Выступление Тиберия Гракха

27 Авг 2016 | Автор: | Комментариев нет »

В истории гражданских войн конца Римской республики Гракхи занимают одно из первых мест, что и заставляет нас более подробно остановиться на их реформах и на их личности.

По своему рождению братья Гракхи, Тиберий и Гай, принадлежали к одному из выдающихся римских родов — Семпрониев Гракхов (Gracchos, Ti. Gracchi summi viri filios, Africani nepotes) \ Отец Гракхов, Тиберий Семпроний Гракх, два раза был консулом, два раза праздновал триумф, занимал должность претора и участвовал в ряде походов. Но не столько за эти доблести, замечает его биограф, сколько за свои

нравственные качества он получил руку дочери Корнелия Сципиона, победителя Ганнибала. От брака с Корнелией Гракх имел 12 детей. После смерти Тиберия за Корнелию сватался египетский царь Птолемей VII Эвергет, но она предпочла остаться вдовой и всецело отдаться воспитанию своих детей. Из всех детей Корнелии в живых остались только два сына — Тиберий и Гай — и дочь, вышедшая замуж за Сципиона Эмилиана (Сципиона Младшего).

Гракхи вращались в среде «просвещенных консерваторов» сципионовского кружка и получили по тому времени блестящее образование. Старший брат Тиберий в раннем возрасте достиг жреческой должности авгура, участвовал вместе со Сципионом Младшим в африканском походе и, находясь с полководцем в одной палатке, зарекомендовал себя военными доблестями и строгим образом жизни.

По окончании африканского похода Тиберий в качестве квестора сопровождал консула Гая Манци- на в его походе против нумантинцев. В этом несчастном для римлян походе Тиберий проявил все качества ума, храбрости и почтения к своему начальнику.

Разгромившие римлян нумантинцы согласились заключить с Римом мир только благодаря Тиберию, которого они считали человеком редкой честности и порядочности.

«Нумантинцы подошли к нему и хватали его за руки, горячо убеждая его не считать их более врагами, но верить им и видеть в них друзей. Тиберий решил исполнить их желание, ему хотелось получить обратно свои бумаги, кроме этого он боялся своим недоверием раздражить нумантинцев, — и вошел в город. Прежде всего нумантинцы предложили ему завтрак и стали убедительно просить его отобедать вместе с ними, затем вернули его бумаги и предложили ему взять что угодно из других вещей. Он взял только немного ладана, который ему был нужен для публичных жертвоприношений, дружески простился с нумантинцами и уехал»

В декабре 134 г. Тиберий Гракх в возрасте 28 лет был избран на 133 год народным трибуном в консульство Муция Сцеволы и Кальнурния Пизона.

Тиберий Гракх, как сказано, принадлежал к числу выдающихся людей своего времени. Он был членом сципионовского кружка, вращался среди передовых людей, получил прекрасное воспитание под руководством матери, весьма просвещенной женщины,

и учителей греков — философов-стоиков Диофана из Митилены и Блоссия из Кум. Диофан и Блоссий ввели Тиберия в круг социально-политических идей греческого мира, нарисовав перед его умственными взорами план широких социально-политических реформ.

Общественная атмосфера Рима при выступлении на политическую арену Тиберия была нервна и тревожна. С одной стороны, это было время нумантин- ской войны, позорного поражения Гая Манцина, с другой — время сицилийского восстания рабов. То и другое в значительной степени являлось следствием внутренней неустойчивости Римской республики, ослаблением ес социальной базы — сельского плебса. На восстановление среднего и мелкого землевладения и раздробление крупных посессий (латифундий) прежде всего и было направлено внимание римских политиков-реформаторов, в том числе и Тиберия Гракха. Аграрный вопрос в форме борьбы мелкого и крупного землевладельца различных типов, как это подтверждается источниками, составляет стержень всей римской истории, начиная с Ро- мула 1 и кончая Ромулом-Августулом, последним римским императором.

Надо отметить, что стремление Гракха ограничить и раздробить крупные владения не противоречило естественной эволюции римской экономики. В большинстве случаев на оккупированных землях велось экстенсивное пастбищное или зерновое хозяйство. Во II в. такого рода хозяйства уже становились экономически невыгодными, а политически опасными ввиду возраставшего малоземелья и сокращения числа военнообязанных. Это сознавали и сами окку- паторы, дробившие заарендованные ими земли на более мелкие участки и сдававшие их в аренду средним и мелким пользователям. Съемщики, среди которых, несомненно, имелись и хозяева катоновского типа, вкладывали в землю свой капитал и труд, производили мелиорации, возводили постройки, проводили каналы — словом, приводили заарендованные земли в культурное состояние.

В этом направлении естественной эволюции италийского хозяйства действовал Тиберий Гракх, народный трибун 133 г., стремившийся не столько возродить, сколько заново создать средних и мелких землевладельцев и притом главным образом за счет экстенсивного, по преимуществу пастушеского, хозяйства. Из содержания же законопроекта и тех

средств, с помощью которых Тиберий надеялся провести этот законопроект в жизнь, можно заключить о весьма умеренных планах Гракха.

«Никогда не предлагали такого мягкого и гуманного закона в отношении людей несправедливых и алчных. Богачей следовало бы наказать за ослушание и выгнать, с уплатой штрафа, с земель, которыми они пользовались противозаконно. Однако они получили лишь приказание оставить несправедливо присвоенные поля и, получив вознаграждение, передать их нуждающимся в помощи гражданам. Ошибку хотели исправить мерами кротости. Народ должен был удовлетвориться тем, чтобы его не притесняли на будущее время, и тогда он забыл бы прошлое» '.

С юридической стороны предложение (rogatio) Тиберия не вызывало сомнений. Речь шла об ager pablicus, не входившем в разряд квиритской (полной) собственности. По римским законам, права заарендованного участка на ager publicus подлежали отобранию в государственный фонд по первому требованию, защищались правом давности (vetustate bona paterna avitaque), а не юридической нормой (non iure), сочувствием сената, а не условием самого владения (misericordia senatus non agri conditione)2.

К тому же и законная норма оккупации, установленная Тиберием Гракхом, была достаточно велика (до 1000 югеров на семью), велика была также и норма крупного (100 голов) и мелкого (500 голов) скота, выпускаемого на общинные выгоны. Кроме того, за все произведенные постройки и мелиорации устанавливалось вознаграждение.

Ближайшие же события показали, что предполагаемая реформа не может быть проведена мирным путем, как это предполагалось вначале, и под давлением объективных факторов Тиберий из реформатора превращается в революционера.

Первое время Тиберий Гракх действовал в согласии с антисципионовской группой нобилей — Клавдиев, Муциев и Цецилиев, но постепенно, в силу опять- таки объективных причин, стал отходить и от этой группы, сближаясь с демократической массой деревни и города. Демократическим группам (plebs Romana), бедным людям (tenuiores) противостояла небольшая группа богатых сенаторов и всадников (senatus et equester ordo), «лучших людей» (optimates), крупных землевладельцев (locupletes) и скотоводов 3.

Слух о предстоящей реформе и переделе земли быстро облетел и взволновал всю Италию. Из соседних с Римом областей, муниципий и колоний в Рим устремилась масса людей, по образному сравнению Диодора, подобно рекам, вливающимся в море. Все шли на поддержку Гракха. Свои чувства и желания масса людей, жаждавшая земли, выражала в надписях, выцарапанных на стенах храмов и общественных зданий. Число сторонников Тиберия было очень велико, вражда к «богачам» объединяла самые различные общественные слои.

«Дикие звери, — говорил в своей речи перед народом Тиберий, — живущие в Италии, и те имеют норы и логовища, между тем как люди, умирающие сражаясь за Италию, не имеют ничего, кроме воздуха и света. Они без крова, лишенные постоянного местожительства, бродят с женами и детьми. Полководцы обманывают солдат, увещевая их сражаться с врагом за могилы предков и храмы, в то время как у массы римлян нет ни алтаря, ни кладбища предков. Солдаты идут на войну и умирают лишь ради чужой роскоши и богатства! Их называют властелинами вселенной, между тем как у них нет даже клочка собственной земли!»

«В самом деле, разве не справедливо пользоваться общественным полем сообща? Разве гражданин не обладает большими правами, чем рабы? Не больше ли пользы приносит гражданин, пригодный к войне, чем не пригодный к ней? Не лучше ли относится к государству полноправный гражданин, чем раб-чуже- странец? Он считал, что сравнение это слишком недостойно, чтобы его продолжать»'.

Тиберий настойчиво убеждал оккупаторов поступиться личными интересами в пользу общественных и принять его законопроект.

«Вы, — увещевал Тиберий богатых, — должны все это обдумать и отдать эти земли добровольно, без постороннего воздействия, если в том будет необходимость. В надежде на будущее мы должны отдать эти земли тем, кто воспитывает для государства детей. Споря из-за меньшего, вы потеряете большее»2.

В рамках действовавшей тогда конституции единственной возможностью для нобилей провалить предложение Тиберия было привлечение на свою сторону коллег Тиберия, других народных трибунов. К этому последнему средству и прибегли «богачи», склонив на свою сторону коллегу Тиберия Гракха,

народного трибуна Марка Октавия, который к тому же и сам был крупным посессором.

Выступление Октавия было решительным моментом. Октавий воспользовался своим трибунским правом и наложил veto на законопроект. Тиберий пытался убедить Октавия снять свое запрещение, обращался в сенат, но все это не дало никаких результатов. Октавий упорствовал, а сенат определенно стал на сторону «богачей». Борьба разгоралась и обострялась.

Раздраженный Тиберий начал действовать решительнее, поставив перед комициями вопрос: может ли трибун Октавий долее оставаться в звании народного трибуна, если он действует вразрез с народными интересами?

Собрание стало на сторону Тиберия. Октавий был отрешен от должности и поспешил скрыться из опасения народного гнева. Место Октавия занял Квинт Муммий, сторонник Гракха. С конституционной точки зрения, лишение прав народного трибуна по инициативе другого трибуна было неслыханным делом (novum exemplum), революционным актом (collegae magistratum per seditioncm abrogavit), вызвавшим настоящую гражданскую войну (Gvacchana seditio: gravissimae seditionis auctor)1.

После устранения Октавия законопроект Тиберия был принят в комициях и получил силу закона.

Новый закон возобновлял действие старого закона Лициния—Секстия, в силу которого никто не должен был иметь более 500 югеров государственной земли. К этому добавлялось, что на каждого взрослого сына может быть прирезано 250 югеров, но в целом владение одной семьи не должно было превышать 1000 югеров.

Закон гласил: «Никто не должен иметь на государственной земле более 1000 югеров» (Nequis ex publico agro plusquam mille iugera possideret)2.

Возвращенную землю предлагалось распределить участками по 30 югеров между малоземельными римскими гражданами3. Надел в 30 югеров должен быть отнесен к разряду средних владений, предполагавших известный материальный уровень владельца, наличие некоторого числа рабов или свободных наемных рабочих.

Для проведения закона в жизнь и для разрешения возникавших вопросов и затруднений выделялась

специальная аграрная комиссия в составе трех человек (tres viri agris iudicandis adsignandis) с очень широкими полномочиями, с правом обмерять земли и устанавливать права владений'.

В состав комиссии вошли сам Тиберий, его брат Гай и тесть Аппий Клавдий. Передача права установления характера владений, измерения, отобрания и распределения земель аграрной комиссии, выбранной трибутными комициями, самым существенным образом затрагивала права сената. Согласно римской конституции, все эти права принадлежали консулам и цензорам, а не народным трибунам.

Вторым, не менее серьезным покушением на верховенство сената и сенатской магистратуры было игнорирование права сената в финансовой области. Случилось это даже помимо воли самого Тиберия. Ввиду отказа сената отпустить необходимые для работы комиссии средства Тиберий предложил конфисковать переходившую к Риму казну пергам- ского царя Аттала III, незадолго перед тем умершего и перед смертью завещавшего свое царство Риму (cum recentem Attali hereditatem in alimento populo polliceretur)2. Вместо того чтобы эту казну передать в распоряжение сената, Тиберий с согласия и от имени римского народа предполагал распорядиться ею самолично. Это было вторым революционным актом, прямым нарушением римской конституции, предоставлявшей монополию во внешней и финансовой политике сенату.

Деньги псргамского царя были употреблены на покупку сельскохозяйственных орудий для граждан, получивших землю 3. После принятия аграрного закона и выбора аграрной комиссии Тиберий находился в зените своего могущества, выступая в окружении целой свиты своих приверженцев в 3—4 тыс. человек4.

«Теперь Гракх, гордый своим законом, шествовал домой, сопровождаемый народом. Народ смотрел на него не как на устроителя одного города или одного племени, но как на главу всех италийских народов»

Сочувствие Гракху со стороны широких масс города и деревни перепугало и всколыхнуло нобилей и заставило их более сплоченно защищать свои классовые интересы. Из неорганизованной массы нобилей выделялась более организованная политическая

группа оптиматов, или «лучших людей». Оптима- ты прилагали все усилия, чтобы затруднить или скомпрометировать работу аграрной комиссии. Сделать это было нетрудно, так как работа комиссии протекала в сложной обстановке и наталкивалась на ряд самых разнообразных затруднений практического порядка'. Оптиматы развернули широкую агитацию среди своей городской клиентелы, распуская слух, что Тиберий действует исключительно в своих личных интересах, стремясь к захвату верховной власти (occupandae rei publicae). Напротив, ряды сторонников Тиберия редели по мерс того, как одна часть сельского плебса получила земельные наделы и успокоилась, а другая разочаровалась в реальной возможности осуществления плана Тиберия. Особенное недовольство выражали италики, римские союзники, не включенные в список получателей земельных наделов. Чувствуя охлаждение к политическое борьбе сельского плебса, Тиберий на выборах 132 г., к тому же приходившихся на летние месяцы, на время страдной поры, стал искать опоры в городской демократии (плебеях и всадниках), включив в свою программу ряд новых реформ в интересах городской демократии. В числе этих реформ источники упоминают: 1) судебный закон2; 2) закон о сокращении срока военной службы3; 3) закон о распространении гражданских прав на италиков4.

Таково было положение вещей, когда в 132 г. Тиберий выставил свою кандидатуру в народные трибуны во второй раз5. Формально это опять было нарушением конституции, и потому дало повод его про- тивникам-оптиматам обвинить Тиберия в стремлении

к государственному перевороту. Началась страстная агитация, обе стороны готовились к решительному бою, противные партии напоминали, по выражению источника, два настоящих враждебных лагеря'.

У Аппиана сохранился красочный рассказ о том, как Тиберий в траурном платье вместе с малолетним сыном ходил по форуму накануне выборов, вербуя себе сторонников. Агитация Тиберия увенчалась успехом. Народ сочувствовал Тиберию и готов был поддержать его в предстоящей избирательной борьбе.

«Тогда поднялись жалобы бедных на свое собственное положение при мысли, что в скором будущем они уже не будут пользоваться правами, одинаковыми с другими гражданами, но подпадут под власть богатых и сделаются их рабами. Вместе с тем граждане жалели и самого Гракха, которому из-за них приходилось так много страдать и подвергаться опасностям. После этого они все с причитаниями проводили его домой и просили его не бояться грядущего дня»2.

В самый день выборов главная масса выборщиков, приходивших из деревень, ввиду страдной поры (июль месяц), на выборы, как сказано, не явилась, сочувствовавшие же Тиберию нобили, испуганные его революционным актом, отошли от него.

Между тем оптиматы подняли голову и начали энергичную контрагитацию. Кандидатура Тиберия как неслыханное нарушение конституции была опротестована другими трибунами, действовавшими заодно с сенатом. Произошли страшный шум и смятение, заставившие перенести выборы на следующий день. На следующй день повторилось то же самое, и дело даже дошло до драки. Одновременно с выборами, происходившими на площади Капитолийского храма, в храме богини Верности, происходило заседание сената. Было донесено, что Тиберий прогнал с форума враждебных ему трибунов и намеревается провозгласить себя царем.

При этом сообщении в сенате началось настоящее смятение. Часть сенаторов, во главе с верховным жрецом Сципионом Назикой, вождем оптиматов, потребовала от консула Муция Сцеволы введения военного положения и ввиду его отказа бросилась на улицу. «Все, кто желает спасти родину, следуйте за мной!» — закричал Сципион Назика и побежал по направлению комиций.

В первый раз за всю историю Рима на улицах столицы произошла открытая схватка между враждующими партиями, в которой приверженцы Гракха, демократы (популяры), потерпели поражение: часть их была убита, а другие разбежались. В числе погибших находился и сам Тиберий Гракх; всего погибло около 300 человек. Трупы убитых, в том числе и Тиберия, ночью были брошены в волны Тибра.

Началась жестокая реакция. Власть в Риме захватили самые крайние реакционеры, которые стали жестоко расправляться со своими противниками. По распоряжению сената были сформированы особые комиссии для следствия и суда над сторонниками Тиберия. Некоторые его друзья подверглись изгнанию, другие были казнены. В числе последних находился учитель Тиберия ритор Диофан Митиленский. Некто Гай Биллий, по словам Плутарха1, был посажен в бочку со змеями. Блоссию удалось бежать к Аристонику.

Гибель Тиберия объясняется не утопичностью его проекта, а тем, что самый метод проведения закона подрывал могущество сената. Это затрагивало прежде всего политическую мощь сената и престиж сенаторов как высшего сословия в государстве, нарушало все традиции, установившиеся в консервативных аристократических кругах Рима; при этом силы, участвовавшие в демократическом движении, не были еще достаточно объединены. Опорой Тиберия Гракха было крестьянство. Исход борьбы показывает, что городской плебс, известная часть которого находилась в клиентских связях с нобилететом, не оказал достаточной поддержки Тиберию. Что же касается всадничества, то Тит Ливий вполне определенно указывает, что Тиберий внес свой законопроект «против воли сената и всадничества»2; несомненно, что проведение закона затронуло интересы всадников-земле- владельцев, но они все же находились в известных отношениях в оппозиции к сенату, и, чтобы привлечь их на свою сторону, Тиберий Гракх и проектировал судебную реформу. Но этому, однако, помешала его смерть. Поздние источники (Аппиан и Плутарх) определенно говорят, что Тиберий Гракх выступал в защиту бедных против богатых3.

«Столь гнусное дело, — заканчивает свою печальную летопись Аппиан, — впервые случилось в народном собрании. Потом это неоднократно повторялось

и в отношении других лиц, подобных Гракху. Из-за убийства Гракха Рим разделился на две части: одна часть печалилась, другая радовалась. Многие сожалели о себе, сожалели о Гракхе, сожалели о том положении, в каком находилось государство, где не было больше законного правления, но где господствовали личное право и насилие. Зато другие полагали, что они достигли исполнения всех своих желаний. Все эти события происходили в то время, когда Аристоник вел в Малой Азии борьбу с римлянами»'.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!