Философский психоанализ Фрейда - Часть 2

2. ХАРАКТЕР ОТНОШЕНИЙ ВНУТРИ КОЛЛЕКТИВА

Идеи Фрейда относительно групповой психологии оказали серьезное влияние на развитие превентивной и социальной психиатрии, особенно в той ее части, которая касается роли культурного фактора в образовании неврозов. Его первый значительный вклад в теорию общества был сделан в работе «Тотем и табу» (1913), где он приложил выводы своих психологических теорий к обществу в целом. За этой работой последовали две другие — «Групповая психология и анализ "Я"» (1920) и «Цивилизация и ее неудовлетворенность» (1927). По иронии судьбы в этих работах содержится большая часть основных социологических идей, которые неофрейдисты вобрали в свои теории и которые они же отрицали как классически фрейдистские.
В «Тотеме и табу» Фрейд руководствовался предположением Чарльза Дарвина о том, что доисторическое человеческое общество представляло собой орды братьев, ведомые сильным отцом. Под влиянием универсального и самого центрального из человеческих конфликтов — эдипова комплекса — сыновья восстали и убили вожака; с той поры орды превратились в дезорганизованную братскую общину, лишенную лидера. Но потребность в лидере в конечном итоге привела к тотемизму, а затем к религии — и тотем, и божество олицетворяли убитого отца. Фрейд был убежден, что человеку присуща глубинная эмоциональная потребность в сильной власти, и это убеждение является краеугольным камнем всех его социологических постулатов. Фрейд в принципе не доверял демократическим институтам.
Сущность фрейдовской теории общества в том, что устойчивое человеческое общество может существовать лишь в том случае, если будут преодолены универсальные отцеубийственные тенденции, с тем чтобы сохранялась семья - «клетка общества». Отсюда табу на инцест, представляющий собой компонент эдипова комплекса, поощрение брака за пределами семьи; разные семьи объединяются в кланы, племена и в конечном счете нации. Таким образом, психологическим ядром культурного развития, согласно этой теории, является преодоление эдипова влечения.
Фрейд подкрепил свою концепцию обширным антропологическим материалом, большую часть которого он взял из книги «Золотой лук» (1890) Джеймса Джорджа Фрейзера. Работа Фрейзера подтверждала его мысль об универсальности как табу на инцест, так и табу на убийство священного (тотемного) животного, которое символизирует отца племени. Эта социологическая теория вызвала в среде антропологов много возражений, однако она была первым психодинамическим обоснованием распространенных брачных законов, запрещающих различные формы инцеста, а также того широкого разнообразия религиозных табу, которое существует в примитивных обществах.
В «Групповой психологии и анализе "Я"» Фрейд обращается к книге французского врача и социопсихолога Гюстава Ле Бона (1841 — 1931) «Психология толпы» (1895). Ле Бон утверждает, что, когда человек становится частью группы, он регрессирует к примитивному психическому состоянию. Действуя как индивид, он может быть разумным и развитым; действуя в группе, он может вести себя как варвар, склонен к насилию и лишается критического отношения к своим действиям, руководствуясь эмоциями и теряя нравственные ориентиры и ограничения. Его исключительные, индивидуальные черты исчезают, начинает преобладать неосознаваемое психическое наследие предков. Фрейд объяснял описанные Ле Боном регрессивные черты психологии толпы с точки зрения природы человеческой совести. Сущность совести составляет «социальная тревога», страх перед общественным мнением; социальная тревога, естественно, уменьшается у членов толпы. Поскольку голос индивидуальной совести в группе молчит, все, что подавлено, что противоречит критериям совести, свободно выходит наружу, ничем не ограниченное.
Фрейд следует за Ле Боном в своем утверждении, что поведение членов группы сродни поведению человека в состоянии высокой внушаемости, например под воздействием гипноза, но он идет дальше и задает вопрос, который не обсуждался Ле Боном: кто же гипнотизер? Фрейд утверждает, что лидер группы повергает ее членов в гипнотическое состояние, а их отношение к лидеру объясняет и их отношения между собой. Вожак становится для каждого индивида воплощением «Я-идеала», которому он передает все свои способности к критическому осмыслению своих действий, в точности как загипнотизированный человек полностью вверяет себя воле гипнотизера. Этот общий «Я-идеал», которым каждый из членов группы связан с лидером, обусловливает и их внутреннюю связь между собой, ибо через свою общую привязанность к лидеру они солидаризируются друг с другом.
Объясняя природу привязанности группы к лидеру, Фрейд пользуется концепцией «либидо поставленной цели», или десексуализированного либидо. Члены группы связаны с лидером либидозными узами, но лидер не связан эмоциональными привязанностями ни с кем, кроме самого себя. Кстати, именно этот нарциссизм и делает его лидером. «Он не любит никого, кроме себя и тех людей, которые могут быть ему полезны». Он обладает властной натурой, уверен в себе и независим. Таким образом, он воплощает в себе те черты, которых отдельные члены группы не способны достичь, и именно поэтому он становится их «Я-идеалом».
Предложив идею либидо, связывающего членов группы с лидером, Фрейд смог отбросить термин Троттера «стадный инстинкт» в качестве силы, ответственной за сплочение группы. Толкование Фрейда объясняло и взаимоотношения между членами первичной социальной группы - семьи. Взаимные привязанности членов семьи проявляются как либидозные связи и не требуют открытия некоего нового особого инстинкта. Один и тот же принцип может быть применен для объяснения как внутрисемейных связей, так и связей внутри более широкого образования — социальной группы.
В теории Фрейда недостает полного описания эмоциональных связей членов группы с лидером: по современной психоаналитической теории, это эмоциональное воздействие может быть определено как возврат к младенческому состоянию зависимости от родителей. Регрессивная -природа группового поведения в этом случае достаточно удовлетворительно объясняется духовной зависимостью членов группы от лидера, под влиянием которого они отказываются от сокровенных родительских образов (то есть их собственной совести) и регрессируют до той фазы, во время которой они слепо следовали воле родителей. По всей видимости, большинство людей сохраняют достаточную степень остаточной младенческой зависимости и неуверенности, чтобы быть восприимчивыми к такой эмоциональной регрессии. Недаром вечным мотивом искусства и философии является блаженная безопасность садов Эдема.
Теория Фрейда помогла раскрыть динамику группового поведения. Концепция зависимости от лидера решает ту внешне противоречивую загадку, когда группа может быть не только свирепой и разрушительной, но способна также на самопожертвование и преданность. Очевидно, что поведение группы зависит от природы и идеалов самого лидера, который может повести эту группу в любом направлении. Более того, именно зависимостью группы от лидера можно объяснить такое явление, как паника. В момент опасности опора группы на лидера усиливается. Стоит лидеру проявить слабость, как членов группы охватывает парализующий страх, ибо нет уже сильной руки, в которой они нуждаются, и они испытывают нечто сродни ощущению беззащитного ребенка, брошенного родителями. Так, в период опасности демократическое общество готово поступиться частью своих свобод, чтобы придать правительству больше веса.
В своей новаторской работе Фрейд сделал лишь первые робкие шаги к пониманию принципов социальной организации, и его психологические наблюдения применимы в основном лишь к психологии толпы. Проблема совести, скажем, остается несколько неопределенной. Социальная группа может воспитать человека вполне нравственным, и в то же время, если находится сильный лидер, социальная группа допускает утрату индивидуального морального критерия. Что же такое несет в себе социальная группа, что может снизить силу персональной совести? Фрейд считал, что природа «Сверх-Я» зародилась в социальной организации, ибо родительские ценности, переносимые на ребенка, - это именно те ценности, которые преобладают в обществе. Фрейд попытался применить открытые им основные принципы для понимания эмоциональной структуры жестко организованных групп - церкви и армии.
Выбор моделей оказался неудачным: и в церкви, и в армии центральная власть является первостепенной; члены обеих групп сохраняют зависимость и подчиненность в отношении лидера; образ центральной персоны (представителя более высокого ранга) выступает в качестве отцовской фигуры. Но на этом и кончается сходство случайно образовавшейся группы с сильным руководством. Демократические общества отличаются от данной структуры тем, что они состоят из более независимых, самостоятельных индивидов, которые поддерживают со своими руководителями отношения взаимозависимости и суверенитета. В таком обществе члены его с успехом могут сохранять свои собственные, сокровенные ценности. Способность лидера загипнотизировать некую группу из такого общества значительно меньше, по существу незначительна. В противоположность этой ситуации — когда действие индивидуальной совести не ограничено, а, напротив, поощряется и когда поворот к стадному поведению означает действительно «регрессию» к младенческой зависимости от гипнотического лидера - в структурах церкви и армии эта зависимость «заложена».

3. ЖИЗНЬ ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО «Я»

Более тридцати лет воздерживался Фрейд от выработки всеобъемлющей теории личности, хотя сделал за это время много важных и подробных наблюдений в своей работе с пациентами. Он подходил к проблеме как ученый (и таковым считал себя), а не как философ, двигаясь от наблюдения к обобщению. Он не хотел начинать с рассуждений. Наконец в 1920 г. он опубликовал первую из серии систематизированных теоретических работ «По ту сторону принципа удовольствия», за которой последовала замечательная серия брошюр, изданных в 1933 г. под общим названием «Продолжение лекций по введению в психоанализ». В этой работе он попытался пересмотреть свой ранний взгляд на внешние проявления инстинктов — любви и ненависти, вины и раскаяния, горя и зависти. До того, как он начал размышлять над глубинной природой этих базисных явлений, он определял их с позиций логики чувств (психологическая каузальность). Таким образом, история психоанализа прошла тот же путь, что и теоретическая физика: природа явления была понята позже, чем установлены законы его проявления.
В самом начале исследований Фрейд был поражен конфликтом между инстинктом самосохранения и инстинктом продолжения рода (сохранения расы), то есть между эгоистическими интересами индивида и его сексуальными влечениями. Соответственно, он различал и влечение «Я» и сексуальное либидо. Проявления ненависти, разрушительных намерений считались принадлежащими к влечениям «Я»; в то же время чувство любви, стремление к продолжению рода, другие половые влечения он относил к сексуальным инстинктам. Явление садизма, однако, не вписывалось в эту дуалистическую картину, ибо садизм, ярко выраженный импульс получения удовольствия от причинения боли другому, принадлежащий к инстинктам «Я», одновременно является источником сексуального возбуждения и, таким образом, примитивным, прегенитальным проявлением либидо и инстинкта «Я». С углублением анализа так называемых инстинктов «Я» — то есть различных проявлений эгоистических стремлений — Фрейду открылись и другие данные, противоречившие простой и ясной дуалистической теории инстинктов. Например, любовь, в том числе и сексуальная, может быть направлена на самое себя, как в случае нарциссизма. Более того, многие из прегенитальных сексуальных ощущений связаны с функциями, носящими откровенный характер самосохранения, — например, прием пищи и выделение. Все эти противоречия заставили Фрейда пересмотреть свои выводы, и он предложил другую схему, основанную на мысли, что существует два исходных инстинкта — инстинкт жизни, который он назвал «эрос», и инстинкт смерти, названным им «танатосом». В его новой теории либидо самосохранение и сохранение рода (расы) есть не проявление двух различных инстинктов, но, напротив, свидетельство одного и того же инстинктивного влечения — любви, или «эроса». В самосохранении объект «эроса» есть сам индивид, в сохранении рода «эрос» действует как сила, объединяющая два разных пола и создающая нового индивида. Разрушительный инстинкт смерти, «танатос», старается разъединить, разорвать биологические связи. Он стремится свести сложный живой материал к его компонентам, в конечном счете достигая своей цели в акте смерти. Он противостоит созидательной силе «эроса». Биологическая жизнь есть постоянное взаимодействие этих двух сил: всеобщий процесс метаболизма, например, состоит из конструктивной фазы — анаболизма, и редуктивной — катаболизма. Духовная жизнь тоже включает в себя постоянную взаимосвязь
Альфред Адлер обратил внимание Фрейда на агрессивный инстинкт (инстинкт нападения), который Фрейд в своих работах начала 20-х годов отнес к инстинкту смерти. эротических и разрушительных сил, которые проявляются в сознании в различных сочетаниях. Наиболее яркими примерами психологического дуализма являются случаи садизма и мазохизма, где сексуальные импульсы смешаны с разрушительными стремлениями. Любовь и ненависть тем не менее полярны, и ни одно из этих состояний нельзя свести к другому.
Если работа «По ту сторону принципа удовольствия» была попыткой переосмыслить и систематизировать свои прежние взгляды на инстинкты, то «"Я" и "Оно"» (1923) можно считать первым вкладом Фрейда в развитие теории личности. Еще раньше, в 1924 г., вышла в свет его книга «О нарциссизме». В этих трудах главное внимание уделено не душевной патологии, но структуре и функционированию нормального человеческого сознания. Фрейд всегда подчеркивал, что человеческое сознание неоднородно, поскольку вытеснение неприемлемого душевного содержания создает некую границу между сознательным и бессознательным в человеческой личности.
Как утверждается в работе «"Я" и "Оно"», человек рождается с хаотическим набором противоречивых инстинктивных влечений, не обязательно гармонирующих друг с другом или с окружающими обстоятельствами. Этот резервуар инстинктивных влечений, каждое из которых стремится к удовлетворению независимо от других или от реальных возможностей такого удовлетворения, составляет психическую инстанцию «Оно» ("Ид"). Юно» подчинено исключительно тому, что Фрейд назвал «принципом удовольствия», то есть стремится к немедленному удовлетворению своих влечений, не принимая в расчет даже своего организма и, кроме того, стремясь избежать боли. С развитием ребенка «принцип удовольствия» постепенно уступает место «принципу реальности»; то есть душевный аппарат вынужден идти на компромисс с окружающей реальностью и приспосабливать инстинктивные стремления «Оно» к тем возможностям удовлетворения влечений, которые дает данная ситуация. В процессе развития ребенок должен научиться оценивать относительную важность различных и часто противоречивых инстинктивных желаний, чтобы, отказавшись или отсрочив удовлетворение одних, добиться исполнения других, более важных. «Я» — это та часть личности, которая выполняет координирующую функцию в попытке примирить требования окружающей среды с влечениями инстинктов. «Я» собирает в себе все жестокие факты жизни; одновременно оно служит требованиям «Оно», ибо его главная цель — это удовлетворение возможно большего числа глубинных влечений, достижение равновесия, какое только возможно в каждом конкретном случае.
«Сверх-Я», развивающееся следом за «Я», — это внутренний представитель тех принципов, которые регулируют взаимоотношения ребенка, а затем и взрослого с окружающими людьми, особенно с родителями и сиблингами (родными братьями и сестрами). «Сверх-Я» есть продукт обучения и развивается через посредство отождествления с родителями: их требования, их жизненная позиция запечатлеваются в личности ребенка и «Сверх-Я» становится их полномочным представителем. Душевный мир, таким образом, представляет собой бесконечное взаимодействие между  изначальными  инстинктивными  влечениями («Оно»), окружающей средой и внутренними представителями внешней среды — «Я» и «Сверх-Я». Фрейд объяснял, что этого внутреннего представителя родительского влияния нельзя отождествлять с совестью, ибо функция «Сверх-Я» осуществляется в большой степени бессознательно: это нечто вроде неосознаваемой совести. Фрейд считал, что «Сверх-Я» появляется как одно из последствий разрешения эдипова комплекса, поскольку, стремясь к разрешению этого конфликта, ребенок отождествляет себя с образом родителя того же пола. В результате родитель, с которым ребенок соперничает, становится существенной частью личности ребенка и внешний конфликт с родителем превращается во внутренний конфликт между «Сверх-Я» и требованиями инстинктов «Оно».
В теоретическом исследовании «Торможение, симптом и страх» (1925), еще одной работе по структуре личности, Фрейд отбросил прежний взгляд на страх как продукт фрустрации сексуального либидо. Он описал страх как сигнал приближающейся опасности, сигнал, мобилизующий защитные силы «Я». Если опасность идет извне, сигнал называется страхом. Но «Я» также реагирует на опасность прорыва вытесненных импульсов, подавленных некогда из-за того, что их выражение в прошлом причинило страдание. Реакция на эту внутреннюю опасность называется тревогой. Следовательно, страх есть сигнал внешней опасности, а тревога сигнализирует о внутренней опасности.
Согласно такой формулировке, тревога должна служить центральным моментом в теории неврозов. Когда активизируются импульсы «Оно», «Сверх-Я» реагирует на них наказующими мерами. Эта реакция воспринимается инстанцией «Я» как чувство вины. Таким образом, чувство вины состоит из страха перед «Сверх-Я», внутреннего представителя родителей, первоначально пресекавших неприемлемые импульсы, а тревога определяется как страх перед совестью.
Эта новая концепция личности неизбежно повлияла на процедуру лечения; однако влияние ее больше сказалось на теории лечения, нежели на непосредственной практике. В своих работах 1912 - 1916 гг. Фрейд подчеркивал, что одной из основных функций врача является анализ противодействия пациента бессознательному материалу, ибо, только снизив порог этого противодействия, можно бессознательное вывести в область сознания. Эти позднейшие теоретические выкладки подразумевали, что реконструкция бессознательных импульсов — то есть анализ инстанции «Оно» — не является главной функцией врача. Задача врача, напротив, состоит в том, чтобы преодолеть сопротивление «Я», то есть в анализе «Я». Цель оставалась той же — распространить сферу сознания на доселе не осознаваемые глубины личности. Чтобы достичь этого, нужно расширить способность пациента осознавать свои бессознательные намерения. Иными словами, это требует изменений внутри «Я»; но каким образом это достигается, как это ни странно, не было понято ни тогда, ни даже сейчас.

ЛИТЕРАТУРА

1. Краткий очерк истории философии. – М.: Мысль, 1981.
2. Мир философии: Книга для чтения. М., 1991. Т. 2.
3. Словарь: этика и эстетика. – М.: БЭС, 2001.
4. Современная философия: словарь и хрестоматия. Под ред. Кохановского В.П. - Ростов-на-Дону: “Феникс”, 1996.
5. Спиркин А.Г.  Основы философии: Учебное пособие для вузов. - М., 1988.
6. Философия: Курс лекций: Учеб. Пособие для студентов вузов / Под ред. В.Л. Калашникова. – М.: Владос, 1997.
7. Философия: курс лекций / Под ред. В. П. Кохановского. – Ростов-на-Дону, 1998.

(18.3 KiB, 31 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!