Живопись России XVIII века

20 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Общий процесс «обмирщения» русской культуры в XVIII в., естественно, коснулся и такой сферы культуры как живопись.

В средневековой культуре вообще не было светского изобразительного искусства, оно носило культовый характер и было пред­ставлено иконописью. С 1706 года Петр I отправляет живописцев за границу для обучения европейской художественной традиции, положив начало заграничной стажировке пенсионеров. Среди пер­вых были Иван и Роман Никитины, Андрей Матвеев, Михаил Захаров. Лучшие работы которых говорят о том, что хотя живопись Петровской эпохи и опирается на национальные традиции и осо­бенности, все же уже с начала XVIII в. преодолеваются средневе­ковые приемы иконописи и парсуны. Ранним российским портретам присущ интерес к внутреннему миру и характеру человека. Хотя еще и наблюдаются противоречивые сочетания традиционного плоско­стного изображения с объемностью светской живописи.

Живопись XVIII в. была представлена новыми жанрами: порт­ретом, историческими композициями, баталиями, гравюрами.

В живописи барокко проявляется гуманистическое мировоззре­ние, с новыми взглядами на человека как носителя разума и воли, поэтому люди изображаются активными, энергичными, с гипертро­фированным преувеличением черт характера. Внимание художника сосредоточивается на лице как источнике информации. Расширя­ется сюжетность портрета.

Живопись барокко использует масляные краски, что позволяет создавать разнообразие световых и цветовых вариантов. Появляется лессировка-наложение жидких прозрачных красок друг на друга, позволяющее создавать красочную объемность в передаче образов предметов.

Светская живопись развивалась в широком диапазоне жанров от монументальных форм до миниатюр. Но любимой формой был портрет — парадный, камерный, парный.

Назначение парадного портрета — воплощение идеи государст­венности, возвеличивание и утверждение европейского образа жиз­ни, процесс создания нового облика и характера российского дворянства. В парадном портрете особая роль отводится изображе­нию деталей быта и одежды, указывающая на социальную принад-ложность изображаемой личности. Часто на портретах государст-     |* венных деятелей преобладают внешние атрибуты: блеск мундира и наград, особенности интерьеров. В отличие от камерного и парного изображений, в которых предпочтение остается за внутренним миром человека. Примером может служить одна из лучших работ А.М. Матвеева (1701—1739) — «Автопортрет с женой» (1729). На портрете показан внутренний мир героев, выписан поэтический образ семейного союза, основанного на добродетели и любви. Красота и простота — основные черты портрета.

Мастером камерного портрета был А.П. Антропов (1716—1795). Художнику особенно удавались старые лица, в портретах которых он сохранил реалистичные черты пережитых чувств и страстей, придавая образам особую достоверность и реалистичность. Напри­мер, портреты Т.А. Трубецкой (1761), М.А. Румянцевой (1764), А.В. Бутурлиной (1763). Однако для изображения одежды автор часто использует стиль барокко. Живописец правдив и нелицепри­ятен, подмечая на полотнах недостойные черты дворян.

Параллельно с портретом развивалась историческая и батальная живопись.

Первым русским историческим живописцем был А.П. Лосенке (1737—1773). Ему принадлежит картина «Владимир и Рогнеда» (1770), в которой живописец обращается к национальной теме. Исполнена картина в академической манере. Князь Владимир и дочь полоцкого князя Рогнеда изображены достаточно театрально. Но театральная условность уравновешена искренностью чувств героев. Тема полотна — «прошение прощения» Владимиром за свою лихость, жестокость и насилие — одна из центральных идей гуман­ного Просвещения. Автору удаются изображения древнерусских костюмов, которые он специально изучал.

Авторитет А.П. Лосенко возрос с написанием полотна «Проща­ние Гектора с Андромахой» (1773) на сюжет из «Иллиады» Гомера. Художник создает многофигурную композицию в классическом стиле. Основным выразительным средством картины является игра светотени.

Новый этап в развитии исторической живописи связан с именем Г.И. Угрюмова (1764—1823), для творчества которого характерна большая историческая достоверность. Его перу принадлежат карти­ны: «Испытание силы Яна Усмаря» (1796—1797), «Торжественный въезд в Псков Александра Невского после одержанной им над немецкими рыцарями победы» (1793), «Взятие Казани» (1797— 1799). Именно его полотна иллюстрируют развитие принципов классицизма в изобразительном искусстве.

В петровский период широкое распространение получил самый оперативный на тот момент времени вид искусства — гравюра. В ней работали как приглашенные иностранцы: немец А. Шхонебек, француз П. Пикар, так и их русские ученики — братья А. Зубов и И. Зубов (1680—1740 гг.), И. Адольскин. Гравюра изображала про­цесс возведения Петербурга, передовую созидательную энергию строителей и идейных вдохновителей. А.Ф. Зубов выполнил знаме­нитую гравюру «Панорама С.-Петербурга» (1717), в которой показал себя как мастер композиции и штрихового рисунка. Гравюра вы­полнена в стиле барокко.

Гравюра существовала как в форме самостоятельных станковых произведений, так и в форме книжной иллюстрации.

Середина XVIII в. характеризуется расцветом классической живописи. Многие художники были крепостными, поэтому их имена неизвестны. Однако живопись середины XVIII в. представ­лена не только безымянными авторами, но и именами выдающихся портретистов, продолживших путь мастеров Петровской эпохи. Среди них Иван Аргунов (1727—1802) — крепостной графа Шере­метьева, в первоначальных произведениях которого преобладали традиции барокко, сохранившие черты преукрашивания образов с подчеркнутым изобилием аксессуаров, указывающих на социаль­ный статус модели (портрет И.И. Лобанова-Ростовского, 1750).

В более зрелых работах, например, в «Портрете крестьянки в русском костюме» (1784), героиня представлена реалистически. Фигура девушки очерчена плавными линиями, придававшими си­луэту особую мягкость и сдержанность. Стройность девичьей фи­гуры, правильные черты лица, целомудренный ясный взгляд придают образу девушки высокую духовность и чистоту.

Лучшие портреты кисти И. Аргунова: портрет графа Шереметь­ева и его супруги (60-е годы), портреты четы Хрипуновых (1757), автопортрет и парный к нему портрет жены (конец 50-х — начало 60-х гг.).

В эпоху российского Просвещения наблюдается отход от тра­диционной христианской тематики. Искусство обращается к радо­стям жизни, к живому активному и чувствующему человеку. Однако крепостные реалии жизни были далеки от поэтического воображе­ния художника, которому приходилось обращаться к образам и героям античной мифологии, чтобы передать понятие о человече­ском достоинстве и свободе, о новой морали и новых идеалах.

В новое русское искусство входит крестьянская тема. Открытие этой темы принадлежит талантливому крепостному художнику М. Шибанову. Из-под его кисти вышли картины «Крестьянский обед» (1774) и «Сговор» (1777). В то время, когда крестьян называли «подлым» сословием, художник сумел написать картины,, проник­нутые глубокой любовью и уважением к народу, к его обычаям и традициям. Творчество М. Шибанова способствовало появлению сентиментального реализма.

Особое место в художественной культуре занял и получил мировое признание русский портрет елизаветинской и екатеринин­ской эпох.

Стили художников-портретистов складываются как глубоко ин­дивидуальные.

Среди выдающихся портретистов этого времени можно назвать Ф.С. Рокотова (1735—1808). По окончании Академии Ф.С. Рокотов уже зрелый мастер огромного дарования, чьим портретам присуща загадочность и душевное движение. Один из первых известных портретов-изображения великого князя Павла Петровича (1761), на котором семилетний Павел выглядит избалованным и капризным, но по-мальчишески живым и любопытным. Художнику удается схватить мгновенье, чего ранее в русской живописи не наблюдалось.

Широкую известность Рокотов получил после написания коро­национного портрета императрицы Екатерины II (1763) и портрета ее фаворита Г.Г. Орлова (1763). Эти два портрета входят в ряд немногих парадных портретов мастера. Именно тогда складывается определенный тип рокотовского камерного портрета, выполненного в определенной манере письма и с помощью виртуозных художест­венных средств.

В конце 60-х годов складывается индивидуальный стиль худож­ника, тяготеющий к реалистической манере передачи облика моде­лей. По словам знатока русского искусства И.Э. Грабаря, мазок Рокотова «нервный, до последней степени свободный, идущий во всех направлениях, изящный, часто капризно изломанный — этот мазок есть настоящая паспортная примета художника».

В это время художник создает как бы портрет-тип, соответству­ющий его представлениям о гуманистической сущности человека эпохи Просвещения.

В работах художника привлекает красота внутреннего мира человека. В них нет ничего надуманного и внешне эффектного. Любимой манерой автора является изображение персонажей как бы из мерцающего сумрака, когда лица слегка размыты и окутаны дымкой. А мягкие приглушенные тона придают образам особую интимность. Художник — мастер передавать через внешность не­повторимость душевных черт личности. Таковы парные портреты супругов Струйских (1772). Богатый помещик Николай Струйский в жизни был большой чудак и оригинал. Его друг князь И.М. Дол­горукий писал о нем: «Все обращение его было дико, одевание странно...» И таков же и его образ на портрете. Хотя сам Н. Струйс­кий и был большим почитателем таланта живописца, портретист изобразил персонаж в реалистичной манере.

Юная жена помещика А. П. Струйская принадлежит к другому типу людей. Поэтому на портрете ее образ представлен мягкими, спокойными, округлыми линиями. Лицо Александры Петровны притягивает зрителей серьезностью, тайной и одухотворенностью. Недаром ее образ привлекает поэтов. И этому образу посвящены строки Н. Заболоцкого:

«Ты помнишь, как из тьмы былого, Едва закутана в атлас, С портрета Рокотова снова Смотрела Струйская на нас».

Кисть Ф.С. Рокотова нежная и чуткая к сочетаниям красок в соединении с овальными очертаниями моделей придает полотнам черты стиля рококо. Живописец тонко чувствовал оттенки цвета, соединив в портрете А.П. Струйской холодный пепельно-серебри­стый с легким розовым оттенком.

Знаменитые рокотовские улыбки роднят художника с мастерами эпохи Возрождения. В портретах «Неизвестной в розовом» (1770), В.И. Суровцевой (1780), И.Н. Ланской (1780-е гг.) художник пере­дает силу человеческого ума, обаяние личности и гамму душевных переживаний.

Одним из величайших художников XVIII в. был Д.Г. Левицкий (1735—1822), написавший во 2-й половине века галерею образов екатерининских вельмож. Левицкий создал новый тип парадного портрета, назначение которого украшать залы дворцовых гостиных и интерьеры государственных учреждений. Любимыми персонажа­ми Д.Г. Левицкого были выдающиеся деятели культуры и меценаты эпохи Просвещения.

По живописному мастерству его портреты не уступают работам лучших западноевропейских художников.

Портрет А.Ф. Кокоринова (1769) полон значимости и достоин­ства. А.Ф. Кокорин изображен в парадном одеянии, стоившим ему годового жалованья, но его лицо выражает заботу и усталость, напряжение и одновременно усмешку, оно полно жизни. Он пред­стает перед зрителем как незаурядная личность. С поразительным реализмом мастер передает богатство одежды и предметов быта. Просветительский идеал тяготеет к классике, но портрет по стилю ближе к барокко. Высшая характеристика человека екатерининской эпохи — римлянин, но римские черты преподносятся в барочном оформлении. Именно римские добродетели Левицкий воспевает в композиции «Портрет Екатерины II в храме богини Правосудия» (1783): «Ея Императорское Величество, сжигая на алтаре маковые цветы, жертвует драгоценным своим покоем для общественного покоя...»

В аналогичной схеме «многословного» барокко написан «Пор­трет П.А. Демидова» (1773). Богатейший горнозаводчик и известный чудак изображен одетым по-домашнему: в шлафроке, в утреннем колпаке вместо парика, опирающимся на лейку. П.А. Демидов был одаренным человеком-ботаником, садоводом, оставившим Москов­скому университету драгоценный гербарий, филантропом, основав­шим Коммерческое училище и Воспитательный дом в Москве. На фоне последнего он и изображен. Поза модели обычная для пара­дного портрета, однако лицо героя выдает человека тонкого, много повидавшего, насмешливого, со сложным внутренним миром. Цве­точные горшки и здание Воспитательного дома на портрете в аллегорической форме объединяют просветительские идеалы: воз­делывание сада и возделывание чувств, соединение частной жизни с общественной.

Художника привлекала и женская красота, подтверждением чему служит серия из семи картин «Смолянки» (1772—1776). Все полотна объединены одним замыслом — показать появление «новой породы людей». Девушки на парадных портретах кокетливы, изящ­ны, жизнерадостны: танцуют, музицируют, разыгрывают сценки, словно они не позируют, а живут. Поэтому портреты лишены излишней декоративной атрибутики.

Д.Г. Левицкий написал портрет Дени Дидро (1773—1774), под­черкнув в облике философа интеллект и доброжелательность.

В сдержанных характеристиках российских просветителей Н.И. Новикова, Д.А. Голицына, П.Ф. Воронцова художник вплот­ную подошел к тонкому психологическому портрету, показав на полотнах всю сложность и противоречивость эпохи.

Творчество Левицкого в своей оригинальности и неповторимо­сти является выдающимся событием в европейском искусстве.

Третий выдающийся художник изучаемого периода — Владимир Лукич Боровиковский (1757—1825). Талант мастера развился на Украине. В 1788 году художник приезжает в Петербург, где много занимается портретной миниатюрой на металле, картоне, дереве («Лизонька и Дашенька», 1794).

Боровиковский был последним живописцем века Просвещения, развивавшем в своем творчестве черты нового направления в ис­кусстве — сентиментализма.

Сентиментализм признает главной в человеке сферу чувств. Живописец любит изображать уединившегося на фоне природы человека, предающегося своим мечтам и грезам. Он любит изобра­жать покой и негу. И хотя сентиментализм не выработал своего изобразительного словаря и проявлялся на классической основе, в его мире выразительны не только лица, но и жесты, мелкие детали и движения.

Одним из лучших произведений Боровиковского считается пор­трет М.И. Лопухиной (1797). Лопухина как бы застигнута врасплох в уголке ландшафтного парка. Образ ее спокоен, мечтателен и полон грусти. Она в просторном домашнем платье, «Прекрасна ты в власах своих, хоть их никак не убираешь». Возникает неземной высоко­одухотворенный образ восемнадцатилетней девушки.

Лучшие мужские портреты Боровиковского — парадные, однако и они несут в себе сентиментальный настрой (портрет А.Б. Кура­кина, 1801—1802, владельца крупнейшей коллекции бриллиантов). Портреты военных, генерала Ф.А. Боровского (1799), капитан-ко­мандора И.А. Баратынского (1808) хотя и парадные, но лишены патриотической патетики, а образы проникнуты чувственностью и человечностью.

Сентиментализм проявился в портрете Екатерины II (1794). Императрица представлена во время прогулки по Царскосельскому парку без всякой торжественности, обычной пожилой дамой.

Особенностью изобразительного искусства эпохи Просвещения является его связь со сложной и богатой общественной жизнью России, освоение европейских живописных моделей и рождение национальной светской живописи.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!