Конституция как источник конституционного права: понятие и особенности

Понятие конституции. Выше мы лишь вскользь определили природу конституций. Поэтому прежде чем говорить о значении российской конституции, рассмотрим проблему понятия конституции как таковой. Бесспорным является видение конституций в качестве того, что регулирует важнейшие государственные вопросы, однако возникают следующие дискуссионные вопросы.

Во-первых, проблема определения конституции заключается в двояком смысле ее понимания: в формальном смысле и материальном. Конституция в формальном смысле есть определенный источник права, закон. Конституция в материальном смысле есть само конституционное право, т.е. правовые нормы, что содержащиеся в законе или иных источниках, либо обозначение самого государственного строя. Вопрос: следует ли понимать конституцию формально или материально, либо сохранить оба значения? На наш взгляд, конституцию следует понимать лишь в формальном смысле слова как основной закон государства. Ведь речь идет не о конституционном праве как таковом и не строе государства, но о важнейшем документе данной отрасли.

Во-вторых, издавна различают писанные и неписанные конституции. Писанными именуют конституции, состоящие из одного или нескольких законов, неписанными - состоящие из обычаев и прецедентов и лишь частично из законов (например, в Великобритании (об английской Конституции говорил, в частности, Дж. Свифт в «Путешествиях Гулливера»). Исходя из сказанного выше о формальном смысле конституции, по нашему мнению, конституция может быть только писанной в виде закона. Иначе придется признать существование конституций во всех государствах и во все времена, т.к. всегда существовали государственные обычаи. Но здесь происходит смешение конституции как документа и конституционного права как отрасли права, которое, как мы уже говорили, действительно, существует с тех пор, как появились государства.

В-третьих, из понимания писанных конституций в качестве одного или нескольких законов вытекает проблема сведения конституции к одному закону. Сторонники включения в конституцию всех важнейших конституционных законов теряют ее границы и вынуждены относить к ней и регламенты палат законодательных органов, и подзаконные акты, конкретизирующие порядок выборов, и др. Поэтому более обоснованно именовать конституцией лишь один (единый) главный закон государства, носящий характер конституционного кодекса. Когда же в стране нет такого закона, а важнейшие вопросы конституционного права регулируются несколькими законами, как в Израиле, Канаде или Новой Зеландии, то следует говорить об отсутствии конституции в этом государстве.

В-четвертых, утвердилось мнение, что конституция может быть только в правовом демократическом государстве, которое нередко и именуют конституционным. Что только признание прав человека, ограничение власти, говорят о наличии конституции. Т.е. в неограниченных монархиях и диктатурах конституций нет. Но мы будем придерживаться точки зрения на конституции как главные законы любых государств (как говорилось, этого держались в XIX в. многие академические отечественные и зарубежные ученые; например, во французском сборнике конституций Дарестов приводились и Основные законы России 1832 г.). Например, в Конституциях Германской империи 1871 г. и Французской республики 1875 г., а также первоначально в Конституции США, не было норм о правах человека, нет их и в действующей конституции Австрии 1920 г. Таким образом, политические убеждения автора не должны вмешиваться в юридическое понятие конституции.

Наконец, в-пятых, следует упомянуть и такой технический аспект конституций, как их название. Сам термин «конституция», как говорилось, древнеримского происхождения. Уже исходя из вышесказанного понятно, что главному закону, дабы быть конституцией по существу, не обязательно называться по латыни. Мы видели, что отечественные конституции до революции именовались Основными государственными законами, а в советские годы официальным синонимом слову Конституция было понятие «Основной Закон». Современная конституция Швеции 1974 г. называется, как и в XVII в., Regeringsform, в Нидерландах конституция 1815 г. именовалась Grondwet, итальянская 1848 г. - Statuto Fondamentale, австрийская 1867 г. - Staatsgrundgesetze, а современная 1920 г. - Bundes-Verfassungsgesetz, почти также (Bundesverfassung) называется конституция 1999 г. Швейцарии, Grundgesetz - название конституции ФРГ 1949 г., родными словами обозначаются конституции и в Греции (συνταγμα), в ряде арабских государств (дюстюр, низам), Финляндии и многих других странах. И, скорее, достоинство, чем недостаток - умение использовать собственный словарный запас, вместо никому не нужных заимствований.

В заключение следует дать следующее определение конституций. Конституция - это основной и высший единый закон государства, устанавливающий государственный строй и, обычно, правовое положение важнейших органов власти и человека. Таким образом, Конституция выступает основным, но не единственным источником конституционного права РФ.

Особенности конституции. Конституция, являясь единственным законом в своем роде, обладает рядом особенностей, отличий от иных конституционных законов и законов иных отраслей:

1. Учредительный характер. Конституция, в государствах, где она принята, играет ту же роль, что и, например, устав при учреждении частной организации. Она является законом первоначального упорядочения правового положения государства. Прямой смысл это имеет в случаях с конституциями новых государств, но, хотя и в меньшей мере, проявляется это и в старых государствах, где ранее такого закона не было либо в ходе замены имеющейся конституции на новую. В любом случае, обычно, в конституциях имеются преамбулы, содержащие указание на всенародное волеизъявление их норм.

2. Особый порядок принятия и изменения. Учредительный характер предопределяет особенности принятия и изменения конституций. Как правило, конституции принимаются всенародным голосованием (в Иране - в 1979 г., России - в 1993, Южной Корее - в 1987, Швейцарии - в 1999, Боливии - в 2009) либо особым учредительным собранием (в США - в 1787 г., ФРГ - в 1949, Индии - в 1950) (в России 5-6 января 1918 г. также заседало подобное собрание, но было распущено). (Есть примеры и принятия конституций обычным законодательным путем: в Швеции - в 1974 г., в Омане и ЮАР - в 1996 г.) Поэтому устанавливаются и особые правила внесения изменений в основные законы. Из старых конституций наиболее трудноизменяемой является норвежская, требующая одобрения поправок двумя последовательно избранными собраниями. В Конституции РФ этому посвящена гл. 9 (сходная со ст. V Конституции США) и Федеральный закон от 4 марта 1998 г. № 33-ФЗ «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции РФ». Наименьшими особенностями обладают изменения в ст. 65 о составе федерации (вносятся федеральным конституционным законом, а изменения наименования субъекта вообще - указом Президента РФ). Законы РФ о поправках к Конституции РФ, вносящие поправки к главам 3-8 повторяют принятие федеральных конституционных законов (требующих качественного большинства голосов) с прибавлением необходимости одобрения законодательными органами власти не менее чем двух третей субъектов федерации (два таких закона были подписаны 30 декабря 2008 г.). Подлинно особым является пересмотр глав 1, 2 и 9: если такие предложения будут поддержаны тремя пятыми состава Государственной Думы и Совета Федерации, то созывается особое Конституционное Собрание, которое в случае поддержки пересмотра разрабатывает проект новой Конституции и принимает его двумя третями голосов либо выносит на референдум (иными словами, в названные три главы поправки вообще внести нельзя, можно лишь отменить всю Конституцию).

3. Высшая юридическая сила и прямое действие. Эта особенность закреплена в ч. 1 ст. 15 Конституции РФ. Ни один иной правовой акт не должен противоречить Конституции (норма признанная противоречащей, до ее отмены, не подлежит применению). Особняком стоят только международные договоры РФ, т.к. они имеют приоритет перед российскими законами. Что же касается Конституции, то, согласно ст. 34 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах РФ», Конституционный Суд РФ вправе признавать несоответствующими Конституции лишь договоры, не вступившие в силу. По смыслу, действующий международный договор РФ оказывается выше Конституции, и путь его устранения лишь выход из него. Прямое же действие означает силу Конституции вне зависимости от наличия каких-либо актов, принятых во ее исполнение или на ее основе, например, в деле осуществления конституционных прав человека на альтернативную гражданскую службу и др.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!