Зарождение геронтологического знания

17 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Относительная доля и абсолютное число престарелых граж­дан во всем мире стремительно растет, а проблемы старости и старения становятся глобальными. Наука, изучающая эти проб­лемы, называется геронтологией. Этот термин происходит от гре­ческих слов «герон» — старик и «логос» — учение. Поль де Крюи, автор книги «Охотники за микробами», утверждает, что этот звуч­ный термин придумал Илья Мечников. Геронтология изучает не только сам процесс старения, но и возможности пред­упреждения болезней старости и продления жизни.

Старение характерно для всех элементов органической при­роды, и только для человека этот процесс детерминируется со­циальными, экономическими, психологическими и рядом дру­гих факторов. Раздел геронтологии, выделившийся в настоящее время в отдельную науку, называется социальной геронтологией, которая изучает влияние образа жизни на ее продолжительность.

Чтобы понять смысл, роль и назначение этой науки, необхо­димо хотя бы кратко проследить этапы ее развития.

По поводу времени возникновения геронтологии существу­ют разные мнения. Одни исследователи называют геронтологию древнейшей наукой, связывая ее рождение с именами основателей медицины Гиппократа и Ибн-Сины (латинизированное имя

— Авиценна), философов Цицерона и Сенеки, живших задолго до нашей эры. Другие утверждают, что геронтология ведет свое начало со второй половины нашего столетия, когда численность пожилых людей стала как никогда значительной. В это время создаются первые научно-исследовательские институты герон­тологии. Правы и те, и другие: геронтология — самая древняя из молодых наук и самая молодая из древних.

Со времени возникновения цивилизации, на протяжении всей своей истории человек стремился продлить жизнь и отодвинуть смерть, он постоянно искал средства, как это сделать, но только в XX в. его поиски приобрели характер конкретных экспери-

- ментальных воздействий, и их результаты стали практически ис­пользоваться.

Иллюзорность мечтаний о возвращении молодости, пожалуй, лучше других объяснил Гете устами Мефистофеля: молодость способны вернуть только волшебство и колдовство. Не случай­но в греческой мифологии такими способностями наделена вол­шебница Медея, а в древнеегипетской можно найти красивый миф о воскрешении и омоложении Озириса. Мифическая еги­петская птица Феникс сохраняет молодость, сгорая и возрожда­ясь из пепла. В старинных русских сказках омоложение и вос­крешение осуществляются с помощью живой и мертвой воды.

Можно сказать, что геронтология — ровесница культуры. Испокон веков ученые изыскивали способ или средство, с по­мощью которого можно было бы вернуть молодость, повернуть реку времени вспять. Во все времена наука о старении вбирала в себя новые знания, создаваемые специалистами самых различ­ных отраслей: врачами и физиологами, философами и биолога­ми, психологами и социологами, демографами и этнографами, историками и правоведами. И это далеко не полный перечень ученых, внесших свой вклад в ее создание. В XX в. геронтоло­гия обогатилась достижениями новых, более молодых и тонких наук: биохимии, биофизики, психоаналитики, психофизиоло­гии. Геронтология по своей сути — комплексная наука, разви­вающаяся на основе междисциплинарных исследований.

Многое из того, что было установлено еще в древности, ут­ратилось и покрылось пылью веков, не обошлось и без ошибоч­ных суждений в науке. Но наставления первых эскулапов и фи­лософов справедливы и в наши дни. Авиценна (980—1037) учил:

Кто стар, тому болезнь повсюду мнится...

На склоне лет разумнее всего

Поддерживать умело естество...

Запомни: что полезно молодым,

То в старости быть может роковым.

Две тысячи лет назад римлянин Марк Туллий Цицерон (106—' 43 гг. до н. э.) в философском трактате «Катон старший о старос­ти», обрисовал извечно пессимистические взгляды на старость:

«Когда я думаю о старости, я вижу четыре причины, из-за кото­рых мы по привычке считаем ее несчастным периодом нашей жиз­ни: она отстраняет нас от активной жизни, ослабляет физичес­кие силы, лишает чувственных удовольствий и приближает смерть».

Цицерон назвал интересы ума и достоинства характера луч­шим оружием против старости. Человек, всю жизнь оттачиваю­щий такое оружие, собирает в старости чудесный урожай. Он добывает для себя ценности постоянные, на всю жизнь, его со­гревает сознание интересно прожитой жизни и память о добрых свершениях. И действительно, все двадцать веков после Цице­рона люди отмечали, что творческие личности, независимо от генетического кода, жили дольше других (в главе, посвященной демографии пожилого возраста, мы подтвердим это примерами).

Шаг за шагом Цицерон отвергает все четыре главных обвине­ния против старости, показывая, как связанные с ней утраты оборачиваются преимуществами.

У слабых телом, но сильных духом, как утверждает знаме­нитый гражданин Древнего Рима, достаточно много места для приложения сил, ведь не силой мышц, не проворностью и не ловкостью вершатся великие дела. Мудрость, авторитет, здра­вые, осмысленные решения — эти качества не только не исче­зают с годами, но все более укрепляются. Именно поэтому рим­ляне называли свой высший государственный совет «сенатом» (от латинского слова «старый», «старец»). В Спарте (Лакеде-моне) высших магистров называли «старыми» независимо от возраста.

Говорят, что в старости слабеет память; это происходит толь­ко в том случае, если человек не упражняет свою память или глуп от рождения. Отстаивая право стариков на .активную жизнь, Цицерон восклицает: «Сколько известных людей продолжали учить­ся и творить до глубокой старости!»

О слабости. Она, по мнению философа, чаще всего является наследием молодости. Распущенная и несдержанная молодость передает старости уже истощенное тело. Более того, молодой возраст в гораздо большей степени таит в себе опасность смерти:

молодые люди легче заболевают, тяжелее болеют, их труднее ле­чить, поэтому до глубокой старости доживают немногие. Мож­но считать, что эти рассуждения Цицерона предвосхитили рож­дение уже в наше время новой науки — ювенологии (от латин­ского слова «юность»}, рассматривающей юность как предтечу старости.

Что касается желаний, то Цицерон справедливо замечает, что они свойственны всем возрастам, в том числе и старости. Со временем одни из них уходят, им на смену приходят другие. Для каждого возраста характерны свои интересы и стремления, и толь­ко смерть может исчерпать и уничтожить их.

Наконец, о смерти. Цицерон говорит, что для молодого че­ловека она является насилием над природой, а смерть старца подобна падению зрелого плода. Как недозрелые плоды можно срывать с дерева только насильно, а спелые и созревшие опада­ют сами, так у молодых людей жизнь отнимается насилием, а у стариков — увяданием. (Несчастный, он при сочинении своего трактата не мог знать, что и у него, старика, жизнь отнимут на­сильно. После убийства Цезаря Цицерон был фактически гла­вой республиканского Рима, но через год цезарианцы взяли верх и убили шестидесятитрехлетнего старца.) В трактате Цицерон призывает с философским спокойствием относиться к смерти стариков. Природа дала нам жизнь как жилище временное, а не постоянное, потому из жизни, учит он, надо уходить как из гос­тиницы, а не как из собственного дома.

Таков краткий пересказ трактата. Великие потому и бессмерт­ны, что их мысли не теряют своей мудрости по прошествии ты­сяч лет. Размеренный образ жизни, философское отношение к ее тяготам, к старости и даже к смерти, физические и умствен­ные упражнения, творческая активность и бодрость духа — разве эти наставления утратили смысл и не нужны современникам?

Ученые-алхимики средневековья были заняты поисками «фи­лософского камня». Одни искали его для того, чтобы превра­щать простые металлы в драгоценные, другие — чтобы сделать жизнь долгой и безболезненной. Поиски чудодейственного «элик­сира жизни» не прекратились и поныне, даже сегодня некоторые эскулапы заняты созданием чудодейственных лекарств и бальза-

мов, способных излечить от всех хворей, затормозить наступле­ние старости и продлить жизнь до 100 и более лет. Реклама по­стоянно радует обывателей, что нечто подобное уже готово к употреблению, но вскоре появляются сообщения, что очеред­ной «эликсир бессмертия» — еще один миф.

Удивительно, что и просвещенные люди верили фанатич­ным алхимикам. Оригинальный философ Роджер Бэкон (око­ло 1214—1292), выпускник, а затем и преподаватель Оксфор­да, предсказавший ряд изобретений — телескопа, «самодвижу­щейся повозки», летательного аппарата, требовавший искоре­нения невежества и расширения светского образования (за что был осужден церковью как еретик и угодил в тюрьму на 15 лет), верил в «сокровенные» средства. К таковым он причислял:

чистое золото, ладан, жемчуг, розмариновое масло, костный мозг оленя, сырое мясо гадюки и дыхание молодых людей. Бэ­кон отвергал любые догмы и преклонение перед авторитетами, но все же в своей работе «Большой труд» писал: «Сведущие люди полагают, что подобно тому, как с помощью магии можно очис­тить основные металлы от всех примесей и загрязнений и превра­тить в чистое золото и серебро, так можно человеческое тело освободить от всех неправильностей и продлить жизнь на многие столетия».

Два века спустя французский ученый Жан-Антуан Кондорсе (1743—1794) в работе о прогрессе человеческого разума продол­жил мысль Бэкона: «должно наступить время, когда смерть бу­дет только следствием либо необыкновенных случайностей, либо все более и более медленного разрушения жизненных сил». Приме­чательно, что Кондорсе был не врачом, а социологом: медицина никогда не обладала «монополией» на решение проблемы долго­летия.

Другой английский философ, Френсис Бэкон (1561—1626), который по праву считается отцом научной геронтологии, под­верг аргументированной критике алхимию и алхимиков. В сво­ем фундаментальном труде «Великое восстановление наук», по­священном классификации наук, он относит к разряду неразви­тых науку об увеличении продолжительности жизни. Ученый пи­сал: «Третьим разделом медицины (первый — «поддержание здо­ровья», второй — «лечение болезней». — В. А.) мы назвали уче­ние о продлении жизни. Эта наука, которая еще нова и по сущест­ву только должна быть создана, представляется нам самой важ­ной частью медицины. Если удастся создать подобную науку, то медицина уже не будет иметь дело только с тяготами лечения, а сами врачи заслужат благодарность и уважение не только пото­му, что они необходимы, но прежде всего за тот самый, пожа­луй, драгоценный для смертных земной дар, который по божьей воле смогут нести людям и распределять среди них». Ф. Бэкон был первым, кто заговорил о продлении человеческой жизни как об одной из главных задач медицины, но его рекомендации по своему содержанию относятся не к медицине, а к социальной гигиене.

В эти же времена проводились опыты по омоложению с по­мощью переливания крови, в том числе и от баранов. Остросло­вы-противники такого метода говорили, что для процедуры не­обходимо присутствие трех баранов: у одного берут кровь, друго­му ее переливают, а третий баран проделывает эту операцию. До той поры, покуда не было известно, что необходимо совпадение группы крови у донора и пациента, такие процедуры заканчива­лись катастрофически. В дальнейшем переливание крови, пока только от одного человека другому, спасло жизнь многим лю­дям. Но эффекта омоложения при этом не наблюдалось. Вот один из примеров того, как и ошибочные поиски могут в конце концов привести к необыкновенным открытиям.

Другое мистическое средство омоложения — опотеряпия, ис­пользование в пищу отдельных органов животных, якобы обла­дающих «целительной жизненной силой», для улучшения рабо­ты собственных соответствующих органов. У наших соотечествен­ников, у калужан, в древности существовало поверие: если заболевший желтухой изловит щуку и будет смотреть ей в глаза до тех

пор, покуда рыба не издохнет, то больной выздоровеет, а желту­ха перейдет на щуку. Возможно, в таких наивных поверьях нахо­дятся истоки идеи использования органов животных (чаще всего свиньи) в качестве донорских для человека.

История медицины помнит еще и такой пикантный подход, как сунамитизм, или герокомия, —омоложение замерзающей кро­ви властных старцев дыханием девственниц. «И состарился царь Давид, и достиг предельного возраста... И сказали ему его слуги, да приведут, о царь, молодую девственницу, чтобы была она при царе, и ходила бы за ним, и спала бы на груди его, и согрелся бы царь наш властитель». Это из Книги Царств. Затем этим спосо­бом пользовались греки и римляне. Но и в XVII, и в XVIII вв. врачи продолжали советовать тот же способ «омоложения» и даже писали диссертации о его пользе, в качестве одного из примеров называя некоего старого амстердамского бургомистра, который спал между двумя молодыми девушками, что вернуло ему силы и веселость.

И совсем жуткий метод — вампиризм, высасывание крови молодых людей. Такая «физиотерапия» не нашла признания у последующих поколений. Хотя теория, распространившаяся в конце XIX в. и, объясняющая старение ослаблением деятельности половых желез, может быть представлена как модификация ста­рых мистических идей в медицине. Руководствуясь этой «теори­ей», ее приверженцы предлагали различные «радикальные» ме­тоды омоложения: впрыскивание экстракта спермиев, перетяж­ку семявыносящих канальцев, пересадку семенников.

Не так давно в «Комсомольской правде» (25.10.97) была за­метка о том, что в лесах Италии бродит обезьяноподобный чело­век, который, по мнению здешних ученых, весьма вероятно яв­ляется продуктом опытов, проводимых в первой половине века русским генетиком Сергеем Вороновым. Он искал способ омо­ложения и повышения потенции с помощью препаратов, полу­ченных из организма самцов горилл. Его перу принадлежит не­сколько медицинских работ, среди которых «Пересадка половых клеток от обезьяны человеку». В Ленинграде в 1924 г. была из­дана его же работа «Омоложение пересадкой половых органов», а в 1927-м — «Старость и омоложение». Так что вполне может быть, что странное и страшное существо — потомок горилл из лаборатории С. А. Воронова.

Оценивая состояние геронтологии, Френсис Бэкон конста­тировал, что из всех авторов, писавших на эту тему, никто не смог прийти к какому-нибудь дельному результату. Даже Арис­тотель в своей крошечной работе «О долгой и короткой жизни» не смог сказать ничего значительного. Бэкон был уверен, что столь грандиозное дело, как задержка и обращение вспять естест­венного хода, невозможно совершить «ни растворами золота, ни эссенциями жемчуга, ни тому подобной чепухой». Ученый утвер­ждал, что работы по продлению жизни должны идти по трем путям: замедление процесса изнашивания, надежное поддержа­ние существования и обновление того, что уже начало стареть. Чтобы открыть причины старости, необходимо постоянно ис­следовать причины старения, помня о том, что старение есть процесс, старость же — лишь его результат. По мнению Бэкона, самое большое влияние на процесс старения оказывают вредные привычки.

Было бы несправедливо считать, что многовековой, подчас каторжный по затратам усилий, поиск чудодейственного сред­ства, дарующего молодость, оказался напрасным. Сколько по­трясающих открытий и удивительных лекарств подарила челове­честву медицина, бившаяся и бьющаяся над тайнами старения, и продлила тем самым сроки человеческой жизни.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!