Контрреформы Александра III

ПЛАН
1.Вступление на престол. Идеологи политики контрреформ.
2.Контрреформы в области образования и просвещения.
3.Контрреформы в области суда и местного самоуправления.
4.Национальная политика.
5.Крестьянский вопрос.
Вместо заключения: итоги политики контрреформ.
Список литературы.

1.  Вступление на престол. Идеологи политики контрреформ.

2 марта 1881 года на российский престол вступил Александр III (1845—1894), второй сын Александра II. Наследником престола он стал после смерти в 1865 года своего старшего брата Николая. В нашей литературе сложилось неверное мнение об Александре III как о человеке ограниченном и малообразованном. В действительности он получил основательное образование, хотя с детства его готовили к военной карьере. Главным «воспитателем» его был генерал-адъютант В. А. Перовский, а образованием заведовал профессор Московского университета, известный экономист А. И. Чивилев. Академик Я. К. Грот преподавал Александру историю, географию, русский и немецкий языки, видный военный теоретик М. И. Драгомиров - тактику и военную историю, С.М.Соловьев - русскую историю. Особенно большое влияние на Александра оказал К. П.Победоносцев, преподававший ему законоведение.
Будучи наследником престола, Александр участвовал в заседаниях Государственного совета и Комитета министров, был канцлером Гельсингфорсского университета.
Уже тогда у него сложились глубоко консервативные политические воззрения. В совещаниях последних лет царствования Александра II наследник престола неизменно высказывался за неприкосновенность ничем не ограниченного самодержавия и необходимость широких репрессивных мер против революционеров.
Цареубийство 1 марта 1881 года явилось сильнейшим потрясением для Александра III. Опасаясь покушений со стороны революционеров, он первые годы своего царствования провел в Гатчине под усиленной охраной войск и полиции. Подавление не только революционного, но и либерально-оппозиционного движения рассматривалось им как главная задача его царствования. Во внешнеполитических делах он старался избегать военных конфликтов, поэтому в официальной историографии его именуют «царем-миротворцем».
Вдохновителями реакционного политического курса самодержавия явились К. П. Победоносцев и М. Н. Катков.
Выходец из семьи профессора Московского университета К.П.Победоносцев успешно окончил Училище правоведения и начал службу в одном из департаментов московского Сената. Победоносцев усердно занимался изучением истории русского гражданского права и считался лучшим его знатоком. Его «Курс гражданского права» выдержал 5 изданий и был настольной книгой для юристов. В 1865 году Победоносцев оставил преподавание в Московском университете и всецело посвятил себя государственной службе, стал сенатором, а затем и членом Государственного совета.
В апреле 1880 года Александр II назначил Победоносцева обер-прокурором Святейшего Синода. Этот пост Победоносцев занимал 25 лет. От его былых либеральных взглядов не осталось и следа. Он превратился в убежденного сторонника охранительной политики самодержавия. После 1 марта 1881 года Победоносцев стал в центре политической жизни России и по сути дела определял политику растерявшегося после гибели отца Александра III. Все сразу почувствовали тогда возросшие силу и влияние Победоносцева.
Аналогичную эволюцию от либеральных воззрений к последовательному охранительству прошел известный публицист и издатель, сын московского чиновника М.Н. Катков. Окончив с отличием в 1838 году словесное отделение Московского университета, он переехал в Петербург, где сотрудничал в «Отечественных записках», «Современнике» и других периодических изданиях, защитил магистерскую диссертацию по славянской словесности и докторскую по древнегреческой философии, а в 1857 году стал редактором и ведущим автором либерального журнала «Русский вестник». С 1862 года Катков заметно повернул к охранительству. Впоследствии у Каткова сложились близкие отношения с Победоносцевым.
Сразу же после 1 марта 1881 г. представителями придворной аристократии была создана «Священная дружина» — конспиративная организация для охраны особы царя и противодействия революционному террору. Ее возглавили флигель-адъютант П. П. Шувалов, генерал-адъютант И. И. Воронцов-Дашков, московский генерал-губернатор В.А.Долгоруков и начальник гвардейского штаба А. А. Бобринский. В нее вошли и другие высокопоставленные лица, близкие ко двору, даже некоторые из великих князей.
В 1883 году Александр III распорядился прекратить деятельность «Священной дружины», методы которой получили скандальную огласку. Кроме того, соперничая с государственной полицией, она стала ей помехой в борьбе с революционерами. 29 апреля 1881 г. был обнародован написанный Победоносцевым при участии Каткова манифест «О незыблемости самодержавия». В нем провозглашалось, что император «с верою в силу и истину самодержавной власти» будет ее «утверждать и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений».
Однако поворот к реакции, наметившийся в марте - апреле 1881 года, произошел не сразу. В обстановке продолжавшегося брожения в стране правительство не решилось перейти к открытой реакции. 14 августа 1881 года было издано распоряжение «О мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия и приведении определенных местностей империи в состояние усиленной охраны». Согласно этому акту любая местность могла быть объявлена на чрезвычайном положении и каждый ее житель подвергнут аресту, предан военному суду или сослан без суда на 5 лет в любое место Российской империи. Местная администрация, согласно распоряжению, могла закрывать учебные заведения, торговые и промышленные предприятия, приостанавливать деятельность земств и городских дум, закрывать органы печати. Это распоряжение, изданное как «временное» на три года, возобновлялось по истечении каждого трехлетия и действовало вплоть до 1917 года.
27 мая 1882 года Игнатьев представил проект созыва совещательного Земского собора к коронации Александра III в 1883 году. Однако под давлением Победоносцева и Каткова проект был отвергнут, а сам Игнатьев 30 мая 1882 года получил отставку. Отставка Игнатьева знаменовала собой переход самодержавия к прямой и неприкрытой реакции.

2. Контрреформы в области образования и просвещения.

Первыми жертвами политической реакции стали печать и просвещение. 27 августа 1882 года были утверждены новые «временные правила» о печати, устанавливавшие строгий административный надзор за газетами и журналами. Редакторам вменили в обязанность по требованию министра внутренних дел сообщать имена авторов статей, печатавшихся под псевдонимами. Усилилась «карательная цензура» - репрессивные меры против прогрессивной печати. В 1883 - 1884 годах были закрыты все радикальные и многие либеральные периодические издания, среди них органы демократической печати — «Отечественные записки» М.Е.Салтыкова-Щедрина и «Дело» Н. В. Шелгунова, либеральные газеты - «Голоса», «Земство», «Страна», «Московский телеграф».
20 ноября 1882 года министр народного просвещения И. Д. Делянов издал циркуляр о средней школе, усиливавший дисциплинарные взыскания, а 5 июня 1887 года был опубликован его позорный циркуляр о «кухаркиных детях», в котором говорилось о запрещении принимать в гимназии «детей кучеров, лакеев, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей». Реальные училища были преобразованы в технические школы, окончание которых не давало права на поступление в высшие учебные заведения. 23 августа 1884 года был введен новый университетский устав, текст которого подготовил Катков. По этому уставу фактически ликвидировалась автономия университетов, восстановленная уставом 1863 года. Была отменена выборность ректора, декана, профессоров, при назначении на эти должности внимание обращалось не на «ученые качества и заслуги» претендентов, а на их политическую благонадежность. Попечитель учебного округа стал полновластным хозяином университета. Он представлял министру народного просвещения на утверждение преподавательский состав университета, организовывал надзор за поведением студентов. В 1885 году как «существенное средство надзора за студентами» вновь вводилась для них форменная одежда. В том же году были установлены стеснительные правила сдачи университетских экзаменов. Плата за обучение повышалась с 10 до 50 рублей в год - довольно значительная для того времени сумма. Из университетов были уволены известные прогрессивные профессора: социолог М. М. Ковалевский, историк В. И. Семевский, филолог Ф. Г. Мищенко, юрист С. А. Муромцев, вынужден был уйти выдающийся ученый с мировым именем биолог И.И.Мечников. В 1882—1883 годах фактически ликвидировалось женское образование - большинство высших женских курсов было закрыто. Реакционные меры в области высшего образования вызвали серию студенческих волнений в 1887- 1893 годах.

3. Контрреформы в области суда и местного самоуправления.

12 июля 1889 года было издано «Положение о земских участковых начальниках». В 40 губерниях России, на которые распространялось это «Положение» (главным образом на губернии с помещичьим землевладением), создавались 2200 земских участков (примерно по 4 - 5 - на уезд) во главе с земскими начальниками. В уездах учреждался уездный съезд земских начальников, который состоял из административного и судебного присутствия. Ему передавались функции упраздняемых уездного по крестьянским делам присутствия и мирового суда (мировой суд сохранялся лишь в Москве, Петербурге и Одессе), что значительно усиливало административно-полицейскую власть земских начальников. Необходимость введения института земских начальников объяснялась «отсутствием близкой к народу твердой правительственной власти».
Земские начальники назначались министром внутренних дел по представлению губернаторов и губернских предводителей дворянства из местных потомственных дворян-землевладельцев.
Введение института земских начальников явилось одной из наиболее реакционных мер внутриполитического курса самодержавия в 80-е —начале 90-х годов, яркое проявление его продворянской политики. Этот акт преследовал цель восстановить власть помещиков над крестьянами, утраченную ими в результате реформы 1861 года. В функции земского начальника во вверенном ему участке входили: надзор и контроль над деятельностью крестьянских сельских и волостных учреждений, всесторонняя опека не только крестьянского, но и всего податного населения в его участке. Прерогативы земского начальника, осуществлявшего административные и судебно-полицейские функции на селе, были исключительно широки. Он мог подвергать телесным наказаниям, аресту до трех дней и штрафу до 6 руб. любое лицо из податных сословий своего участка, отстранять от должности членов крестьянских сельских учреждений, отменять любое постановление сельского и волостного сходов, навязывать им свое решение, причем действовать по произволу, не считаясь ни с какими законами. Так, один из земских начальников цинично заявил крестьянам: «Я вам Бог и отец! Что хочу, то с вами и сделаю, кого хочу - милую, кого хочу - наказываю!»
В начале 90-х годов были проведены земская и городская контрреформы, предприняты шаги к изменению Судебных уставов 1864 года.
Несмотря на стремление самодержавия с самого начала введения земских учреждений сохранить в них преобладание дворянства, позиции последнего под влиянием объективных условий постепенно ослабевали. В ряде губерний обнаружился «недобор» гласных из дворян из-за сокращения числа дворян-землевладельцев. В промышленных губерниях представительство дворян в земствах сокращалось за счет усиления торгово-промышленной буржуазии и новых землевладельцев из купцов и богатых крестьян. Правительство было также обеспокоено оппозиционными настроениями и конституционными притязаниями земских деятелей, особенно отчетливо проявившимися в земском либеральном движении на рубеже 70—80-х годов.
Самодержавие поставило задачу усилить роль дворянства в земстве путем обеспечения ему более полного и устойчивого господства в земских учреждениях, ограничить представительство в них недворянских элементов, в особенности крестьянства. Вместе с тем преследовались цели дальнейшего ограничения компетенции земств и усиления контроля за ними со стороны административных властей. Реакционное дворянство требовало вообще ликвидировать бессословность и выборность земств. В этом плане и был разработан проект о преобразовании земских учреждений, автором которого являлся директор канцелярии Министерства внутренних дел А. Д. Пазухин. Но при обсуждении проекта в Государственном совете правительство все же не решилось пойти на удовлетворение этих притязаний реакционных кругов. 12 июня 1890 года было утверждено новое «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Формально оно сохраняло принципы бессословности и выборности земств. Однако эти принципы были сильно урезаны, в чем и заключался смысл земской контрреформы. Так, землевладельческая курия, по которой ранее могли баллотироваться землевладельцы всех сословий, теперь стала курией только дворян-землевладельцев. Ценз для дворян уменьшался вдвое, а число гласных землевладельческой курии еще более увеличивалось; соответственно этому уменьшалось число гласных по остальным куриям — городской и сельской. Крестьяне фактически лишались выборного представительства: теперь они выбирали только кандидатов в земские гласные, список которых рассматривал уездный съезд земских начальников, и по представлению этого съезда губернатор утверждал гласных. Лишалось избирательных прав духовенство. Резко повышался избирательный ценз для городской курии, вследствие чего более половины избирателей по этой курии теряли право участвовать в выборах в земства. В результате этого удельный вес дворян по сравнению с 60-ми годами повышался в уездных земских собраниях с 42% до 55%, в губернских — с 82% до 90%. В уездных земских управах удельный вес дворян повысился с 55% до 72%, а в губернских - с 90% до 94%. Гласные от крестьян теперь составляли: в уездных земских собраниях - 31% (вместо прежних 37%), в губернских собраниях - 2% (вместо прежних 7%). Удельный вес гласных от буржуазии сократился с 17% до 14% в уездных земских собраниях и с 11% до 8% —в губернских.
Обеспечивая решительное преобладание дворян в земствах, земская контрреформа пошла и на дальнейшее ограничение прав этого уже по существу «дворянского» земства. Теперь губернатор фактически полностью контролировал деятельность земских учреждений. Он мог отменить любое постановление земств и поставить на их обсуждение любой вопрос. Вводилось новое административное звено - губернское по земским делам присутствие в составе губернатора (его председателя), губернского прокурора, управляющего государственными имуществами, губернского предводителя дворянства и четырех местных дворян-землевладельцев. Оно рассматривало «правильность» выборов в земства, проверяло «законность» и «целесообразность» постановлений земств.
Те же цели преследовались и при проведении городской контрреформы. 11 июня 1892 года было издано новое «Городовое положение», по которому еще более урезывались избирательные права городского населения. От участия в городском самоуправлении теперь устранялись не только трудящиеся массы города, но и мелкая буржуазия - мелкие торговцы, приказчики и пр. Это достигалось путем значительного повышения имущественного ценза. Преимущество отдавалось дворянам-домовладельцам и крупной торговой, промышленной и финансовой буржуазии. В результате резко сократилось число избирателей в городские думы: например, в Петербурге - с 21 тыс. до 6 тыс., в Москве - с 23 тыс. до 7 тыс., в Одессе  с 14 тыс. до 3,7 тыс., в Риге  с 7 тыс. до 3 тыс. В Москве и Петербурге правом участия в выборах в городское самоуправление теперь могло воспользоваться не более 0,7% населения. В других городах число избирателей сократилось в 5 - 10 раз, так что нередко количество гласных равнялось числу участвовавших в выборах.
Согласно «Городовому положению» 1892 года, еще более усиливалась система опеки и административного вмешательства в дела городского самоуправления. Губернатор не только контролировал, но и направлял всю деятельность городских дум и городских управ. Городские думы не могли теперь сделать ни шагу без надлежащего «соизволения, разрешения и утверждения» административных властей. Городские головы и члены городских управ отныне стали считаться состоящими на государственной службе чиновниками, а не «избранными» представителями городского населения. Однако в дальнейшем на практике городская контрреформа (как и земская контрреформа 1890 года) не была полностью реализована, ибо объективные социально-экономические процессы в пореформенной России оказались сильнее стремления самодержавия усилить сословно-дворянский элемент в местном управлении.
Были предприняты шаги для проведения судебной контрреформы. В связи с введением 14 августа 1881 года мер по чрезвычайной охране существенно ограничивалась гласность в судопроизводстве по политическим делам. Прекратилась публикация отчетов о политических процессах. Указом 12 февраля 1887 года министру юстиции предоставлялось право запрещать, если он сочтет необходимым «в видах ограждения достоинства государственной власти», публичное рассмотрение любого дела в суде. Стал систематически нарушаться принцип несменяемости судей: указом 20 мая 1885 года учреждалось Высшее дисциплинарное присутствие Сената, правомочное по представлению министра юстиции перемещать и даже смещать судей. Указом 7 июля 1889 года ограничивалась роль присяжных заседателей в суде путем изъятия из их юрисдикции ряда дел. В 1894 году новым министром юстиции Н. В. Муравьевым, сменившим на этом посту либерального Д. Н. Набокова, был предпринят по согласованию с царем коренной пересмотр судебных уставов 1864 года, однако правительство, встретив сопротивление со стороны различных общественных кругов, не решилось провести судебную контрреформу.

4. Национальная политика.

Национальная политика самодержавия в 80—90-е годы выражалась в ограничении прав некоторых национальностей, в русификации национальных окраин и распространении на них общеимперского административно-политического управления. Утвердившийся в те годы дух воинствующего имперского национализма привел к различным стеснениям «иноверцев» и «инородцев». В первую очередь существенным стеснениям в правах подверглись евреи и поляки-католики. Для еврейского населения еще в XVIII веке была установлена «черта оседлости», в пределах которой им разрешено было проживание. Она включала Польшу, Литву, Белоруссию, Правобережную Украину, Бессарабию, Черниговскую и Полтавскую губернии. Это ограничение не распространялось на купцов 1-й гильдии, лиц с высшим образованием, ремесленников и солдат. «Временными правилами» от 3 мая 1882 года евреи были лишены права в пределах «черты оседлости» селиться вне городов и местечек, там же им запрещались приобретение и аренда недвижимых имуществ. В 1887 году была введена процентная норма приема евреев в высшие и средние учебные заведения (3% — в столицах и 5% — вне черты оседлости), а с 1889 года приостановлен прием евреев на должности присяжных поверенных.
После подавления польского восстания 1863—1864 годов царское правительство провело ряд мер, направленных на «инкорпорацию» Польши в составе Российской империи. В 80-е годы царизм повел активную политику обрусения Польши. Русский язык усиленно насаждался в школе и делопроизводстве польских административных учреждений. Все важные посты в них замещались русскими чиновниками. Был принят ряд мер и по экономической интеграции Польши в составе России: как, например, упразднение в 1885 году Польского банка, который превратился в Варшавскую контору Петербургского банка, и прекращение в обращении польской монеты.
В 90-е годы был проведен ряд мер, направленных на стеснение автономии Финляндии. Изданным в 1890 году царским манифестом финляндская почта объединялась с общеимперской, в финских учреждениях вводилось делопроизводство на русском языке, упразднялось финское войско и вводилась в обращение на территории Финляндии российская монета. Был упразднен Комитет по финляндским делам.

5. Крестьянский вопрос.

Политика самодержавия в аграрно-крестьянском вопросе в 80—90-х годах характеризовалась сочетанием реакционных мер с некоторыми уступками крестьянству. 28 декабря 1881 года были изданы указ о понижении выкупных платежей и «Положение» об обязательном переводе на выкуп находившихся во временнообязанном состоянии крестьян. Согласно указу выкупные платежи крестьян за предоставленные им наделы понижались на 16%, а «Положению» - с 1883 года переводились на обязательный выкуп остававшиеся к этому времени на временнообязанном положении 15% бывших помещичьих крестьян.
18 мая 1882 года был учрежден Крестьянский поземельный банк (начал функционировать с 1883 года), который выдавал ссуды на покупку земли как отдельным домохозяевам, так и сельским обществам и товариществам. Учреждение этого банка преследовало цель смягчить остроту аграрного вопроса. Как правило, через его посредство продавались помещичьи земли. Через него в 1883 - 1900 годах крестьянам было продано 5 млн. десятин земли.
Законом 18 мая 1886 года с 1 января 1887 года (в Сибири с 1899 года) отменялась подушная подать с податных сословий, введенная еще ПетромI. Однако ее отмена сопровождалась повышением на 45% податей с государственных крестьян путем перевода их с 1886 года на выкуп, а также увеличением прямых налогов со всего населения на 2/3 и косвенных в два раза.
В конце 80 — начале 90-х годов была издана серия законов, направленных на сохранение разрушавшихся под напором капитализма патриархальных устоев в деревне, в первую очередь патриархальной крестьянской семьи и общины. Распад старой, патриархальной семьи выражался в быстром росте числа семейных разделов. По данным Министерства внутренних дел, в первые два пореформенных десятилетия происходило ежегодно в среднем 116 тысяч семейных разделов, а в начале 80-х годов их среднегодовая численность возросла до 150 тыс. 8 марта 1886 года издается закон, по которому семейный раздел мог быть произведен только с согласия главы семьи («большака») и с разрешения не менее чем 2/3 домохозяев на сельском сходе. Однако этот закон не мог ни приостановить, ни ограничить семейные разделы, численность которых и после его издания продолжала возрастать, при этом более 9/10 разделов происходило самовольно, без санкции общины и местных властей. Не помогали и насильственные «воссоединения» разделившихся семей.
Важное место в аграрно-крестьянской политике самодержавия занимала проблема крестьянской поземельной общины. Еще во время подготовки и проведения реформы 1861 года среди государственных деятелей определились как противники, так и сторонники сохранения общины. Первые полагали, что подворное крестьянское землевладение создаст мощный слой собственников - опоры социальной стабильности в стране, к тому же уравнительность наделов и круговая порука рассматривались как причины медленного экономического развития деревни. Указывалось и на то, что с общиной были связаны надежды революционеров на социальные потрясения в стране. Вторые рассматривали общину как важный фискально-полицейский инструмент в деревне и фактор, предотвращающий пролетаризацию крестьянства. Как известно, победила вторая точка зрения, которая и нашла отражение в законах 1861 года.
В начале 90-х годов издаются законы, направленные на укрепление крестьянской общины. Закон 8 июня 1893 года ограничил периодические земельные переделы, которые отныне дозволялось проводить не чаще, чем через 12 лет, причем с согласия не менее 2/3 домохозяев. Законом 14 декабря того же года «О некоторых мерах к предупреждению отчуждаемости крестьянских надельных земель» запрещалось закладывать крестьянские надельные земли, а сдача наделов в аренду ограничивалась пределами своей общины. По этому же закону отменялась статья 165-я «Положения о выкупе», по которой крестьянин мог досрочно выкупить свой надел и выделиться из общины. Этот закон был направлен против участившихся залогов и продажи крестьянских надельных земель, в которых правительство видело гарантию платежеспособности крестьянского двора. Этими мерами правительство стремилось еще более прикрепить крестьянина к наделу, ограничить свободу его передвижения. Однако переделы, продажа и сдача в аренду крестьянских надельных земель, забрасывание крестьянами наделов и уход в город продолжались в обход законов, которые оказались бессильными приостановить объективные процессы в деревне. Не могли зги правительственные меры обеспечить и платежеспособность крестьянского двора, о чем свидетельствовали данные официальной статистики. Так, в 1891 году в 18 тыс. сел 48 губерний была произведена опись крестьянского имущества, в 2,7 тыс. сел имущество крестьян было продано за бесценок для погашения недоимок. В 1891—1894 годах за недоимки было отобрано 87,6 тыс. крестьянских наделов, подвергнуто аресту 38 тыс. недоимщиков, около 5 тыс. были отданы в принудительные работы.
Исходя из главной своей идеи о первенствующей роли дворянства, самодержавие в аграрном вопросе проводит ряд мер, направленных на поддержку дворянского землевладения и помещичьего хозяйства. С целью укрепления экономического положения дворянства 21 апреля 1885 года, по случаю 100-летия Жалованной грамоты дворянству, был учрежден Дворянский земельный банк, который выдавал ссуды помещикам под залог их земель на льготных условиях. Уже в первый год своей деятельности банк выдал помещикам ссуды на сумму 69 млн. руб., а к концу XIX века сумма ссуд банка помещикам превысила 1 млрд. рублей. В интересах дворян-землевладельцев 12 июля 1886 года было издано «Положение о найме на сельские работы». Закон расширял права нанимателя-землевладельца, который мог требовать возврата ушедших до истечения срока найма рабочих, производить вычеты из их заработной платы не только за причиненный хозяину материальный ущерб, но и «за грубость», «неповиновение» и пр., подвергать аресту и телесному наказанию. В целях обеспечения помещиков рабочей силой закон 13 июня 1889 года существенно ограничил переселение крестьян. «Самовольного» переселенца местная администрация обязывалась выслать по этапу на прежнее место жительства. Но вопреки этому суровому закону, за десять лет после его издания численность переселенцев увеличилась в несколько раз, причем 85% из них составляли «самовольные» переселенцы.
Вместо заключения: итоги политики контрреформ.

Внутренняя политика самодержавия 80-х — начала 90-х годов XIX в. характерна своей противоречивостью. Общее направление ее выражалось в откате к реакции путем «пересмотра» и «исправления» реформ 60—70-х годов. Самодержавию удалось провести серию контрреформ в сословном вопросе, в области просвещения и печати, в сфере местного управления. Главная задача, которую оно ставило, заключалась в том, чтобы укрепить свою социальную опору - дворянство, позиции которого были заметно ослаблены в силу объективных процессов социально-экономического развития России в течение двух «переломных» пореформенных десятилетий. Отсюда четко выраженная продворянская направленность внутренней политики за 80-е - начало 90-х годов.
Однако это был временный откат к политической реакции. Реакционным силам не удалось осуществить программу контрреформ в том объеме, в каком она была ими задумана. Не удалось, например, провести судебную контрреформу, проект которой был уже готов и одобрен императором, а также пересмотр общего законодательства о крестьянах, вопрос о котором был поставлен на обсуждение в высших правительственных органах в 1892 году. В самих «верхах» в то время не было единства: наряду с реакционным направлением, требовавшим решительного «пересмотра» реформ 60—70-х годов, было и оппозиционное, выступавшее за «уступки духу времени». Даже наиболее дальновидные представители консерваторов понимали невозможность восстановления старых порядков. Да и само правительство не могло не считаться с этим, и проводило противоречивую политику: наряду с контрреформами оно принимало меры, направленные на развитие экономики страны, делало уступки в крестьянском вопросе, завершало реформы в армии. Во второй половине 90-х годов складывалась иная социально-политическая обстановка в стране, которая не позволила правительству на практике полностью реализовать принятые им ранее реакционные законодательные акты. В итоге реакции не удалось повернуть вспять исторический процесс.

Список литературы.

1. Ананьич Б., Чернуха В. Партия контрреформ // Родина. – 1992. - №2.
2. Ананьич Б., Чернуха В. Чернильные перемены: власть и общество: этапы расхождения // Родина. – 1991. - №11 - 12.
3. Коробков Ю. Д. История России. – М.: МГПИ, 1996.
4. Орлов А. С. История России. – М.: Проспект, 1998.
5. Победоносцев К. А. Великая ложь нашего времени // Родина. – 1993. - №4.
6. «Правил как завещал отец?» // Родина. – 1994. - №11.
7. Россия на волнах реформ. Александр III против Александра II // Знание-сила. – 1992. - №2.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(27.3 KiB, 59 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!