работавших у него по обслуживанию транспортных маршрутов г. Курска.

Участниками группы был разработан план совместной преступной деятельности, который состоял в следующем: У. организовывал транспортировку иностранных граждан из Москвы в Рыльский район, где их забирали граждане Украины и осуществляли дальнейшее перемещение через границу. При этом М. и Б. выступали в роли непосредственных перевозчиков, а С. сопровождал машины с иностранцами по территории Орловской и Курской областей для обеспечения проезда по дорогам в обход дорожных постов и иных проверок. 27 сентября 2005 г. при очередной транзитной перевозке группы граждан из города Москвы в Курскую область для дальнейшего следования в страны Западной Европы нарушители были задержаны сотрудниками управления ФСБ России по Курской области на территории Рыльского района.

Суд согласился с мнением государственного обвинителя прокуратуры Рыльского района и с учетом смягчающих вину осужденных обстоятельств назначил наказание: У. по ст. 322.1 ч. 2 п. «а» УК РФ – 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и штраф в размере 80 000 рублей; М., Б. и С. – каждому по 2 года лишения свободы с испытательным сроком 1 год 6 месяцев и штраф в размере 50 000 рублей[12].

Столь масштабная деятельность организации незаконной миграции могла осуществляться, по нашему мнению, при непосредственной поддержке лиц, наделенных соответствующими должностными или служебными полномочиями.

Для квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 322.1 имеет значение установление цели въезда − совершение преступления на территории РФ лицом, чей въезд, пребывание либо транзитный проезд организуется.

 Под целью совершения преступления на территории РФ следует понимать наличие у лица, организующего незаконную миграцию, стремления совершить в соучастии (в качестве организатора, подстрекателя, пособника или исполнителя) с хотя бы одним из незаконных мигрантов на территории России конкретное преступление, ответственность за которое предусмотрена УК РФ[13]. Однако наличие этой цели ставит одновременно вопрос о необходимости квалификации деяния по совокупности преступлений.

При анализе этого квалифицирующего признака состава общественно опасного деяния в юридической литературе говорится о крайне редких случаях организации незаконной миграции с целью использования иностранного гражданина либо лица без гражданства для совершения преступления[14].

К числу наиболее распространенных преступлений, совершаемых иностранными гражданами или лицами без гражданства, относятся преступления против собственности и личности. Менее распространенными, являющимися смежными с организацией незаконной миграции, являются незаконное пересечение Государственной границы РФ  (ст. 322 УК), похищение человека (ст. 126 УК), торговля людьми (ст. 127¹ УК),  использование рабского труда (ст. 127² УК). Они отличаются  посягательством на личную свободу человека с присущей преимущественно корыстной направленностью. При установлении цели на их совершение действия виновных квалифицируются по п. «б» ч. 2 ст. 322.1 УК РФ.

Организация незаконной миграции может осуществляться с целью вовлечения в занятие проституцией (ст. 240 УК РФ) и организацией занятия проституцией (ст. 241 УК РФ), что следует квалифицировать по совокупности преступлений. По фактическим обстоятельствам и юридической сущности они родственны использованию рабского труда и торговле людьми. Похищение у потерпевших паспорта (изъятие, сокрытие либо уничтожение личных документов) является весьма распространенным методом удержания иностранных граждан или лиц без гражданства, что образует самостоятельный состав преступления (ч. 2 ст. 325 УК РФ).

Вооруженный характер и высокая степень организованности присущи преступлениям экстремистского характера, совершаемым с участием иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ. Их совершение не только наносит вред конкретному человеку, но и причиняет ущерб основам национально-государственных устоев, общественной безопасности и порядка.  В этой связи, а также в целях обеспечения национального согласия, формирования климата взаимного межнационального, межрасового, межрелигиозного доверия, являющегося главным фактором в нейтрализации причин и условий экстремизма, в России принят Федеральный закон о противодействии экстремистской деятельности[15]. Одновременно с данным Законом в УК РФ Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ» введена новая по содержанию статья 282.1 «Организация экстремистского сообщества».

При установлении признаков данного состава преступления квалификация содеянного осуществляется по совокупности преступлений – по п. «б» ч. 2 ст. 322.1 и по ст. 228 УК РФ.

Аналогичным образом квалифицируются действия, ответственность за которые предусмотрена ст. 282.2 УК РФ «Организация деятельности экстремистской организации»[16].

Таким образом, главным условием установления ответственности за организацию незаконной миграции является точное, не допускающее двусмысленного толкования  определение признаков и элементов  рассматриваемого  состава преступления, что   позволяет выявить основные направления уголовно-правового противодействия преступным проявлениям в данной сфере деятельности.

[1] См.: Горбунова Л. В. Обстоятельства, отягчающие наказание, по уголовному законодательству России и зарубежных стран : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2003. С. 6.

[2] См.:  Кругликов Л. Л., Савинов В. Н. Квалифицирующие обстоятельства: понятие, виды, их влияние на квалификацию преступлений. Ярославль, 1989. С. 4 – 16.

[3] См.: Уголовное право Российской Федерации : в 2 томах. Том 2. Особенная часть / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай. М., 2002. С. 28.

[4] Судебная практика по уголовным делам. М., 2005. С. 137.

[5] Попов А. Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. СПб., 2003. С. 641.

[6] Бородин С. В. Преступления против жизни. СПб., 2003. С. 166.

[7] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1999. № 7. С. 13.

[8] См.: Новое Уголовное право России. Особенная часть : учебное пособие. М., 1996. С. 230.

[9] См.: Скорилкина Н. А. Групповые формы вымогательства : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1995. С. 13.

[10] См.: Уголовный кодекс Российской Федерации : постатейный комментарий. М., 1997. С. 76.

[11] См.: Российская газета. 1997. 30 января.

[12]См.: Шелмаков А. Л. Проблемы реализации уголовной ответственности за организацию незаконной миграции (ст. 322.1 УК РФ) // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2007. № 5. С. 274.

[13] См.: Уголовное право. Особенная часть / под ред. Л. Д. Гаухмана, С. В. Максимова. 2-е изд. М. : Эксмо, 2005. С. 638.

[14] См.: Якимов О.Организация незаконной миграции: проблемы уголовной ответственности / О. Якимов, С. Якимова // Уголовное право. 2005. № 1. С. 78−80.

[15] См.: О противодействии экстремистской деятельности : федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 7. С. 206.

[16] Введена Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ».

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!