Формы бытования массовой культуры - Часть 2

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ

1.1. Массовая культура: понятие, механизм.

Если следовать утверждению западного исследователя Д. Белла о том, что общество XIX века можно было рассматривать как целостное образование, включающее экономику, социальные отношения и культуру, то культура здесь выступала цементирующим началом. Ибо те ценности, что несла культура, пронизывали и экономику, и социальные отношения. Культура здесь выступала как форма общественных связей, регулирующая отношения между производством, потреблением и обществом, между властью и обществом. Но в дальнейшем произошел разрыв между сферой производства и внепроизводственной деятельностью, особенно сферой потребления.

При этом культура, выполняя все ту же функцию общественной связи, влияния на человека, окончательно, на наш взгляд, приобрела черты многопланового, многогранного образования. Это образование, как широкое понимание культуры, включало в себя культуру народную, массовую, высокую и элитарную.

Народная культура в нашем понимании — это культура, присущая определенному народу, присутствующая в языке, письменности, верованиях, обычаях, традициях, фольклоре, символике и быте. Для народной культуры, идущей из глубины веков, несущей печать столетий, характерна межсоциальная диффузия — «как в классовых, так и в профессиональных или укладных аспектах, проникновение народной в аристократическую, городской в сельскую, оседлой в кочевую, столичной в провинциальную и наоборот» (12-С.12).

Массовая культура — это производная от индустриального общества.

В социальном плане массовая культура связана с необратимыми процессами урбанизации и тем разрывом традиционных форм социальности, патриархальных связей между людьми и поколениями, которые до той поры обеспечивали устойчивые локальные мирки с привычными ориентациями, дополняемые религиозными ценностями. В растущей степени церковь оказывалась бессильной дать надежную ориентацию в условиях резко усложнившейся жизни. Психическое напряжение, неизбежное в ходе широкой миграции из деревни в город и из Старого Света в Новый Свет, наряду с расширенными возможностями по новому «устроиться» в жизни, требовали нового духовного, душевного и умственного продукта.

Как пишет далее К. Разлогов, «ключевую роль сыграло и развитие производства, его усложнение и резкое повышение затрат психической энергии». Если в эпоху классического капитализма для восстановления сил было достаточно сна и «грубых наслаждений», то новые типы производства, неизмеримо увеличивая интеллектуальные нагрузки, столь же значительно расширяют роль художественной культуры в процессах рекреации. «В этом же направлении движется и эволюция всей системы образования, в особенности увеличение длительности учебы, в ходе которой опять-таки тратится интеллектуальная энергия. Если учитывать, что именно молодежь обладает наибольшим резервом свободного времени для расширения контактов с искусством и непосредственного участия в культурном творчестве, то крен в сторону компенсаторно-развлекательного начала предстанет и вовсе неизбежным» (13. – С.135).

Понятие «массовая культура» впервые было обосновано в коллективном сборнике под редакцией Б. Розенберга и Д. Уайта «Массовая культура», вышедшем в США в 1957 году. «Понятие массовая культура,— пишет В. Молчанов,— вобрало в себя элементы таких терминов, как «массовая коммуникация», «массовое общество», народная культура». Один из авторов доктрины массового общества, американский социолог Э. Шиле еще в 1960 году утверждал, что индустриализация обеспечивает интенсивное развитие средств массовой информации, которые, в свою очередь, способствуют объединению индивидов в социальное и культурное целое — массовое общество». Можно добавить, контролируемое общество. Контролируемое потому, что средства массовой информации объединяют людей в социальное и культурное целое благодаря ценностям массовой культуры. Сходные вкусы и формы «культурного потребления» распространяются как в привилегированных, так и малообеспеченных слоях населения. Средства массовой информации становятся не только носителями культуры, но и средством манипулирования сознанием и настроениями людей с помощью предметов этой культуры — фильмов, книг, музыкальных произведений, компьютерных игр. А современные возможности СМИ для этого поистине неисчерпаемы. Кинематограф, магнитные записи, радио, телевидение нашли свое продолжение в аудио- и видеокассетах, видеофильмах и компакт-дисках. Благодаря спутниковой связи любое явление культуры становится доступным для миллиардов людей. А мировая компьютерная сеть «Интернет» способна донести информацию о событиях в сфере искусства и культуры до нескольких миллионов людей в разных странах.

Массовая культура — это культура больших аудиторий, культура, распространяемая с помощью массовых коммуникаций на миллионы людей, это культура, чья продукция находит отзвук в сознании и душах миллионов и не требует для своего восприятия напряжения ума и чувств, и в то же время способна создавать положительные и отрицательные эмоции, вызывать сопереживания и наслаждение. В такой эмоциональной оболочке она способна оказывать проникновенное влияние на миллионы.

Чем же массовая культура отличается от высокой и элитарной культуры? Прежде чем ответить на этот вопрос, остановимся на двух последних.

Высокая культура, на наш взгляд,— это художественное исследование истории, жизни общества и личности, нашедшее выражение в произведениях литературы и искусства. По сути, это исследование с позиций диалектики, но художественными методами. А диалектический способ познания мира и человека не предполагает познание с позиций разделенного мира, с позиций черного или белого. Диалектический художественный метод берет жизнь и человека во всех их проявлениях и исследует все нюансы общественного и духовного, все нюансы человеческого движения. И чем талантливее художник, тем ярче и талантливее художественные средства, тем сильнее вырывается созданное произведение за рамки сиюминутного бытия, тем больше его ценность для разных эпох. Именно гениальность и сила художественного исследования и предвидения сделали классическими и бессмертными такие произведения, как «Гамлет» и «Король Лир», «Евгений Онегин» и «Герой нашего времени», «Война и мир» и «Братья Карамазовы», «Дни Турбиных» и «Тихий Дон», симфонии Чайковского и Шостаковича, Бетховена и Шопена и многие другие произведения. Произведения высокой культуры воспринимаются напряжением ума и души. Они — как неисчерпаемый родник для каждого поколения.

Произведения высокой культуры нередко входят в противоречия с пропагандистскими установками, господствующими в обществе. Когда на Западе в 1940 году вышел роман Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол», то многие «левые», товарищи Хемингуэя по антифашистской борьбе в Испании, жестко критиковали роман и прежде всего за якобы искаженную картину гражданской войны. В СССР роман был переведен в 1940 году, но не был издан. Окончательный приговор вынес И. Сталин: «Интересно. Печатать нельзя». Произведение, ставшее классическим, могло войти в непримиримое противоречие с идеологической атмосферой советского общества того периода, нацеленного на формирование определенных установок в массовом сознании. Хотя машинописный текст ходил по рукам и был весьма популярен в среде творческой интеллигенции — интеллектуальной элите общества (6.- С.79).

Элитарная культура, по нашему мнению, — культура экспериментальная, ставящая целью поиск различных художественных форм отражения действительности. Но этот поиск ведет свое начало не столько от действительности, сколько от идей самого художника, как центра мира, центра, вокруг которого вертится существующая реальность. Отсюда брали начала такие художественные течения, как модернизм, символизм, имажинизм, дадаизм, сюрреализм, кубизм, и целый ряд других. Этот экзистенциальный взгляд приводит к идеализации художественного авангарда как единственной формы культуры. Элитарная культура сознательно ограничивает круг своих потребителей. Французская писательница Франсуаза Малле-Жоррис писала в связи с этим, что элитарная культура становится заповедником для специалистов, для тех, кто много размышляет об искусстве и впадает в комбинации, может, и интересные умозрительно, но уж тем более недоступные широкому зрителю. Искусство для элиты — искусство для избранных.

Так чем же массовая культура отличается от высокой и элитарной? Наиболее точно это отличие выразил российский исследователь проблем массовой культуры К. Разлогов: «Массовой аудитории трудно воспринять произведение, автор которого старательно конструирует эстетическую дистанцию между художественным текстом и зрителем, читателем, слушателем. Тем самым художник облегчает работу критика, в задачу которого как раз и входит анализ эстетической специфики. Массовая культура, наоборот, эту дистанцию игнорирует.

Если элитарное искусство в известной мере, хотя далеко не полностью, характеризуется торможением непосредственных человеческих переживаний, то массовая культура базируется на универсальных психологических, даже психофизиологических механизмах восприятия, которые активизируются независимо от образования и степени подготовленности аудитории... Для того, чтобы ею по-настоящему наслаждаться, лучше быть художественно необразованным человеком. Художественная необразованность здесь не стимул, а препятствие, потому что массовая культура, обращенная главным образом к эмоциональной сфере, по определению, не требует никаких дополнительных знаний, мешающих по достоинству оценить произведения такого типа» (11.- С.45).

Таким образом, у массовой культуры иной механизм восприятия, иной механизм влияния на человека, позволяющий в отличие от высокой и элитарной культуры охватить большие массы людей разного уровня образованности, разного социального положения. Поэтому особенный механизм восприятия произведений массовой культуры, особенный механизм влияния на человека произведений массовой культуры определяет и своеобразные функции массовой культуры в обществе как формы общественной связи.

Функциональность культуры в массовом обществе можно определить по нескольким измерениям. Во-первых, она отвечает потребностям многообразной и сложной ориентации в условиях необходимости освоения различных ролей, меняющихся в зависимости от ситуации, быстрых перемен в характере производства, образе жизни и т.д. Конечно, это происходит большей частью через банализацию и упрощение объяснительных причин и обстоятельств, сводимых обычно к хорошо узнаваемым различиям «свои» — «чужие», «хороший» — «плохой», «доброта» — «жестокость», «случай» - «повседневность». Обращаясь к низовым и повседневным сферам поведения, массовая культура утверждает понятные и стереотипные представления о человеческих отношениях, не требуя от человека усилий на преодоление самого себя. Она обращается к жизненным инстинктам, срабатывающим как условия постоянного жизнеобеспечения.

Таким образом, первичная функция этой культуры - обеспечить социализацию человека в условиях усложненной, изменчивой, неустойчивой и ненадежной среды большого города, приучить к новым социальным ролям и ценностям, способам регуляции своего поведения и деятельности в разнообразной обстановке, снятия психологического напряжения и решения конфликтных ситуаций.

Огромному контингенту людей, различного возраста и пола, эта культура дает функционально пригодные представления о необходимом стиле поведения, образе жизни, карьере, отношениях между людьми, путях реализации своих стремлений (7. – С.80).

Согласно концепции широко известного канадского социолога и культуролога Г.М. Маклуэна, эра масс-медиа и электронной информации радикально меняет как среду обитания человека, так и его самого. Новые СМИ и ЭВМ уничтожают на планете пространство и время, устраняют все национальные границы, связывая в единую сеть самые отдаленные уголки. Сам человек принуждается думать не «линейно-последовательно», а через интервалы, мозаично, и именно глобальная сеть СМИ воссоздает универсальность духовной регуляции.

Другая важная функция массовой культуры - удовлетворить потребность в рекреации и отвлечь индивида от интенсивной гонки в сферах жизненного успеха. Эта культура складывается не только на основе таких развлекательных жанров, как эстрада, комедии, комиксы, зрелищный спорт и т.п. Ее наиболее существенный механизм составляет постоянно расширяющееся потребление в самых различных сферах, обеспечивающее хотя и унифицированный, но постоянно обновляемый и вариативный образ жизни. Сила массовой культуры заключается уже в том, что она не отделена от потребления в самом широком смысле этого слова и от самого образа жизни. Пища, одежда, жилище, бытовая техника, предметы обихода, образование — все поступает человеку через механизмы массовой культуры, в которой нормативные и престижные стороны переплетены с функциональными. Даже в глазах представителей элиты духовный продукт приобретает ценность лишь постольку, поскольку он становится предметом массового спроса. Непризнанные гении вышли из моды. Их место заняли кумиры и идолы, изготовленные «фабриками грез».

Массовая культура характеризуется всеобщностью, охватывающей широкую срединную часть современного общества, затрагивая тем или иным образом и состоятельную элиту, и маргинальные слои. Предшествующая ей популярная культура, включавшая традиционно-гуманистические идеалы и ценности, лишь претендовала на всеобщность. На практике она охватывала явное меньшинство населения, а большинство — рабочий класс, крестьянство, люмпенство, национальные меньшинства — оказывалось за пределами этой культуры. В массовом обществе происходит перестройка системы стратификации, вызываемой ростом среднего класса (более 50% населения), т. е. сближения основных социальных групп и слоев если и не по месту в системе производства, то, по крайней мере, в политической жизни и образе жизни (3.- С.410-411).

Концентрированным выражением такого превращения культуры в средство стимуляции потребления и сам продукт потребления стала реклама, достигшая в современном обществе огромного размаха и поглощающая гигантские средства. В отношении рекламы есть существенные расхождения между ее приверженцами и критиками. Сторонники отмечают необходимость рекламы для хозяйственной деятельности, так как она способствует сбыту товаров, расширяет рынки, регулирует увеличение потребления, а значит и выпуск продукции. Реклама, как они предполагают, предоставляет покупателю информацию для продуманного выбора, способствует эстетизации повседневной жизни и ее разнообразию, обеспечивает потребителю независимость в принятии решений. Она зачастую принципиально меняет сложившиеся ценностные установки в сторону их осовременивания и адаптации к новому миру, вырабатывает у потребителей новые вкусы и желания, дотоле неизвестные и невыраженные. Тем самым реклама отражает насущные потребности массового общества.

Критики рекламы видят ее слабые стороны в следующем. В экономическом плане расходы на рекламу составляют слишком большую часть продукции, что ведет к бесполезному использованию ресурсов в ущерб более необходимым социальным нуждам. Она создает у людей искусственные потребности, бесполезные или даже вредные в долговременном плане. Информационная нагрузка рекламы все больше сводится к минимуму в пользу манипулирования эмоциональными, витальными и подсознательными факторами. Она нацеливает человека на реализацию первичных витальных ценностей, связанных с удовлетворением материальных потребностей, или стремления к социальному престижу опять-таки через приобретение некоторого предметного воплощения. Как отмечают культурологи, реклама утверждает почитание материального продукта как полноценного заместителя духовного продукта, представление о материальном богатстве и расширенном потреблении как конечной цели человеческого бытия. Через рекламу предметный мир вновь приобретает магические свойства, на которые человек может повлиять самим актом купли-потребления. Манипуляция подсознанием создает иллюзию независимого выбора, подчиняя индивида вдвойне - навязывая ему иллюзорную потребность и заставляя его изыскивать средства для ее удовлетворения. Предлагая индивиду кажущееся широкое разнообразие во второстепенных аспектах, реклама способствует деперсонализации и конформности поведения. В этом нетрудно убедиться из обозрения супермаркетов и видеопродукции во всех странах мира (3.- С.412-413).

Но в этом, как отмечают многие критики, и заключается важнейшая сторона массовой культуры. Эта культура избавляет индивида от необходимости долгого и сложного приобщения к высокой культуре.

Эта всеобщность как пригодность для максимально широкого круга населения не исключает разнообразия и структурированности массовой культуры в зависимости от социальных, возрастных, субкультурных различий. К этой культуре можно отнести огромное разнообразие жанров, в том числе детектив, приключения, фантастику, мелодраму, мистику, эротику, книги об НЛО, таинственных явлениях, джаз и рок, мистические практики, восточные системы психотренинга и т.д.

Тиражирование отнюдь не обязательно является опошлением высокого и уникального (хотя потери здесь возможны и неизбежны). Согласно исследованиям искусствоведов, в современную эпоху знакомство с тиражированными творениями культуры никак не исключает глубокого проникновения в уникальную сущность оригиналов.

Поэтому неоправданно судить о функции массовой культуры с позиций высокой эстетики и, опираясь на них, принимать меры по ограничению этой культуры, уничтожая тем самым культурный механизм снятия огромных напряжений, возникающих в повседневном существовании, настроений усталости и безразличия, жестокости и агрессивности, отчаяния и растерянности, обиды и страха.

1.2. Формы бытования массовой культуры

Среди основных направлений и форм массовой культуры нашего времени можно выделить следующие (17.- С.144-147):

- индустрия «субкультуры, детства» (художественные произведения для детей, игрушки и промышленно производимые игры, товары специфически детского потребления, детские клубы и лагеря, военизированные и иные организации, технологии коллективного воспитания детей и т.п.), преследующая цели явной или закамуфлированной стандартизации содержания и форм воспитания детей, внедрения в их сознание унифицированных форм и навыков социальной и личной культуры, идеологически ориентированных миропредставлений, закладывающих основы базовых ценностных установок, официально пропагандируемых в данном обществе;

- массовая общеобразовательная школа, тесно коррелирующая с установками «субкультуры детства», приобщающая учащихся к основам научных знаний, философских и религиозных представлений об окружающем мире, к историческому социокультурному опыту коллективной жизнедеятельности людей, к принятым в сообществе ценностным ориентациям. При этом она стандартизирует перечисленные знания и представления на основании типовых программ и редуцирует транслируемые знания к упрощенным формам детского сознания и понимания;

- средства массовой информации (печатные и электронные), транслирующие широким слоям населения текущую актуальную информацию, «растолковывающие» рядовому человеку смысл происходящих событий, суждений и поступков деятелей из различных специализированных сфер общественной практики и интерпретирующие эту информацию в «нужном» для ангажирующего данное СМИ заказчика ракурсе, т.е. фактически манипулирующие сознанием людей и формирующие общественное мнение по тем или иным проблемам в интересах своего заказчика;

- система национальной (государственной) идеологии и пропаганды, «патриотического» воспитания и пр.; контролирующая и формирующая политико-идеологические ориентации населения и его отдельных групп (например, политико-воспитательная работа с военнослужащими), манипулирующая сознанием людей в интересах правящих элит, обеспечивающая политическую благонадежность и желательное электоральное поведение граждан, «мобилизационную готовность» общества к возможным военным угрозам и политическим потрясениям и т.п.;

- массовые политические движения (партийные и молодежные организации, манифестации, демонстрации, пропагандистские и выборные кампании и др.), инициируемые правящими или оппозиционными элитами с целью вовлечения в политические акции широких слоев населения, в большинстве своем весьма далеких от политических интересов элит, мало понимающих смысл предлагаемых им политических программ, на поддержку которых их мобилизуют методом нагнетания политического, националистического, религиозного или иного психоза;

- массовая социальная мифология (национал-шовинизм и исторический «патриотизм», социальная демагогия; популизм, квазирелигиозные и паранаучные учения и движения, «кумиромания», «шпиономания», «охота на ведьм», провокативные «утечки информации» и т.п.), упрощающая сложную систему ценностных ориентации человека и многообразие оттенков миропонимания до элементарных дуальных оппозиций («наши - не наши»), замещающая анализ сложных многофакторных причинно-следственных связей между явлениями и событиями апелляцией к простым и, как правило, фантастическим объяснениям (мировой заговор, происки иностранных разведок, «барабашки», инопланетяне и пр.), партикуляризирующая сознание (абсолютизирующее единичное и случайное, игнорируя при этом типичное, статистически преобладающее) и т.п. Это в конечном счете освобождает людей, не склонных к сложным интеллектуальным рефлексиям, от усилий по рациональному объяснению волнующих их проблем, дает выход эмоциям в их наиболее инфантильном проявлении;

- индустрия развлекательного досуга, включающая в себя массовую художественную культуру (практически по всем видам литературы и искусства, может быть, за исключением архитектуры), массовые постановочно-зрелищные представления (от спортивно-цирковых до эротических), профессиональный спорт (как зрелище для болельщиков), структуры по проведению организованного развлекательного досуга (соответствующие типы клубов, дискотеки, танцплощадки и пр.) и иные виды шоу. Здесь потребитель, как правило, выступает не только в качестве пассивного зрителя (слушателя), но и постоянно провоцируется на активное включение или экстатическую эмоциональную реакцию на происходящее (порой не без помощи допинговых стимуляторов), что является во многих отношениях эквивалентом «субкультуры детства», только оптимизированным под вкусы и интересы взрослого или подросткового потребителя. При этом используются технические приемы и исполнительское мастерство «высокого» искусства для передачи упрощенного, инфантилизированного смыслового и художественного содержания, адаптированного к невзыскательным вкусам, интеллектуальным и эстетическим запросам массового потребителя. Массовая художественная культура достигает эффекта психической релаксации нередко посредством специальной эстетизации вульгарного, безобразного, брутального, физиологического, т.е. действуя по принципу средневекового карнавала и его смысловых «перевертышей». Для этой культуры характерно тиражирование уникального и сведение его к обыденно-общедоступному, а порой и ирония над этой общедоступностью и т.п.;

- индустрия оздоровительного досуга, физической реабилитации человека и исправления его телесного имиджа (курортная индустрия, массовое физкультурное движение, культуризм и аэробика, спортивный туризм, а также система медицинских, фармацевтических, парфюмерных и косметических услуг для исправления внешности), что, помимо объективно необходимой физической рекреации человеческого организма, дает индивиду возможность «подправить» свою внешность в соответствии с актуальной модой на тип имиджа, со спросом на типажи сексуальных партнеров, укрепляет человека не только физически, но и психологически (поднимает его уверенность в своей физической выносливости, гендерной конкурентоспособности) и т.п.;

- индустрия интеллектуального досуга («культурный» туризм, художественная самодеятельность, коллекционирование, интеллектуально или эстетически развивающие кружки по интересам, разнообразные общества собирателей, любителей и поклонников чего бы то ни было, научно-просветительские учреждения и объединения, а также все, что попадает под определение «научно-популярное», интеллектуальные игры, викторины, кроссворды и т.п.), приобщающая людей к научно-популярным знаниям, научному и художественному любительству, развивающая общую «гуманитарную эрудицию» у населения, актуализирующая взгляды на тождество просвещенности и гуманности, на «исправление нравов» посредством эстетического воздействия на человека и т.п., что вполне соответствует еще сохраняющемуся в культуре западного типа «просвещенческому» пафосу «прогресса через знание»;

- система организации, стимулирования и управления потребительским спросом на вещи, услуги, идей как индивидуального, так и коллективного пользования (реклама, мода, имиджмейкерство и т.п.), формирующая в общественном сознании стандарты социально престижных образов и стилей жизни, интересов и потребностей, имитирующая в массовых и доступных по ценам моделях формы элитных образцов, включающая рядового потребителя в ажиотажный спрос как на престижные предметы потребления, так и модели поведения (особенно проведения досуга), типы внешности, превращающая процесс безостановочного потребления социальных благ в самоцель существования индивида;

- разного рода игровые комплексы от механических игровых автоматов, электронных приставок, компьютерных игр и т.п. до систем виртуальной реальности, развивающие определенного рода психомоторные реакции человека, приучающие его к быстроте реакции в информационно недостаточных и выбору в информационно избыточных ситуациях, что находит применение как в программах профессиональной подготовки определенных специалистов (летчиков, космонавтов), так и в общеразвивающих и развлекательных целях;

- всевозможные словари, справочники, энциклопедии, каталоги, электронные и иные банки информации, специальных знаний, Интернет и т.п., рассчитанные не на подготовленных специалистов, а на массовых потребителей «с улицы», что также продолжает просвещенческую мифологему о компактных и популярных по языку изложения компендиумах социально значимых знаний (энциклопедиях), а по существу возвращает нас к средневековому принципу «реестрового» построения знания.

Таким образом, мы выделили основные формы проявления массовой культуры в современном российском обществе. Этот ряд можно продолжать еще долго, указывая более частные формы массовой культуры.

Поскольку в повседневном быту люди сталкиваются с феноменами массовой культуры чаще всего в ее наиболее коммерциализированных проявлениях — эстрадно-музыкальном, эротическом и развлекательно-игровом шоу-бизнесе, «низких» жанрах кино и литературы, назойливой рекламе, низкопробных публикациях и передачах СМИ и т.п., в обществе (в частности в отечественном) сложилось несколько однобокое представление о массовой культуре как о сугубо коммерческой, безвкусной и безнравственной «контркультурной» тенденции, характерной своей откровенностью в сексуальной сфере, нездоровым интересом к проблемам человеческой физиологии и психопатологии, образам насилия, жестокости, антиэстетизма и пр., по существу паразитирующей на всем том, что в традиционной культуре всегда считалось запретным, тайным или по крайней мере не рекомендуемым к публичной демонстрации. Разумеется, все это имеет широкое распространение в массовой культуре, но отнюдь не потому, что она неспособна к самовыражению в других образных системах, на других более эстетических языках.

Образы массовой культуры, как и всякая иная образная система, демонстрируют нам не что иное, как наше собственное «культурное лицо», которое на самом деле было присуще нам всегда; просто в советское время эту «сторону лица» не показывали по телевизору. Если бы это «лицо» было абсолютно чужим, если бы в обществе не имел место действительно массовый спрос на все это, мы бы и не реагировали на него столь остро.

Но главное все же заключается в том, что подобная коммерчески привлекательная, выставленная на свободную продажу компонента массовой культуры является отнюдь не самой сущностно значимой ее чертой и функцией, а может быть, и наиболее безобидным ее проявлением. Гораздо важнее то, что массовая культура представляет собой новый в социокультурной практике, принципиально более высокий уровень стандартизации системы образов социальной адекватности и престижности, какую-то новую форму организации «культурной компетентности» современного человека, его социализации и инкультурации, новую систему управления и манипулирования его сознанием, интересами и потребностями, потребительским спросом, ценностными ориентациями, поведенческими стереотипами и т.п.

Насколько это опасно? Или, может быть, наоборот, в сегодняшних условиях необходимо и неизбежно? Этого мы еще не знаем.

Хотя массовая культура, безусловно, является «эрзац-продуктом» специализированных «высоких» областей культуры, не порождает собственных смыслов, а лишь имитирует явления специализированной культуры, пользуется ее формами, смыслами, профессиональными навыками, нередко пародируя их, редуцируя до уровня восприятия «малокультурного» потребителя, не стоит оценивать это явление однозначно негативно. Массовая культура порождается объективными процессами социальной модернизации сообществ, когда социализирующая и инкультурирующая функции традиционной обыденной культуры (сословного типа), аккумулирующей социальный опыт городской жизни в доиндустриальную эпоху, утрачивают свою эффективность и содержательную актуальность, а массовая культура фактически принимает на себя функции инструмента обеспечения первичной социализации личности в условиях национального общества со стертыми сословие-классовыми границами. Вполне вероятно, что массовая культура является эмбриональным предшественником какой-то новой, еще только нарождающейся обыденной культуры, отражающей социальный опыт жизни уже на индустриальном (культурно-национальном) и постиндустриальном (во многом уже транснациональном) этапах развития, и в процессах селекции ее пока еще весьма неоднородных по своим характеристикам форм может вырасти новый социокультурный феномен, параметры которого нам еще не ясны.

Обратимся к анализу наиболее ярких проявлений форм массовой культуры: средствам массовой коммуникации, рекламе, популярному кино.

 

Страниц: 1 2 3 4
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!