Антимонопольное законодательство в России

ПЛАН:

1. Введение.
2. Понятие антимонопольного законодательства.
3. Развитие антимонопольного законодательства в России.
4. Особенности государственной политики в области демонополизации российской экономики.
5. Список использованной литературы.

Введение.

В представлении людей монополистическая политика какой-либо фирмы однозначно фиксируется как негатив. Тем не менее, ряд обстоятельств говорит в защиту монополий. Внедрение достижений научно-технического прогресса может быть эффективным только в крупных фирмах. Несмотря на то, что значительная часть выдающихся технических открытий XX века сделана мелкими предпринимателями, их реализация стала уделом "большого бизнеса". Крупное производство позволяет лучше использовать эффект масштаба и широко развертывать научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР). Все это при прочих равных условиях снижает себестоимость и повышает качество продукции. Стереотипы мышления начала XX в., будто монополия всегда стремится паразитировать на достигнутом, тормозить НТП, склонна к "загниванию и застою", неприменимы к реалиям сегодняшнего дня. Современная монополия существует в условиях развитого рыночного хозяйства, которое постоянно таит угрозу конкуренции - внутриотраслевой или межотраслевой, национальной или иностранной, реальной или потенциальной.
В то же время не лишены оснований и многие доводы против монополий. Конечно, монополисту "легче жить", чем производителю в условиях совершенной конкуренции. Монопольная власть над ценами таит опасность пойти по "легкому пути", поскольку всегда сохраняется определенный запас прочности. Поэтому крупные фирмы избегают слишком частых и глубоких модификаций производимой продукции.
Монопольное положение позволяет "придерживать" внедрение некоторых изобретений, если оно невыгодно для фирмы. "Большой бизнес" неизбежно имеет тенденцию к бюрократизации, нарастанию "X-неэффективности" (неэффективности, связанной с ростом административных издержек).
Поэтому в настоящее время в государствах с рыночной экономикой действует доктрина «сдерживания» монополий, которая реализуется в рамках антимонопольного законодательства. Подобное законодательство существует и в России, его особенности, механизмы воплощения и степень воздействия на экономику – предмет данной контрольной работы.

2. Понятие антимонопольного законодательства.

Антимонопольное законодательство - законодательство, направленное против накопления фирмами опасной для общества монопольной власти. Антимонопольное законодательство может пониматься в узком и в широком смысле слова. В первом случае оно направлено против чистых монополий и крупных олигополий, обладающих избыточной монопольной властью, а также на предотвращение "нечестных" действий, нарушающих общепринятые нормы делового общения. Широкая трактовка антимонопольного законодательства направлена против всех форм накопления, монопольной власти (в том числе и мелкими фирмами), любых форм монопольного поведения.
Классическим примером антимонопольного законодательства является антитрестовское законодательство США. Первым актом стал знаменитый закон Шермана (1890 г.), который был направлен в основном против монополизации торговли и коммерческой деятельности. Он запрещал любые соглашения (объединения, сговор и т.п.), ограничивающие свободу торговли, а также объявлял вне закона "недобросовестные приемы" устранения конкурентов, рассматривая их как уголовное преступление. В качестве мер наказания предусматривались штрафы, возмещение убытков, тюремное заключение и даже ликвидация фирмы, признанной виновной, в судебном порядке. Главная особенность закона Шермана - нацеленность на борьбу с уже существующими монополиями. Его недостатками были нечеткость основных определений, отсутствие контролирующего выполнение закона постоянного органа и профилактических антимонопольных мер.
Эти недостатки в значительной степени устранены в 1914 г., когда были приняты закон Клейтона и закон о Федеральной торговой комиссии (ФТК). Закон Клейтона предусматривал не только уточнение основных понятий антитрестовского законодательства, но и расширение понятия антимонопольной деятельности. В частности, особое внимание уделялось финансовым аспектам взаимодействия монополистов, а также монопольной власти как таковой. На правительственную Федеральную торговую комиссию был возложен контроль за исполнением антитрестовских законов. Благодаря этим законам расширилась профилактика "монопольной болезни". В дальнейшем антитрестовское законодательство США стало более широко трактовать монополистическое поведение. Закон Уилера-Ли (1938 г.) был направлен на защиту прав потребителей (на пресечение недобросовестной рекламы и искаженной информации); закон Келлера-Кефаувера (1950 г.) - на ограничение взаимодействия монополистов в сфере материальных активов. Совершенствование антитрестовского законодательства продолжалось и позднее. Например, в первой половине 80-х годов американское правительство приняло инструктивные документы, которые установили нормативы отраслевой концентрации с использованием индекса Херфивдаля-Хиршмана.
Если этот индекс не превышал 1000, то рынок признавался слабоконцентрированным, если превышал 1800 - высококонцентрированным. Введение подобных нормативов фактически ускорило концентрацию в тех отраслях, где ранее она была низка, и не препятствовало вертикальной концентрации и образованию конгломератов.
Антитрестовские законы США оказали большое влияние на развитие антимонопольного законодательства других стран, в том числе и современной России.

3. Развитие антимонопольного законодательства в России.

Антимонопольное законодательство России ведет свое начало с 1991 года, когда был принят Закон РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (принят 22 марта 1991 г.). Данный документ  явился первым в истории Российской Федерации нормативным актом, направленным на развитие конкуренции на товарных рынках России. Он учитывает не только зарубежный опыт антимонопольного регулирования и развития конкуренции, но и особенности правовой системы, а также переходного состояния экономики Российской Федерации. Принятие этого Закона стало основой для формирования конкурентного, в том числе антимонопольного, законодательства, включающего в себя акты разной правовой силы, - законы, указы президента Российской Федерации, постановления правительства Российской Федерации, ведомственные и межведомственные нормативные акты.
Динамичное реформирование российской экономики, принятие новой Конституции Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации (часть I) потребовали внесения соответствующих изменений и дополнений в Закон РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", вступивших в силу с 25 мая 1995 г. Изменения и дополнения коснулись практически всех статей действующего Закона. Новой редакцией введено понятие антимонопольного законодательства, уточнены сфера применения Закона, важнейшие его категории (определения).
Одной из ключевых категорий в аспекте реализации Закона является понятие рынка. Новая редакция статьи Закона, опирающаяся на толкование законодателя, позволяет рассматривать географические границы товарного рынка независимо от административно-территориального деления в соответствии с фактическим распространением товара с учетом спроса, определять продуктовые границы рынка исходя из критерия взаимозаменяемости продукции, принимать решения по кругу субъектов рынка, четко фиксировать наличие доминирующего положения.
В ст. 4 Закона включены определения новых понятий: монопольно высокой и монопольно низкой цен, уточнены некоторые другие определения, в том числе "группа лиц", "доминирующее положение".
Понятие "группа лиц" введено в целях реализации новой редакции ст. 18 Закона в части контроля за концентрацией капитала у юридических лиц и граждан, одно из которых имеет возможность контролировать деятельность других, обладая более чем 25% акций (долей) в их уставном капитале либо располагая другими средствами воздействия на принимаемые ими решения.
Внесены изменения в понятие доминирующего положения, определяемого как исключительное положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке определенного товара, дающее ему (им) возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию или затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам.
Закон гласит, что не может быть признано доминирующим положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара не превышает 35%. Согласно старой редакции Закона, конкретная доля предприятия на рынке, позволяющая признать его доминирующим, не определялась, ГКАП России предоставлялось право устанавливать предельную величину этой доли. В соответствии с принятыми поправками однозначно доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет 65% и более. Кроме того, доминирующим может быть признано положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет от 35 до 65%, если доминирование доказано антимонопольными органами с учетом дополнительных критериев, характеризующих товарный рынок, основными из которых являются стабильность доли рынка хозяйствующего субъекта, относительный размер долей рынка, принадлежащих конкурентам, возможность новых конкурентов работать на соответствующем товарном рынке (наличие барьеров для входа).
Следует подчеркнуть, что само по себе обладание доминирующим положением не является нарушением Закона. Закон запрещает хозяйствующим субъектам злоупотреблять доминирующим положением на рынке.
Особенно опасна горизонтальная концентрация, которая может привести к образованию хозяйствующего субъекта, доминирующего на рынке, и использованию им единоличной рыночной власти либо к образованию группы предприятий, которые начинают действовать совместно и использовать общую (совокупную) монопольную власть. В первом случае появляется возможность устанавливать монопольные цены, во втором - ценовые соглашения с целью вытеснении конкурентов и получения монопольных сверхприбылей.
Введение в ст. 7 положения об обязанности органов исполнительной власти согласовывать с антимонопольными органами решения о предоставлении льгот хозяйствующим субъектам позволит избежать принятия решений, противоречащих антимонопольному законодательству, и предотвратить возможные негативные последствия для экономики.
Норма о запрете совмещения функций органов исполнительной власти и хозяйствующих субъектов, предусмотренная Законом, более чем актуальна, так как совмещение этих функций одним таким лицом ставит его в неравное положение в отношении других участников гражданского оборота, что нарушает основополагающий принцип действующего законодательства - равенство сторон.
Определенным изменениям подверглась и ст. 10. В ней приведена в соответствие с действующим законодательством терминология, касающаяся пресечения недобросовестной конкуренции в сфере эксплуатации интеллектуальной собственности.
На предупреждение монопольных (олигопольных) слияний и объединений направлена ст. 17 Закона, устанавливающая предварительный контроль за созданием, ликвидацией, слиянием и другими видами преобразования коммерческих организаций в целях ограничения рыночной концентрации путем выборочного запрета некоторых видов "крупных" слияний или подобных им договоров, заключаемых хозяйствующими субъектами. При этом из ст. 17 исключено положение о предварительном контроле за увеличением уставного капитала коммерческих организаций. Принятые поправки устанавливают контроль за созданием и преобразованием коммерческих организаций в зависимости от их совокупной доли на рынке и суммарного уставного капитала или суммы балансовых активов.
Ст. 18 в новой редакции предусматривает реализацию механизма контроля при приобретении акций, долей в уставном капитале коммерческих организаций.
Суммарная доля рынка покупателя и продавца акций устанавливается на уровне 35%, - то есть таком, при котором положение хозяйствующего субъекта (или группы лиц) на рынке в определенных условиях может быть признано доминирующим. Кроме того, установлен минимальный размер пакета акций (долей), приобретение которого требует предварительного согласия антимонопольных органов - более 20% обыкновенных (голосующих) акций (долей).
Существенным дополнением является то, что действие статьи предлагается распространить при определенных условиях на передачу пакетов обыкновенных акций (допей) в пользование (доверительное управление), поскольку в подобных случаях получатель также приобретает возможность оказывать влияние на действия хозяйствующего субъекта, акции (доли) которого передаются ему в траст.
Значительной переработке подверглась ст. 19 Закона о принудительном разделении хозяйствующих субъектов. Такая процедура является крайней мерой по отношению к субъекту предпринимательства, злоупотребляющему своим доминирующим положением. Она может применяться в том случае, когда исчерпаны все иные возможности улучшения конкурентных отношений на рынке.
Законом предусмотрено, что принудительное разделение хозяйствующего субъекта или выделение из его состава отдельных структурных подразделений может быть осуществлено при следующих условиях:
- при возможности организационного и территориального обособления его структурных подразделений;
- при отсутствии между его структурными подразделениями тесной технологической взаимосвязи - в частности, если объем потребляемой юридическим лицом продукции (работ, услуг) структурного подразделения не превышает 30% общего объема производимой этим структурным подразделением продукции (работ, услуг);
- при возможности для образующихся в результате реорганизации юридических лиц самостоятельно работать на рынке определенного товара.
Измененииям подверглись положения об ответственности за нарушение Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (ст. 22-24). Расширен состав действий, за которые устанавливаются прямые штрафные санкции без предварительного вынесения предписаний. Кроме того, предусмотрена административная ответственность должностных лиц, виновных в осуществлении регистрации предприятий и их объединений без согласия антимонопольных органов.
Изменения в Законе коснулись и увеличения штрафных санкций, а также способа определения их предельного размера - в минимальных размерах месячной оплаты труда, процентах от оборота хозяйствующего субъекта, величинах сумм незаконных сделок приобретателя акций (долей).
Установлен бесспорный порядок взыскания штрафов с хозяйствующих субъектов с зачислением их в федеральный бюджет. При этом за хозяйствующим субъектом сохраняется право на обжалование решений антимонопольных органов в арбитражном суде, чем гарантируется охрана его прав.
Разработка нормативно-правовой базы конкурентных отношений не может быть функцией одного ведомства, требуется постоянное внимание к данным вопросам органов власти и управления всех уровней. Однако пока такого единого "проконкурентного" подхода к формированию нормативной базы нет. Так, выборочная проверка постановлений и распоряжений правительства Российской Федерации, в частности, по вопросам предоставления льгот отдельным хозяйствующим субъектам, показала, что они принимались без согласования с ГКАП России и нередко льготы были необоснованными.
Финансовая сфера по-прежнему остается неурегулированной с точки зрения антимонопольного законодательства, что не способствует не только предупреждению и пресечению монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции в этой сфере, но и финансовой стабилизации в целом. Требуют законодательного урегулирования процессы слияния и поглощения банков на основе специальных законов о банковских слияниях и банковских холдинговых компаниях.

4. Особенности государственной политики в области демонополизации российской экономики.

Либерализация экономики, начатая в 1992 г., дала мощный толчок развитию рыночной среды, становлению новых субъектов рынка, изменению соотношения конкурентных и монопольных структур. Конкурентно-рыночные начала трудно, противоречиво, порой в маргинальных формах утверждают себя в качестве неотъемлемой части механизмов хозяйствования.
В результате либерализации цен произошли колоссальные разрывы в уровнях цен и финансовом положении трех ведущих групп отраслей: базовых ресурсных (ТЭК, металлургия, химия); обрабатывающей промышленности и строительства; сельского хозяйства и легкой промышленности. Особенности принятой модели российских реформ и проводимой макроэкономической политики обусловили совершенно новые соотношения реального, торгово-посреднического и финансового секторов экономики.
Резко меняется и лицо российской монополии и монополиста. Эти изменения происходят даже там, где государство сохраняет свои ведущие позиции в качестве собственника и монопольного производителя.
Совершенно уникальным явлением в отечественной и мировой практике стало РАО "Газпром". Уставный капитал общества составляет примерно 236,7 млрд. руб., что превышает уставный капитал другого российского энергетического суперхолдинга - Российского акционерного общества энергетики и электрификации - почти в 3,5 раза. В состав "Газпрома" входят: предприятия Единой системы газоснабжения; внешнеэкономическое объединение "Газэкспорт". 40% акций РАО "Газпром" при его образовании в 1992 г. на три года было закреплено в федеральной собственности; 15% акций распределено по закрытой подписке между работниками предприятий, входящих в состав общества всем своим кали-талом. Обществом контролируется порядка 95% производства российского газа. В данном случае имеет место классический монопольный рынок со всеми своими атрибутами - в области политики производства, экспорта, цен и доходов. В нынешней ситуации позиции "Газпрома" однозначно оценить трудно. Это одна из отраслей, которая в наименьшей степени испытывает воздействие кризиса, обеспечивает стабильность налоговых и валютных поступлений в госбюджет. Но для нормально функционирующей экономики подобные организационно-правовые формы, по всей видимости, неприемлемы. Данный вопрос требует особого внимания.
Другой тип монополизации рынка сложился в нефтедобыче и нефтепереработке. Здесь сформировались компании, построенные на принципах вертикальной интеграции и объединяющие ряд предприятий "от скважины до бензоколонки". Организационно такие структуры являются холдингами. Первая российская вертикально интегрированная компания - Государственный концерн "ЛУКойл" - была создана в 1991 г. на основе трех нефтедобывающих объединений: "Когалымнефтегаз", "Урайнефтегаз", "Лангепаснефтегаз". В конце 1992 г. был определен порядок акционирования нефтяной отрасли - холдингами стали "ЛУКойл", "ЮКОС" и "Сургутнефтегаз". Оставшиеся предприятия нефтекомплекса закреплялись за госпредприятием "Роснефть". В настоящее время в нефтедобыче сложилась олигополистическая структура рынка.
С точки зрения создания монопольных структур представляет интерес и тенденция к ускоренному формированию финансово-промышленных групп. К середине 1995 г. в реестр ФПГ внесено уже 15 групп. В их состав на добровольной основе вошло 273 предприятия, в том числе 51 финансово-кредитное учреждение. Среди участников ФПГ можно отметить такие крупные промышленные предприятия, как РАО "Норильский никель", АО "АвтоГАЗ", Новолипецкий, Челябинский и Магнитогорский металлургические комбинаты; такие мощные финансовые организации как "ОНЭКСИМ-банк", "Международная финансовая компания", "Российский кредит", "Автобанк", "Гермес-Союз", Промстройбанк, "АвтоВАЗбанк". Общая численность работников ФПГ превышает 2 млн. человек при годовом объеме производства 26 трлн. рублей и суммарном консолидированном капитале более 150 млрд. рублей. Подавляющее большинство участников ФПГ - приватизированные либо частные предприятия, объединенные по типу вертикальной или горизонтальной интеграции, разнообразные по своей отраслевой и региональной принадлежности. В перспективе с учетом потенциала российской экономики следует ориентироваться на становление: 10-20 особо мощных универсальных промышленных групп; 100-110 крупных групп, сопоставимых по размерам с зарубежными корпоративными объединениями и обеспечивающих до 50% объема промышленного производства.
В России уже наблюдаются прецеденты достижения расширенных картельных соглашений. В качестве примера можно привести Генеральное соглашение о совместных действиях по стабилизации цен и сокращению взаимных неплатежей, заключенное между МПС, Минтопэнерго, Роскомметаллургии, РАО "ЕЭС России" и ГП "Росуголь". Соглашение преследует цели стабилизации цен на продукцию, поставляемую участниками друг другу, максимального сокращения взаимной задолженности на основе взаимозачетов, развития вексельной формы расчетов, в том числе и с бюджетом. Другим направлением формирования картельных групп является образование отраслевых союзов производителей и экспортеров. Уже функционируют Союз лесоэкспортеров, Союз производителей минеральных удобрений и средств защиты растений, Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий. Союз экспортеров и производителей черных металлов, Союз производителей редкоземельных, чистых и особо чистых металлов, Союз нефтеэкспор-теров России, Зерновой союз. В августе 1994 г. при МВЭС создан Совет отраслевых объединений производителей и экспортеров, в состав которого вошли представители МВЭС и союзов экспортеров. Будут ли действия подобных картелей носить монопольный характер, покажет опыт.
Анализ происходящих процессов позволяет выдвинуть следующую гипотезу. За истекший период в экономике России взаимодействовали две тенденции. Одна, связанная с ортодоксальными либеральными взглядами и попытками их реализации в сфере приватизации, стимулирования, развития малого и среднего бизнеса, антимонопольной политики, отражала усилия по полномасштабному и форсированному разгосударствлению и разукрупнению производства и управления, приближению к теоретически чистым моделям открытой либеральной экономики свободной конкуренции. Другая - отражающая объективные реалии, необходимость выживания в условиях кризиса и усиления конкуренции, в том числе со стороны иностранных производителей, преодоления стихии неуправляемости как во внутри- так и во внешнеэкономической сфере, вела к возникновению новых экономических и организационно-правовых форм крупного производства, механизмов функционирования и реализации монопольных отношений. Исходные условия и методы рыночных реформ не могли не привести к формированию монополистических рынков и ограничению конкуренции со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вместе с тем как положительный факт отметим, что крупные производства и предприятия сумели выстоять, выработать новые организационно-управленческие формы и стратегии экономического поведения. По нашему мнению, отношение к высококонцентрированньм производствам, крупным хозяйственным единицам как к опорным конструкциям стабильной и конкурентоспособной экономики ещё предстоит утвердить в качестве одного из приоритетов российской экономической политики.
Существующее положение, когда политика демонополизации и развития конкуренции занимает далеко не первое место в системе приоритетов политики реформ, конечно, сказывается на характере и действенности антимонопольного регулирования. Оно идет, скорее, в русле оперативного реагирования на проблемы, обусловленные приоритетной политикой финансовой стабилизации. В иерархии задач антимонопольного регулирования превалируют меры, связанные с курсом на разукрупнение производства, санкции, направленные на противодействие монопольной практике крупных фирм, контроль за их деятельностью. В то же время такие сферы, как выявление и пресечение недобросовестной конкуренции, стимулирование новых хозяйственных структур, ослабление барьеров для входа на рынки новых производителей, представляют собой "второй эшелон" деятельности антимонопольных структур. О том, что антимонопольные структуры работают с запаздыванием, свидетельствует их неподготовленность к новым тенденциям в развитии рынка ценных бумаг. Еще находится в стадии подготовки законодательство по антимонопольной политике и поддержанию добросовестной конкуренции в финансовой сфере; не проработаны вопросы защиты от монопольной практики новых частнохозяйственных структур и иностранных инвесторов; отсутствует законодательство о конкуренции в сфере биржевой деятельности и организованных торгов.
Текущая антимонопольная политика реализуется ГКАП России через ряд инструментов, включая Государственный реестр предприятий-монополистов. Под последними в соответствии с новой редакцией Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" понимаются предприятия, контролирующие 65% рынка и более. До недавнего времени регулирование осуществлялось через установление предельного уровня рентабельности, дифференцированного по отраслям. Антимонопольное регулирование в части формирования и ведения Государственного реестра предприятий-монополистов затронуло: большинство предприятий, выпускавших потребительские товары, стройматериалы; предприятия некоторых других обрабатывающих отраслей, включенных в региональные разделы Реестра; предприятия базовых и обрабатывающих отраслей, содержащиеся в федеральном разделе Реестра. Попытка ограничения рентабельности не принесла успехов, тем более что подобная идея не срабатывала даже тогда, когда существовал мощный аппарат Госкомцен СССР, способный отслеживать и контролировать динамику цен и рентабельности.
Предприятия-монополисты быстро адаптировались к новым формам контроля и нашли различные способы обходить данные ограничения. Это, в частности, достигалось путем создания мелких "дочерних" коммерческих структур, которые, естественно, не могли быть включены в Реестр. Монопольная продукция реализовывалась по свободным ценам через эти структуры.
Подобный способ регулирования, кроме того, содействовал росту инфляции издержек, так как завышение последних компенсировало ограниченные возможности повышения прибыльности. Иными словами, антимонопольное регулирование в том виде, как оно было задумано, противодействовало главной цели макроэкономической политики реформаторов - подавлению инфляции. Оно не достигло и своих непосредственных целей - поставить монополистов под контроль.
Опыт России во многом перекликается с опытом стран Восточной Европы. Там тоже первоначально были предприняты попытки радикальной деконцентрации производства путем разукрупнения предприятий-монополистов. Однако они также впечатляющего успеха не имели. В странах Восточной Европы реальное продвижение в политике демонополизации и поощрения конкуренции было достигнуто на путях приватизации госсобственности. В последнее время антимонопольное регулирование перемещается в область поощрения конкуренции и пресечения её недобросовестных форм. Считается, что наиболее удачной моделью в данном случае явился Закон о защите экономической конкуренции, разработанный по образцу германского антимонопольного законодательства и принятый в Чехословакии в 1991 г. Венгерский и польский законы аналогичны чешскому.
В целом в эволюции национальных антимонопольных законодательств четко прослеживается тенденция: при сохранении его антимонопольной направленности происходит существенное смещение оценок самоценности и безусловной полезности конкуренции как таковой. Конституируется основной принцип антимонопольного законодательства, в соответствии с которым признаком монополии признаются не крупные размеры компании сами по себе и даже не большая доля контролируемого ею рынка, а наличие у фирмы монополистических намерений и достаточной власти для их осуществления. Так, сразу после второй мировой войны под воздействием резко возросшей экономической и политической роли США в Германий произошла определенная унификация подхода к проблеме монополизма на основе американских образцов. Однако с течением времени в Германии был восстановлен исключительно высокий уровень концентрации производства, что в немалой степени способствовало и восстановлению ее статуса в качестве мировой экономической державы.

5. Список использованной литературы.

1. Никифоров А. Изменения в Законе «О конкуренции…» и борьба с установлением монопольных цен // Вопросы экономики. 1995. № 11. С. 58 – 68.
2. Райзберг Б.А. Курс экономики. – М.: Инфра-М, 1997.
3. Ребельский Н. Антимонопольное регулирование банковской сферы. // Вопросы экономики. 1995. № 11. С. 68 – 80.
4. Экономика. Учебник / Под ред. Н. А. Архипова. – М.: Проспект, 1999.
5. Дж. Вильсон естественные монополии в России // Вопросы экономики. 1995. № 11. С. 80 – 88.
6. Стародубовская И.Финансово-промышленные группы: иллюзии и реальность // Вопросы экономики. 1995. № 5. С.135 – 147.
7. Типы рыночных структур. Антимонопольное законодательство. // Вопросы экономики. 1995. № 12. С. 124 – 153.
8. Городецкий А., Ю. Павленко, Френкель А. Демонополизация иразвитие конкуренции в российской экономике. // Вопросы экономики. 1995. № 11. С.  48 – 58.
9. Основы теории переходной экономики: вводный курс. / Под ред. Е. А. Киселевой. – Киров, 1996.
10. курс переходной экономики. / Под ред. Л. И. Абалкина. – М.: Финстатинформ, 1997.

(19.0 KiB, 66 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Архив сайта
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

magref@inbox.ru

+7(951)457-46-96

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!