Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК РФ)

Предметом хищения либо вымогательства оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств являются:

а) огнестрельное оружие, его основные части и комплектующие детали, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства (ч. 1 ст. 226 УК РФ);

б) ядерное, химическое или другие виды оружия массового поражения, а равно материалы или оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения (ч. 2 ст. 226 УК РФ).

Хищение или вымогательство осветительных, имитационных патронов и взрывпакетов, не являющихся согласно Федеральному закону «Об оружии» боеприпасами или взрывными устройствами, необходимо квалифицировать по статьям закона, предусматривающим ответственность за преступления против собственности[1].

Объективная сторона данного состава преступления выражается в совершении виновным действия в виде хищения или вымогательства указанных предметов.

Под хищением указанных предметов понимается противоправное завладение ими любым способом с намерением виновного присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом. Способ хищения (тайный, открытый и пр.) на квалификацию не влияет.

В отличие от общеуголовных хищений (ст.ст. 158–162 УК РФ) хищение этих предметов считается оконченным в момент фактического завладения ими, а не в момент получения виновным возможности распорядиться похищенным (п. 13 вышеназванного постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 12 марта 2002 г.). Однако хищение названных предметов путем разбойного нападения считается оконченным с момента нападения с целью завладения виновным этими предметами, соединенного с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия.  Под оконченным хищением оружия следует понимать противоправное завладение им любым способом с намерением присвоить похищенное либо передать другому лицу или иным образом распорядиться им по своему усмотрению. Так, например, К., выполняя в квартире потерпевшей ремонтные работы, располагая сведениями о наличии у потерпевшей денежных средств и драгоценностей, решил совершить разбойное нападение на потерпевшую и ее убийство. Находясь в квартире потерпевшей, К. похитил из сейфа ружье и патроны к нему и сделал из него обрез. На следующий день К. выстрелил из обреза в потерпевшую, но промахнулся. Затем осужденный нанес ей обрезом несколько ударов по голове. После этого К. обыскал квартиру и похитил ювелирные изделия и другое имущество.

Действия К. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 226, ч. 1 ст. 222, п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный К. полагал, что, поскольку огнестрельное оружие не покидало квартиру потерпевшей и было обнаружено сотрудниками милиции, он необоснованно осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ, а его действия с ч. 1 ст. 226 УК РФ должны быть переквалифицированы на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 226 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы уголовного дела и обсудив кассационную жалобу, оставила приговор без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения. Приведенными в приговоре доказательствами установлено, что К., планируя совершение разбойного нападения на П. и ее убийство, заранее, за один день до нападения, совершил хищение охотничьего ружья, изготовил из него обрез и зарядил тремя патронами, т. е. совершил действия, которые образуют оконченный состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 226 УК РФ. При этом под оконченным хищением оружия следует понимать противоправное завладение им любым способом с намерением присвоить похищенное либо передать его другому лицу или иным образом распорядиться им по своему усмотрению. Действия К., выразившиеся в укрытии в своих вещах изготовленного им обреза, вплоть до совершения им в этой же квартире разбойного нападения и покушения на убийство П., в конкретных обстоятельствах совершенного им преступления образуют оконченный состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 222 УК РФ, поскольку свидетельствуют о реализованной К. возможности распорядиться похищенным по своему усмотрению[2].

В судебной практике указано, что для квалификации содеянного как хищения необходимо установить, что предметы находились во владении юридического или физического лица (при этом неважно, было это владение законным или нет). Так, например, по делу установлено, что семь авиационных пушек, хранившихся на складе войсковой части, в мае 1990 г. с разрешения командования вывезены со склада и «уничтожены» путем их затопления в водоеме, находящемся за территорией войсковой части. Состав караула не знал о наличии в водоеме пушек, затопленных свыше трех лет назад, не принимал их под охрану, а значит, и не нес ответственности за их сохранность. Таким образом, войсковая часть добровольно отказалась от принадлежавшей ей собственности, выбросив пушки в водоем, чем создала угрозу общественной безопасности, так как завладеть пушками могли как посторонние лица, так и военнослужащие этой части, что фактически и произошло.

Начальник складов И., зная, что в водоеме затоплены пушки, предложил своему брату, а также знакомому Л. похитить их с целью продажи, что они и сделали. Однако так как пушки на момент завладения ими фактически никому не принадлежали, то содеянное виновными надлежит квалифицировать не как хищение оружия, а как незаконное приобретение последнего[3].

Если виновный похитил непригодное к функциональному использованию оружие (боевые припасы, взрывчатые вещества и т. д.), заблуждаясь относительно его качества и полагая, что оно исправно, содеянное квалифицируется как покушение на преступление, предусмотренное ст. 226 УК РФ.

Вымогательство указанных предметов представляет собой незаконное требование лица об их передаче ему в будущем под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Преступление окончено с момента выдвижения лицом такого требования.

Хищение или вымогательство перечисленных предметов и их последующее ношение, хранение, сбыт образуют реальную совокупность преступлений, предусмотренных ст.ст. 226 и 222 УК РФ.

Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется прямым умыслом.

Субъектом данного преступления является вменяемое лицо, достигшее 14  лет.

В части 2 ст. 226 УК предусмотрена ответственность за хищение либо вымогательство ядерного, химического и других видов оружия массового поражения, а равно материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения.

Квалифицированным видом рассматриваемого преступления является его совершение группой лиц по предварительному сговору или лицом с использованием своего служебного положения, а также с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

По смыслу закона под использованием служебного положения понимается хищение указанных предметов как лицом, которое наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия (например, лицом, осуществляющем их учет, хранение, производство и т. п.), так и лицом, которому они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей (часовым, постовым милиционером, вахтерам, инкассатором и т. п.).

В случае применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия хищение осуществляется открытым насильственным способом (грабеж). Если имело место требование передачи указанных предметов под угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо требование было сопряжено с применением такого насилия, то речь идет о вымогательстве этих предметов.

Особо квалифицированный вид рассматриваемого преступления в ч. 4 ст. 226 УК РФ включает два признака: а) преступление совершено организованной группой; б) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия свидетельствуют о том, что хищение осуществляется в форме разбоя, который считается оконченным с момента нападения.

[1] См.: определение Военной коллегии № бн-520/99 по делу П. и др. (Обзор су­дебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2000 года по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ.  –  2001. –   № 4. –  С. 17).

[2] Определение 14-О10-28. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2010 года // СПС КонсультантПлюс.

[3] См.: Бюллетень Верховного Суда  РФ. – 1997. –  № 2. –  С. 11–12.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!