Выразительное чтение на уроках литературы

Особой значимостью в школе отмечен вид работы, который назван выразительным чтением и требует не просто правильного произнесения текста, но наполнения чтения чувством и мыслями читателя, что приближает выразительное чтение к художествен­ному, актерскому. Однако школьник, в отличие от актера, созна­тельно не организует реакции слушателя и, как пушкинская Земфира, может сказать: «Я песню для себя пою». Выразительное чтение - один из сложных видов художествен­ной интерпретации текста, призванный «освобождать слова из плена».

Действительно, художественное слово в письменном тексте об­ладает множеством значений, которые, как сеть, окружают его и часто скрывают от читателя авторское чувство. Слово звучащее, произнесенное активно, подчеркивает эмоциональную направлен­ность речи. Голос, как живая вода, превращает написанное слово в поступок, действие. В принципе здесь совершается тот же пере­ход, как от нот к музыке. Личностность прочтения оказывается при выразительном чтении непременным результатом того выбо­ра из множества значений, которые таятся в письменной речи, наиболее близкого исполнителю. Однако, часто пользуясь в школе выразительным чтением как приемом, способным оживить текст в сознании учеников, мы озабочены тем, чтобы эта дея­тельность была не только средством самовыражения школьни­ков, но и способом приближения к авторской позиции. В связи с этой задачей исполнительский анализ, который в той или иной форме мы проводим со школьниками, с нашей точки зрения, должен проходить несколько этапов.

1. Пробуждение чувств

Всякая эстетическая деятельность оказывается результатом переполненности чувствами, желания открыть их другим и ос­вободиться от той стесненности, которая сопровождает напря­жение чувств и кипение мыслей. Известный мастер художест­венного слова Антон Шварц писал: «Только в том случае, ес­ли отношение родилось в результате эмоционального воспри­ятия материала, исполнение может быть художественно оп­равданным». Чувство вообще, согласно информационной тео­рии эмоций, выраженной в работах П.Симонова, возникает обычно при остром дефиците или переизбытке информации, неожиданном для реципиента, как наводнение. Чувство, оче­видно, в первом случае играет роль разведчика, во втором -судьи, оценивающего услышанное и помогающего совершить выбор. И в том и в другом случае чувство оказывается свя­занным с действиями на границе интуиции и сознания. Поэто­му важно, чтобы произведение, которое мы предназначаем для выразительного чтения учеников, при первой встрече вы­звало взволнованность и удивление. Взволнованность может быть поддержана созданием «установки» (Д.Н.Узнадзе) на чтение, развертыванием фона восприятия, который соответст­вует появлению личных читательских ассоциаций. Вместе с тем произведение искусства, предъявленное классу, не долж­но оставлять ученика в рамках привычных представлений и служить лишь для воспоминаний читателя. Некая неожидан­ность, открытая в произведении, именно непривычностью сво­ей должна заинтересовать читателя, пробуждать стремление проникнуть в загадки текста. Пробуждение чувств на первой стадии исполнительского анализа, таким образом, приводит к возникновению вопроса, ведущего к анализу текста произве­дения.

  1. Выявление авторской позиции

Поиски авторской позиции в произведении чтецом и родст­венны, и отличны от научного, литературоведческого анализа. Антон Шварц склонен был даже противопоставлять работу чтеца и ученого: «Ведя чтецкую работу над произведениями Пушкина, важно представлять себе образ поэта и его эпоху. Однако в трактовке отдельного произведения... следует исхо­дить в первую очередь именно из данного текста, а не из сво­его представления о Пушкине на том или ином этапе его жиз­ни. Чтецу нужно не столько «ходить в музей», подобно мей-нингенцам или ранним мхатовцам, сколько вплотную рабо­тать над своим материалом. Иными словам, важно уметь во­время забыть всю свою историческую эрудицию, чтобы ос­таться наедине с текстом и извлечь из него максимум возмож­ного... Историки литературы, как правило, дают нам очень мало. Они изучают текст с другой целью, и у них почти не­возможно найти ответ на вопрос о том, как прочесть данную строчку». Конечно, литературоведы проявляют авторскую по­зицию в анализе стиля, композиции произведения, сравнения вариантов текста. Но всестороннее рассмотрение самого тече­ния текста редко, хотя это не природный, а временный недос­таток литературоведения. Вместе с тем литературовед не мо­жет ограничить своей работы рамками текста. Внетекстовой материал проверяет и контролирует выводы, полученные при анализе произведения, позволяет сопрягать их с историей ли­тературы и общественной жизни. Чтецу же важно выявить ло­гику движения текста «на глазах» публики. Поэтому, не от­бросив, а как бы преодолев влияние внетекстовых источников информации, исполнитель черпает свои доводы из самого тек­ста, и в этом совпадает со школьником, которому внетексто-вая информация часто недоступна. Школьный анализ литера­турного произведения в этом своем свойстве, как и во многих других, сходен с художественными интерпретациями литера­турного текста.

  1. Вживание в ситуацию произведения

А.Шварц, делая целью чтеца «второе рождение текста» в се­бе, в сущности давал простор воображению исполнителя. О «ленте» видений много писали, акцентируя необходимость для чтеца не только верно уловить авторский смысл произведений, но и конкретизировать его в собственном воображении, подклю­чая те жизненные свои впечатления, которые уместны в предпо­лагаемых автором обстоятельствах. Однако эта работа бесконеч­но трудна, так как нахождение в собственном жизненном опыте образных эквивалентов текста бывает заторможено и происходит в стилистически ином и эмоционально отличном от авторской ин­тонации ключе.

С.В.Шервинский справедливо писал, что бесконтрольная привычка к актерскому, конкретному изображению вредна чтецу. В лирике же реализация лица, от которого произносит­ся читаемое, принципиально невозможна. «В основе актерско­го воображения лежит создание иллюзорной реальности». По­эт же, как и чтец, «черпает из запаса памяти, а не живет ре­альностью мгновенья». Сливаясь с автором, чтец оказывается также в мире памяти. В этом коренное отличие двух вообра­жений: действительность в иллюзии (на сцене) и действитель­ность, реализованная в памяти (у поэта и чтеца). Образы по­этической памяти существуют где-то в пространстве неопреде­ленном...; условная локализация образа памяти имеет место в исполнительском искусстве чтеца».

Лирика, действительно, рассчитана на извлечение из памя­ти чтеца, читателя вообще впечатлений, родственных мотивам стихотворения, но излишняя конкретизация образов лирики обытовляет поэтический текст и грозит подменой автора чита­телем.

  1. План чтения и техника произнесения

Раскрытие на предыдущих этапах исполнительского анали­за эмоциональных и смысловых основ произведения еще не гарантирует, что чтение будет пронизано ими. Нужна и непо­средственная, прямая подготовка к исполнению. Прежде все­го, важно определить смену интонаций, продиктованную об­щим движением мысли произведения. Такую работу мы обыч­но называем составлением «партитуры чувств». Как в музы­кальной партитуре означены мелодии, «их съединенье, соче-танье» (Тютчев), так и в «партитуре чувств» мы намечаем то­нальность чтения частей произведений, характер интонирова­ния фраз. Наблюдения за ритмикой стиха и расстановка ло­гических ударений, попытка в произнесении фразы осущест­вить намеченную интонацию составляют существо работы на последнем этапе исполнительского анализа.

Выразительное чтение обычно оказывается итогом анализа, попыткой осуществить его результаты в эстетической деятельно­сти, однако выразительное чтение способно выполнять и иные функции.

По тому, как ученик прочел текст, можно судить о характере первоначального восприятия. Задача подготовки выразительного чтения может стать, в сущности, приемом анализа произведения. Широкая разработанность этого вопроса в методике преподава­ния литературы (М.А.Рыбникова, Е.В.Язовицкий, М.Г.Качурин, Р.Р.Майман и др.) позволяет учителю разнообразно использо­вать выразительное чтение в практике работы.

Выразительное чтение, помимо всех его учебных достоинств, важно для нас в широком педагогическом смысле. Чтение вслух, для класса, приучает к культуре выражения чувств, дает учени­ку радость эстетической формы переживания. Этот прием рабо­ты оказывается одним из путей к искусству общения.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!