Институт великокняжеской власти Киевской Руси

Содержание

 Введение 3

1. Функции князя и роль княжеской власти 5

2. Принцип передачи великокняжеской власти 9

Заключение 13

Список литературы 15

Введение

 Древнерусское государство прошло в своем развитии несколько этапов. Важнейшим этапом истории Древнерусского государства была вторая половина IX—X вв. Этот период характерен дальнейшим углублением и развитием объединенного процесса среди восточнославянских племен, сливавшихся в едином государстве в древнерусскую народность. В основном этот процесс завершился во второй половине X в., когда к Древнерусскому государству были присоединены земли древлян, северян, уличей, тиверцев, вятичей, радимичей, хорватов.

Именно в этот период происходило формирование государственного аппарата и военной организации. В конце X - первой половине XI в. Киевская Русь вступила в период расцвета. Значительный рост феодального землевладения, городских центров, численности торгово-ремесленного населения свидетельствует, что в этот период Древнерусское государство стало одним из крупных и могущественных в Европе.

Политическая и социально-экономическая эволюция Киевской Руси постепенно закладывала основы социальной структуры и государственного управления, во многом напоминавшие западные институты вассалитета и включавшие понятие свободы, предоставления вассалам автономии. Сложившийся государственный строй в Древнерусском государстве представлял собой раннефеодальную монархию; это была своеобразная федерация княжеств, во главе которой стоял князь Киевский, сначала носивший восточный титул - каган, а с XI в. - великий князь. Местные князья, возглавлявшие племенные союзы, участвовали во внешнеэкономических акциях великого князя.

Целью контрольной работы является изучение сущности, роли и значения великокняжеской власти.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач: уточнить значение титула «светлый князь»; определить принципы передачи великокняжеской власти; охарактеризовать функции и роль Великого князя.

Объектом контрольной работы является государственное управление в Киевской Руси.

Предметом контрольной работы являются институт великокняжеской власти и тенденции его развития в Киевской Руси.

1. Функции князя и роль княжеской власти

 Великий князь был главой Древнерусского государства. Он возглавлял всю военную организацию древнерусского государства, лично водил войско в бой. (Князь Владимир Мономах вспоминал в конце жизни о своих 83 больших походах.) Защита государства от внешней угрозы была первоочередной обязанностью князя. В 968 г. князь Святослав был вынужден вернуться с Дуная в Киев для защиты города от печенегов. В 1067 г. киевский князь Изяслав Ярославич, не исполнив требования народа идти против половцев, был смещен, как не исполнивший главного своего призвания.

Уже в Х в. киевские князья, заимствуя идею величия власти монарха у могущественных соседей - Византии и Хазарского каганата, стали величать себя каганами («хакан-рус»). С принятием христианства и церковь, возглавлявшаяся митрополитами-греками, стала переносить на русского князя византийские понятия о государе, поставленном от Бога [3, c. 24].

Внешние функции государства великие князья выполняли как силой оружия, так и дипломатическим путем. Древняя Русь стояла на европейском уровне дипломатического искусства. Она заключала международные договоры военного и торгового характера в устной или письменной форме. Дипломатические переговоры вели сами князья, они же иногда возглавляли посольства, направляемые в другие страны.

Князь осуществлял законодательную власть. С именем князя связаны такие источники права, как Устав князя Владимира, Устав князя Ярослава, Правда Ярославичей, Устав князя Всеволода и другие, а также уставные грамоты монастырям и церквам [6, c. 55].

Великий князь киевский, будучи главой администрации, сосредоточил в своих руках и исполнительную власть. Он определял текущую политику, формировал высшую администрацию государства. Участвовал князь и в назначении духовных иерархов. Издревле князья выполняли функцию сбора налогов с подвластного населения.

С принятием христианства церковь стала формировать у русских князей представление о том, что они поставлены не только для внешней защиты страны, но и для установления и поддержания внутреннего общественного порядка. Регулятивная функция, направленная на достижение социальной стабильности в обществе, становится постепенно одной из важнейших. Князья не только применяют военную силу во время восстаний, но и пытаются гасить конфликты мирными средствами: раздачей денежных средств нуждающимся, организацией бесплатных «столов», помощью сиротам и вдовам, законодательным ограничением своеволия ростовщиков и пр. Владимир Мономах в своем Поучении дает наказ: «Всего же паче убогых не забывайте... и вдовы-цю опрявдите сами, а не давайте сильным погубити человека». Пренебрежение обязанностью социального регулирования могло лишить князя поддержки населения. Так, в 1136 г. новгородцы, смещая князя Всеволода, в числе обвинений против него на первое место поставили то, что он не заботился о смердах [1, c. 90].

Князь был высшей судебной инстанцией, доступной населению, хранителем справедливости в обществе. Он же являлся организатором всей системы судопроизводства, которая функционировала на основе княжеского законодательства («уставов» и «уроков»). Князья назначали штрафы за проступки и преступления, сообразуясь с обычным правом, устанавливали размеры вознаграждения должностным лицам, создавали местную администрацию. В 1146 г. киевляне, жалуясь на злоупотребления княжеских чиновников, потребовали от князя не уступки судебной власти в свою пользу, а наоборот, говорили: «впредь, если кому из нас будет обида, то ты сам суди».

Первоначальная неограниченность княжеской власти возникла из прежних родовых оснований власти. Но полнота власти сохраняется лишь до тех пор, пока князь находится в согласии («одиначестве») с народом, который мог избрать себе наилучшего князя и сместить неудачного. Противоречия между князем и волей народа привели к необходимости определить точнее власть князя, а в ряде случаев (как в Новгороде) к ограничению этой власти. Средством для этого был ряд (договор) с новым князем. Первоначально ряд представлял собой не что иное, как взаимную присягу народа, и ничем не ограничивал власти князя. Позднее к договорам с князьями, чья деятельность вызывала опасения, стали присоединять дополнительные условия. Такие договоры заключались с каждым князем, их содержание менялось в зависимости от обстоятельств. Во второй половине XII в. заключение договора вошло в обычай. Лаврентьевская летопись сообщает, что в 1175 г. владимирцы, приняв князя Ярополка, весь поряд(с ним) положили в церкви Святой Богородицы, а в 1176 г. «Михалко (сын Юрия Долгорукого) еха... Ростову и створи людем весь наряд, утвердивъся крестным целованьем с ними». Из единообразного повторения таких договоров вырабатывалось и общее их содержание, уже существенно ограничивавшее права княжеской власти.

При князе действовал постоянный совет лучших людей (бояр) каждой земли, решавший вместе с князем основные вопросы. Советы старейшин были и в пригородах, но они обладали не политической, а судебной и административной властью [1, c. 94].

В состав совета входил высший слой дружины — бояре княжеские. Земские бояре (старцы градские, старейшины) составляли другую часть совета. Они участвовали в заседаниях вместе с боярами — дружинниками. Так, по поводу вопроса о принятии новой веры Владимир «созва боляры своя и старци градтские... И реша боляре и старци: веси, кня-же, яко своего никтоже не хулить, но хвалить...». При Владимире в совет иногда приглашались и старейшины других городов (пригородов): «созываше боляре своя, и посадники, старейшины повеем градом». Впоследствии такое участие пригородных старейшин было заменено призывом в думу местных правителей (тысяцких): Владимир Мономах для установления новых законов о процентах созвал свою дружину на Берестово: киевского тысяцкого Ратибора, белогородского тысяцкого Прокопия, переяславского тысяцкого Станислава и т.д.

В XI в., когда произошло слияние служилых и земских бояр, в составе думы находились только бояре. Всякий боярин был непременным членом совета, и именно в этом состояло его боярское отличие [5, c. 48].

Князь не мог вместо бояр пригласить для совещания других лиц, не бояр. Хотя подобные факты случались, но современники смотрели на них как на отступления от правомерного порядка.

Кроме того, в работе совета участвовали высшие духовные сановники: епископы и игумены главнейших монастырей.

Совет при князе (в литературе его иногда называют Боярской Думой) был необходимым элементом государственной власти. Обычай требовал от князя обязательного совета с боярами. Как свидетельствуют летописи, при опоре на совет принимались все важнейшие решения государственного управления, внешней политики, войны и мира, законодательства и даже вероисповедания. В частности, при князе Владимире совет обсуждал вопросы о посылке делегаций для исследования вер и о принятии христианства греческого исповедания, также по совету бояр прошло восстановление вир и отмена казни, уставная грамота князя Всеволода о церковных судах дана им по совету с владыкой и со «своею княгинею и с своими боярами и с десятью соцкыми и с старостами» и т.д. Бояре вместе с вече приглашают князя и рядятся с ним: в 1169 г. князь Мстислав Изяславич взял «ряд с братьею, и дружиною и с кияны». Иногда совет (вместе с вечем) осуществлял высший суд над князьями и членами их семейств [4, c. 71].

Таким образом, великому князю принадлежала верховая законодательная власть. В руках великого князя, являвшегося главой администрации, сосредотачивалась и исполнительная власть, выполнялись также судебные функции. Многие крупные законы были изданы великими князьями и носили их имена. Великий князь (конязь - предводитель войска, сидящий на коне), будучи военачальником, возглавлял войско и водил его в бой. Так, Владимир Мономах (1053-1125) в конце жизни вспоминал о 83 своих крупных походах.

2. Принцип передачи великокняжеской власти

Важнейшей особенностью Древнерусского государства было то, что права верховной власти принадлежали не одному конкретному лицу, а всему княжескому роду в целом. Осуществлял же ее старший в роде. Им считался киевский князь, который именовался великим князем. Следующий по старшинству занимал следующий по значению княжеский престол в Чернигове, далее - в Переяславле и т.д. После смерти киевского князя это место занимал старший в роде, т.е. черниговский князь, а князь, правивший в Переяславле, занимал престол в Чернигове. За переяславльским князем на один престол ближе к киевскому поднимались и все нижестоящие князья. После смерти князя, перешедшего из Чернигова в Киев, великокняжеский стол занимал опять старший в роде, а остальные передвигались на ступень ближе к Киеву. Такой порядок престолонаследования получил название «лествичного восхождения».

Но с конца X в. члены княжеского рода делят между собой власть территориально. Как следствие при распределении князей по землям единство власти княжеского рода нарушалось: в каждой земле возник свой род князей-соправителей. В 1097 г. на Любечском съезде князья решили «кождо да держить отчину свою». К середине XII в. род князей Рюриковичей увеличился настолько, что правильные счеты кровного старшинства сделались невозможными, а потому уже тогда началось искусственное определение степени родства - «возложение старшинства», возведение кого-либо по договору в старшие братья [4, c. 72].

Правовым основанием приобретения княжеской власти могло быть наследование престола или избрание князем. Основным была передача престола по наследству, но власть нового князя требовала согласия народа. Преемство князей не носило для населения земель обязательного характера. Если претендент не пользовался расположением населения, ни предъявление им своих прав на престол, ни даже объявление преемником умирающим великим князем роли не играли. Так, когда в 1146 г. киевский князь Всеволод Ольгович хотел передать власть своему брату Игорю и пытался заручиться согласием киевлян, киевляне пригласили Изяслава Мстиславича, говоря ему: «Ты - наш князь, поезжай; а у Ольговичей (именно у Ольговичей) не хочем быть в наследстве». Особенно частыми случаи избрания князей стали в XII в. во всех русских землях. Например, князей избирали: в Киеве в 1146 г. (Игоря Ольговича и Изяслава Мстиславича), 1150 (Изяслава Мстиславича), 1154 (Ростислава Мстиславича), 1169 (Мстислава Изяславича) и т.д.; в Галиче в 1202 (кн. Игоревичей), 1208 (Даниила Романовича) и т.д.; в Смоленске в 1175 (Мстислава Ростиславича); в Суздале в 1175 (Ростиславичей), 1176 (Михаила и Всеволода Юрьевичей); в Полоцке в 1151 (Ростислава Глебовича), 1158(Рогволода Борисовича). Естественно, утрата народной поддержки приводит к смещению князей, которое обычно предваряется выбором другого князя и имеет вид насильственного переворота, например в Киеве в 1067 г. при смещении князя Изяслава ив 1146 г. при смещении Игоря Ольговича, а также в Полоцке в 1158 г.

Но избрание не отменяет принципа наследственности, избрание нового князя являлось избранием новой династии с утверждением на будущее время наследственного преемства престола и признавалось как бы явлением случайным, вызванным необходимостью. Лишь в отношении Новгорода было сделано исключение, на княжеском съезде 1196 г. «вси князи выложиша Новгород в свободу: где им любо, туже собе князя поймают» [2, c. 26].

Стремление получить в управление лучшее княжество, закрепить права на него или занять княжеский престол вне очередности были одними из главных причин внутренних усобиц.

Великокняжеская власть киевского правителя в значительной мере носила номинальный характер. Киевский престол по традиции должен был занимать старший член княжеского рода. При этом возникала проблема определения самой степени старшинства, а именно, какой критерий важнее: физическое старшинство претендента либо старшинство генеалогическое (родственная близость к родоначальнику)? Подчас племянник оказывался старше дяди, а его претензии на престол не менее основательными.

Киевский князь не мог единолично и по своей воле назначать наследника престола. Не существовало также и законного порядка наследования стола от отца к сыну. Поскольку верховная власть принадлежала не отдельному лицу и не семье, а княжескому роду в целом, признак физического старшинства в претензиях на престол играл главную роль [2, c. 27].

Все члены правящего княжеского рода составляли феодальную иерархию, каждый член которой обладал собственным политическим весом и авторитетом. Каждый владел определенной ему территорией (княжеством, волостью, землей и т.п.), которая также обладала особой значимостью и статусом. Эти наделы, как и владевшие ими князья, также составляли определенную иерархию (лучшие и худшие).

При освобождении киевского престола, его занимал старший из князей. После этого происходило перемещение всех членов киевского рода: каждый из них покидал свой прежний удел, чтобы занять другой, лучший и более престижный. Более старшему доставался более хороший удел [9, c. 88].

Такой порядок правления и замещения престола В.О. Ключевский называл «очередным» или династическим. Порядок этот имел как положительные, так и отрицательные последствия. К положительным можно отнести факт укрепления династии рю-риковичей, ее консолидацию в сложной обстановке племенных раздоров, завоевания и присоединения новых территорий.

Его слабым местом было отсутствие или слабость личного характера верховной власти, отсутствие монархической идеи.

Никто из княжеского рода в отдельности не был ни верховным собственником земли, которой он владел, ни легитимным, законным наследником власти в своем уделе.

Постоянные споры о старшинстве способствовали нарушению неясно определенного «очередного порядка» и стремлению к узурпации власти. По мере расширения крута родичей, претендующих на власть, поддержание порядка при ее переходе становилось все более затруднительным.

Политическая практика выработала два главных способа для разрешения противоречий очередного порядка. Сами князья через посредство договоров («рядов») или путем вооруженных разбирательств, усобиц («поле») пытались выработать общее решение проблемы. Силой или согласием, путем принуждения (победой оружия) или по обоюдному соглашению князья признавали кого-либо из своей среды «старшим». Это не было физическое или генеалогическое старшинство, это была юридическая фикция, с помощью которой решалась проблема.

Заключение

 Уже в X в. киевские князья, заимствуя у могущественных соседей – Византии и Хазарского каганата – идею величия монаршей власти, стали величать себя каганами («хакан-рус»). С принятием христианства и церковь, возглавлявшаяся митрополитами-греками, стала переносить на русского князя византийские понятия о государе, поставленном от Бога.

Функции киевских князей заключались, во-первых, в организации дружины (или её найма) и военных ополчений для борьбы с внешними врагами, с внутренними усобицами, для сбора дани и внешней торговли, распространения власти на новые племена. С принятием христианства церковь стала формировать у русских князей представление о том, что они поставлены не только для внешней защиты страны, но и для установления и поддержания внутреннего общественного порядка. Функция регулятивная, направленная на достижение социальной стабильности в обществе, становится постепенно одной из важнейших. Князья не только применяют военную силу во время восстаний, но и пытаются гасить конфликты мирными средствами: раздачей денежных средств нуждающимся, организацией бесплатных «столов», помощью сиротам и вдовам, законодательным ограничением своеволия ростовщиков и пр.

Со времени Владимира I источники особенно подчеркивают важность судебной функции князя. Князь был высшей судебной инстанцией, доступной населению, высшей справедливостью в обществе. Но он же являлся организатором всей системы судопроизводства, которая функционировала на основе княжеского законодательства («уставов» и «уроков»). Князья назначали штрафы за проступки и преступления, сообразуясь с обычным правом, устанавливали размеры вознаграждения должностным лицам, создавали местную администрацию.

Издревле князья выполняли ещё одну функцию – сбор налогов с подвластного населения. Древним способом сбора налогов на Руси было полюдье, своего рода военные экспедиции, проводившиеся князьями, как правило, два раза в год – весной и осенью. Однако строгого порядка в этом деле поначалу не существовало, и князья наведывались за данью чаще двух раз в год, всё зависело от их доброй воли. После смерти Игоря, поплатившегося за жадность, Ольга упорядочила сбор дани, установив погосты – особые места – и учредила особых чиновников сборщиков налогов. Единицей обложения становится двор (дым), «становища и ловища».

Список литературы

1. Вологдин, А.А. История государства и права России / А.А. Володин. - М.: Академия, 2007. - 712с.

2. Исаев, И. А. История государства и права России / И.А. Исаев. – М.: Юрист, 2009.

3. История государственного управления России / отв. ред. В.Г. Игнатов. М., 2002. - 608 с.

4. История государства и права / под ред. Чистякова О.И., Мартисевича И.Д. – М.: Норма, 2008.

5. История России: Учеб. для вузов / под ред. М.Н. Зуева, А.А. Чернобаева. - М.: Высшая школа, 2011.

6. Попова, А.В. История государства и права России / А.В. Попова. – М.: Инфра-М, 2004.

7. Стешенко, Л.А., Шамба Т.М. История государства и права России / Л.А. Стешенко, Т.М. Шамба. – М.: Норма, 2004.

8. Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. А. А. Устинович. - М.: Проспект, 2008.

9. Чистяков, О.И. История государства и права России / О.И. Чистяков. – М.: Статут, 2001.

 © Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Контрольная работа по менеджменту

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(17.1 KiB, 26 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!