Ясперс К. о специфике философского знания

23 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Оглавление

Введение            3
Основная часть. К.Ясперс о специфике философского знания  5
Заключение          10
Список литературы         12
Словарь           13

Введение

К. Ясперс, один из первых крупных мыслителей ХХ века, который постарался изменить существующую академическую традицию, которая предписывала философии единственный модус ее осуществленного бытия в форме логически оправданной системы. К. Ясперс не занимался литературно-художественным творчеством. Он начинал как врач, успешно занимался психиатрией и психологией, признан классиком этих наук. К. Ясперс заявил, что в процессе философствования важен не только предмет в виде внешнего мира и логический метод при его исследовании, а скорее всего именно анализ поведения человека в мире, его существование.
Экзистенциальные воззрения Карла Ясперса, основанные на медико-психологическом материале, позволили ему создать такое философское учение, которое позволяет постичь безусловную связь жизни человека и становление его экзистенциального мировоззрения. Именно использование опыта психиатрии позволяет рассмотреть на конкретной проблеме преодоления фундаментальных жизненных кризисов, понимание философии как своего рода «терапии души». Мы можем говорить о философии К. Ясперса как о совершенно новом подходе к исследованию человека, как в психиатрии и психологии, так и философии. Философское творчество К. Ясперса, можно считать новаторским и вместе с тем, влекущим к новым исследовательским перспективам.
Карл Ясперс родился 23 февраля 1883 в Ольденбурге (Германия), изучал право в Гейдельбергском и Мюнхенском университетах, медицину в Берлинском, Геттингенском и Гейдельбергском университетах. В 1909 получил право заниматься медицинской практикой. В 1909-1915 работал ассистентом врача в университетской психиатрической клинике. В 1916 был назначен ассистентом по психологии, в 1920 ассистентом по философии, а в 1921 профессором философии Гейдельбергского университета. Брак с еврейкой в 1910 и политические убеждения привели к его отстранению при национал-социалистах от всех административных обязанностей в 1933 и от преподавательской деятельности в 1937. В 1938 была запрещена публикация трудов философа. Ясперс остался в Гейдельберге и много времени посвятил изучению Библии. После войны (1945) был восстановлен в должности, открыто высказывал в университете свои взгляды по таким вопросам, как вина немцев и угроза ядерной войны. Известны радиовыступления по проблемам политики, а также на философские темы. Пытался провести идею денацификации университетов. В 1949 стал профессором философии Базельского университета (Швейцария), в 1961 отказался от преподавания и посвятил себя науке и публицистике. Умер Ясперс в Базеле 26 февраля 1969.
Ясперс оказал решающее влияние на экзистенциализм 20 в. Он стремился соединить идеи Кьеркегора и Ницше с традицией академической философии, не принимая, однако, ни фанатизма Кьеркегора, ни исступления Ницше, ни индифферентного мышления университетских профессоров. В поздних работах он все же предпочитал говорить о философии разума или мировой философии, а не о философии существования. С точки зрения Ясперса, важной предпосылкой философствования являются естественнонаучные знания, хотя сама философия выходит за границы доступного науке. Лишь когда мы продвигаем научное знание до его пределов, перед нами открываются новые горизонты. Истина в философии носит отчетливо выраженный личностный характер, это не сумма догм, но деятельность - открытая и всегда незавершенная, она постигается верой и передается другим людям через обращение к их существованию как свободных личностей (экзистенции). Философия воспринимается - в особой межличностной коммуникации - только теми людьми, все бытие которых преобразовано верой. Однако вера эта не религиозная, а философская, поскольку носит личностный характер и не опирается на авторитет. Хотя Ясперс ценил то, что он называл религией Библии, он не мог согласиться с притязаниями христианства на обладание абсолютной и единственной истиной и строго различал веру (верование) и знание; боговоплощение и искупление в качестве догматов казались ему несовместимыми с человеческой свободой и ответственностью. Мы достигаем философской веры, принимая нашу конкретную историческую ситуацию с ее ограничениями и задачами, признавая в определенные существенно важные моменты существование безусловного долженствования и обнаруживая себя в тех предельных ситуациях (Grenz-situationen) страдания, вины и смерти, в которых на карту поставлено все наше Я. В этих случаях мы встречаемся с Трансцендентным, или Богом (Единым). Бог не может быть познан и описан как некий объект, он познаваем и может быть описан только с помощью мифа и символа (шифра) или через рассуждения, не выдерживающие критики как логические конструкции, но указывающие на то, что выходит за пределы передаваемого ими содержания.
Среди основных работ философа - Общая психопатология (Allgemeine Psychopathologie, 1913); Психология мировоззрения (Psychologie der Weltanschauungen, 1919); Философия (Philosophie, 3 Bd., 1932); Об истине (Von der Wahrheit, 1947); Проблема немецкой вины (Die Schuldfrage. Ein Beitrag zur deutschen Frage, 1946); Великие философы (Die grossen Philosophen, Bd. 1, 1957); Атомная бомба и будущее человечества (Die Atombombe und die Zukunft des Menschen, 1958); Шифры трансценденции (Chiffren der Transzendenz, 1970) и др.
В данной контрольной работе мы рассмотрим содержание одного из важнейших трудов Ясперса Философская вера и откровение (Der philosopische Glaube angesichts der Offenbarung, 1962).

2. К.Ясперс «Духовная ситуация времени»

Основная цель анализируемой мною работы К.Ясперса – проследить эволюция философской веры и развести философию от религии.
Работа состоит из шести лекций:
1) Понятие философской веры;
2) Содержание философской веры;
3) Человек;
4) Философия и религия;
5) Философия и нефилософия (демонология, обожествление человека, нигилизм);
6) Философия будущего.
Говоря об исторической сущности философской веры Ясперс отмечает, что «философская вера должна в исторической ситуации все время обращаться к истокам. Она не обретает покой в пребывании. Она остается решимостью радикальной открытости. Она не может ссылаться на самое себя как на веру в окончательной инстанции. Она должна явить себя в мышлении и обосновании. Уже в пафосе безоговорочного утверждения, которое звучит как возвещение, нам угрожает утрата философичности.
Всеобщность истинной веры нельзя представить как общезначимое содержание, принять как непосредственное, объективно фиксировать как историческую данность; удостовериться в ней можно только исторически, посредством движения во времени. А это происходит в сфере объемлющего, которое не является ни только объектом, ни только субъектом. Исторически являющееся присутствие скрывается в истоках веры».
Идеал философской веры у Ясперса подчас представляется модернизированным вариантом кантовского идеала религии в пределах одного только разума. Однако Ясперс острее, чем Кант, ощущает границу, грозящую философской вере опасностью переродиться из высокой надпредметности в пустую беспредметность и тем самым утратить характер субстанции. Это вынуждает философскую веру «просить помощи» У своей, казалось бы, преодоленной сестры - у религиозной веры. По Ясперсу, религия, чтобы остаться правдивой, нуждается в «совестливости философии», а философия, чтобы остаться наполненной, нуждается в субстанции религии.
Говоря о коренной разнице философии и религии, Ясперс отмечает, что «…вне противоположности философии и религии никакой позиции быть не может. Каждый из нас находится в этой полярности на стороне одной из них и говорит о сущности другой, не обладая собственным опытом. Поэтому вы и от меня можете ожидать, что в чем-то я окажусь слепым и непонимающим. Я колеблюсь и все-таки не могу не сказать. Этот разговор о религии сомнителен, если самому не жить ей, но он и неизбежен как выражение отчетливого понимания собственной недостаточности, как поиски истины, а также как утверждение самой религиозной веры в рамках возникающих таким образом вопросов. Для философии религия не враг, а то, что ее существенно затрагивает и возбуждает ее беспокойство».
По мнению Ясперса все, что имеет начало, имеет свой конец. Достигнутые человечеством цели в изменившихся социальных условиях становятся неприемлемыми. Все мыслимые возможности истощаются. Маяки духовной жизни угасают. Ни один факт не вечен, ни один институт не выдерживает временной коррозии.
Согласно Ясперсу, мысль философски истинна в той мере, в какой «промысливание этой мысли» помогает коммуникации. Разум тождествен неограниченной воле к коммуникации. Поскольку разум в своей всеоткрытости устремлен на Единое во всем сущем, он противодействует прерыванию коммуникации, но именно она «дарит» человеку еГО подлинную сущность. Ясперс афористично и очень тонко замечает: «Я один не есть самость для себя, но становлюсь таковой во взаимодействии с другой самостью». Этим подчеркивается социальная сущность человека. Социальное, интеллектуальное и моральное зло есть, по Ясперсу, прежде всего глухота к «окликанию» со стороны чужой экзистенции, неспособность к дискуссии, принимающая облик противоразумного фанатизма, но также и поверхностного, обезличенного массового общения, безнадежно отравленного ядом демагогии.
По мнению Ясперса, основой веры не может быть то, что в своей сущности только иррационально. Для веры мыслящего человека, человека философствующего, характерно то, что она существует только в союзе со знанием: она хочет знать то, что познаваемо, и понять самое себя. Таким образом, незнание выступает не просто как своего рода субъективный свидетель наличия таинственного вида бытия, именуемого трансценденцией. Философская вера потому и вера, что трансцендентное не может быть доказано рациональными доводами, но она потому и философия, что все же предполагает именно какое-то знание о трансцендентном, которое косвенно подтверждается хотя бы отрицательными аргументами. Следовательно, скептическое незнание вместе с тем есть своего рода знание о существовании особого рода бытия. Трансценденция - это таинственный предмет, по отношению к которому вера и знание оказываются слиянными. Философская вера находится как бы на границе между религиозной верой и научным знанием. Она может рассматриваться как своего рода «прафеномен и религии, и науки».
Однако философствование о вере не может быть знанием, ибо она необъективируема, а представляет собой только выявление экзистенции, а это есть именно мышление, а не просто эмоционально-психологический феномен. Но такое мышление по самой своей сути неадекватно: оно принуждено осуществлять себя в словах, направляя свою интуицию на то, что «за ними». Ясперс различает два вида мышления: философское, которое устремлено «за явления» и может рассчитывать лишь на «удовлетворенность», и рациональное (научное) мышление, устремленное на сами явления и вырабатывающее знания. Настаивая на принципиальном различии между ними, Ясперс никоим образом не отрицает ценности знания: оно необходимо и для помощи «высветляющему мышлению».
В конце концов, наступает крушение, гибель не только вещей и институтов, но и творений мысли. И если взглянуть с точки зрения науки, то мир тонет как здесь-бытие по той причине, что он не понят как мир сам по себе и на основе самого себя.
Свой философский трактат Ясперс завершает следующей фразой: «Философская вера нерасторжимо связана с полной готовностью к коммуникации. Ибо подлинная истина возникает только в сближении верований в объемлющем. Отсюда значение положения: только верующие могут осуществить коммуникацию. Напротив, неверие возникает из фиксации содержаний веры, которые взаимно отталкиваются. Отсюда значимость положения: с борцами за веру говорить невозможно. Философская вера видит в каждом насильственном разрыве и в каждой воле к разрыву дьявольское наваждение. Философской вере в коммуникацию делается упрек: эта вера в коммуникацию утопична. Люди не таковы. Они движимы своими страстями, своей волей к власти, соперничеством интересов своего существования. Коммуникация почти всегда обрывается, особенно в массе людей. Наилучшим остается конвенциональный порядок и подчинение законам, маскирующим обычную распущенность и низость, которые исключают коммуникацию. Требовать от людей слишком многого означает с необходимостью вести их к гибели».
Что случится, скажет нам не беспрекословный авторитет, это скажет своим бытием  человек, который живет.  Задачей пробуждающего прогноза может  быть только одно: напомнить человеку о нем самом». Как говорится, комментарии излишни.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!