Конспект и анализ работы «Психологическая школа в социологии» М.М.Ковалевского

Содержание

1. Введение. Сведения об авторе и произведении.

2. Основная часть. Конспект «Психологическая школа в социологии» М.М.Ковалевского

Список использованной литературы

 

1. Введение. Сведения об авторе и произведении.

 

М.М. Ковалевский (1851-1916) внес значительный вклад в развитие русской социологической мысли. Разносторонне об­разованный и широко мыслящий ученый, чьи научные интере­сы касались обширного круга вопросов социологии, истории, государствоведения, права, этики, психологии и других наук, он пользовался широким признанием ученого мира в России и за ее пределами, был избран вице-президентом, а затем пред­седателем Международного института социологии.

Теоретические предпосылки социологических воззрений М. Ковалевского восходят к социологии О. Конта. «Что такое социология?» С этого вопроса начал М. Ковалевский свой двухтомный труд «Социология». И ответил: «Родоначальник ее, Конт считал социологию наукой о порядке и прогрессе челове­ческих обществ».

И Ковалевский дает свое определение социологии как науки об организации и эволюции человеческого общест­ва. Организация общества и его эволюция - таковы два ос­новных раздела социологии, которые начиная с Конта характе­ризуются как социальная статика и социальная динамика. М. Ковалевский подходил к социологии прежде всего как к науке, а не как к концепции человеческих идеалов.

Как и большинство позитивистов, он полагал, что социология в классификации наук идет за биологией и психо­логией. В социологической теории Ковалевского находит место сложное переплетение биологических, психических и экономических факторов. С помощью своего принципа плюрализма Ковалевский пытался преодолеть односторон­ность существующих уже направлений в социологии. Для того, чтобы получить истинный взгляд на общество, необ­ходимо было синтезировать все положительное различных социологических школ.

Ковалевский совершенно верно отметил, что: «Главный и коренной вопрос, вокруг которого вращаются все разногласия, лежит в том, каковы важнейшие и в частности важнейший фактор общественных изменений». Однако, поставив этот вопрос, он вместо того, чтобы решать, снимает его как метафизический. «По природе своей этот вопрос, - пишет Ковалевский, - принадлежит к категории метафизиче­ских. Получается, что в действительности мы имеем дело не с факторами, а с фактами, из которых каждый так или иначе связан с массой остальных, ими обусловливается и их обусловлива­ет».

Понимая, что исторический процесс есть результат сложных общественных взаимодействий, он подчеркивал: «Я думаю, что выражу не только кратко, но и весьма опре­деленно мою заветную точку зрения, сказавши, что соц­иология в значительной степени выиграет от того, если забота об отыскании фактора, да вдобавок еще первичного и главнейшего, постепенно исключена будет из сферы ее ближайших задач, если в полном соответствии с сложно­стью общественных явлений она ограничится указанием на одновременное и параллельное воздействие и противодей­ствие многих причин».

Ковалевский подчеркивал, что в различные эпохи на какое-то время выдвигались на первое место и доминиро­вали отдельные факторы, данные факторы являлись объек­тивными причинами развития общества. Он всегда выступал против субъективизма в социологии. Несмотря на высказывание о множественности факторов» каждая отдельная сфера общества имела свою единственную главную причину изменения. Так, по мнению Ковалевского, «глав­ным двигателем экономической эволюции является рост населения». Экономическое развитие общества зависит от биосоциального фактора. Например, он считал, что увеличение количества населения было в первобытном обществе главной причиной перехода от рыболовства и охо­ты к земледелию и скотоводству, впоследствии по этой же причине общество перешло от непроизводительного труда рабов к более производительному труду крепостных.

В центре социологической теории Ковалевского нахо­дится учение о солидарности. С его помощью он объяснял все историческое движение человечества как постоянный рост солидарности. В соответствии с этим строится и кон­цепция прогресса. Под социальным прогрессом он подразумевал расширение сферы солидарности между социальными группами, классами и народом. Поэтому ос­новной задачей социологии, по мнению Ковалевского, является  выявление сущности солидарности, а также описание и объяснение ее многообразных форм и видов.

Ковалевский считал, что социальный прогресс связан с существующей исторической закономерностью. В истории господствует закономерность, строгая последовательность, проходящая через всю жизнь общества. Свое выражение социальный прогресс находит в строгой последовательности, закономерности развития всей жизни общества. Он не может быть результатом случайного субъективного влия­ния. Ковалевский писал: «Общественные феномены управляются известными законами. Они не являются продуктами свободного выбора». Все народы «проходят одинаковые стадии развития». Про­гресс, по его мнению, выступал в виде последовательной с мены определенных общественных и политических состо­яний. Он отрицательно относился к революции как источ­нику общественного прогресса, считал ее патологией.  Только система продуманных реформ являлась необходи­мым благом для общества.

Также Ковалевский выдвинул идею эволюции, т.е. органической смены стадий общественного развития. Он считал, что, используя сравнительно-исторический метод через «параллельное изучение факторов и явлений общественной эволюции народов, можно выявить общую форму поступательного движения общественной жизни». С помощью этого метода он пытался выявить общее и особенное в социальных явлениях.

Необходимо признать важность представления Ковалевского об объективном и поступательном характере развития общества, что как раз и влияет на определенную последовательность перехода от одной стадии развития к другой. Например, он отмечал невозможность заимствования разных социальных и правовых учреждений одной страны у другой, если страна объективно для этого еще не готова и эти страны находятся на различных ступенях развития.

 

2. Основная часть. Конспект «психологическая школа в социологии» М.М.Ковалева

 

Анализируется отрывок из книги Ковалевского М.М. «Современные социологи» (1905). По своему жанру – это научное исследование монографического плана.

 

План работы:

 

Глава I. Психосоциологическая доктрина Тарда

1.1. Общая характеристика концепции

1.2. Анализ основных положений

1.3. Выводы

Глава II. Социологическая доктрина Гиддингса

2.1. Общая характеристика концепции

2.2. Анализ основных положений

2.3. Выводы

 

 

Цитаты даются по: Ковалевский М.М. Психологическая школа в социологии / В кн.: Ковалевский М.М. Сочинения в двух томах. Т.2. – СПб.: Алетейя, 1997.

 

Авторские цитаты Основные положения источника
Основатель социологии Конт, высказываясь в пользу близкой ее зависимости от биологии, особенно настаивал на необходимости более детального изучения функций мозга и видел в нем ближайший шаг к построению науки об обществе. В его время Галль уже сделал попытку локализации в мозгу отдельных центров психической деятельности человека. Этой только стороной основанная им «фре­нология» заинтересовала собою родоначальника «положительной философии». Психология в его время орудовала еще исключительно методом самонаблюдения, психофизики не существовало. При таких условиях немудрено, если Конт при­нужден был ограничить свою попытку найти социологии психологические основы скромной главой, заключавшей в себе одну передачу основных положений Галля, в частности, его попытки приурочить к переднему и заднему мозгу умственные и аффективные явления человеческой психики (с.7). Характеристика предпосылок взаимодействия психологии и социологии. Психологические и биологические корни теорий Конта, Спенсера и Галя.
Основное сочинение Тарда, излагающее его точку зрения на природу всех социальных явлений вообще, как на цепь повторений или подражаний, появилось всего навсего в 1890 году, достаточно давно, однако, чтобы оказать воздействие и на того из американских психологов, взгляды которого на характер междоумствен­ных явлений всего более приближаются к учениям французского мыслителя. Го­воря это, я имею в виду Марка Бальдвина, профессора в университете Принстон и автора двух весьма выдающихся сочинений: «Умственное развитие в ребенке и в pace» и «История человеческого разума». Последняя вышла и на французском языке под заглавием: «О социальной и нравственной интерпретации принципов умственного развития». Если прибавить к двум названным писателям американ­ского социолога Гиддингса и несколько молодых криминалистов-антропологов, в частности, итальянцев Сигеле и Росси, то мы почти исчерпаем список лиц, оставив­ших сколько-нибудь серьезный след в сфере обновления абстрактного общество­ведения на психологической основе (с.8). По мнению Клвалевского, Тарду принадлежит и честь почина, и широкое применение самостоятельно выработанной доктрины к разно­образнейшим сферам общественности, как-то: к праву, к политике и к экономике. 
…предлагаемый здесь этюд не имеет в виду изучить разносторонне философскую деятельность Тарда. Для нашей цели достаточно указать на главные положения психологической школы в социологии, насколько последние нашли в нем наиболее оригинального и блестящего выразителя. Мы бы желали отметить, с одной стороны, то положи­тельное, что вносит собою это направление в понимание природы общественных явлений, а с другой, указать те границы, за пределами которых построенные им гипотезы бессильны подвинуть решение коренных вопросов абстрактной науки об обществе (с.9). Цели и задачи работы.
…теория клеточки повела к упразднению учения о жизненной силе, как о чем-то отличном от материи. Все феномены растительного и животного царства объясняются свойствами атомов или, вернее, последних элементов, из которых составлены эти атомы. Этими же элементами могут быть как открытые, так и неоткрытые силы неорганической природы. Прилагая ту же точку зрения к явлениям общежития, Тард не прочь видеть в нациях не более, как конгломераты атомов, представляемых отдельными индивидами, их составляющими.Для Тарда молекула или атом наделены способностью сознательной инициативы, и той же сознательной иници­ативой отличается и индивид, что-либо открывающий в области знания и практи­ческого опыта. Его открытие, вызывая ряд подражаний, тем самым ведет к измене­нию общественной среды, к изменению резкому и полному в том случае, когда впервые высказанная мысль не встречает противодействия во взглядах, разделяе­мых массою индивидов, составляющих общественную среду (с.11). Тард перенес законы химии на общественные явления. По мнению Ковалевского взгляды Тарда основаны на концепции Лейбница.
Открытие для общественной науки имеет такое же значение, какое образование нового вида для науки о жизни - биологии. Общественная наука имеет ближайшим предметом изучения факты подражания, так как, подобно всякой другой, она интересуется множеством однохарактерных явлений. Новые же и разнохарактерные по природе, или, что то же, исторические события в тесном смысле слова составляют область самостоятель­ной науки, - общественной философии. Социология, или обществознание, изуча­ет законы подражания, общественная философия - законы, управляющие откры­тиями. Впоследствии Тард заменит сбивчивый термин общественной философии более определенным - общественной логики, а еще позднее он непрочь будет рассматривать обе категории явлений - открытие и подражание - как нераз­рывные части того междоумственного процесса, раскрытие которого должно, по его мнению, составить задачу общественной психологии (с.13). Взгляды Тарда на общественную философию. Их эволюция. Ковалевский также разводит понятия социология и социальная философия.
Писатели, как Тард, поэтому, как мне кажется, совер­шенно логично, во-первых, не признают прогресса непременным условием жизни обществ, а во-вторых, отрицают необходимость того, чтобы различные русла, по которым протекает жизнь отдельных народов, направили свое течение в одном и том же смысле. Конечно, самый процесс накопления открытий и их усвоение обществом, благодаря подражаниям, уже говорит в пользу поступательного движе­ния, но в каком направлении последует это движение, и какова конечная его цель, на это можно ответить, пишет Тард, только такими общими положениями, как все большее и большее господство человека над природой, все большая и большая утилизация ее сил взамен сил человеческих (с.14). Характеристика социальной концепции Тарда, процесса накопления знаний в обществе.
Я полагаю, что психологический метод бессилен, в частности, объяснить причи­ну, по которой две или несколько гражданственностей, никогда не входивших между собой в культурный обмен и не имеющих общего источника происхожде­ния, проходят одинаковые стадии развития. Такой факт или прямо отрицается сторонниками психологической школы, или объясняется ими общностью челове­ческой природы и влиянием сходных физических условий (с.14). Сущность психологического метода в социологии и социальной философии. Его недостатки.
Тард и его последователи, по-видимому, рисуют себе поступательный ход гражданственности в следующем виде. Из элементов разнородных, какими явля­ются люди, составляющие известное общество, процесс подражания образует постепенно однородную массу. Когда, таким образом, между людьми установи­лось не столько равенство, сколько однообразие, под влиянием индивидуальных открытий и вызванных ими потоков заимствования происходит новая дифферен­циация, сопровождающаяся затем новым уравнительным процессом, делающим возможным координацию отдельных членов в новую структуру, и т. д. до бесконечности (с.15). Особенности взглядов психологического направления в социологии на развитие общества.
В отрицании единства истории, т. е. общности культурного развития, и в допущении безграничного действия подражания лежит, как мне кажется, источник всех особенностей разбираемой нами теории. Для нас небезынтересно задаться вопросом о том, чем вызвана была в ее провозвестнике Тарде эта, не скажу односторонность, а близорукость. Сложность общественных явлений и зависи­мость поступательного хода социологии от успехов конкретных наук объясняет нам причину, по которой любой из современных деятелей в этой области неизбеж­но ищет в той или другой из этих частных дисциплин указаний на метод, какого должна придерживаться и абстрактная наука об обществе (с. 18). Близость концепции Тарда к социологии и ее недостатки. Взгляды Тарда на историческое развитие бщества.
Являясь сторонником статистического метода, Тард в то же время решительно расходится с той оценкой, какую давал ему Кетле. Последнего интересовало постоянство раскрываемых с помощью статистики социальных явлений — постоянство в числе браков, рождений и т. д. Тарда, наоборот, — рост или убыль известных верований и желаний. Он думает, например, что по числу продаваемых книгопродавцами изданий легко составить себе определенное представление об умственном и нравственном росте или, наоборот, убыли отдельных наций (с.22). Методология Тарда опирается на статистику. Недостаток данного подхода – обобщенность, усредненность.
Можно было бы думать, что, поставив во главе всех других методов метод статистический и признав его социологическим по преимуществу, Тард в ближай­ших главах своей книги о законе подражания сделает попытку применить его к рассматриваемым им вопросам. На самом деле, он орудует совершенно другим приемом, исконным методом всех социологов, методом сравнительным. Я, разуме­ется, ни мало не призван поставить ему в вину такую практику, но спешу отметить эту резкую и в данном случае счастливую непоследовательность. Сравнительный метод Тарда, впрочем, ближе к методу сопоставительному, чем к историко-сравнительному, преимущества которого мне едва ли нужно доказывать снова, так как я не раз уже возвращался к этому вопросу (с.25). Противоречие в методологии Тарда. Используется сравнительный метод, хотя заявлен статистический.
…Тард весьма озабочен установлением известных границ, в пределах которых только и выступает эта бесповоротность. Он выска­зывает с этой целью ряд соображений, желая доказать, что в законах, управляющих подражанием, лежит причина, по которой невозможен будто бы обратный ход, скажем, например, «от свободы торговли к монополии» и от взаимности услуг к рабству. Не говоря уже о том, что современная Европа представляет нам образцы противного, т. е. возвращения к протекционизму, или монополии, причина, по которой мы не являемся свидетелями такого попятного движения по отношению к рабству, лежит, разумеется, не в чем ином, как в данной нам наукой возможности утилизировать силы природы для целей технических (с.31). Идея бесповоротности общественного и исторического прогресса. Ковалевский связывает его не с Тардом, а с Контом.
На каждом шагу Тард выступает перед нами человеком весьма значительной и разнообразной начитанности. Не обученный иностранным язы­кам, за исключением итальянского, он не теряет случая ознакомиться с произведе­ниями немецкой или английской литературы в переводах и извлечениях. Но в то же время чувствуется, что он никогда не имел случая обращаться к первоисточни­кам, что в цитируемых им авторах он столько же, если не более, ценит гипотезы, чем доказанные ими положения. Его научная фантазия сказывается иногда даже в придумывании фактов, никем и ничем не засвидетельствованных. Они служат не раз исходным моментом для его обобщений, так, например, для признания господ­ства на первых порах чисто семейного обычая, по отношению к которому поздней­шее распространение местного уже может считаться продуктом моды (с.34). Недостатки методологии Тарда и его несостоятельность как исследователя. Неумение исторического и социологического исследования.
Гораздо удачнее у Тар да анализ тех внутренних причин, которые порождают собой открытия. Он считает ими верования и желания, знания и волевые импульсы, полученные открывателем от окружающей его среды, и которые встречаются меж­ду собою впервые в его мозгу. Таинственная работа зарождения новых идей состоит - по Тарду - в конфликте мнений, неодинаково разделяемых мысля­щим субъектом, или видов деятельности, не одинаково им желаемых. Место кон­фликта может занять и соглашение отдельных мнений или отдельных порядков поведения. Уму открывателя они впервые представляются подкрепляющими друг друга, оказывающими друг другу поддержку (с.44). Основа всех социальных и исторических изменений по Тарду, лежит в мозгу первооткрывателей, во внутренних конфликтах.
…мы не думаем, чтобы Тарду удалось обосновать абстрактную науку об обществе, или социологию. И вот по какой причине. В противность ее основателю Конту, пытавшемуся дать этой новой науке ее собственный закон, каким является в его системе закон трех стадий, Тард строит обществоведение на законах психологических. Я полагаю, что социология, как самая сложная из всех абстрактных наук, несомненно раскрывает собою действие как общего закона не­органической природы, закона неистребляемости материи и сохранения энергии, так и закона органического развития, происходящего под влиянием борьбы сперва за существование, затем за преобладание, наконец и психологического закона вза­имодействия порождаемых верованиями и желаниями открытий и подражаний (с.53). Социологию создал не Тард, а Конт. Тард – социальный психолог.
Попытку систематического проведения учений психологической школы можно найти в «Принципах социологии» американского профессора Франклина Гиддингса. Эта книга заслуживает внимания во многих отношениях: за исключением трактата Эспинаса, я нигде не нашел такого широкого пользования явлениями общественности, встречаемыми в животном царстве, для объяснения природы и генезиса человеческих союзов. Нигде также социология не спускается в такой степени с высот абстрактной науки, на какую возвел ее Конт, и не принимает в большей степени характер какой-то пропедевтики к специальным общественным дисциплинам. Наконец, и в этом отношении книга Гиддингса мне кажется всего более поучительной, нигде не отсутствует в такой мере вполне естественное стрем­ление к установлению не простых обобщений, а законов, без которых, очевидно, социология так же мало может обойтись, как и всякая вообще наука (с.54). Психологизм работ Гиддингса. Связь работ с социологией. Основной уклон в анализ психологических явлений.
Свою попытку построения социологии Гиддингс прртивополагает той, которая сделана была Спенсером. Последнему и его школе ставится в вину, что они дают преимущественно физическую философию общества, несмотря на широкое пользование и биологическими и психическими данными. Гиддингс объявляет, что в его трактате комбинированы оба способа интерпретации общественных явлений, - объективный и субъективный. Волевой процесс, по Гиддингсу, суще­ствен для понимания социологии. Примыкая таким образом к Тарду, он в то же время ставит ему в вину, что он неверно понял природу социального фактора. Подражание, как таковое, другими словами, воздействие одного ума на другие, может и не сопровождаться ассоциацией, т. е. может не иметь последствием создание чего-то социального (с.55). Связи концепции Гиддингса с доктриной Тарда и идеями Спенсера. Отличия и сходства.
Подобно прочим авторам полных трактатов о социологии, Гиддингс отводит несколько страниц рассмотрению места, занимаемого его наукой в ряде других. Отметим, что, заодно со Спенсером, он ставит ее немедленно вслед за психологией. Область первой ограничивается изучением феноменов индивидуального разума; область второй - феноменов нескольких разумов, ассоциированных между собой. Указав место социологии на лестнице наук, Гиддингс занимается последовательно вопросом об отношении ее к специальным общественным дисциплинам (с.55).. Место социологии в системе научного знания. Социология подчинена психологии.
Наиболее спорною я считаю дальнейшую мысль автора о том, что социология, вопреки утверждению Конта, не есть наука абстрактная, а наоборот - конкрет­ная. Гиддингс аргументирует следующим образом: социология не есть абстракт­ная наука, пишет он, хотя она и пользуется отвлечением, как всякая настоящая наука, а именно тогда, когда ей предстоит обособить изучаемые ею феномены от всех остальных или раскрыть те специальные силы или мотивы, которые обособ­ляют эти явления. Абстрактной наукой, продолжает он, надо считать только такую, которая следит за деятельностью известного принципа, или известной двигающей силы, во всех ее манифестациях и этим только и ограничивает свою задачу (с.56). Социология – конкретная наука в понимании Гиддингса. Ковалевский не согласен с этой мыслью. По его мнению (и Конта) социология – предельно абстрактна.
Гид­дингс различает в каждом обществе троякого рода группы. Люди не сходны между собою, во-первых, по долговечности, а также по природным качествам, физи­ческим и нравственным, во-вторых, по своему общественному положению и заня­тию, в чем ближайшим виновником является сама ассоциация, наконец, по степени богатства, также последствие, но только отдаленное, той же ассоциации. Из возни­кающего отсюда подразделения общества на классы, по мнению Гиддингса, социо­логия должна заниматься только теми, какие порождает различие возраста и спо­собностей; рассмотрение же остальных входит в задачу специальных наук об об­ществе.Не больше оригинальности и в другой классификации Гиддингса. Благодаря комбинации наследственности с ассоциацией, возникают, говорит он, следующие три группы: первая - людей с гением или талантом, вторая - людей нормально одаренных и третья - людей слабоодаренных (с.67). Классификации социальных групп по Гиддингсу неприемлемо с точки зрения Ковалевского.
В последней книге своего сочинения, на каких-нибудь тридцати страницах, Гиддингс старается определить закон «социального хода» и его причину. Этот социальный ход кажется ему представляющим двойной характер: физический и психический. С одной стороны, общественная эволюция не более, как фазис миро­вой эволюции, и всякая социальная сила - трансформированная сила физическая. С другой стороны, социальная эволюция является психическим процессом возник­новения и развития в людях сознания единства их породы. Говоря о физической стороне общественной эволюции, Гиддингс, заодно со Спенсером, видит и в чело­веческом общежитии раскрытие мирового закона сохранения энергии (с.77-78). Закон «социального хода» имеет двоякий характер. В чем-то концепция схожа на теорию Спенсера.
По мнению Гиддингса, Тардом установ­лено два закона подражания, во-первых, тот, что в нормальных условиях подража­ние следует геометрической прогрессии; во-вторых, тот, что подражания так или иначе приспособляются к среде. Слова, обычаи, законы, религии, учреждения изме­няются смотря по расе и времени. Что касается общественного выбора, то законы, им управляющие, являются постоянными отношениями между группами обще­ственных полезностей и формами общественного поведения. Раз имеется налицо известная комбинация общественных полезностей, необходимо последует извест­ный порядок социального поведения, разумеется, под условием свободы выбора. Во всяком выборе разум рассматривает два собственных состояния, два опыта, два вида деятельности, два приема, два правила, два условия или два предмета; прихо­дит же он к заключению, что желает их не в равной степени, что они вызывают с его стороны не равное одобрение (с.82). Социальные законы по своей сути – психические. По мнению Ковалевского книга Гиддингса не может дать ответ на вопрос о характере общественного развития, поскольку автор выбрал не тот метод исследования. Концепция Гиддингса психологична как и доктрина тарда.

Список использованной литературы

 

  1. Ковалевский М.М. Сочинения в двух томах. Т.2. Современные социологи. – СПб.: Алетейя, 1997.
  2. Социология / Под ред. В.Н.Лавриненко. – М.: Юнити, 2000.
(18.8 KiB, 40 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!