Этическая мысль в России

Своеобразие русской этики выразилось, прежде всего, в ее глубинной мировоззренческой ориентированности. Мировоззренческая ориентированность русской этики накладывает свой отпечаток на ее предмет. С одной стороны, она расширяет границы этического, тем самым лишая его самостоятельности и специфичности, а с другой – смягчает противоположность этических идей и нравов, моральной теории и нравственной жизни, должного и сущего, придавая этике в целом морально-практический характер. В этом смысле русская этика – это всегда не только теория нравственности, но и программа нравственных действий.

Отсутствие прямого античного и христианского культурного преемства сыграло двойственную роль в становлении и развитии русской этической традиции. С одной стороны, это привело к ее вторичности, упрощенности, наивности и т. п., а с другой – стимулировало развитие самобытных элементов, проистекающих из стихийных начал русского этноса, из особенностей национального характера. Можно только согласиться с утверждением Н. О. Лосского (1903–1958) согласно которому, нравственной доминантой характера русского народа явилось «искание абсолютного добра»[1].

В Древней Руси первым опытом самостоятельного осмысления православной этики стало «Слово о Законе и Благодати» киевского митрополита Илариона (XI в.). Выполнение божественных заповедей, соблюдение нравственных норм способствуют достижению благодати.

Древние произведения были пронизаны проповедью соблюдения религиозных норм и нравственности. «Изборник» (1076 г.) содержал тексты, в которых рассматривались вопросы морали и нравственности. В «Поучениях» Владимир Мономах призывал не совершать злодеяний, помнить тяжесть греха и ужас преступления. Правитель давал наставления своим детям: не притеснять убогих и слабых, помогать бедным, почитать духовных наставников, судить строго, но милосердно. Не допускать кровной мести.

Огромной популярностью на протяжении нескольких веков пользовались жития святых и мучеников, сначала переводные, потом и оригинальные. Идеал нравствен­ного совершенства, явленный в личности Иисуса Христа, постигается в своих различных аспектах через личности святых подвижников. Доминирование этической проблематики в русском философском знании позволяет вычленить существование двух тенденций в способах обоснования морали: материалистическую (революционные демократы) и идеалистическую (Вл. Соловьев (1853–1900), Н. Бердяев (1874–1948) и т. д.).

Русские революционные демократы – (В. Г. Белинский (1811–1848), А. И. Герцен (1812–1870), Н. Г. Чернышевский (1828–1889), Н. А. Добролюбов (1836–1861) – свою этическую позицию называли теорией «разумного эгоизма». Их идейными предшественниками были французские материалисты ХVIII века. Русские демократы проповедовали добровольное и бескорыстное подчинение личного интереса общему делу (служения народу). Они осуждали эксплуатацию человека, утверждали значимость мотивации в нравственной деятельности; подвергали жестокой критике мещанскую мораль; отстаивали основные моральные принципы (гуманизм, патриотизм).

Этические воззрения русской религиозной философии развивались на критике западных идеалов и ценностей и обосновании идей «всеединства» и «соборности». Наибольший вклад в ее развитие внесли B. C. Соловьев (1853–1900), Н. А. Бердяев (1874–1948), Н. О. Лосский (1903–1958), С. Л. Франк (1877–1950), П. А. Флоренский (1882–1937), С. Н. Булгаков (1871–1944), Б. П. Вышеславцев (1877–1954) и др.

Н. Ф. Федоров (1828–1903) в «Философии общего дела» развил тему конфликта поколений. Он предложил систему «супраморализма» или «всеобщего синтеза», в которой технический прогресс подчинялся высшей цели – достижению человечеством бессмертия.

В. С. Соловьев утверждал, что человек должен перейти к периоду «богочеловечества», когда все религии и народы соединятся вместе. Он создал свою философскую систему, основу которой составило учение о всеединстве. Всеединство – это идеал (Бог, Закон), к которому мир лишь стремится. В эмпирическом плане взаимосвязь явлений отклоняется от закона (от идеала). Следовательно, о мировом процессе можно говорить как о восхождении Вселенной к всеединству или ее эволюции в сторону все большей гармоничности. Этот процесс неразрывно связан с одновременным ростом многообразия бытия (минералы, растительность, животные, природно-человеческий и духовно-человеческий миры). Христианство превратило процесс развития человеческого общества в процесс богочеловеческий. Будучи убежденным в существовании нравственного прогресса, который ведет общество к всеединству (или к «царству Божьему», в котором завершается единение мира с Богом), В. С. Соловьев утверждал, что процесс единения мира с Богом осуществляет сам человек: в этом состоит его великая миссия как духовного центра мироздания.

Принцип всеединства применительно к духовному существованию человека означает его стремление к «цельной жизни», предполагающей наличие гармонии с внутренним и внешним миром. Результатом слияния божественной мудрости с человеком является нравственность, которая наряду со способностью к теоретическому познанию, выделяет человека, возвышая его от животного существования к собственно человеческому. В основе нравственности лежат три свойства: чувство стыда, жалость и чувство благоговения. Чувство стыда (первоначально половой стыдливости) является корнем нравственности. В нем в самой элементарной форме проявляется духовная сторона человека, поскольку он не сводится к плотским проявлениям, постольку есть нечто большее, имея «сверживотное значение». Чувство жалости (сострадания) выступает более высшим проявлением человеческой натуры, нежели чувство стыда. Поэтому отсутствие жалости (сострадания) по отношению к другому является падением ниже животного уровня, так как это чувство присуще не только человеку. Чувство благоговения (пиетет) есть чувство преклонения перед высшим. Оно зиждется на любви, почтении и благодарности. Чувство благоговения человек испытывает по отношению к родителям, предкам вообще, к историческим деятелям, выдающимся ученым, поэтам, писателям. С благоговением мы относимся к духовным ценностям, таким, как истина, добро, красота.

Нравственность, по его теории имеет глубокие бытийные корни, опирается на «добрый смысл бытия». Бытие есть единство Истины, Добра и Красоты, в котором Добру принадлежит ведущая роль. Добро – это направление, в котором Абсолют (Бог) развивается в мире: в природе и истории. В человеке добро проявляется трояко, в зависимости от того, куда направлено отношение. В отношении к тому, что ниже человека, оно принимает облик стыда, к тому, что равно ему, – жалости; к тому, что выше его, – благоговения. Общим чувством, выражающим все эти виды отношений, является любовь как отрицание себя ради другого или утверждение себя в другом.

Н. Бердяев отстаивал «новую этику творчества», где люди объединятся через сопричастность самореализации личностного потенциала. В его понимании философия есть учение о духе, т. е. учение о человеческом существовании, в котором раскрывается смысл его бытия. Обращенность Н. Бердяева к внутреннему духовному миру была обусловлена его тревогой, связанной с обезличиванием человека, с давлением на него любых внешних сил, превращением его в придаток машины. Поэтому главной темой его философских рассуждений была тема личной свободы. Будучи ярым противником коммунизма, главным принципом нравственного существования которого выступает коллективизм, отрицающий свободу личности и духа и проповедующий ориентацию ее на господствующие социальные установки, Н. Бердяев выступал за утверждение индивидуальных нравственных ценностей, отрицал мораль как что-то общезначимое, обязательное и навязываемое извне. Он проповедовал принцип уважения ко всякой человеческой личности, признания ее неотъемлемых прав, реализация которых невозможна без самообладания и самоограничения.

Одним из важнейших вопросов, имеющих непосредственное отношение к индивидуальному бытию человека, по мнению философа, является вопрос о смысле жизни. Н. Бердяев полагал, что ответ не может быть предзадан, сформулирован заранее и преподнесен в качестве готовой формулы. Смысл жизни представляет собой высшую истинную ценность, которая должна быть познана («постигнута»), свободно принята личностью и осуществлена ею. Несмотря на пессимизм, пронизывающий все его учение, можно говорить об определенной степени оптимизма, связанный с верой в возможность утверждения высшего идеала, возможного только посредством религиозно-нравственного преобразования общества.

В целом дореволюционная религиозно-философская этика утверждала идею морально суверенной личности, без отказа от изначальной коллективности человеческого существования.

В СССР этика долгое время воспринималась как придаток политики. Общечеловеческое содержание морали и ее религиозные основы отрицались. Мораль рассматривалась как духовное оружие, используемое классами и партиями в борьбе друг с другом. Этика своей научно-методологической основой имела марксистско-ленинскую философию в виде исторического и диалектического материализма. Она развивалась с позиций общественной морали и была политизирована. С одной стороны, этика как часть философии выполняла идеологическую функцию быть оружием классовой борьбы, доказывать преимущество социалистической общественной системы и образа жизни, стремиться обосновывать коммунистический идеал. С другой стороны – она претендовала на научно-теоретическое объяснение мира. В общем и целом этика представляла собой один из разделов социальной философии. В таком виде она и существовала до 60-ых годов. По существу этика отражала идеологию общества и была выражена в форме идеальных принципов, сформулированных в «Моральном кодексе строителя коммунизма».

В 1960–70-е гг. в работах А. А. Гусейнова, О. Г. Дробницкого, А. И. Титаренко и др. была сформулирована идея рассмотрения морали как специфической формы общественного сознания. В исследованиях А. А. Гусейнова, Р. Г. Апресяна, В. Н. Назарова, Е. Л. Дубко, Ю. В. Согомонова, В. И. Бакштановского, А. В. Разина, Б. О. Николаичева и др. разрабатываются теоретические и прикладные аспекты этики. На сегодняшний день развитие современной этики происходит путем восстановления традиций дореволюционной этической мысли и активным поиском новых парадигм.

Завершая рассмотрение вопроса, следует подчеркнуть, что отечественным этическим концепциям свойственны различные мировоззренческие позиции и методологические основания. На протяжении десятилетий происходило практическое применение марксистских установок в общественной и духовной жизни. Современный период развития этических знаний характеризуется поиском нравственных конструкций, отражающих особенности развития общества, специфику нравственных устремлений XXI века.

[1] Лосский Н. О. Условия абсолютного добра: основы этики: характер русского народа. – М., 1991. – С. 241.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!