Возникновение Древнерусского государства

29 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Момент возникновения Древнерусского государства нельзя датиро­вать с достаточной точностью. Очевидно, имело место постепенное пе­рерастание политических образований восточных славян в феодальное Древнерусское государство. Большинство историков сходится на том, что возникновение Древнерусского государства следует относить к IX в.

В IX в. восточнославянские государства, в первую очередь Киев­ское и Новгородское (эти названия уже вытесняют старые Куявию и Славию), все более интенсивно втягиваются в международную торгов­лю, проходившую по водному пути «из варяг в греки». Этот путь, про­легавший по землям нескольких восточнославянских народов, способ­ствовал их сближению.

С развитием торговли на территории славянских племен стали раз­виваться большие города: Новгород — у ильменских славян, Смоленск и Полоцк — у кривичей, Чернигов — у северян, Любеч — у радимичей, Киев - у полян и др. Именно здесь стали концентрироваться купцы со своими товарами перед отправкой на балтийский, черноморский или каспийский рынки. Для охраны торговых караванов формировались вооруженные дружины, зачастую из выходцев из Скандинавии — ва­рягов. Их предводители (вожди, или конунги, князья) или сами торго­вали, охраняя оружием свои товары, или нанимались на службу и обе­регали города и торговые караваны. Случалось, что они захватывали власть в городах и становились носителями публичной власти. Так, например, у древлян правителем был местный князь Мал, а в Киеве правителями стали варяжские князья Аскольд и Дир.

«Повесть временныхлет» сообщает, что поначалу южные славян­ские племена платили дань хазарам, а северные — варягам. Затем се­верные племена славян прогнали варягов, но потом передумали и при­звали варяжских князей. Такое решение было вызвано тем, что славя­не передрались между собой и решили для установления мира и по­рядка обратиться к иноземным князьям, видя в них арбитров для ула­живания споров. Тут-то летописец и произнес знаменитую фразу: «Зем­ля наша велика и обильна, а наряда (порядка) в ней нет. Да пойдите княжить и володети нами». Варяжские князья якобы сначала не.со­глашались, но потом приняли приглашение. Три варяжских князя при­шли на Русь и в 862 г. сели на престолы: Рюрик — в Новгороде, Тру-вор — в Изборске, Синеус — в Белоозере. Это событие и принято счи­тать отправным в истории отечественной государственности.

Однако экономический (торговый) фактор по-прежнему значитель­но влиял на процесс формирования государства. В 882 г. новгородский князь Олег, подчинивший основные города по великому водному пути, перенес политический центр государства на юг в Киев. Из Киева он продолжил свою объединительную деятельность, были покорены древ­ляне, северяне, радимичи и другие славянские племена. Русь была ос­вобождена от хазарской зависимости. Князь Олег был организатором успешного похода на Византию, результатом которого стала не только богатая добыча (дань-откуп), но и заключение торгового договора. По существу Русь была признана субъектом международных отношений. Результатом деятельности Олега стало создание из разобщен­ных племен большого государства. Сам он получил прозвище «вещий», т.е. мудрый, а его личность стала объектом народного эпоса.

Его преемник князь Игорь в целом продолжил политику Олега, но без особых достижений. После убийства Игоря древлянами во время сбора повторной дани во главе государства стала его жена княгиня Ольга в качестве регента малолетнего Святослава. Она приняла хрис­тианство, посетила Константинополь, с ее именем связаны первые реформы по упорядочению системы управления страной.

Сын Ольги Святослав вел активные завоевательные войны, стре­мясь расширить пределы государства. При нем были подчинены пле­мена вятичей, разгромлены Хазарский каганат и Волжская Булгария, завоеваны значительные территории дунайских болгар на Балканах. Святослав даже планировал перенести столицу своего государства в г. Переяславец на Дунае. Но византийскому императору удалось на­нести поражение русским войскам, и Святослав вынужден был поки­нуть Болгарию. Возвращаясь в Киев, войско Святослава попало в за­саду печенегов, а сам он был убит.

После смерти Святослава его сыновья Ярополк, Олег и Владимир начали междоусобные войны, в которых Олег и Ярополк погибли. Вла­димир сохранил единовластие. Поражение Святослава и внутренние усобицы пошатнули не только внешнее могущество, но и внутреннее единство государства. Владимиру пришлось вести многочисленные войны с соседями и усмирять отделившиеся племена славян. Важней­шим мероприятием князя Владимира было принятие христианства как государственной религии.

Древнерусское государство с самого начала было этнически неод­нородным, многонациональным. В его состав вошли, кроме славян, некоторые соседние финские и балтийские племена, но основу его со­ставляла древнерусская народность, являвшаяся колыбелью трех сла­вянских народов — русских, украинцев и белорусов, которая не может быть отождествлена ни с одним из этих народов в отдельности.

Ряд украинских националистических историков еще в начале XX в. пытались представить Древнерусское государство украинским. Эта идея была подхвачена после распада СССР в некоторых украинских нацио­налистических кругах с той целью, чтобы поссорить три братских сла­вянских народа, «исторически» обосновать самостийность Украины, ее «историческое превосходство» над Россией, хотя, как известно, Древ­нерусское государство ни по территории, ни по составу населения с со­временной Украиной не совпадало. ВIX и даже в XII в. еще нельзя говорить о специфически украинской культуре, языке и пр. Все это появи­лось позже, когда в силу объективных исторических процессов древне­русская народность распалась на три самостоятельные ветви.

В X в. древнерусское государство, не являясь еще совершенно оформившимся, уже имело налицо все необходимые признаки: еди­ную территорию, язык, аппарат власти, устойчивую военную организацию, налоги и суверенитет. Государство функционирова­ло на внешней арене, воевало или торговало с соседями, вступало с ними в договорные отношения.

Норманнская теория происхождения государства

Вопрос о роли норманнов (варягов) в становлении и развитии древ­нерусского государства обсуждается в отечественной исторической науке уже в течение двух с половиной столетий. В ходе дискуссий сфор­мировались две позиции, два лагеря: норманистов — сторонников скандинавского происхождения Рюрика и антинорманистов, выво­дивших Рюрика откуда угодно, но толькане из Скандинавии. Особня­ком стоит позиция советских историков, которые с конца 1940-х годов пришли к отрицанию Рюрика как такового, и понятия «династия Рю­риковичей», «держава Рюриковичей», на которых стояла вся россий­ская историография, вообще перестали употреблять.

Поскольку авторы вузовских учебников по истории отечественно­го государства и права порой и в новейших изданиях проводят старую советскую точку зрения на эту проблему, есть смысл остановиться на ней несколько подробнее.

Первым норманистом был автор «Повести временных лет» монах Киево-Печерского монастыря Нестор, поместивший в летописи в 1113 г. известие о призвании Рюрика новгородцами. Суть его такова. Новгородцы, как рассказывает Нестор, долгое время платилидань при­плывавшим из-за моря варягам, воинственному народу. Однако в лето 6370 от сотворения мира (862 г. н.э.) они «изгнашаварягизамореине даша им дани. И почаша сами в собе володети». Но свобода не при­несла им покоя, начались раздоры и распри: «И не бе в них правды, и вста род на род, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся». Чтобы прекратить распри, решили: «Поищем собе князя, иже бы во-лодел нами и судил по праву. И идоша за море, к варягам, к руси. Реша русь, чудь, словене и кривичи, и веси: "Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Да пойдите княжить и володети нами. И избрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь, и придоша; старейший Рюрик седе Новегороде, а другий, Синеус, на Беле-озере, а тре­тий, Трувор, в Изборсте. И от тех варяг прозвася Русская Земля"».

Это известие русской летописи, соединив его с данными сканди­навских источников, ввели в историческую науку служившие в Рос­сийской академии наук в XVIII в. историки немецкого происхождения Т.З. Байер, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлецер, ставшие родоначальниками норманнской теории происхождения русского государства в IX в. Их положения развили далее русские ученые Н.М. Карамзин, СМ. Со­ловьев и другие, которых можно смело называть норманистами. Пер­вым критиком норманнской теории был М.В. Ломоносов, который счел антипатриотичным начинать русскую историю от скандинавов. Впос­ледствии к нему присоединились и другие ученые.

Сами по себе свидетельства летописного свода не вызывают воз­ражений. Но уже с XVIII в. эти положения стали основой острого иде­ологического и политического противоборства. Немецкие историки, работавшие в Российской академии наук, истолковали их таким обра­зом, чтобы доказать законность господства немецкого дворянства при тогдашнем российском императорском дворе, более того — обосновать неспособность русского народа к созидательной государственной жизни как в прошлом, так и в настоящем, его «хроническую» политическую и культурную отсталость.

Все дело заключалось в том, что научному спору было придано тог­да, в XVIII в., политическое звучание, политика вмешалась в науку. Ко времени, когда Ломоносов по заданию руководства Академии наук выступил против диссертации Миллера «О происхождении народа и имени российского» (1749), Россия дважды при жизни одного поколе­ния вступала в.открытое противоборство со шведами и дважды выхо­дила из войны победительницей (1700—1721 и 1741 — 1743). Значе­ние великой европейской державы, потерянное Швецией, переходило к новой империи, созданной Петром I. Швеция жаждала реванша, и это нашло отражение в трудах шведских историков, поставивших идею Рюрика в обоснование концепции о вечной зависимости Руси от Шве­ции. Пытаясь опровергнуть эту идею, Ломоносов вывел Рюрика, про­тив существования которого отнюдь не возражал, из южнобалтийско­го славянского племени роксолан. В качестве доказательства исполь­зовалась своеобразная игра с этнонимами («роксоланы» произошли от «росов», соединившихся с «аланами», роксоланы ушли с Рюриком в Новгород, а на их месте образовалась По-Руссия (Пруссия) или то, что осталось «после русов» и т.д.). Российские историки позицию Ло­моносова всерьез не принимали, относя ее к так называемому панегироическому, патриотическому, течению в отечественной историографии, целью которого было создание из истории русского государства «па­норамы геройской доблести русского народа» (К.Н. Бестужев-Рюмин).

С утверждением марксистско-ленинской концепции образования государства как орудия подавления одного общественного класса дру­гим Рюрику, как и многим другим личностям, места в нашей истории не осталось. В 12-томной «Истории СССР» (1960-е годы) династию русских князей начинали со славянина Олега Старого, хотя уже само имя «Олег», как и имена последовавших за ним Ольги и Игоря, скан­динавского происхождения.

Итак, как же отвечает на вопрос о роли норманнов в образовании древнерусского государства современная наука, освободившаяся от идеологического давления?

Можно считать общепризнанным, что Рюрик — реальная истори­ческая личность, и известие летописи о нем — не легенда, оно имеет достоверные основания, подтвержденные другими источниками. При­сутствие скандинавов на русской земле доказано археологами, прово­дившими раскопки в Ладоге, Изборске,-Новгороде и обнаружившими относящийся к IX—X вв. огромный «варяжский» культурный пласт (оружие, предметы быта, культа и пр.). Найден и прототип Рюрика — датский конунг, предводитель викингов, Рерик Ютландский. Найти его помогли литературные памятники Древней Скандинавии — саги, гео­графические и исторические сочинения северных авторов.

Предполагается, что скандинавы (викинги и их дружины), обосно­вавшись уже в VIII в. в указанньиюпорных пунктах северо-западной Руси (Ладоге), в землях словен, установили тесные контакты с мест­ной родоплеменной знатью. Отсюда они проложили путь на юг, в Ви­зантию («из варяг в греки») и в страны арабского Востока, совершая походы, бывшие своеобразным смешением разбойничьих набегов и торговых экпедиций.

Скандинавы осуществляли в этих землях еще один вид деятельно­сти — наемную военную службу у знати и местных князей. Рюрик тоже пришел в Новгородскую землю с дружиной и родом своим («пояша по собе всю русь»). О том же свидетельствует известие скандинавской саги о «Sine hus» и «Tru vaering» («Дом свой» и «Верное воинство»), превратившихся в пересказе летописца в легендарных братьев Рюри­ка. Как увидим далее, «призвание» князя соответствует позднейшей новгородской традиции — приглашать на княжение князей из других земель, передавая в их руки военные функции и оставляя остальную власть в руках вечевой администрации.

С приходом Рюрика приток скандинавских дружин на Русь усилил­ся, его потомки широко использовали их военную силу, силу нейтраль­ную, для борьбы с родоплеменной знатью, объединяя под своей влас­тью разноэтнические территории. Скандинавские дружины использо­вались русскими князьями в походах на Византию. Скандинавы при­влекались на дипломатическую службу. В качестве русских послов они появлялись не только в Константинополе, но и в столице императора франков (как о том свидетельствуют «Вертинские анналы»). Из них формировался аппарат государственного управления, в том числе в системе взимания податей.

Одновременно шел процесс ассимиляции норманнов. Дружинная верхушка постепенно сливалась сдревними кланами новгородской зна­ти, скандинавский язык растворялся в славянском языке. Именно сла­вяне составляли большинство населения страны, что обусловило не­значительное влияние скандинавского элемента на бытовом уровне. По-видимому, варяги восприняли и местную идеологию, и политичес­кую культуру. Варяжский элемент, безусловно, оказал влияние на про­цесс формирования древнерусской государственности. Но он не был инициатором этого процесса.

Главным опровержением норманнской теории является достаточ­но высокий уровень социального и политического развития восточных славян в IX в. Считается доказанным, что он был выше или, по край­ней мере, не ниже уровня общественного развития варягов, поэтому заимствовать опыт государственного строительства у них они не мог­ли. Водворение варяжских князей в Новгороде, а затем и в Киеве не привело к изменению общественных отношений древних славян, бо­лее того, князья.и их дружины подверглись быстрой ассимиляции. Го­сударство не может организовать один человек (в данном случае Рю­рик) или несколько даже самых выдающихся мужей. Государство есть продукт сложного и долгого развития социальной структуры общества. Кроме того, известно, что русские княжества по разным причинам и в разное время приглашали дружины не только варягов, но и своих степ­ных соседей — печенегов, каракалпаков, торков.

Мы не знаем точно, когда и как возникли первые русские княже­ства, но они уже существовали до 862 г., до пресловутого «призва­ния варягов». (В некоторых германских хрониках уже с 839 г. рус­ские князья именуются хаканами, т.е. царями). Это означает, что не варяжские военные предводители организовали Древнерусское го­сударство, а уже существовавшее государство дало им соответству­ющие государственные посты. Кстати, следов варяжского влияния в течественной истории практически не осталось. Исследователи, на­пример, подсчитали, что на 10 тыс. кв. км территории Руси можно обнаружить лишь 5 скандинавских географических наименований, в то время как в Англии, подвергшейся норманнскому нашествию, это число доходит до 150.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!