Война Цезаря с Помпеем

17 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Решительная борьба между приверженцами Цеза­ря и Помпея развернулась в 51/50 г. Ревностный при­верженец Помпея, сенатор Марк Клавдий Марцелл выступил в сенате в 51 г. с предложением, ввиду окончания галльской войны, отозвать Цезаря из Гал­лии и назначить ему преемника. Против этого вос­стали цезарианцы, поднявшие в сенате целую бурю. В результате горячих прений предложение Марцел- ла было отклонено большинством голосов, но по­ставленный им вопрос о сложении верховной коман­ды Цезарем продолжал волновать умы, не сходя с повестки дня в течение всего 51/50 г.

Среди приверженцев Цезаря в то время особен­но выделялся Гай Скриооний Курион, народный трибун 60 года, сперва республиканец и оптимат, агент Помпея, а затем горячий приверженец Цеза­ря, человек красноречивый и даровитый, но неоплатный должник1. На предложение консула 50 года Гая Марцелла, родственника Марка, ото­звать Цезаря Курион ответил контрпредложением лишить командования также и Помпея. Смысл пред­ложения очевиден. При одновременном сложении власти выигрывал Цезарь, располагавший галльской добычей, целым штабом зависимых от него людей, не порывавший с демократической партией и имев­ший немало сторонников и в сенате. Влияние Це­заря в сенате обнаружилось тотчас же при голо­совании предложения Куриона. Большая часть се­наторов  -  370 против 21  -  из страха перед Цезарем или из соблазна перед деньгами, которы­ми покровитель Галлии сорил направо и налево, приняла предложение Куриона об одновременном сложении экстраординарных полномочий Цезарем и Помпеем и тем самым, следовательно, и об окон­чании триумвирата. Взбешенный изменой сената ре­спублике, Марцелл немедленно распустил собра­ние, заметив с досадой: «Радуйтесь своей победе и получайте в Цезаре деспота».

Осведомленный через своих агентов о событиях в Риме, Цезарь в январе 49 г. отправил сенату пись­мо, в котором он выражал готовность распустить ар­мию и возвратиться к частной жизни при условии, что то же самое сделает и Помпей. На этот раз ма­невр Цезаря, однако, не удался. Письмо прочитано не было, сенат стал на сторону Марцелла, предла­гавшего объявить Цезаря врагом отечества, если только он не подчинится директивам сената о сложе­нии командования. Протестовавшие против этого предложения трибуны Квинт Кассий Лонгин и Марк Антоний были исключены из курии и переодетые ра­бами бежали из Рима в лагерь Цезаря, находивший­ся тогда в Равенне. Это послужило началом войны между двумя претендентами на верховное руковод­ство рабовладельческим Римом  -  Цезарем и Пом­пеем. На первый взгляд, борьба Цезаря с Помпеем представляется борьбой двух честолюбивых коман­диров, оспаривавших друг у друга верховное руко­водство в государстве. В действительности же дело обстояло значительно сложнее. Война Цезаря с Пом­

пеем была не только столкновением личных страс­тей, но также и, прежде всего, столкновением соци­альных интересов. Помпей представлял интересы аристократической республики, Цезарь  -  олицетво­рял нарождавшуюся Средиземноморскую империю. Как Республика, так и Империя были рабовладельче­скими организациями, но социальный состав класса рабовладельцев был различен. Республику поддер­живала главным образом римско-италийская аристо­кратия (нобили) с их многочисленной клиентелой, за имперский же строй стояли войско, провинции, бо­гатые вольноотпущенники и т. д.,  -  словом, все эле­менты, не умещавшиеся в конституционных рамках города-государства.

В сознании современников и последующих поко­лений Помпей являлся защитником права и тради­ции, Цезарь же  -  разрушителем республиканских устоев и создателем нового режима. «В семьсот тре­тьем году после основания Рима, при консулах Лен- туле и Марцелле, возгорелась гражданская война. Один защищал дело более благородное, второй же был сильнее. На одной стороне  -  блестящая внеш­няя форма, на другой  -  сила. Оружием Помпея слу­жил авторитет сената, Цезарь же был вооружен при­знанием и самоотверженностью солдат».

Шестого января Кассий Лонгин и Марк Антоний бежали из Рима, а утром 14 января 49 г. в Риме было получено известие о переходе Цезаря через погра­ничную реку Рубикон и о занятии им пограничного города Аримина. Осведомленный о состоянии Ита­лии, политической анархии, царившей в Риме, и о полной неподготовленности противной стороны к предстоящей войне, Цезарь быстрым маршем двинул­ся на Рим, чтобы захватить своего противника врас­плох. Тактика Цезаря была основана на внезапнос­ти и быстроте действия. Не будучи уверен в готов­ности своей армии вести новую войну на почве Ита­лии, он совершил переход через Рубикон ночью с одним только легионом и тремястами всадников без ведома остальной армии.

Впоследствии была сочинена легенда, что к от­крытию военных действий Цезаря побудил какой-то неизвестный юноша необычайной красоты и роста, явившийся ему во сне. Неизвестный направился к реке, подал военный сигнал на флейте и стал пере­правляться на другой берег. «Вперед,  -  воскликнул тогда Цезарь,  -  куда зовет нас знамение богов и не­справедливость противника  -  и прибавил: «Жребий брошен!» (lacta alea eat!)классическую, обратив­шуюся в пословицу фразу. После переправы войска Цезарь созвал военную сходку, на которой объяснил цель перехода.

«Нас,  -  говорил он, обращаясь к солдатам,  -  после стольких славных деяний объявили врагами отечества, а вот этих людей (трибунов Кас­сия Лонгина и Марка Антония) за то, что они позволили себе высказать свободное слово, из­гнали из Рима самым позорным образом». Вслед за тем посыпа­лись обещания наград офицерам и солдатам в случае счастливо­го окончания «вынужденной кампании». Каждому солдату Цезарь обещал всадническое со­стояние в 400 тыс. сестерций и всадническое кольцо, а офице­рам вдвое больше 2.

Внезапное появление Цеза­ря в Италии совершенно сбило с толку его противников. Пом­пею были предоставлены обширные полномочия  -  право навербовать в Италии армию в 100 тыс. человек, распоряжать­ся государственными, а в слу­чае необходимости и частными средствами; в действительности же права Помпея были фиктив­ны, так как в Италии, боявшей­ся новой войны и не распола­гавшей необходимыми для ее ведения средствами и людьми, он имел слабую социальную опору. Ита­лийских рабовладельцев всех разрядов более всего страшили перспектива нарушения хозяйственной жизни, разорения вилл, грабежи, реквизиции и вос­стания рабов и т. п. Рабовладельческая Италия на­ходилась в нерешительности, не зная, как и к како­му из двух противников ей примкнуть, и потому не примыкала ни к тому, ни к другому. При создавшей­ся ситуации положение Помпея являлось критиче­ским, и теперь ему оставалось только одно: поки­нуть Италию и искать опоры в провинциях, где он мог рассчитывать на своих многочисленных васса­

лов и клиентов. Уходя от преследовавшего его Це­заря, Помпей дошел до Брундизия и, располагая 30-тысячной пешей армией и флотом, начал пере­праву на восточный берег Адриатического моря в на­правлении Диррахия (Dyrrhachium). «Какой позор (turpe dictu), - восклицает пат­риотически настроенный рим­ский историк Флор,  -  Помпей, глава сената, вершитель мира и войны, бежал из Италии без ох­раны на разбитом корабле, на котором он еще недавно спра­влял триумф».

Следуя за Помпеем, Цезарь захватывал оставленные помпе- янцами города Италии, город­скую казну, конфисковал храмо­вые имущества и пополнял свои войска новыми наборами2. Пройдя в 17 дней около 500 ки­лометров, Цезарь достиг Брун­дизия, но за отсутствием флота не мог переправиться в Дирра- хий, повернул на Рим, вошел в город, захватил «священный» денежный фонд (aerarium sanc- tus) и поспешил в Испапию, в которой находились семь вете­ранских легионов под командой помпеянцев Афрания и Пет- рея, представлявших серьезную угрозу с тыла. Поэтому для ус­пешного развертывания опера­ций на Востоке необходимо было овладеть не только Италией, но также и Испа­нией. Испанская война была очень упорной, потре­бовала большого напряжения, и только после мно­гих неудач Цезарю удалось рассеять войско легатов Помпея при Илерде (49 г.)По окончании испанской войны, Це­зарь проездом на восточный театр военных действий заехал в Рим и в ноябре 49 г. в первый раз был провозглашен диктатором. В Риме Цезарь оставался всего 11 дней и за это время сделал ряд распоряжений для укрепления своего авторитета и для успокое­ния волновавшегося населения. Объявлена была частичная касса­ция долгов2, устроены празднества, произведены раздачи, обеща­на амнистия эмигрантам в случае их возвращения в Рим и т. д. После этого он поспешил в Брундизий для переправы войска в Диррахий, где закрепился Помпей3. Переправа совершалась при неблагоприятных условиях: местность, где уже высадился Цезарь, отличалась суровостью, была бедна и пустынна. Вследствие пло­хого снабжения солдаты Цезаря по нескольку дней не получали пищи, питаясь травой и кореньями. При таком состоянии войска Цезарь вступил в сражение с более свежими войсками Помпея и был разбит.

«Никто,  -  говорит Плутарх,  -  не мог выдерживать нападения Помпея. Рвы были переполнены трупами, солдаты в диком бешен­стве падали на валах или укреплении. Цезарь выходил им навст­речу, стараясь вернуть беглецов, но ничего не мог добиться. Он хватался за знамена, но знаменосцы бросали их, вследствие чего 32 из них достались неприятелю».

После поражения при Диррахий Цезарь считал свое дело бес­поворотно проигранным, но его выручил из беды сам Помпей, не использовавший сразу своей победы до конца и давший воз­можность разбитому врагу уйти в горы и получить подкрепление.

Опьяненные победой, помпеянцы-офицеры совершенно рас­пустились, жили в роскошных палатках, забавлялись играми, про­водили время в кутежах, спорили о будущих наградах, делили предполагаемые к захвату у врагов поместья, в разгроме которых они не сомневались, распределяли должности и т. д. Уверенный в своей победе, под давлением роптавшего на медлительность глав­нокомандующего, Помпей без достаточной подготовки, опромет­чиво вступил в сражение с Цезарем в Фарсальской долине, в Фес­салии, в августе 48 г. и потерпел жестокое поражение.

Фарсальская битва была упорна и кровопролитна, армия Пом­пея была совершенно разгромлена: 6 тыс. человек остались на поле сражения, 24 тыс. взято в плен, захвачено 180 знамен, 9 се­ребряных орлов, и, кроме того, погибло много войсковой при­слуги, по преимуществу рабов, несших обозную и сторожевую службу.

«Вот чего им хотелось,  -  сказал Цезарь, осматривая место боя.  -  Они заставили меня сделать это. Если бы я, Гай Цезарь, счастливо кончивший наитруднейшие войны, сложил с себя коман­ду, они, вероятно, осудили бы меня на смерть...»

«Я здесь не стану,  -  замечает по поводу фарсальской битвы Веллей Патеркул,  -  описывать бедствия этого столь кровавого для римского имени дня (ilium cruentissimum Romano nomini diem), потоки крови, которые лились с обеих сторон, столкно­вение двух вождей римского государства, конец великого человека, одного из светочей Рима, вместе с которым погибло столько пом­пеянцев». Исход боя решила галльская и германская кавалерия, хорошо оплачиваемая и преданная своему вождю. С побежденными Цезарь обошелся снисходитель­но, стараясь мягкостью обращения привлечь на свою сторону разгромленных врагов и успокоить волно­вавшееся за свою судьбу местное население. Многим пленным аристократам была дарована свобода, в том числе и Дециму Бруту, впоследствии одному из глав­ных заговорщиков и убийц Цезаря. Разбитый Помпей бежал из Греции на Лесбос, а оттуда в Египет.

«Помпей... незаслуженно вошел в славу сначала благодаря присвоению успехов Лукулла (против Митридата), затем успехов Сертория (в Испании) и т. п... Как генерал  -  римский Одиллон Варро. Как только пытается показать в борьбе против Цезаря свои таланты  - ничтожество».

В Египте в это время происходила династическая война, вызванная смертью царя Птолемея Авлета, некогда восстановленного Помпеем на тропе. Со­гласно завещанию, наследниками престола назнача­лись 10-летний сын умершего царя Птолемея Дио­нис и его сестра Клеопатра, по египетскому обычаю помолвленная со своим братом. Против этого брака восстала придворная партия, изгнавшая Клеопатру и провозгласившая регентом государства царского опе­куна евнуха Потина. Из боязни мести Цезаря и из страха, что Помпей станет на сторону Клеопатры, советники Птолемея Диониса приказали умертвить Помпея еще до высадки его на египетскую почву.

За Помпеем следовал с несколькими тысячами пехоты, кавалерии и флотом Цезарь. По прибытии в Александрию Цезарь вмешался в династические рас­при, взяв под свою защиту Клеопатру. Вмешатель­ство Цезаря во внутренние дела, в особенности же наложенная им на Египет денежная контрибуция и натуральные повинности, вызвало негодование ту­земного населения, перешедшее в настоящую войну. К восставшим присоединился местный гарнизон, со­стоявший из наемников. Запертый в царском замке на острове Фаросе, при входе в Александрийскую бухту, Цезарь в течение нескольких месяцев выдер­живал мучительную осаду, во время которой он при­казал поджечь неприятельский флот и строения

Александрийской гавани. Пожар перебросился на соседние кварталы города, уничтожив много общест­венных зданий и частных домов; в числе погибших от пожара зданий оказалась и замечательная алексан­дрийская библиотека при храме Сераписа, в которой была собрана вся литература на греческом языке Увлеченный Клеопатрой, Цезарь в течение не­скольких месяцев оставался в Александрии, прово­дя время в развлечениях, путешествиях и удовольст­виях. Однако покой Цезаря разрушили тревожные из­вестия, приходившие из Азии, где незадолго перед тем царь Фарнак, сын Митридата, разбив римского наместника, захватил часть территории, принадле­жавшей Риму. Переправившись из Египта в Азию, Цезарь в течение пяти дней окончил войну с Фарна- ком и доносил о своей победе сенату в лаконической фразе: «Пришел, увидел, победил» (veni, vidi, vici)\

Победа над Фарнаком отдала весь Восток в руки Цезаря, реорганизовавшего его в своих интересах. Выразившие покорность Цезарю восточные цари, династы, храмы и города удержали за собой прежние владения и сверх того получили различные награды и милости. После реорганизации Востока Цезарь в 47 г. вернулся в Италию, где ему пришлось усмирять бунт ветеранов, назначенных к отправлению в Афри­ку 4. После усмирения бунта Цезарь с 10 легионами отправился в Африку, где собрались помпеянские отряды под предводительством Сципиона и Катона В 46 г. в сражении под Тапсом и Утикой республи­канское войско было разбито.

В апреле 46 г. Цезарь вернулся в Рим. Сенат по случаю его возвращения назначил благодарственное 40-дневное празднество, провозгласил его дик­татором на 10 лет и предоставил ему цензорские пра­ва на 3 года с правом первого голоса в сенате. Въезд Цезаря в Рим сопровождался четверным триум­фом  -  над Галлией, Египтом, Понтом и Нумидией. Впереди торжественного шествия несли статуи, оли­цетворявшие Рейн, Родан и Океан, 3 тыс. золотых венков, массу золотой и серебряной посуды и всяко­го рода драгоценностей.

Последнее столкновение Цезаря с помпеянцами произошло в Испании при Мунде в 45 г., куда Цезарь отправился по окончании триумфа. Сражение при Мунде было одним из самых кровопролитных сра­жений античной истории. «Мунда  -  последняя бит­ва в войне Цезаря с Помпеем. В этой битве Цезарь сначала не имел своего обычного счастья, казалось, судьба на этот раз ему изменила» (nescio quid deliberare Portuna). Вопреки обыкновению Цезарь имел перед сраже­нием крайне озабоченный вид, размышляя о стран­ной судьбе своего друга, зятя и потом врага Помпея, поднявшегося на головокружительную высоту, а по­том низвергнутого. Республиканская армия, во главе которой стояли два сына Помнея, Гней и Секст, была хотя и неодно­родна, но многочисленна и дралась с отчаянной хра­бростью не на жизнь, а на смерть. «Сыновья Помпея были молоды, но им удалось собрать громадную армию, и, кроме того, они про­являли мужество, делавшее их достойными этого ко­мандования... После сражения Цезарь сказал своим друзьям, что ему не раз приходилось сражаться за победу, сегодня же он сражался за собственную жизнь».

Помпеянцы сражались с ожесточением, нанося бесчисленные удары и поражения своим противни­кам и едва не захватили в плен самого Цезаря. В кон­це концов победил все-таки Цезарь благодаря удач­ному налету на лагерь противника мавританской кон­ницы. На поле сражения осталось 30 тыс. человек, среди них Тит Лабиен, видный участник галльской войны, изменивший Цезарю, и старший сын Пом­пея  -  Гней; второй сын Помпея, Секст, бежал в горы и собрал вокруг себя остатки разбитых помпеянцев.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!