Восточные походы Помпея

14 Окт 2016 | Автор: | Комментариев нет »

За первым назначением вскоре последовало вто­рое, еще более важное назначение Помпея команди­ром в третьей войне против Митридата. Вынуж­денный признать Дарданский договор, Митридат не терял надежды вновь вступить в борьбу с римляна­ми, как только представится к тому благоприятный случай. В 70-х гг. такой случай представился.

Понтийский царь поспешил использовать благо­приятную для него ситуацию и, заключив союз с пи­ратами, с лихорадочной поспешностью готовился к новой войне. В предстоящей войне с Римом Митри­дат рассчитывал на поддержку своего зятя, армянско­го царя Тиграна, одного из самых могущественных восточноэллинистических владык, «царя царей», распространившего свое влияние на все малоазий- ское побережье.

Вместе с тем Митридат рассчитывал на помощь парфянского царя Фраата, которого он склонял к вос­станию.

«Неужели ты, — писал Митридат Фраату, — не знаешь римлян, могущество которых с самого нача­ла покоилось на силе грабежа, на захвате чужих зе­мель, жен и домов? Они являются язвой вселенной (peste conditos orbis terrarum), не признавая ни боже­ского, ни человеческого закона... Единственным стимулом их войн со всеми царями и народами слу­жит ненасытная жажда власти и богатства» (cupido profunda imperii et divitiarum)2.

Поводом к новой, третьей войне с Митридатом (74—64 гг.) послужили вифинские дела. После смер­ти вифинского царя Никомеда Филопатора (74 г.) Вифинское царство, по завещанию Никомеда, пере­шло к Риму, против чего восстал понтийский царь, захватил Вифинию и Каппадокию, предварительно за­ключив союз с Серторием и пиратами.

Ввиду серьезного положения на восточный фронт спешным порядком были отправлены консу­

лы 74 года Лициний Лукулл и Аврелий Котта, ос­тановившие продвижение Митридата. Лукулл, за смелость и обширность своих походов прозванный римским Ксерксом, занял Понт и Вифинию, разбил неприятельский флот у острова Тенедоса и предпри­нял рискованный поход в Армению против Тигра­на Армянского, союзника понтийского царя. Одна­ко поход в Армению оказался чрезвычайно труд­ным, войско волновалось, сенат был недоволен са­мостоятельным поведением полководца, а всадники негодовали на Лукулла за произведенные им в вос­точных провинциях реформы, сократившие их финансовые полномочия. После небольшого поражения он был лишен полно­мочий главнокомандующего и должен был передать свои леги­оны новому наместнику.

Положение на Востоке после отступления Луккула вновь сде­лалось угрожающим. Митридат поднял голову. Черное и Среди­земное моря были захвачены пиратами, оправивши­мися от разгрома, нанесенного им Помпеем. Вслед­ствие этого прекратился подвоз хлеба в Рим, и насе­ление города ощущало недостаток продовольствия. Таково было положение вещей в Риме, когда в 66 г. народный трибун Гай Манилий внес в комиции пред­ложение о передаче верховного командования в Азии, Вифинии и Киликии Помпею, находившемуся в то время на восточном фронте.

«Помпей, — гласило предложение Манилия, — принимает от Лукулла в свое управление все провин­ции и войска вместе с Вифинией, которой управляет Глабрион, и затем продолжает войну с Митридатом и Тиграном, имея в своем распоряжении флот и не­ограниченную власть на море на тех условиях, на ка­ких он получил ее первоначально»

Предложение Манилия, так же как и предшество­вавшее ему предложение Габиния, вызвало протест со стороны оптиматов, но положение спас Цицерон, произнесший блестящую речь в защиту «Манилие- ва закона». Те, кто подобно Квинту Катуллу и Гор­тензию, вождям оптиматов, говорил Цицерон, выска­зываются против вручения чрезвычайных полномо­чий власти одному человеку, поступают неразумно. Сама логика вещей, направляемая на благо и поль­зу римского народа, требует концентрации власти в руках одного человека. Это с неопровержимой ясно­стью показали события недавнего прошлого.

«Надо только понять весь ужас настоящего мо­мента! Потеря Азиатской провинции грозит неисчис­лимыми бедствиями нашим союзникам, которых мы обязаны защищать вместе с благом и достоинством нашего государства; страдают также откупщики по­датей и пошлин (публиканы), эти почтеннейшие и уважаемые люди (homines honestissimi atque ornatissimi), вложившие в эту провинцию свои капи­талы (suas rationes et copias), и, наконец, страдает масса остальных граждан, связан­ных с откупными операциями. Не может ведь в государстве дело об­стоять таким образом, чтобы поте­ри многих не отразились на еще большем числе граждан!»1

Что же касается личных ка­честв предлагаемого Манилием кандидата, то, указывал Цицерон, в них не сомневаются даже и сами Катулл и Гортензий. Помпей обла­дает всеми качествами, необходимыми для полковод­ца и государственного деятеля крупного масштаба. «Он вынослив в труде (labor in negotiis), силен в опасностях (fortitudo in periculo), энергичен (industria in agendo), быстр в отношении задуманного плана (celeritas in conficiendo), разумен в предвидении бу­дущего (cousilium in providendo)»2. «Благодаря этим качествам Помпей не тольпо освободил нас от позо­ра и несчастья, но достиг того, что на нас смотрят, как на действительных победителей всех племен и народов на суше и на море»3.

Аргументация Цицерона оказалась достаточно веской и предложение Манилия было принято. Пом­пей заочно получил верховное командование в новой войне против Митридата и неограниченные права в провинциях Азии, Вифинии и Киликии (66 г.).

Свое поручение Помпей выполнил в четыре года (66—62 гг.). Когда он прибыл на Восток, наиболее трудная работа была уже завершена Лукуллом. По­сле поражения Митридата при Евфрате, где понтий- ский царь потерял около 10 тыс. человек, Помпей об­ратился против союзников Митридата — армянского царя Тиграна и парфянского царя Фраата, заставив их отказаться от союза и признать себя вассалами рим­

ского полководца. Тигран отказался от своих владе­ний по малоазийскому побережью — Сирии, Фини­кии, Киликии, Галатии и Каппадокии. Митридат, по­кинутый своими союзниками и преследуемый рим­скими легионами, начал отход в направлении Колхи­ды (Colhis), а оттуда в свои боспорские владения на Крымском полуострове. Помпей занял город Артак- сату и превратил армянского царя в своего вассала.

Из Армении римская армия углубилась в горы Кавказа, выдерживая нападение горных народностей (албанов и иберов), оживших в долине реки Куры (Cyrus), в южной части Кавказа. В «счастливой Кол­хиде» (долина Риона) сухопутная армия получила поддержку со стороны римского флота, оперировав­шего в Черном море. Поручив флоту преследование Митридата, Помпей взял курс на Гирканское (Кас-

пийское) море, но этот путь оказался совершенно непреодоли­мым. Приходилось пробираться по горным тропам, идти по без­водной местности, таща с собой 10 тыс. кожаных мешков, напол­ненных водой. Кроме того, в Гиркании было такое множество ядо­витых змей, что перед ними дрогнули даже римские легионы. Это заставило Помпея отступить в Малую Армению. Отсюда в 64 г. он через Тавр спустился в Сирию и приступил к реорганизации малоазийских владений. Киликия в результате реорганизации была объединена с Памфилией и Исаврией, а Сирия обращена в рим­скую провинцию.

Из Сирии Помпей двинулся в Палестину, раньше принадле­жавшую Селевкидам, а потом при поддержке Рима превращенную в самостоятельное царство Иудею. В это время в Иудее происхо­дила борьба между двумя претендентами на верховную власть, братьями Гирканом и Аристобулом, обратившимися за разреше­нием спора к римскому наместнику. Гиркана поддерживали фа­рисеи, Аристобула — саддукеи1.

Помпей принял сторону Гиркана и задержал Аристобула, при­верженцы которого заперлись в Иерусалимском храме и в течение трех месяцев выдерживали осаду. Наконец храм был взят (63 г.), Помпей вошел в его главную часть («святое святых»), захватил храмовые сокровища и назначил правителем Иудеи верховного жреца Гиркана, признавшего себя вассалом Рима.

Во время осады Иерусалима пришло известие о смерти Ми- тридата, умершего от яда в Паптикапее 68 лет от роду. Известие о смерти Митридата вызвало настоящее торжество в римском ла­гере, избавившемся от наиболее талантливого и непримиримого врага.

«Радость солдат выразилась в целом ряде жертвоприношений и пиров. В лице Митридата умерли тысячи неприятелей. Помпей увидел, что его подвигам и походам наступил сверх ожидания лег­ко доставшийся конец, и немедленно начал отступление из Ара­вии».

Из Иудеи Помпей двинулся в Понт, захватил сокровища пон- тийского царя и рабов, а само Понтийское царство превратил в римскую провинцию Понт (Pontus)3.

После возвращения Митридата в свои боспорские владения неуто­мимый царь принялся за подготов­ку грандиозного плана. Он собирался объ­единить варварские племена Северного Причерноморья и Дуная и вторгнуться с ними в Италию. С этой целью Митридат организовал войско в 36 тыс. человек, со­стоявшее частью из скифских рабов, и во­енный флот. Но этот план, при осуществле­нии которого Митридат хотел опереться главным образом на варваров, вызвал рез­кое недовольство греческого населения Боспора. Недовольство перешло в возму­щение, когда Митридат стал вымогать у своих подданных средства для похода, при­меняя для этого меры крайнего насилия.

Первой восстала Фанагория (на Та­манском полуострове). За ней последова­ли Херсонес, Феодосия и другие города Боспорского царства. Царь, потерявший голову от ярости и отчаяния, обрушился на своих приближенных с неслыханной жестокостью. Тогда во главе мятежников встал любимый сын Митридата Фарнак. Армия и флот перешли на его сторону; Пантикапей, столица Митридата, открыла ворота восставшим. Царь был осажден в своем дворце.

Видя, что все погибло, Митридат снача­ла заставил отравиться всех своих жен и дочерей, а затем сам принял яд. Но так как отрава действовала слишком медленно (говорят, что Митридат с молодых лет при­учал свой организм к действию ядов), то он приказал одному из наемников убить себя (63 г.).

Восточные провинции состояли из ряда мелких зависимых государств и городов. Римляне покрови­тельствовали городам как организационным центрам, центрам управления и культуры. При Помпее было основано около 40 новых городов и реставрировано много старых. Повсюду поднимались Помпеополи- сы, Неополисы, Никополисы, Магнополисы, Диопо- лисы и т. д. В новых городах и провинциях римской торговле и ростовщичеству открылось широкое поле деятельности. Все ограничения Лукулла были отме­нены после первой же победы над Митридатом.

В 62 г. восточная кампания была закончена. Вос­ток склонился перед Римом, вступившим в права эл­линистических царей. Рабовладельческий Рим в лице Помпея одержал крупную победу. Сам Помпей в эти годы находился в зените своей славы. Туземное на­селение восточных провинций и вассальных царств смотрело на Помпея, как на второго Александра Ма­

кедонского. В упоении славы своих побед Помпей, окруженный светскими и духовными вассалами, тол­пами слуг и восточной роскошью, чувствовал себя настоящим «царем царей».

В 62 г. Помпей высадился в Брундизии. В следу­ющем, 61 г. был отпразднован блестящий триумф, ставший образцом для всех последующих триумфов. Во время триумфа несли доски с именами стран и народов, побежденных Помпеем. Наряду с множест­вом других пленников в триумфе шествовал сын ар­мянского царя Тиграна, иудейский царь Аристобул, дети Митридата, албанцы, иберийцы и многие дру­гие, дотоле малоизвестные Риму народности. Взятые крепости, города и корабли исчислялись тысячами. В государственное казначейство было внесено 20 тыс. талантов золотом и серебром, деньгами и ве­щами, так что государственный доход поднялся с 15 до 86 млн. денариев.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!