Философия о смерти и бессмертии человека

Содержание

Введение         3
1.  Понятие смысла жизни. Общественные и индивидуальные критерии смысла жизни. 4
2.  Философия о смерти и бессмертии человека.     9
3. Современные глобальные проблемы и ценность жизни человека.  14
Заключение        18
Список литературы       19

Введение

Проблема смысла человеческого существования приобретает сегодня, в начале третьего тысячелетия, особую остроту и напряженность. Потерпели крушения надежды на всецело гармоничное развитие, достойное существование и всестороннюю реализацию деятельных способностей. Резкое имущественное размежевание, экономическое существование за чертой бедности, вызывающее неравенство прав и свобод, ежедневно сталкивает каждого человека с проблемой социального и личностного выбора.
Смысложизненная проблематика стихийно протестует против социальных технологий, приобретающих все большее влияние и связанных с продуцированием той или иной модели индивида. Мыслящий индивид хочет осознавать себя как уникальное существо, стремящееся к пониманию и полаганию смысла жизни. Причем в его возможности входят не только проекты о желаемом будущем, не только мечтания и надежды, но и способности к изменению самого себя и мира.
Проблема смысла человеческого существования занимает особое место в связи с ее чрезвычайной личностной значимостью. При ее исследовании естественнонаучное познание весьма и весьма ограниченно. Философское и гуманитарное знание также не может претендовать на монопольное знание о человеке. Остается надеяться на комплексный подход, при котором границы изучения человека значительно раздвинуты за счет использования потенциала всей рационалистической традиции осмысления природы человека и принимаемой во внимание в настоящее время эзотерической формы мышления.

1.  Понятие смысла жизни. Общественные и индивидуальные критерии смысла жизни.

Проблема смысла жизни - это вечная проблема человечества, проблема преимущественно философская. Ответ о цели и смысле человеческого бытия зависит от мировоззренческой и даже простой бытовой позиции человека. С теологической, религиозной точки зрения смысл бытия - приготовление к вторичной, потусторонней жизни. Очищение от скверны земного бытия, соблюдение основных заповедей рассматривается здесь как условие богоугодности и возможности будущей райской жизни. У буддистов цель жизни - отрешение от соблазнов бытия, погашение страстей, движение к нирване, к спокойному умиротворенному существованию. В концепции протестантизма целью бытия является трудовая аскеза, а преуспевание рассматривается как знак одобрения Богом жизни человека. Но каждый человек может и сам определять для себя целевую ориентацию жизни [5, c. 203].
Целью жизни могут стать дети, семья, искусство, работа, успех, автомашина, обогащение, фирма, спортивный результат, научное достижение и т.д. иначе говоря, индивидуальных, субъективно избранных целей жизни столько, сколько людей. И каждый человек делает свой выбор. И, тем не менее, есть объективный смысл жизни человечества, некая общая линия жизни человечества: интеграл всех путей. Если посмотреть на историю человечества, то можно увидеть, что люди, с одной стороны, осваивали природу, наращивая свой технический потенциал (прогресс техники, технической мощи человека), с другой стороны, люди развивали свои собственные внутренние силы, способности, реализуя их в труде, в искусстве, в науке, в спорте, в управлении [1].
Если учитывать, что техника - это овеществленная сила знания, овеществленная мощь человеческого ума, потенциал, то можно сказать, что смысл истории человечества заключается в развитии, реализации человеческого потенциала, природы человека, его внутренних сил. Не очевидно ли отсюда, что и цель отдельного человека должна быть согласована с общечеловеческой целью - развитие богатства человеческой природы, универсальное, всестороннее развитие человека: реализация его универсальных способностей и потребностей. Эта абстрактная цель находит свое конкретное воплощение в формуле: «Каждый должен быть Леонардо да Винчи, Ломоносовым, Менделеевым и т.д.», т.е. всесторонне развитым. Это и индивидуальное счастье человека (все знаю и все умею) и общественное благо - обогащение страны, общества за счет всестороннего вклада каждой личностью своего творчества в универсальную «копилку» [7, c. 412].
Проблема смысла жизни выступает своей подлинно проблемной стороной уже при определении понятия «смысл жизни». В значительной мере это связано с многозначностью термина «смысл». Он несет в себе одновременно такие значения, как «внутреннее содержание чего-либо», «значение», «разумное основание», «цель», «назначение», «идеальное содержание», «идея», «конечная цель», «ценность чего-либо». Многозначность термина обусловливает дискуссионность вопроса о содержании и границах смысла жизни как онтологической данности.
Одним из подходов к понятию «смысл жизни» является трактовка его в плане сущего. «Смысл жизни» в данном случае рассматривается как общий результат, значение, ценность жизни того или иного индивида, постигаемые в полной мере лишь ретроспективно, по истечении определенного периода времени. «Смысл жизни» понимается здесь как место человека в мире, социальная значимость его жизнедеятельности. Такое понимание смысла жизни имеет свои основания, но при этом данное понятие в значительной степени теряет, как нам представляется, свое нормативно-регулятивное значение, перестает быть своеобразным философским концептом морали. Поэтому, видимо, более оправданным является понимание смысла жизни как должного в жизни человека [7].
В современной научной литературе должное берется в двух аспектах. Во-первых, это «объективно» должное. Так, Н. Я. Иванова отмечает, что «анализ понятия «смысл бытия человека» необходимо приводит нас к категориям «основание бытия», «сущность бытия человека»... Обе категории традиционно связывались философской мыслью с субстанциональным, безусловным началом бытия, первоисточником всех его атрибутивных и акциденциальных качеств и самодостаточностью объекта». Предполагается, что в человеческой жизни обладает смыслом лишь то, что несет в себе субстанциальность, самодостаточность, что отвечает определенным требованиям, запросам общества. «Наша жизнь, - подчеркивает А. М. Дрюкова, - имеет смысл, если индивидуальные стремления согласуются со стремлениями всего общества» [4, c. 81].
Во-вторых, должное понимается как субъективно должное, как некий феномен сознания. Данная концепция характерна для большинства исследователей. Так, Л. М. Архангельский отмечал, что «понятие «смысл жизни» фиксирует отношение к жизни под углом зрения ее ценности».
В «Словаре по этике» говорится, что «смысл жизни - регуляторное понятие, присущее любой развитой мировоззренческой системе, которое оправдывает и истолковывает свойственные этой системе моральные нормы, показывает, во имя чего необходима предписываемая ими деятельность». «Смысл жизни» трактуется и как «цель жизни», «способность целостно осмысливать жизнь» и т.п. [4, c. 82]
Итак, можно сказать, что термин «смысл жизни» имеет несколько значений: смысл жизни как результат, итог жизни; смысл жизни как нечто «объективно» должное (задачи, функции, предписанные индивиду извне); смысл жизни как феномен сознания. Большинство исследователей отмечают разнородность явлений, охватываемых одним и тем же термином. Многие из них сознательно делают на этом акцент, говоря об объективном и субъективном аспектах смысла жизни, об объективном и субъективном смыслах жизни как о двух различных явлениях.
Вопрос о смысле жизни есть вопрос о предназначении человека. Не почему?, а для чего живет человек? С незапамятных времен он занимал человека. Есть, пишет известный французский моралист и философ Альбер Камю в эссе «Миф о Сизифе», только один фундаментальный вопрос философии. Это вопрос о том, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить. Все остальное - имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями - второстепенно. Сама постановка этого вопроса свидетельствует о том, что он рождается из сомнения в существовании такого смысла. Сомнение же предполагает, что сама действительность, возможно, разорвана, непоследовательна и абсурдна.
Тогда проблема, как ее сформулировал Камю, состоит в том, «существует ли логика, приемлемая вплоть до самой смерти?» Среди многих подходов к решению этой сложной проблемы можно выделить три главных: смысл жизни изначально присущ жизни в ее глубинных основаниях; смысл жизни за пределами жизни; смысл жизни созидается самим субъектом. Для всех трех подходов характерно представление, что жизнь, как она фактически есть, бессмысленна по формуле Екклезиаста: «Все суета!», само же понимание смысла жизни разнится [4].
Для первого подхода наиболее характерно религиозное истолкование жизни. Единственное, что делает осмысленной жизнь и потому имеет для человека абсолютный смысл, есть не что иное, как действенное соучастие в Богочеловеческой жизни. Именно так ответил Христос на вопрос что делать?: «Вот дело Божие, чтобы не веровали в Того, Кого Он послал». Не переделка мира на началах добра, но взращивание в себе субстанционального добра, усилия жизни с Христом и во Христе. Бог сотворил человека по своему образу и подобию. И мы своей жизнью должны проявить его. Эмпирическая жизнь мира бессмысленна, так же, как выдранные из книги клочки страницы бессвязны.
В основе второго подхода лежит секуляризованная религиозная идея. Человек способен переустроить мир на началах добра и справедливости. Движение к этому светлому будущему есть прогресс. Прогресс, таким образом, предполагает цель, а цель придает смысл человеческой жизни. Критики давно заметили, что в рамках этого подхода будущее обоготворяется за счет настоящего и прошлого. Прогресс превращает каждое человеческое поколение, каждого человека, каждую эпоху в средство и орудие для окончательной цели — совершенства, могущества и блаженства грядущего человечества, в котором никто из нас «не будет иметь у дела».
В соответствии с третьим подходом, жизнь не имеет смысла, проистекающего из прошлого или будущего, тем более, из потустороннего мира. В жизни самой по себе вообще нет никакого раз и навсегда заданного, однажды определенного смысла. Только мы сами сознательно или стихийно, намеренно или невольно самими способами нашего бытия придаем ей смысл и, тем самым, выбираем и созидаем свою человеческую сущность. «Только мы и никто другой», пишет в своей книге «Время человеческого бытия» талантливый философ Н. Н. Трубников. Уязвимая пята этого подхода -релятивизм и субъективизм [4].
За небольшими исключениями у всех времен и народов высказывались о жизни достаточно негативно. Жизнь - страдание (Будда, Шопенгауэр и др.); жизнь - сон (Веды, Платон, Лабрюйер, Паскаль); жизнь - бездна зла (древнеегипетский текст «Разговор человека со своим духом»), «И возненавидел я жизнь, потому что противны стали мне дела, которые делаются под солнцем, ибо все суета и томление духа» (Экклезиаст); «Человеческая жизнь жалка» (Сенека); «Жизнь — борьба и странствие по чужбине» (Марк Аврелий); «Все пепел, призрак, тень и дым» (Иоанн Дамаскин); «Жизнь однозвучна, зрелище уныло» (Петрарка); «Жизнь - это повесть глупца, рассказанная идиотом, полная шума и ярости, но лишенная смысла» (Шекспир); «Жизнь человеческая не что иное, как постоянная иллюзия» (Паскаль); «Вся жизнь — лишь цена обманчивых надежд» (Дидро); «Моя жизнь — вечная ночь... что такое жизнь, как не безумие?» (Кьеркегор); «Вся человеческая жизнь глубоко погружена в неправду» (Ницше).
Об этом же говорят пословицы и поговорки разных народов типа «Жизнь - копейка». Ортега-и-Гассет определил человека не как тело и не как дух, а как специфически человеческую драму. Действительно, в этом смысле жизнь каждого человека драматична и трагична: как бы удачно не складывалась жизнь, как бы она не была длительна - конец ее неизбежен. Автор Экклезиаста так сказал об этом: «Кто находится между живыми, тому есть еще надежда, так как и псу живому лучше, нежели мертвому льву». Столетиями спустя греческий мудрец Эпикур пытался решить этот вопрос вопросов так: «Приучай себя к мысли, что смерть не имеет к нам никакого отношения. Когда мы существуем, смерть еще не присутствует, а когда смерть присутствует, тогда мы не существуем» [6].

2.  Философия о смерти и бессмертии человека.

Смерть и потенциальное бессмертие - самая сильная приманка для философствующего ума, ибо все наши жизненные дела должны так или иначе соизмеряться с вечным. Человек обречен па размышления о смерти и в этом его отличие от животного, которое смертно, но не знает об этом. Правда животные чуют приближение смерти, особенно домашние, и их предсмертное поведение чаще всего напоминает мучительные поиски уединения и успокоения. Смерть вообще - расплата за усложнение биологической системы. Одноклеточные практически бессмертны и амеба в этом смысле счастливое существо. Когда организм становится многоклеточным, в него как бы встраивается механизм самоуничтожения на определенном этапе развития, связанный с геномом [9, c. 155].
Столетиями лучшие умы человечества пытаются хотя бы теоретически опровергнуть этот тезис, доказать, а затем и воплотить в жизнь реальное бессмертие. Однако идеалом такого бессмертия является не существование амебы и не ангельская жизнь в лучшем мире. С этой точки зрения человек должен жить вечно, находясь в постоянном расцвете сил, напоминая гетевского Фауста. «Остановись мгновенье»,- это девиз такого бессмертия, импульсом которого является по словам Ортега-и-Гассета «биологическая витальность», «жизненная сила», родственная той, «что колышет море, оплодотворяет зверя, покрывает дерево цветами, зажигает и гасит звезды». Человек не может смириться с тем, что именно ему придется уйти из этого великолепного мира, где кипит жизнь. Быть вечным зрителем этой грандиозной картины Вселенной, не испытывать «насыщения днями» как библейские пророки - может ли что-то быть более заманчивым?
Но, размышляя об этом, начинаешь понимать, что смерть - пожалуй, единственное, перед чем все равны: бедные и богатые, грязные и чистые, любимые и нелюбимые. Хотя и в древности, и в наши дни постоянно делались и делаются попытки убедить мир, что есть люди, побывавшие «там» и вернувшиеся назад, но здравый рассудок отказывается этому верить. Требуется вера, необходимо чудо, какое совершил евангельский Христос, «смертию смерть поправ». Замечено, что мудрость человека часто выражается в спокойном отношении к жизни и смерти. Как сказал Махатма Ганди: «Мы не знаем, что лучше - жить или умереть. Поэтому нам не следует ни чрезмерно восхищаться жизнью, не трепетать при мысли о смерти. Мы должны одинаково относиться к ним обоим. Это идеальный вариант». А еще задолго до этого в «Бхагавадгите» сказано: «Воистину, смерть предназначена для рожденного, а рождение неизбежно для умершего. О неизбежном - не скорби!» [8, c. 196]

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

+7(908)07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!