Воздействие реформ в России на основные функции семьи уровня и качества жизни

19 Мар 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Проблемы семьи современной России, как уже было отмечено во введении, определяются масштабными политическими, экономическими и социальными преобразованиями последнего десятилетия 20 века. В последние годы исследования положения семьи широко представлены как в научной литературе, так и исследованиях домохозяйств, постоянном мониторинге социально-экономического потенциала семей Всероссийского Центра уровня жизни, опросах общественного мнения ВЦИОМ и РОМИР. Это дает возможность использовать для оценки социально-экономического положения семей солидную фактологическую и статистическую базу. Кроме того, уже имеется опыт более чем десятилетних радикальных экономических преобразований, когда определились основные тенденции развития и стала ясна социальная цена, которую общество и семья вынуждены платить за избранную модель преобразований.

Начавшийся в 1985 году под лозунгом «Больше социализма» процесс перестройки стал в России исходной точкой коренных политических и социально-экономических преобразований системного характера.

В первой половине 90-х годов 20 века произошло резкое падение уровня жизни большинства российских семей, многие из них в середине 90-х годов не могли удовлетворять даже минимальные потребности в питании, одежде, медицинском обслуживании, жилье. Данный факт находил подтверждение и в ходе социологических исследований. Так, как показало исследование «Семья и общество», проведенное в рамках мониторинга Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в 1994 году по всероссийской репрезентативной выборке, 94% опрошенных отметили, что в наибольшей степени жизнь их семьи осложняет плохое материальное положение, низкий уровень текущих доходов.

Мониторинг социально-экономического потенциала семей (1996 год) выявил, что особенно тяжелое положение типично для семей с несовершеннолетними детьми: доля бедных семей среди семей с одним или двумя детьми составила 51,3%, с тремя детьми - 85%, с четырьмя детьми - 90%. Результаты мониторинга свидетельствовали также и о других негативных тенденциях в жизнедеятельности российских семей:

- снижении реальных денежных расходов на члена семьи в среднем по всем семьям;

- увеличении доли семей, имеющих потребительские расходы на члена семьи ниже прожиточного минимума;

- деформации структуры потребительских расходов на члена семьи, увеличении доли затрат на покупку продуктов питания и на оплату услуг, уменьшении доли расходов на непродовольственные расходы;

- различия структуры потребительских расходов в семьях с разным уровнем доходов;

- сверхэкономии в расходах на питание в самых бедных группах семей.98

В 1997 году известный экономист Д.Львов писал: «...Средняя заработная плата в промышленности России в 5-7 раз ниже пособия по безработице, выплачиваемого в развитых странах. Мировое сообщество в лице соответствующих организаций ООН давно признало, что часовая заработная плата ниже 3 долларов в час является недопустимой. Она выталкивает работника за черту жизнедеятельности, за которой идет разрушение экономики. В России квалифицированный работник получает в час в 3-4 раза меньше. И это происходит в условиях, когда российскому работнику приходится обменивать свой труд на продукцию и услуги, цены которых близки или сравнялись с мировыми».99 И далее, - «заработная плата большинства работников, занятых в бюджетных отраслях, далеко не всегда обеспечивает их семьям прожиточный минимум; оплата труда в России по отношению к производительности почти вдвое ниже, чем в развитых странах».

Однако, несмотря на рост напряженности в обществе в 1995-1998 годы, социальная ситуация не взорвалась. Представляется, что одной из стратегий выживания семей стало участие в теневой экономике, которая стала особенностью российской экономической и социальной жизни в 90-е годы 20 века и в нее вовлечены широкие массивы населения, а, следовательно, и семей.

Прежде всего, чтобы выявить влияние этого явления на экономику семей, требует разъяснения сам термин «теневая или неформальная экономика». В России под теневой или неформальной экономикой понимается нерегистрируемая статистикой экономическая активность. Подобная экономическая активность включает: во-первых, законную деятельность, скрываемую или преуменьшаемую в целях уклонения от уплаты налогов или выполнения иных законных обязательств; во-вторых, неформальную, неофициальную, но легальную деятельность (семейные предприятия, работающие на собственные доходы, временные бригады строителей и т.п.); в-третьих, легальные виды деятельности, которыми население занимается нелегально, например, без лицензий и т.п.101 Такая классификация основана на международных методах учета - системе национальных счетов (СНС) и, следовательно, масштабы теневой экономики в России могут быть оценены по международным стандартам.

Ещё одну часть теневой экономики составляет экономика криминальная, которая не учитывается в системе СНС. Криминальная экономика по мнению российской экономической науки - это любая экономическая деятельность, сознательно укрываемая от государства с целью избежать насильственного её прекращения действиями государственных силовых структур. Дается и такая классификация теневой экономики, которая включает:

- криминальный сектор;

- корпоративный сектор - зарегистрированные и незарегистрированные предприятия, скрывающие свою деятельность от государственных органов с целью её доходности, сдача в аренду помещений и т.п.; теневая заработная плата даже в крупнейших корпорациях и банках;

- самозанятость населения и неформальная занятость на мелких и мельчайших предприятиях. Конечно, любая классификация теневой экономики условна, поскольку ни один из её типов в чистом виде в реальном секторе не встречается.

Теневая экономика - мировое явление и, несмотря на процессы глобализации, концентрации и пр., она постоянно растет, в том числе и её криминальная часть (прежде всего торговля оружием, наркотиками и даже людьми). Нас она интересует, в первую очередь, в связи с воздействием на семью. \

Наиболее быстрый рост масштабов теневого сектора в 80-90-е годы наблюдался в Турции, Италии, Швеции, Норвегии и Германии - то есть там, где экономика становилась более зарегулированной из-за принятия новых общеевропейских законов. В Германии, например, объем теневой экономики с 1975 года рос со скоростью 8% в год, значительно быстрее, чем официальный ВВП, в неё вовлечено 22% трудоспособного населения страны. По оценке Ф.Шнайдера в странах Европейского Союза не менее 10 млн. человек занято исключительно в теневой экономике.102

Еще более высока доля теневой экономики в развивающихся государствах и в Латинской Америке (Боливия - 66% ВВП, Таиланд -71%, Египет-68%).103

В России с начала 90-х годов доля теневой экономики выросла примерно в 4-5 раз. По данным МВД России в 1990-1991 годах в ней производилось 10-12% ВВП, в 1993 году - 27%, в 1994 году - 31%, в 1995 году - 45%, в 1996 году - 46%. Во второй половине 90-х годов эта доля стабилизировалась и составляет примерно половину ВВП. Это значит, что Россия по масштабам теневой экономики находится на уровне развивающихся государств, примерно в два раза превосходя другие страны с переходной экономикой, хотя среди них имеются отдельные страны с более высокой долей теневого сектора.104

Ученые Института социально-экономических проблем народонаселения РАН выделяют два этапа в развитии теневой экономики в посткоммунистической России. Первый - этап её количественного роста в первой половине 90-х годов на фоне падения производства и резкого падения жизненного уровня семей. Второй -этап институционализации, когда изменилось социальное качество теневой экономики. «Институционализация теневой экономики - это кристаллизация теневого экономического поведения (например, «обналичивание» денег, теневого вывода капитала) в те или иные организационно закрепляемые формы, признаваемые всеми участниками данной деятельности и транслируемые следующим поколениям вовлеченных в неё социальных субъектов».105

Теневая экономика в России неравномерно представлена в различных отраслях, по оценке Rand Corporration, её доля составляет в строительстве 8%, транспорте и связи 9%, промышленности 11 %, сельском хозяйстве - 46%, торговле 63%.106 Более важной в социальном плане чертой теневой экономики стало широкое распространение скрытой занятости. Согласно недавним исследованиям, 27% трудоспособного населения (21 млн. чел.) имеют официально неучтенную вторую работу, причем около половины из них занято в посреднической деятельности, треть - в розничной торговле, остальные - в челночном бизнесе.107 В эти социальные группы в качестве субъектов неформальных отношений, носителей их наиболее открытых форм входят представители полулегального «челночного бизнеса»,-в котором занято не менее 10 млн. человек, а с членами семей - примерно 30 млн.108

Теневая экономика представляет собой один из главных методов выживания населения. Учет всех её составляющих значительно меняет картину доходов семей. Доходы и занятость в неформальном секторе сыграли роль своеобразного дефлятора, смягчившего социальную напряженность, вызванную реформированием экономики. Неформальный сектор или теневая экономика ифает позитивную роль не только по отношению к доходам и навыкам определенной части населения, но и по отношению ко всему населению. Здесь важно выделить два момента: значительный вклад в насыщение потребительского рынка товарами и услугами и тем самым воздействие на цены в сторону их снижения. Как пишет один из исследователей проблем теневой экономики в России Т.Шанин, - «для России данную тему можно считать центральной, так как жизнь огромного большинства людей здесь невозможно понять, если не принимать во внимание их деятельность в неформальной экономике...».109

В это же время в связи с теневой экономикой общество и семья в настоящее время несут множество нравственных и социально-экономических издержек. Это, прежде всего, двойная мораль и неопределенность многих социальных норм поведения. О влиянии названного явления на несовершеннолетних можно судить по данным статистики. Негативные социально-экономические функции неформального сектора концентрируются по двум главным направлениям: во-первых, это формирование расширенной базы организованной преступности и, во-вторых, уклонение от уплаты налогов государственного (прежде всего, муниципального) бюджетов. Неформальный сектор формирует расширенную экономическую базу организованной преступности в том смысле, что вводит в нее новые источники в дополнение к предыдущим криминальным. Осуществление же «нормальных» хозяйственных операций нелегальными средствами, создавая повоД для обложения соответствующих экономических агентств данью, одновременно делает невозможным обращение за защитой к государственным институтам.

Учитывая масштабы вовлечения населения в различные формы теневой деятельности и её огромную роль в семейных доходах, требуются очень осторожные методы проведения социально-экономической политики. Подавление (административное и уголовное преследование и наказание участников) той части теневой экономики, которая представляет собой самозанятость населения и неформальную занятость на мельчайших и мелких предприятиях (в первую очередь, торговля) допустимо в сегодняшних условиях лишь в той мере, в какой параллельно осуществляются меры экономической компенсации утрачиваемых доходов как непосредственных участников этой деятельности, так и малодоходных слоев населения, потребляющих относительно более дешевые товары и услуги, предоставляемые неформальным сектором.

Таким образом, с одной стороны, существует объективная заинтересованность, необходимость у подавляющей части населения активизировать свое участие в «теневой экономике», не облагаемой налогами. Хотя налоговая политика в 2001 году серьезно либерализовалась и можно рассчитывать на «выход из тени» широких групп населения. С другой стороны, существовал ряд причин, который способствовал расширению «теневой» экономики на этапе реформ. В ) научной литературе справедливо отмечается, что существенное расширение теневых процессов является следствием ликвидации Прежней государственности, приведшей к разрыву традиционных связей между отдельными предприятиями и целыми территориями. Не последнюю роль играет значительное ослабление борьбы с экономическими преступлениями, основанное на тезисе о необходимости использования капитала «теневой экономики» как ресурсной базы экономических реформ. Но главным фактором ее расширения стала избранная модель приватизации. Массовая, «ваучерная» приватизация в России сыграла большую роль в криминализации экономики и усилении дифференциации в обществе.

Тем не менее, нельзя не признать, что в специфических условиях России «теневая» экономика сыграла определенную роль в процессе приспособления населения к рынку и выживанию семьи в сложных экономических условиях В поисках путей выживания состояла первая и преобладающая реакция семьи на жесткие экономические вызовы осуществляемой в России модели перехода к рынку.

Динамика оценок перехода к рынку в 1993 и 1995 годы противоположна. Если в 1993 году престиж государственного управления экономикой по сравнению с 1992 годом упал почти в 5 раз, то в 1995 году он вырос против 1993 года почти в 6 раз. В 1995 году доля приверженцев реформ оказалась в 1,6 раза меньше, чем в 1993 году, тогда как противников реформ в 1995 году стало больше в 2,3 раза по сравнению с 1993 годом.

Очевидно, что накопление негативных количественных и качественных характеристик жизненного уровня, потеря веры в способность власти решить острые социальные проблемы дошли у большинства населения в те годы до предела, социальная обстановка была обострена. Результаты парламентских выборов 1995 года, когда большинство в Думе завоевали представители КПРФ, подтвердили эту тенденцию. Они подтвердили и справедливость заключения В.Б.Корняк, сделанного на основе сравнительного анализа результатов мониторингового обследования населения в ряде регионов России еще во второй половине 1993 года и в 1994 году: «...Уровень развития социальной сферы является устойчивой доминантой экономической реформы во всех регионах, кардинально влияющей на политическую ситуацию».

Подтвердился и другой вывод В.Б.Корняк в данном исследовании: для обеспечения социальной стабильности уже недостаточно мер по адресной поддержке наиболее уязвимых групп населения, нужны качественно новые подходы к социальной политике, в т.ч. повышение роли государства. Общеизвестно, что монетаристские теории, которые легли в основу стратегии и тактики первого этапа экономической трансформации в России предусматривали лишь узкий круг мероприятий по социальной защите наиболее уязвимых слоев населения, все остальные социальные вопросы автоматически должен был решить рынок. До недавнего времени социальное развитие не включалось в целевую функцию экономических программ. Обращение к социальным параметрам реформ осуществлялось лишь тогда, когда оно было связанно с борьбой за власть, наиболее активно в период предвыборных баталий

На практике переход к рыночной экономике оказался более сложным и длительным, социальная сфера менее пластичной, а социальная цена реформ для семей более высокой, чем предполагалось, и эта цена в России все время нарастала. В настоящее время дальнейшее продвижение по пути реформ практически невозможно без решения накопившихся социальных проблем и противоречий.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!