Возрождение Карфагена

22 Авг 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Отвлечение внимания римлян на Восток дало возможность побежденному, но не уничтоженному Карфагену вновь оправиться и поднять голову. Пятидесяти лет, протекших от заключения мира до начала новой, третьей, Пунической войны, было совершенно достаточно для восстановления его экономической мощи. Отказавшись от военных захватов и широкой военной политики, карфагеняне направили всю свою энергию на хозяйственную деятельность, единственно возможную при данных условиях. В период между второй и третьей Пуническими войнами в Карфагене, удержавшем значительную часть своей территории, развилась оживленная торговля с туземными племенами, расширилась площадь зерновых и садово-огородных культур, увеличилось число мастерских и торговых помещений, заработали лавки менял и депозитных контор, численность городского населения поднялась до внушительной цифры в 700 тыс. человек. Для римской торговли и промышленности «родина Ганнибала» представляла прямую угрозу. Следствием этого было обострение враждебных отношений римской плутократии и сельских хозяев- плантаторов с возрождающимся соперником.

Настроение руководящих кругов Рима не ускользнуло от внимательного взора нумидийского царя Масиниссы, претендовавшего на пограничные владения и в частности на плодородную полосу земли у Малого Сирта. Во всех конфликтах между карфагенским сенатом и Масиниссой Рим всегда становился на сторону последнего, несмотря на явную несправедливость многих его претензий. Подобного рода агрессивная политика со стороны Рима и его африканского союзника подняла шансы карфагенской военной «партии патриотов», во главе которой до бегства из Карфагена стоял Ганнибал, а во второй половине II в. этой партией руководил Гасдрубал.

Гасдрубал и Карфалон начали войну с Масиниссой и в 150 г. потерпели решительное поражение. Ставшая после этого у власти партия мира совершенно отказывалась от какой бы то ни было военной политики и всеми способами добивалась союза с Римом.

Однако мирная политика Карфагена не встретила отклика и сочувствия в римском обществе. За возобновление войны с Карфагеном стояла римская плутократия — купцы, ростовщики, оружейники, поставщики на армию, владельцы плантаций, претендовавшие на монополию в средиземноморском бассейне, и, наконец, рабовладельцы всех категорий, заинтересованные в захвате дешевых и квалифицированных рабов. Воинственно была настроена также и городская демократия, plebs urbana, уже достаточно

втянутая во внешнюю политику и откупные компании, привыкшая к раздачам, триумфам, праздникам и зрелищам. Для иллюстрации настроения римских империалистов чрезвычайно показательна приписываемая Катону фраза: «Ceterum censeo, Carthaginem delendam esse» («Впрочем, я думаю, что Карфаген нужно разрушить»),

В ответ на мирные предложения карфагенян Рим потребовал беспрекословного удовлетворения всех притязаний «друга римского народа» царя Масиниссы, выплаты 500 талантов контрибуции, очищения «больших полей» на берегах Баграды и, наконец, выдачи Риму значительной части военных запасов и снаряжения, числом около двух миллионов, двух тысяч метательных машин, огромного количества мечей, щитов, шлемов, коней ит. д Но и это не удовлетворило римлян, потребовавших срытия самого города и очищения площади на 16 километров от моря. Последнее требование — срытие города — вызвало страшное негодование карфагенян, решивших защищаться до последней возможности.

Население лихорадочно вооружалось, вооружались даже рабы, которым была обещана свобода, городские укрепления реставрировались и строились заново. Делами обороны руководил Гасдрубал, вернувшийся из изгнания. Первые попытки римлян взять город приступом в 149 г. окончились неудачей, заставившей отказаться от штурмовых действий и перейти к длительной осаде по всем правилам военного искусства, рассчитывая не столько на храбрость осаждавших, сколько на отсутствие воды и свирепствовавшие в городе голод и эпидемии.

После двухлетней безуспешной осады в 147 г. в Африке высадился только что избранный консул Публий Корнелий Сципион Эмилиан (Publius Cornelius Scipio Aemilianus), которому было поручено ведение войны особым плебисцитом.

Сципион Эмилиан, сын Эмилия Павла, победителя при Пидне, был приемным внуком Сципиона Африканского. Как и последний, он занимал особое место среди римской аристократии. Один из самых просвещенных людей Рима, вокруг которого сплотились политики, ученые и писатели, Сципион Эмилиан считался лучшим полководцем своего времени. Не было ни одной значительной кампании, в которой он не принимал бы участия. Вызванный в 149 г. в Африку для раздела наследства умершего тем временем престарелого Масиниссы, Сципион добился посылки нумидийского войска на помощь осаждавшим Карфаген римлянам. Проявленная Сципионом энергия способствовала тому, что он был избран в 147 г. консулом, имея всего 37 лет от роду, вопреки желанию сената. Сенат по формальным соображениям пытался отвести кандидатуру Сципиона, ссылаясь на закон Виллия (lex Villia annalis), устанавливавший для консула возрастную норму в 43 года. Но это не смутило Сципиона, обратившегося за поддержкой к народным трибунам, доставившим ему консульство через комиции.

Попытки Ганнибала провести реформы в Карфагене не удались из- за противодействия дружественной Риму олигархии. Несмотря на это Карфаген скоро оправился от последствий войны. Богатства его все еще огромной территории, простиравшейся на восток до Кирены, продолжали оставаться источником больших доходов карфагенского гражданства. Правящая партия старалась жить в мире и с Римом, и со своим непосредственным соседом — Масиниссой.

Однако существование Карфагена вызывало в Риме постоянную тревогу: слишком сильны были воспоминания о ганнибаловой войне, чтобы римское гражданство могло скоро их забыть. Пока во внешней политике продолжались сципионовские традиции, дальше смутных опасений дело не шло. Положение стало меняться после третьей македонской войны. Мы видели, что она послужила началом больших сдвигов в области римской политики: хищник стал показывать когти. Это сейчас же сказалось и в отношениях к Карфагену.

В 153 г. в Африке побывал старик Катон в качестве главы посольства, отправленного для урегулирования споров Карфагена с Масиниссой. Когда он собственными глазами увидел цветущее состояние Карфагена, мысль о разрушении города стала его idee fixe. Катоновский лозунг «Ceterum censeo Carthaginem esse delendam» («Впрочем, я думаю, что Карфаген нужно разрушить») получил решительную поддержку тех кругов римского общества, для которых беспощадная агрессия стала знаменем внешней политики.

Чтобы объявить войну Карфагену, нужно было найти подходящий предлог и создать соответствующее настроение в римском гражданстве. Прекрасную роль здесь мог сыграть Масинисса. Договор 201 г. сознательно не определял точных границ между Нумидией и Карфагеном, что служило источником бесконечных споров и вызывало частые присылки римских комиссий. Чем враждебнее к Карфагену становились в Риме, тем наглее вел себя Масинисса. В конце концов терпение карфагенян лопнуло. Во главе карфагенского правительства оказались вожди демократической партии, являвшиеся сторонниками более твердой политики по отношению к Масиниссе. Его друзей изгнали из Карфагена, а когда ну- мидяне напали на карфагенскую террито-

рию, против них выслали войско под начальством Гасдрубала, одного из лидеров демократов. Правда, это войско потерпело жестокое поражение от Масиниссы (150 г.), но искомый повод для объявления войны Карфагену был найден: карфагеняне в нарушение договора 201 г. начали войну без разрешения римского сената.

В Риме начались военные приготовления. Испуганное собственной смелостью карфагенское правительство немедленно забило отбой: Гзсдрубал был приговорен к смертной казни (ему, впрочем, удалось бежать и собрать на карфагенской территории собственное войско), а в Рим отправили посольство, которое свалило всю вину на Гэсдрубала и других вождей военной партии. Но в сенате признали объяснения карфагенян недостаточными. Тогда из Карфагена явилось второе посольство с неограниченными полномочиями. Но война уже была объявлена и консульская армия посажена на суда (149 г.).

Карфагенское правительство, чтобы спасти город, решило сдаться без всяких условий. Сенат объявил, что он гарантирует карфагенянам сохранение свободы, земли, собственности и государственного строя под условием выдачи в месячный срок 300 заложников из числа детей правящих семей и выполнения дальнейших распоряжений консулов. Заложники были немедленно выданы.

Когда консулы высадились в Утике, которая уже раньше сдалась римлянам, они предъявили Карфагену требование сдать все оружие и боевые припасы. Это распоряжение также было выполнено. Наконец, последовал страшный приказ: город Карфаген должен быть разрушен: его жители имеют право выбрать себе новое место для поселения, где они хотят, но не ближе 80 стадий (около 15 км) от моря.

Когда это бесчеловечное требование стало известно в городе, гнев и отчаяние охватили население. В слепой ярости толпа перебила находившихся в городе италиков, должностных лиц, по совету которых были выданы заложники и оружие, а такжз ни в чем не повинных послов, принесших ужасный ультиматум.

Город был обезоружен, но его местоположение и мощная система укреплений давали возможность выдержать самую продолжительную осаду. Нужно было толь ко выгадать время. К римским консулам отправили посольство с просьбой о месячном перемирии, якобы для отправки послов в Рим. Хотя официально в перемирии отказали, но консулы, нисколько не сомневаясь, что город не сможет защищаться, отложили на некоторое время штурм.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!